Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»1 / 2009

Интеллектуальное предпринимательство в сфере производства корпоративных знаний

Салихов Борис Варисович, профессор Российского государственного социального университета, доктор экономических наук, профессор, Россия

Нейматова Белла Асельдеровна, докторант Московского государственного университета дизайна и технологии, кандидат экономических наук, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 24

Аннотация:
Предпринимательский подход к управлению предприятием и в целом предпринимательская деятельность давно исследуются отечественными и зарубежными учеными-экономистами, начиная от фундаментальных работ Й. Шумпетера и заканчивая современными трудами в данной области экономического знания. Между тем, в существующих исследованиях и разработках предпринимательство трактуется несколько утилитарно, с учетом императивов исключительно рыночного экономического пространства, где ключевой и, по сути, единственной целью и функцией предпринимательства является получение предприятием прибыли. В то же время, активизация роли экономического дискурсивного пространства актуализирует предпринимательский подход к организации и осуществлению развивающего обмена-общения, в рамках которого расширенно воспроизводятся созидательные корпоративные знания. Так возникает феномен интеллектуального предпринимательства.
Цитировать публикацию:
Салихов Б.В., Нейматова Б.А. Интеллектуальное предпринимательство в сфере производства корпоративных знаний // Креативная экономика. – 2009. – Том 3. – № 1. – С. 53-63.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Предпринимательский подход к управлению предприятием и в целом предпринимательская деятельность давно исследуются отечественными и зарубежными учеными-экономистами, начиная от фундаментальных работ Й. Шумпетера и заканчивая современными трудами в данной области экономического знания. Между тем, в существующих исследованиях и разработках предпринимательство трактуется несколько утилитарно, с учетом императивов исключительно рыночного экономического пространства, где ключевой и, по сути, единственной целью и функцией предпринимательства является получение предприятием прибыли. В то же время, активизация роли экономического дискурсивного пространства актуализирует предпринимательский подход к организации и осуществлению развивающего обмена-общения, в рамках которого расширенно воспроизводятся созидательные корпоративные знания [1]. Так возникает феномен интеллектуального предпринимательства.

Представляется, что интеллектуальное предпринимательство, включает в себя родовые признаки предпринимательства как такового, а также отражает определенную специфику, обусловленную взаимодействием дискурсивного и рыночного пространства. С точки зрения рыночного экономического пространства, интеллектуальное предпринимательство может классически рассматриваться как созидательная интеллектуально-инновационная деятельность персонала фирмы, направленная на получение прибыли. С точки зрения же дискурсивного экономического пространства, интеллектуальное предпринимательство следует рассматривать как созидательную интеллектуально-инновационную деятельность субъекта хозяйствования, направленную на производство именно созидательных (ноосферных) новейших знаний. Здесь не денежные, а нравственно-этические аспекты хозяйствования играют ключевую «прибыльную» роль. В данном случае динамика социального и общего экономического развития организации гораздо более значима, нежели утилитарная цель, связанная исключительно с обеспечением прибыльности ее деятельности.

Таким образом, интеллектуальное предпринимательство представляет собой интеллектуальную деятельность по управлению расширенным воспроизводством созидательных, нравственно-ориентированных знаний, использование которых обеспечивает предприятию устойчивость в рыночной конкуренции, высокий уровень творческой самореализации сотрудников и значительную прибыль. Ключевая цель интеллектуального предпринимательства, таким образом, заключается в производстве и получении «прибыльных» интеллектуальных знаний. Производная, функционально-прикладная цель данного предпринимательства состоит в получении экономической прибыли. Новое качество трактовки интеллектуального предпринимательства отличает его от ранее существующих представлений тем, что здесь четко отражены средства достижения цели-прибыли. Она достигается не «любой ценой» и не путем использования обычных инноваций, а в результате созидательного применения исключительно интеллектуальных знаний. Учитывая роли и значение интеллектуальных знаний в системе интеллектуального производства, сущностное понимание интеллектуального предпринимательства вполне может состоять в его понимании как деятельности, направленной на создание и расширенное воспроизводство интеллектуальных инновационных знаний.

