Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»11 / 2009

Креативная экономика и потенциал Киргизии

Атаканов Нурбек Аманжолович, Кандидат экономических наук, докторант Российской Экономической Академии им. Г.В. Плеханова, Россия

Creative economy and the potential of Kyrgyzstan - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 15

Аннотация:
Автор анализирует перспективы экономического развития Республики Кыргызстан в разрезе креативности. Характеризуются потенциально «прорывные» отрасли экономики в контексте мобилизации ресурсов, включая человеческий капитал. Пути решения проблемы предусматривают необходимость реформирования системы государственного управления, широкого использования ресурсов местной власти и государственной протекции.
Цитировать публикацию:
Атаканов Н.А. Креативная экономика и потенциал Киргизии // Креативная экономика. – 2009. – Том 3. – № 11. – С. 131-138.

Прогресс невозможен без инноваций, как нет инноваций без креативности. Таков основной посыл новой парадигмы Homo creativus. Одним из создателей этого направления является экономист Ричард Флорида – автор книги «Креативный класс: люди, которые меняют будущее». В широком смысле под креативностью понимается способность к творчеству, к постоянному производству новых идей, успешных экономических, политических и общественных моделей. Креативность рассматривается как движущая сила современного экономического и политического развития.

 

Люди выступают как особый класс в обществе и отличаются неиссякаемой энергией к творчеству и беспрестанным поиском новизны. Творческий класс обладает властью, талантом и масштабом для того, чтобы играть большую роль в изменении мира. Представители этого класса заняты в различных сферах науки и техники, культуры и искусства, образования и индустрии развлечений. Существует также обширная группа креативных специалистов, занятых в названных и других сферах жизни общества: бизнесе, финансах, менеджменте и т.д.

Интеллектуальные ресурсы – это единственный неисчерпаемый источник, позволяющий организации, региону и стране в целом не отставать от развития мирового сообщества. В различных исследованиях приводятся сведения о примерной численности креативного класса в Киргизии. Следовать только данным официальной статистики было бы не совсем верно, поскольку именно представители этого класса в большинстве своем не поддаются официальному учету.

Их профессиональная ориентация не совсем, может быть, адекватна официально утвержденным видам экономической деятельности или же относится к смежным отраслям, далеким от понятия креативности. Отчасти правильным было бы и причисление к данной категории всех научных работников, равно как и профессорско-преподавательского состава вузов, инженерно-технических работников, работников сферы искусства и культуры.

Особенностью переходного периода в Киргизии является то обстоятельство, что наукой занимаются не только и не столько в стенах научных учреждений, а в таких условиях, где есть стимулы адекватной оплаты труда. И это, конечно, не бюджетные учреждения. Профессорско-преподавательский состав в республике по своей численности находится в прямой зависимости от количества учреждений высшей школы. Однако их непомерно «раздутое» количество и низкое качество преподавания являются предметом непрекращающихся дискуссий в стране.

Трудно рассуждать о креативности в системе государственного управления Киргизии, учитывая видимый вакуум и некий кризис после «тюльпановой» революции, многочисленные примеры «слепого» копирования и подражания другим странам, циклически повторяющиеся ошибки и систематические обещания новшеств. Нельзя забывать и о том, что поистине «креативно» мыслят также представители теневого бизнеса и авторы коррупционных схем, умело «обходящие» закон и вовсе не нуждающиеся в государственной поддержке. Во всяком случае, расчет численности креативного класса Киргизии нуждается в обоснованных и специфических методах.

Доказано, что повышение среднего уровня образования в стране (или регионе) отражается в увеличении объемов выпуска продукции в масштабе от 3 до 6% на одного занятого в экономике при использовании расширенного неоклассического подхода, приводит к ускорению экономического роста более чем на 1 процентный пункт в соответствии с оценками на основе новой теории роста.

Динамика показателей объемов производства и ВВП в Киргизии демонстрирует, за небольшим исключением, стабильный рост за все время суверенного существования. Достоверность этих данных трудно опровергнуть, тем более что они вполне согласуются со статистикой уровня образования в стране. В республике ежегодно растет численность студентов вузов и средних профессиональных учебных заведений.

Высшее профессиональное образование в стране имеют 13,2% населения в возрасте 15 лет и старше (экономически активное население) и 16,1%, включая население с незаконченным высшим образованием. Высшее образование среди лиц в возрасте 20 лет и старше имеют 14,9% населения.

