Статья опубликована в журнале «Вопросы инновационной экономики»4 / 2018
DOI: 10.18334/vinec.8.4.39671

Тенденции инновационного развития сектора услуг российской макроэкономической системы

Клименко Татьяна Игоревна , доцент кафедры логистики и управления, кандидат экономических наук, доцент, Казанский национальный исследовательский технологический университет, Россия

Trends in the innovation development of the services sector of the Russian macroeconomic system - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 54

Аннотация:
В последние годы российская экономика характеризуется ростом числа организаций, осуществляющих деятельность в сфере услуг. В связи с этим становится актуальным исследование влияния развития сферы услуг на макроэкономические показатели страны. Для достижения цели исследования проведена оценка тенденций развития инновационной деятельности в сфере услуг, в том числе на основе статистической отчетности систематизирована структура инноваций в сфере услуг, изучена динамика участия сферы услуг в технологическом обмене. В целях определения степени совокупного влияния промышленной, инновационной, социальной сферы и сервисного сектора на макроэкономические показатели проведен корреляционно-регрессионный анализ, в результате которого построена прогностическая модель прироста ВВП в российской экономике и составлен прогноз прироста ВВП, учитывающий изменение индикаторов социальной сферы, промышленности, сервисного сектора и инноваций.

JEL-классификация: L80, O31, O32, O33

Цитировать публикацию:
Клименко Т.И. Тенденции инновационного развития сектора услуг российской макроэкономической системы // Вопросы инновационной экономики. – 2018. – Том 8. – № 4. – С. 647-660. – doi: 10.18334/vinec.8.4.39671

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

В эпоху четвертой промышленной революции сфера услуг занимает особое место в инновационной экономике и является ключевым фактором развития в контексте управления инновациями в открытой экономике. Среди возможных целей инновационной деятельности для организации сферы услуг можно выделить замещение видов услуг, снимаемых с линейки оказываемых услуг; расширение ассортимента предоставляемых услуг; разработку новых видов услуг, поддержание и расширение доли рынка; освоение новых сегментов рынка; снижение издержек оказания услуг; повышение качества предоставляемых услуг и др. [13]. При этом для предприятия сферы услуг в инновационной экономике главенствующим становится человеческий капитал, который рассматривается как возможность создания не только конкурентного преимущества, но и специфического актива, способного формировать высокую добавленную стоимость сервисного сектора экономики [8, 9] (Klimova, Kosinets, 2013; Mannapov, 2014).

В то же время существует ряд проблем, препятствующих инновационному росту сферы услуг: низкая инновационная активность организаций сферы услуг относительно инновационной активности бизнеса в целом; чрезмерное регулирование сферы услуг; наличие рынков, огражденных от проникновения товаров стран с низкими издержками. В результате сдерживается рост производительности труда в отрасли, конкурентоспособности организаций отрасли [20].

Оценка инновационной активности организаций сферы услуг

Инновационная деятельность в сфере услуг предполагает комплекс мероприятий, ориентированных на коммерциализацию и диффузию знаний с целью наиболее полного удовлетворения потребностей общества [2, 16] (Degtereva, 2010; Shinkevich, Galimulina, Nogumanov, 2016).

На макроуровне в национальной инновационной системе инновации сферы услуг характеризовались следующими тенденциями. Уровень инновационной активности организаций сферы услуг в 2017 г. составил 6,2 %. Организациями сферы услуг было направлено 492,1 млрд руб. затрат на инновационную деятельность, что составило 9,5 % к объему отгруженной инновационной продукции и оказанных инновационных услуг. В структуре затрат на технологические инновации организаций сферы услуг на долю бюджетных источников приходилось 51,5 %, что значительно превышало показатель по промышленному производству – 18,3 %.