Менеджмент интеллектуальных знаний предприятия начинается с выявления рыночного «заказа», например, в форме новейшей модели жилого сборного дома, что заключает в себе требования, соответствующие качеству интеллектуального продукта: при создании дома должны использоваться исключительно воспроизводимые факторы производства. Это требует новейших технологий; его эксплуатация не должна сопровождаться негативными экстерналиями [2], а дизайн строения призван быть уникальным в отрасли при одновременной прочности, надежности сооружения и т.д. Предполагаемая модель блага пока лишь идеальная или «макетированная» конструкция, в которой заключены требования к знаниям, с помощью которых макет превратится в реальную конструкцию.

Таков первый этап управления знаниями, суть которого заключается в том, чтобы с помощью известных маркетинговых приемов и способов выявить потребительские предпочтения и «преломить» их через призму ноосферных требований воспроизводственного процесса. На данном этапе формируются знания о том, что требуется рынку и какие ноосферные ограничения необходимо иметь в виду при создании новшества. Эти знания могут выступать в «смешанной» форме, то есть как в явном, так и в неявном виде. Но поскольку менеджерам и персоналу предстоит организовать совместную работу по созданию блага, то лучше, если эти знания как можно скорее и яснее станут преимущественно явными. Очевидно, что здесь большое значение имеет коммуникативный менеджмент. Можно сказать, что формирование отмеченных знаний является сферой интеллектуального маркетинга, или маркетинга интеллектуальных знаний, характеризующих и отражающих не всякие, а именно интеллектуально ориентированные предпочтения реальных и потенциальных клиентов-потребителей. Таким образом, маркетингом интеллектуальных знаний начинается и заканчивается первый, именно рыночный этап общего управления корпоративными знаниями.

Далее процесс управления знаниями переходит в сферу экономического дискурсивного пространства, где выявляются возможности и способности менеджеров и сотрудников адекватно отреагировать на требования рынка. Для этого коммуникативный менеджмент делает интеллектуальные маркетинговые знания явными, понятными для всего персонала, что является необходимым условием реальной оценки интеллектуальных сил организации. Здесь наступает второй этап управления знаниями, но уже в рамках созидательных взаимодействий и развивающего обмена-общения сотрудников фирмы. Суть данного этапа заключается, с одной стороны, в доведении, как отмечалось, до персонала требований конкурентного рынка и соответствующего интеллектуального продукта. С другой стороны, в выявлении реальной способности и готовности персонала решить соответствующие задачи. В данной ситуации могут иметь место следующие исходы.

Если в существующей базе знаний достаточно материала для организации требуемого производства, то никаких дополнительных сложностей здесь не возникает и можно непосредственно приступать к созданию продукта. Здесь просто в рамках уже имеющихся технологических и институциональных знаний будет создана новая полезная модель. Важно подчеркнуть, что сознательное и целенаправленное обращение персонала предприятия к существующей базе знаний в русле решения конкретной задачи, обеспечивает синергический эффект первого уровня. Здесь сосредоточение интеллектуальных усилий на определенной созидательной конкретике может дать оригинальные варианты решения творческой задачи, хотя и без существенного приращения знаний, поскольку, как отмечалось, в базе знаний их достаточно. Если же в существующей базе знаний необходимого материала не обнаруживается, то менеджмент знаний должен организовать их пополнение и соответствующее производство.

Третий этап управления знаниями, может быть связан с их пополнением, что предполагает их наличие за пределами базы знаний предприятия. Такими «запредельными» источниками могут быть базы данных и базы знаний других фирм отрасли, материализованные знания в аналогичной готовой продукции конкурирующих фирм, неявные знания сотрудников самой организации (знания членов персонала, не ставшие достоянием корпорации). Особое внимание менеджмента здесь должно быть уделено неявным знаниям сотрудников. Менеджмент трансформации неявных знаний в явные знания, доступные для других сотрудников, представляется важнейшим фактором развития интеллектуального корпоративного капитала.