Для сравнения в России, например, 30% граждан с высшим образованием. Это сверхвысокий показатель. А насколько оно «высшее»?  Этот же вопрос впору адресовать и Киргизии, где, повторимся, проблема эта стоит на повестке дня уже не первый десяток лет.

Престижность высшего образования сформировалась в сознании жителей республики в советский период, была обусловлена историческими предпосылками и закрепилась в сознании, несмотря на глобальные изменения в мире, надолго. Однако сознанию и мироощущению людей противостоят непреложные механизмы рынка. Именно здесь в понимании народа не хватает той самой креативности, когда можно увидеть ситуацию совсем в другом ракурсе.

Изменения в военной доктрине страны привели к реформам по вопросу срочной службы юношей, что делает гибким решение вопроса о получении ими высшего образования после окончания средней школы и достижения призывного возраста. Это дает им возможность получить опыт практической трудовой деятельности, в процессе которой объективно формируются все «за» и «против» высшего образования.

За последние годы существенно увеличились объемы выполняемых научно-технических работ (исследования, разработки и услуги), но бюджетная составляющая финансирования таких работ крайне мала и из года в год сокращается. Это, в частности, обусловлено дефицитом средств и неприоритетностью данного направления в экономике страны. Высокий уровень затрат, длительный срок их окупаемости и реальные риски в этой сфере усугубляют проблему финансирования.

Отсутствие возможностей для применения своих навыков и способностей вызывает отток специалистов потенциально креативных направлений (ИКТ, финансы, шоу-бизнес и др.) из Киргизии в дальнее и ближнее зарубежье, что на современном языке называется «утечкой мозгов». Понятно, что политика бюджетного финансирования НИОКР в значительной мере отражает стратегию государства и к месту будет сказать, что в основном стратегическом документе страны на 2009-2011 годы нет даже упоминания о креативности.

Известно, экономический рост происходит там, где преобладают терпимость, открытость и творческая атмосфера. Именно в таких местах хотят жить творческие люди всех типов. Речь идет о креативных центрах, а применительно к Киргизии о столице Бишкеке, население которого по официальным данным составляет 825 тысяч, а по неофициальным – превышает 1,2 миллиона человек.

Не контролируемый государством приток мигрантов из других регионов республики обусловлен известными причинами социально-экономического характера, каковые характерны для стран с переходной экономикой: стагнация производства, безработица, бедность, особенно остро проявляющиеся на периферии.

Сложившееся положение дел можно рассматривать как извечную и не разрешимую в наших условиях проблему «город-село», учитывая, что по статистике сельское население страны составляет более 60%. Вместе с тем наряду с названными причинами одной из притягательных черт столицы явилось формирование здесь передовых и прогрессивных отраслей и сфер деятельности, в числе которых информационно-коммуникационные технологии, шоу-бизнес, разнообразные направления культуры, искусства, торговля, сфера обслуживания и пр. Развитие этих направлений расширило места приложения труда.

Таким образом, можно назвать столицу «креативным центром страны», правда, с изрядной долей иронии, поскольку с таким «наплывом» населения не справляются коммунальные службы города с вытекающими отсюда последствиями. Изрядно обедняется и человеческий капитал регионов, усугубляя местные проблемы.

Невольно выполняя функции «локомотива креатива», столица в условиях непродуманного регулирования может «захлебнуться» от собственных достижений. «Движение» столицы в креативном направлении должно подкрепляться соответствующими шагами в архитектурно-планировочном аспекте развития городской территории. Примеров креативного подхода в этом направлении предостаточно, и Бишкеку необходимо приложить усилия для придания ему облика современного города – креативного центра.

Другой пример такого центра – рекреационная зона озера Иссык-Куль, где эти функции выполняет сеть культурно-оздоровительных центров, получивших невиданное доселе развитие как в количестве, так и по качеству. Активный период их функционирования в силу природно-климатических особенностей местности, к сожалению, ограничен и составляет 2-2,5 летних месяца.

Даже такой короткий срок активной деятельности приносит достаточно высокие доходы собственникам объектов, местному населению и в бюджет страны. Кроме того, основная функция рекреационной зоны обусловила развитие и формирование здесь широкой сети разнообразной инфраструктуры, порой не уступающей столичным образцам. Креативные задачи индустрии туризма и отдыха на Иссык-Куле – продлить сроки и диверсифицировать предоставляемые услуги, а также усилить экологические требования как особо охраняемой природной территории.