При этом, несмотря на акцент неоклассиков на высокой значимости технологического прогресса [10, 19] (Porter, 2006; Barras, 1986), С.А. Зайченко полагает, что технологические инновации в сфере услуг «носят скорее инструментальный характер» (информационная поддержка бизнес-процессов) [4] (Zaychenko, 2007). Разделяют данную точку зрения Е.О. Похомчикова, Е.Г. Тарханова, утверждая, что «ключевой характеристикой инноваций является клиентоориентированность» [12] (Pokhomchikova, Tarkhanova, 2016). Л.Т. Тлехурай-Берзегова также отводит технологическим инновациям в промышленности второстепенную роль, отмечая, что инновационный вектор развития сектора услуг может стать более значимым для роста российской экономики [14] (Tlekhuray-Berzegova, 2011). Иного мнения придерживается М.В. Шинкевич, которая, в рамках изучения сферы промышленных услуг, полагает, что сфера услуг в России «имеет значительный потенциал в процессе стимулирования инновационного развития обрабатывающих производств» [17] (Shinkevich, 2013).

Общий объем оказанных инновационных услуг составил 616,1 млрд рублей, или 11,9 % в общем объеме оказанных услуг. Ключевыми результатами инновационной деятельности, по оценке организаций сферы услуги, были: улучшение качества оказанных услуг, расширение ассортимента услуг, сохранение традиционных рынков сбыта и их расширение в России, обеспечение соответствия современным технологическим регламентам и стандартам [7] (Klimenko, 2018).

Укрупненно по видам инновационной деятельности среди инноваций сферы услуг выделяют маркетинговые и организационные инновации. Начиная с 2011 г. отмечается тенденция сокращения организаций, применяющих маркетинговые инновации. Наибольшая доля организаций, осуществляющих маркетинговые инновации, наблюдалась в производстве офисного оборудования и вычислительной техники (8,5 %), производстве фармацевтической продукции (6,3 %) и текстильном производстве (5,3 %). В целом для высокотехнологичных секторов экономики маркетинговые инновации были характерны для 4,8 % обследованных организаций, среднетехнологичных – 2,9 %, низкотехнологичных – 2,4 %.

Среди организаций сферы услуг (по обследуемым видам экономической деятельности) доля маркетинговых инноваций составила 1,2 % (в 2014 г. – 1,5 %), в том числе: в организациях связи – 3,5 %, в научных исследованиях и разработках – 4,4 %, в деятельности, связанной с использованием вычислительной техники и информационных технологий, – 0,7 %, в предоставлении прочих видов услуг – 0,4 % (рис. 1).

Рисунок 1. Удельный вес организаций, осуществляющих маркетинговые инновации, в общем числе организаций по видам экономической деятельности, %

Источник: [5] (Gorodnikova et al., 2018)

Объем товаров и услуг, произведенных с использованием маркетинговых инноваций промышленными организациями в 2015 г., составил 106 980,8 млн руб., или 0,3 % от общего объема отгруженной продукции. В организациях сферы услуг данный показатель составил 22 975,2 млн руб., или 0,5 %.

Существенно сократились затраты на маркетинговые инновации промышленными организациями – на 79,4 % в 2015 г. по сравнению с 2014 г., составив 2510,5 млн руб. Однако в 2016 г. данный показатель возрос в 1,6 раза, составив 3894,4 млн руб. В организациях сферы услуг снижение было не столь значительным – на 36,3 %, составив 503,6 млн руб. в 2015 г. В 2016 г. тенденция их сокращения продолжилась (на 31 % относительно предыдущего года), составив 347,4 млн руб.

По итогам 2016 г. удельный вес организаций промышленности, осуществляющих организационные инновации, в общем числе организаций составил 2,8 % (в 2015 г. – 2,9 %). Наибольшая доля организаций, осуществляющих организационные инновации, наблюдалась в производстве летательных аппаратов (11,7 %), электронных компонентов, аппаратуры для радио, телевидения и связи (8,8 %), производстве нефтепродуктов – 8,5 %. В целом для высокотехнологичных секторов экономики организационные инновации были характерны для 8,1 % обследованных организаций, среднетехнологичных – 4,5 %, низкотехнологичных – 1,5 %.

Затраты на организационные инновации промышленных организаций в 2015 г. сократились на 9,2 % по сравнению с 2014 г., составив 3015,6 млн руб. Однако в 2016 г. отмечался их рост в 1,9 раза, составив 5819,5 млн рубл. В организациях сферы услуг снижение было более значительным – на 50,7 %, составив 1626,6 млн руб. При этом в 2016 г. значение показателя возросло в 2,3 раза, составив 3681,5 млн руб. Для промышленных организаций среди организационных инноваций наибольшую долю составляла реализация мер по развитию персонала (72,3 % от общего числа организаций, осуществляющих организационные инновации).