Сложность этого менеджмента заключается в том, что далеко не каждый собственник индивидуального интеллектуального капитала и, соответственно, знаний готов «поделиться» с другими членами персонала. Более того, существуют такие неявные знания, которыми в принципе поделиться невозможно, если они связаны с индивидуальным мастерством и ноу-хау. Есть индивидуальные знания, которые неотделимы от индивидуального опыта (мастер «золотые руки» и т.п.), и здесь неявное знание может стать явным лишь с течением времени, сопровождаемым упорной, напряженной созидательной деятельностью. Таким образом, менеджеру в сфере трансформации неявных знаний в знания явные следует исходить из того, что достичь «стопроцентного» результата здесь не представляется возможным в силу множества объективных (отсутствие адекватных целей и задач) и субъективных («оборонительное» мышление человека) обстоятельств [3].

Между тем, созидательная активность предприятия, помноженная на мотив самореализации личности, может обеспечить определенный успех в решении отмеченной задачи. Как свидетельствует опыт, активизация явных и неявных знаний членов персонала происходит тогда, когда они заинтересованно объединяются в творческие группы и четко ориентируются на успешный результат совместного решения созидательных задач. Здесь происходит «процессуальное» объединение потенциалов знаний каждого сотрудника, и именно каждый вносит свой посильный вклад в общую формирующуюся базу данных в рамках креативной микрогруппы. Происходит естественное «перекрестное опыление интеллекта», или отмеченное ранее развивающее друг друга взаимодействие в рамках дискурсивного экономического пространства. Это именно экономическое пространство, поскольку в процессе творческого поиска создается интеллектуальный коллективный продукт в форме системы невещественных активов, интегрально определяющих качественно-количественные характеристики и свойства предполагаемого к выпуску интеллектуального внешнего продукта.

Отмеченное «перекрестное опыление», а также рациональная подпитка знаниями извне образуют синергический эффект второго уровня, на котором «критическая масса» пополненных у сотрудников знаний может привести к неординарным творческим решениям и созданию интеллектуального рыночного продукта. Причем, синергический эффект первого и второго уровня заключает в себе скорее количественные характеристики, чем качественные, поскольку фиксация либо прирост знаний на предприятии происходит за счет уже существующих, но не собранных воедино явных и неявных знаний. Применительно к предполагаемому интеллектуальному рыночному продукту речь идет о том, что совокупная синергическая эффективность обмена-общения обеспечивает точное соблюдение ранее зафиксированных требований. Любые дополнительные новации здесь предположительно не возникают, то есть креативная энергия сотрудников «сетевой» подгруппы соответствует императиву новых знаний, которые изначально должны быть воплощены в материальном продукте.

Четвертый этап управления знаниями непосредственно связан с их производством и расширенным воспроизводством. Фактором такого производства является уже ранее созданный либо приобретенный интеллектуальный (эндогенный) капитал предприятия, материализованный в созидательных свойствах членов персонала и представленный системой их явных и неявных знаний. Интеллектуальный эндогенный капитал предназначен исключительно для того, чтобы расширенно воспроизводить интеллектуальные знания, а не создавать «внешний» интеллектуальный продукт. Если сферой действия «внешнего» интеллектуального капитала является экономическое рыночное пространство и создание соответствующего продукта, предназначенного для эквивалентного рыночного обмена, то сферой действия «внутреннего» интеллектуального капитала является экономическое дискурсивное пространство и производство интеллектуальных знаний, удовлетворяющих креативные потребности работников-интеллектуалов и предназначенных для развития «внешнего» интеллектуального капитала предприятия.