Киргизия в основном аграрная страна, и одну треть ВВП страны обеспечивает сельское хозяйство, где занято также 1/3 трудоспособного населения. Отрасль считается перспективной с учетом больших и реальных возможностей по переработке сельскохозяйственного сырья.

Однако данный сектор в системе государственного управления Киргизии находится в структуре Министерства сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности. Очевидно, находясь в рамках этого министерства, сектор не имеет достаточно тесных организационно-методических связей с министерством, курирующим промышленность и отвечающим за разработку и реализацию промышленной политики страны. Данная ситуация досталась в наследство с советских времен, когда в целях планирования тесно были связаны фазы производства и переработки, а промышленная политика имела сквозное влияние, невзирая на ведомственную принадлежность.

В сложившихся условиях сектор по переработке сельскохозяйственного сырья без креативного подхода и регулярных нововведений (промышленных инноваций и высоких технологий) не имеет перспектив для ускоренного развития. Примером тому служат прекратившие свое существование или ушедшие в теневой сектор направления по переработке хлопка-сырца и коконов тутового шелкопряда, (на основе чего строилась вертикальная цепочка производств, включая швейные фабрики), фруктов, овощей и зерна, где до сих пор используются морально и физически устаревшие технологии.

Складывающиеся тенденции устойчивы и бесперспективное их будущее легко просчитать. Исследования на основе функционального подхода и анализ стратегии отраслей показали, что в данной ситуации целесообразно передать этот сектор в ведение промышленного министерства, что обеспечит технологический прогресс в секторе, призванном обеспечить рост экспорта в стране.

Так же, как в России, основу новой экономики составит производство и использование знаний и информации, а вековая парадигма материально-ресурсного развития уйдет в прошлое, так и в Киргизии пора отказаться от сырьевой ориентации производства и переходить к более глубоким стадиям переработки сырья. Государственная протекция экспорта продукции будет мощным стимулом для предприятий переработки, а стабильное их функционирование - гарантией для производителей сельхозпродукции.

В советское время в Киргизии действовала сеть электротехнических заводов, выгодных для страны неметаллоемким характером производства. К числу таких производств в Киргизии относились так же приборостроение, радиотехника, электронное машиностроение. К настоящему времени большей части этих предприятий нет, хотя и сохранились отдельные сегменты производств, кадры, технологии. Это не наноиндустрия, но, пожалуй, единственные наукоемкие сектора промышленности, оставшиеся в Киргизии, на которые могут быть возложены надежды в будущем на основе их реанимации, разработок и внедрения новых технологий.

Создание технопарков – первый шаг на этом пути и далее требуется мобилизация производственно-технических ресурсов и человеческого капитала. В этой связи вызывает недоумение, что третье десятилетие в статусе потенциальной «точки роста» находится уникальное предприятие по производству поликристаллического кремния. Креативность же в сфере ИКТ Киргизии может обернуться новой и весьма доходной для страны экспортной позицией – экспорт «образования», так же как приоритетными секторами британской экономики становятся не аэрокосмическая отрасль и судостроение, а индустрия моды, кино, музыки.

В заключение необходимо отметить, что для развития страны на основе креативных подходов необходима долговременная государственная поддержка в этом направлении, начиная с образования, закупки новых технологий и заканчивая финансированием из бюджета НИОКР и экспортом высокотехнологичных идей и технологий.


Источники:
1. Вертакова Ю.В., Симоненко Е.С. Управление инновациями: теория и практика. - М.: Эксмо, 2008.

2. Зеленин Д. Время креативного класса // Российская газета: федеральный выпуск №4227 от 21 ноября 2006 г.

3. Корицкий А.В. Макроэкономическая оценка влияния образования на объемы производства в регионах России // Креативная экономика, 2009, № 6. - С. 69-77.

4. Мелихов В.Ю. Экономика знаний и новая архитектура Российской высшей школы. 2009, № 6, стр. 78-82

5. Сигиневич Д. Креативные индустрии: от теоретических моделей к реальным проектам (по материалам доклада профессора П. Линднера, март 2009 года) // Новостная служба портала ГУ-ВШЭ.

6. Образование и наука в Кыргызской Республике: Статистический сборник Национального статистического комитета. - Бишкек, 2008.

7. Стратегия развития страны на период 2009-2011 годы. Кыргызская Республика. - Бишкек, 2008

8. Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. - М.: Классика-XXI, 2007.