По итогам 2016 г. 18,5 % организаций сферы услуг осуществляли исследования и разработки (в 2015 г. – 28 %), 6,8 % – приобретали новые технологии (4,6 %), 4,3 % – патенты и права на патентные лицензии (2,6 %), 35,6 % – программные средства (38,6 %), 25,3 % – проводили обучение и подготовку персонала (21,3 %), 3 % – осуществляли маркетинговые исследования (3,6 %). В организациях сферы услуг насчитывалось 231 подразделение, выполняющее научные исследования и разработки, что больше, чем в предыдущем году, на 7,9 %. Численность работников в подразделениях, выполняющих научные исследования и разработки, также увеличилась на 10 %, составив 3220 человек (рис. 2).

Рисунок 2. Научно-исследовательские подразделения в организациях сферы услуг, осуществляющих технологические инновации

Источник: [5] (Gorodnikova et al., 2018)

С 2013 г. отмечается негативная тенденция сокращения организаций сферы услуг, участвующих в технологическом обмене, доля которых сократилась с 28,4 до 19,3 % по организациям, приобретавшим новые технологии, и с 9,4 до 6,5 % – передававших новые технологии. Обращает на себя внимание тот факт, что с 2000 г. приобретение новых технологий организациями сферы услуг в разы превышало их передачу. Однако данный разрыв существенно сократился – с 6 раз до 3 раз (рис. 3).

Рисунок 3. Участие в технологическом обмене организаций сферы услуг

Источник: [5] (Gorodnikova et al., 2018)

Основными источниками информации в организациях сферы услуг для технологических инноваций были: внутренние источники организации, потребители услуг, конкуренты в отрасли, интернет, выставки и ярмарки [5] (Gorodnikova et al., 2018).

Моделирование совокупного влияния промышленной, инновационной, социальной сферы и сервисного сектора на макроэкономические показатели

Вопросы устойчивого развития сферы услуг освещаются в трудах современных ученых. Так, В.М. Каточков акцентирует внимание на инновационном кластере как инструменте внедрения социально-экономических инноваций, где организации сферы услуг выполняют роль инфраструктурной поддержки [6](Katochkov, 2013). А.А. Алабугин исследует вопросы оценки социально-экономической системы, которые целесообразно адаптировать к методике управления сферой услуг [1] (Alabugin, 2011). В целом, вопросы взаимодействия различных видов экономической активности и эффекта от данного взаимодействия широко исследуются научным сообществом [11, 15, 18] (Potoroko, Okolnishnikova, 2012; Tokmanev, Kuzmenko, 2012; Yakovleva, 2011). Однако открытым остается вопрос комплексного влияния различных сфер деятельности на макроэкономику.

В целях определения совокупного влияния сбалансированной промышленной, инновационной, социальной сферы и сервисного сектора на достижение устойчивого макроэкономического развития на основе корреляционного-регрессионного анализа и полученных результатов временных лагов по рассматриваемым секторам был построен прогноз вклада данных компонентов в формирование основного макроэкономического показателя – индекса физического объема ВВП. Для постиндустриальной экономики целесообразной видится оценка комплексного влияния на макроэкономическое развитие по цепочке создания стоимости: социальная сфера (динамика реальных денежных доходов населения) – сервисный сектор (увеличение темпов роста объема оказанных платных услуг населению) – инновационная сфера (повышение уровня инновационной активности организаций) – промышленный комплекс (рост индекса промышленного производства), которые в совокупности приводят к достижению устойчивых темпов роста национальной экономики, возвращая систему снова к первому уровню импульса (социальной сфере), но более высокого качества – вторая ступень развития и т.д. (рис. 4).


Рисунок 4. Система сбалансированного устойчивого развития секторов экономики

Источник: составлено автором

Основываясь на методических аспектах корреляционно-регрессионного моделирования, нами построена прогностическая модель прироста ВВП [3] (Demidenko, 1981). Для моделирования вклада рассмотренных секторов экономики в прирост ВВП была использована следующая система показателей:

У – индекс физического объема ВВП, %;

Х1 – индекс физического объема платных услуг населению, %;

Х2 – реальные располагаемые денежные доходы населения, %;

Х3 – индекс промышленного производства, %;

Х4 – уровень инновационной активности организаций, %.