Кадровое и институциональное обеспечение процесса производства интеллектуальных знаний – основное направление деятельности менеджера интеллектуального капитала организации. Строго говоря, сетевая организация и сетевые подгруппы, ориентированные на реализацию соответствующих проектов, уже представляют собой «минифабрики» по производству новейших знаний. Задачи менеджмента в данном случае состоят в том, чтобы, во-первых, обеспечить «точечность» использования кадров в рамках организуемых проектов. Кадровая стабильность, особенно в среде руководителей сетевых проектных подгрупп, их обеспеченность всем необходимым для креативной деятельности, развитая система поощрений и «беспредельность» стратегических исследовательских перспектив позволят создать устойчивость и предсказуемость в расширенном воспроизводстве интеллектуальных знаний, а, значит, в осуществлении действующих и перспективных проектов.

Во-вторых, менеджер интеллектуального капитала предприятия должен интенсифицировать кадровую и информационную «подпитку извне», что гарантированно предотвратит персонал и членов сетевых проектных подгрупп от «изобретения велосипеда», то есть созидательных повторов. Хотя такие повторы вполне уместны, поскольку развитие новых знаний всегда осуществляется «по спирали» с непременной фиксацией определенного «набора» относительных «истин», и всякие повторы ранее добытого знания вполне могут навести исследователей на новые алгоритмы логического решения исследовательских задач. Отмеченная «подпитка извне» может заключаться в приеме на работу новых «целевых» сотрудников, являющихся носителями не только требуемых для данной организации знаний и способностей, но и целой системы культурных традиций, присущих другим организациям и созидательным «микросоциумам». Возникающее теперь «перекрестное опыление» всех мыслительных процессов позволит рассчитывать на более существенные производительные мультипликативные эффекты, нежели это могло бы быть в обычной ситуации.

В-третьих, менеджер интеллектуального капитала фирмы должен создать благоприятные социально-экономические условия для расширенного воспроизводства интеллектуальных знаний. Практика показывает, что эффективность нервно-психологической деятельности каждой личности-члена персонала непосредственно определяется действенностью системы их морально-материальной заинтересованности. По сути, речь идет о развитости системы собственности каждой личности на свой интеллектуальный капитал. Теоретически спорным, однако, остается вопрос о том, являются ли знания, неотчуждаемые от человека, объектом конкурентного доступа и, следовательно, собственности? Мы считаем, что являются, поскольку неотчуждаемость знаний не означает их неотделимость. Знания человека, становясь явными, начинают бесконечное «размножающееся деление»: с одной стороны, они отделяются от своего носителя, как «лучи исходят от солнца»; с другой стороны, эти знания находят свое продолжение в умах других людей, как и «солнечные лучи согревают землю». Следовательно, интеллектуальный капитал является объектом конкурентного доступа и, в силу этого обстоятельства, – специфическим объектом собственности.

В-четвертых, производство интеллектуальных знаний должно иметь четкую и развивающуюся институциональную инфраструктуру. В связи с этим, институциональное знание менеджеров всех уровней и сотрудников может иметь ключевое значение для интеллектуального производства. Практика свидетельствует не только о том, что «институты имеют значение» (по Д. Норту), но именно они обеспечивают скорость осуществления внутренних и внешних трансакций. Мы можем утверждать, что императивом современного интеллектуального предпринимательства все более становится предпринимательство институциональное. Особое значение инновационные институты имеют для высокоэффективной трансформации неявных знаний – в знания явные. В рамках интеллектуально ориентированной организации могут утверждаться и действовать, например, такие правила-нормы:

  • ясность и четкость формулирования целей и задач, что вполне можно рассматривать как начальные формы институционализации производства;
  • информационная открытость и доступ любого сотрудника к имеющимся базам знаний, что способствует «открытости» самого сотрудника;
  • пример формального или неформального лидера в распространении «добытых» знаний (любой пример всегда заключает в себе институциональный потенциал);
  • демонстрация успешности и система поощрений для тех, кто не «скупится» на свои знания и добровольно осуществляет их формализацию;
  • внедрение правила, связанного с требованием к каждому сотруднику иметь индивидуальную базу знаний, качественно-количественные параметры которой будут непосредственно влиять на уровень его доходов;
  • введение и развитие института «совещательности» и дискуссионности в соответствующих формах и видах и др.