Исходные данные для моделирования представлены в таблице 1.

Таблица 1

Показатели для моделирования вклада сфер экономики в прирост ВВП

Год

У

Х1

Х2

Х3

Х4

2010

104,5

101,5

105,9

107,3

9,5

2011

104,3

103,2

100,5

105,0

10,4

2012

103,7

103,5

104,6

103,4

10,3

2013

101,8

102,0

104,0

100,4

10,1

2014

100,7

101,0

99,3

101,7

9,9

2015

97,5

98,9

96,8

96,6

9,3

2016

99,8

100,7

94,2

101,1

8,4

2017

101,5

101,2

98,3

102,1

9,7

Источник: составлено автором

Результаты корреляционно-регрессионного анализа показали, что наибольший вклад в прирост ВВП обеспечивает сервисный комплекс, поскольку его коэффициент эластичности составил 0,54 и является максимальным из рассмотренных показателей. Существенное влияние в приросте ВВП обеспечивает также индикатор изменения индекса промышленного производства – коэффициент эластичности составил 0,44. Оба рассмотренных показателя являются статистически значимыми на уровне 5 %, что позволяет говорить о целесообразности их включения в прогностическую модель. Вклад других факторов был менее существенен: коэффициенты эластичности показателей «реальные располагаемые денежные доходы населения» и «уровень инновационной активности организаций» составили соответственно 0,09 и 0,27, при этом являются статистически не значимыми (р-значение 0,18 и 0,5 соответственно). Суммарный вклад выделенных четырех показателей в прирост ВВП составляет 1,35. При этом следует отметить их положительное влияние на формирование ВВП, что может быть охарактеризовано как позитивная тенденция. Следовательно, при увеличении указанных факторов на 1 % прирост ВВП составит 1,35 %. Достоверность полученной прогностической модели подтверждается коэффициентом детерминации, который составил 90 %, значимостью критерия Фишера – менее 0,05, и стандартной ошибкой, которая является незначительной – 0,4 % от среднего значения зависимой переменной (табл. 2).

Таблица 2

Итоги регрессионного анализа прогностической модели прироста ВВП

Показатель

R-квадрат = 0,9

Значимость F 0,002407713

Стандартная ошибка 0,4 %

Суммарный вклад в прирост ВВП 1,35 %

Коэффициент эластичности

Стандартная ошибка

Р-значение

У-пересечение

-10,8978

12,64665

0,452217723

Х1

0,54185

0,177555

0,055352699

Х2

0,09274

0,053612

0,182099125

Х3

0,446699

0,07018

0,007848087

Х4

0,274332

0,367012

0,50903358

 Источник: составлено автором

Для построения прогностической модели роста ВВП за счет сбалансированного устойчивого прироста индикаторов социальной сферы, промышленности, сервисного сектора и инноваций были смоделированы значения независимых переменных модели учетом их прироста в 1 % и 3 % ежегодно на среднесрочную перспективу – на три года.

Прогнозные значения моделируемых показателей представлены в таблице 3.

Таблица 3

Прогнозные значения моделируемых переменных

год

Х1

Х2

Х3

Х4

Прирост на 1 %

2018

102,2

99,3

103,1

9,8

2019

103,2

100,3

104,2

9,9

2020

104,3

101,3

105,2

10,0

Прирост на 3 %

2018

104,2

101,2

105,2

10,0

2019

107,4

104,3

108,3

10,3

2020

110,6

107,4

111,6

10,6

Источник: составлено автором

На основе прогностической модели с учетом коэффициентов эластичности был составлен прогноз прироста ВВП, учитывающий изменение индикаторов социальной сферы, промышленности, сервисного сектора и инноваций (рис. 5).

Облачко с текстом: прямоугольное: прогноз

Рисунок 5. Прогностическая модель проста ВВП за счет сбалансированного устойчивого развития социальной сферы, промышленности, сервисного сектора и инноваций

Источник: составлено автором

Таким образом, при однопроцентном приросте моделируемых показателей рост ВВП увеличится со 102,4 % в 2018 г. до 104,7 % к 2020 г., при трехпроцентном – со 104,7 % в 2018 г. до 111,7 % к 2020 г.