Важнейшим, хотя и промежуточным результатом деятельности менеджеров в сфере управления процессом производства новейших знаний является синергический эффект третьего уровня. Мультипликация процесса возникновения и расширенного воспроизводства новейших знаний здесь осуществляется за счет еще большей интенсификации «перекрестного опыления мозгов» сотрудников, чем это было в условиях обычного пополнения запасов знаний. Синергическому эффекту данного уровня соответствует интеллектуальное высочайшее напряжение менеджеров и персонала, при этом формируется и адекватная институционализация данного напряжения, «кристаллизуется» привычка творческой деятельности и «профессионального философствования», у сотрудников развивается потребность «в споре добывать истину». Менеджменту знаний на данном этапе важно обеспечивать быструю их материализацию, то есть превращение в систему явных знаний, сделать их достоянием корпорации, а не отдельных сотрудников или «сетевых» проектных подгрупп.

Таким образом, систему интеллектуального предпринимательства в сфере управления расширенным воспроизводством новейших корпоративных знаний, можно представить следующим образом.

 

Рис. 1. Система управления расширенным воспроизводством

интеллектуальных знаний

 

Механизм производства интеллектуальных знаний можно определить как взаимосвязанное и развивающееся единство источников, условий, факторов и способов, обеспечивающих синергический результат в форме создания новейших знаний в рамках дискурсивного созидательно-энергетического пространства. Задача менеджера интеллектуального капитала организации заключается в том, чтобы наладить данный механизм и обеспечить его «бесперебойную» работу. Понятно, что качественно-количественные характеристики каждого отмеченного звена рассматриваемого механизма в конкретном случае всегда будут особенны, специфичны, однако общая логика «инструментального» решения задачи может, и будет оставаться «классически» неизменной. Следует лишь подчеркнуть императивный характер возрастания рефлексии менеджмента и менеджеров интеллектуального капитала организации, поскольку в данном случае роль и значение субъективного фактора велики, как никогда.

В результате проведенного исследования сущности, содержания, а также форм и способов интеллектуального предпринимательства в сфере воспроизводства интеллектуальных знаний предприятия, можно сделать следующие умозаключения. Во-первых, управление процессом производства интеллектуальных знаний должно быть системным, здесь не допустимы какие-либо «анклавные» решения, принимаемые не в контексте общей логики и стратегии развития фирмы. Во-вторых, сферой особого исследовательского внимания и практического использования является синергическая эффективность социально-экономических внутрифирменных взаимодействий. Данная эффективность является функцией интенсивности дискурсивных трансакций. Институционально эта интенсивность обеспечивается разветвленной сетью творческих групп, сетевых проектных подгрупп и в целом сетевой формой функционирования самого предприятия. В интеллектуально ориентированной организации любые формы проявления администрирования и внутренней бюрократизации приводят к «разрыхлению» и даже разрушению «плодоносности» пространства развивающего обмена-общения.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. В.А. Супрун. Интеллектуальный капитал: Главный фактор конкурентоспособности экономики в XXI веке. – М. : КомКнига, 2006.
2. Г. Клейнер. Знания об управлении знаниями // Вопросы экономики. – 2004. – № 1.
3. Коулопоулос Т.М. Управление знаниями. – М. : Эксмо, 2008.
4. Стюарт Томас А. Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организации. – М. : Поколение, 2007.
5. Управление знаниями : пер с англ. – М. : Альпина Бизнес Букс, 2006.
6. Ходжсон Джеффри. Экономическая теория и институты: Манифест современной институциональной экономической теории. –
М. : Дело, 2003. – 464 с.
7. Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия / Й.А. Шумпетер. – М.: Эксмо, 2007.
8. Экономика знаний / В.В. Глухов, С.Б. Коробко, Т.В. Маринина. – СПб. : Питер, 2003.