Заключение

Инновационную деятельность сферы услуг можно рассматривать как самостоятельное направление инновационного развития, например, для рынка связи, образования, туризма и т.п., и как сопутствующую или обеспечивающую деятельность для технологического сектора экономики – услуги в области маркетинга, дизайна, проектирования, обучения персонала, подготовки и переподготовки кадров, аутсорсинга, стратегического планирования, инжиниринга и т.д. в целях устойчивого инновационного развития макро-, микро- и мезоэкономических систем.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Алабугин А.А. Совершенствование методологии управления развитием предприятий сферы услуг // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Экономика и менеджмент. – 2011. – № 41(258). – c. 99-105.
2. Дегтерева В.А. Стратегические приоритеты развития сферы услуг в процессе повышения качества жизни населения Российской Федерации. / автореферат дис.,.. доктора экон. наук. – СПб., 2010. – 39 c.
3. Демиденко Е.З. Линейная и нелинейная регрессия. – М.: Финансы и статистика, 1981. – 302 c.
4. Зайченко С.А. Развитие инноваций в сфере услуг // Форсайт. – 2007. – № 1. – c. 30.
5. Городникова Н.В., Гохберг Л.М., Дитковский К.А. и др. Индикаторы инновационной деятельности: 2018. / статистический сборник. – М.: НИУ ВШЭ, 2018. – 344 c.
6. Каточков В.М. Инновационные направления развития сферы услуг как фактор экономического роста // Креативная экономика. – 2013. – № 5(77). – c. 95-101.
7. Клименко Т.И. Тенденции сферы услуг на макро- и мезоуровне // Экономический вестник. – 2018. – № 3. – c. 66-71.
8. Климова Е.А., Косинец Т.В. Роль сферы услуг в становлении экономики инновационного типа. Особенности инновационного развития туризма // Экономика образования. – 2013. – № 1. – c. 87-93.
9. Маннапов Р.Г. Ключевые составляющие инновационного развития сферы услуг // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2014. – № 11(248). – c. 22-30.
10. Портер М. Конкуренция. / пер. с англ. – М.: Вильямс, 2006. – 608 c.
11. Потороко А.В., Окольнишникова И.Ю. Управление объемами продукции на предприятиях оптово-розничной сети, с целью оптимизации затрат предприятий сферы услуг // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Экономика и менеджмент. – 2012. – № 30(289). – c. 184-186.
12. Похомчикова Е.О., Тарханова Е.Г. Информационные технологии в сфере обслуживания как направление инновационной деятельности (на примере индустрии гостеприимства) // Baikal Research Journal. – 2016. – № 3. – c. 14. – doi: 10.17150/2411-6262.2016.7(3).14 .
13. Рекомендации по сбору и анализу данных по инновациям (Руководство Осло). / 3-е издание Совместная публикация ОЭСР и Евростата. – Москва: ЦИСН, 2006. – 192 c.
14. Тлехурай-Берзегова Л.Т. Особенности инновационных процессов в современной сфере услуг // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 5: Экономика. – 2011. – № 2. – c. 223-230.
15. Токманев С.В., Кузменко Ю.Г. Развивающиеся системы логистического управления запасами в сфере оптово-посреднических услуг // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Экономика и менеджмент. – 2012. – № 44(303). – c. 160-163.
16. Шинкевич А.И., Галимулина Ф.Ф., Ногуманов Р.У. Специфика инновационной деятельности в сфере физкультурно-спортивных услуг // Экономический вестник. – 2016. – № 4. – c. 52-57.
17. Шинкевич М.В. Инновационное развитие сферы услуг в области производственной инфраструктуры / // Вестник Казанского технологического университета. – 2013. – № 24. – c. 245-248.
18. Яковлева Н.В. Инновационная инфраструктура как основной элемент сферы услуг современной экономики // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Экономика и менеджмент. – 2011. – № 41(258). – c. 95-98.
19. Barras R. Towards a Theory of Innovation in Services // Research Policy. – 1986. – № 15. – p. 161-173.
20. Rubalcaba L. Service innovation and innovation policies: key challenges and implications. Unece.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.unece.org/fileadmin/DAM/ceci/ppt_presentations/2010/ic/rubalcaba.pdf.