Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»1 / 2008

Как организовать учет интеллектуально-креативного капитала инновационно-активных организаций

Мельников Олег Николаевич, д-р экон. наук, профессор, Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Россия

Абрамов Егор Геннадьевич, канд. экон. наук, генеральный директор Издательского центра РАИНП, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 63

Аннотация:
Основной задачей любого высокотехнологичного инновационно-активного предприятия является безусловное и экономически эффективное выполнение тех бизнес-задач, ради которых оно создавалось. Каждое из таких предприятий имеет вполне определенный набор установленных направлений деятельности, которые можно свести к ряду типовых. При этом, когда заключаются научно-технические договора на выполнение определенных работ в рамках этих направлений, руководители должны быть уверены в том, что данное соглашение предприятием будет выполнено в срок, с обеспечением заказанного и оговоренного в контракте прироста «новизны» (уровня качества, параметров долговечности, быстродействия и т.п.).

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Мельников О.Н., Абрамов Е.Г. Как организовать учет интеллектуально-креативного капитала инновационно-активных организаций // Креативная экономика. – 2008. – Том 2. – № 1. – С. 52-55.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Основной задачей любого высокотехнологичного инновационно-активного предприятия является безусловное и экономически эффективное выполнение тех бизнес-задач, ради которых оно создавалось. Каждое из таких предприятий имеет вполне определенный набор установленных направлений деятельности, которые можно свести к ряду типовых. При этом, когда заключаются научно-технические договора на выполнение определенных работ в рамках этих направлений, руководители должны быть уверены в том, что данное соглашение предприятием будет выполнено в срок, с обеспечением заказанного и оговоренного в контракте прироста «новизны» (уровня качества, параметров долговечности, быстродействия и т.п.).

Любой договор на выполнение определенных работ подразумевает наличие предмета договора и обязательств исполнителя, а именно: что и в какие сроки он должен сделать, а также основного обязательства заказчика ‑ оплатить исполнение работ. То есть в каждом договоре указываются либо конкретные технические параметры нового изделия (технологии, услуги и т.п.), востребованные рынком, либо технические требования к достижению этих параметров. Как указывалось в работе [1], это есть не что иное, как ΔN, описывающее разницу между «новыми» (в соответствии с заключаемым договором) и «старыми» (имеющимися на рынке) параметрами изделия, технологии или услуги.

Срок договора является тем периодом времени t, который определен как конкурентоспособный. Отсюда следует, что ΔN/t – это тот уровень корпоративной творческой энергии [2], который необходимо иметь организации-исполнителю для выполнения договорных обязательств. Стоимость же договора отражает рыночную оценку корпоративных созидательных действий, которые должен будет предпринять (затратить) исполнитель для выполнения условий контракта.

На каждом предприятия для реализации «типовых» договоров могут быть разработаны «типовые» бизнес-планы с «типовым» обеспечением ресурсами, в том числе и интеллектуально-креативными. Тем не менее, существующие требования к обеспечению трудовыми ресурсами того или иного бизнес-проекта ограничиваются традиционной схемой подбора кадров: профессия ‑ специальность – квалификация. Однако для гарантированного выполнения поставленных в том или ином договоре решения высокотехнологичных задач этого явно недостаточно. Необходимо организацию исполнения конкретных работ персонифицировать, доведя ее до оценки интеллекутально-креативных ресурсов каждого исполнителя, которые являются их собственностью или капиталом, предлагаемым ими предприятию для выполнения обязательств по заключенным договорам.

Отсюда следует, что каждый специалист организации должен рассматриваться как интеллектуальный носитель созидательных действий (kэ), способный достигать заданного экономического результата при выполнении определенных работ ΔN в требуемое время t (ΔN/t) на своем рабочем месте. «Путь к выдающимся достижениям в работе лежит через определение и усовершенствование уникальных личных умений и навыков», ‑ подтверждает высказанную мысль пионер развития концепции интеллектуального капитала, первый профессор интеллектуального капитала и экономики знаний в Университете г. Люнд Лэйф Эдвинссон [3].

Одновременно отношение ΔN/t, по нашему мнению, можно отнести к характеристикам той ценности, которую Эндрю Майо предлагает ввести в качестве интегрального показателя при переходе от бухгалтерского учета эпохи Пачиоли к современным методам регистрации результатов интеллектуальной деятельности предприятий. «От работы, измеряемой (и учитываемой) как затраты на заработную плату, к работе, измеряемой в долях (процентах) добавленной стоимости (ценности)» [3]. Именно эту ценность, отражающую динамический результат созидательных действий специалистов организации, можно считать базовым показателем трансформации суммы созданных, юридически и финансово учтенных нематериальных активов в рыночные активы предприятия.

Поскольку нематериальные экономические продукты (активы) являются следствием воплощения знаний, данную мысль фактически подтверждает и Пол Страссман, который называет их капиталом персональных знаний (personal knowledge capital, PKC) [3]. «РКС напрямую связан с совокупной компенсацией, которую работник, оперирующий знаниями, может получить на рынке труда. Рассчитывать соотношение между РКС индивидуума и предполагаемым вознаграждением следует исходя из того, что работодатель «берет в аренду» РКС индивидуума. Такой подход опрокидывает классические теории вознаграждения за труд и рассматривает самих работников как капиталистов, т.е. как владельцев капитала» [4]. «Если признать объектами собственности способности человека (в частности трудовые), то исчезает «принципиальное различие» между наемными работниками, не имеющими капитала, и собственниками, имеющими его», ‑ развивают это утверждение российские авторы В.А. Каменецкий и В.П. Патрикеев [5].

Отсюда следует, что от уровня интеллекетуально-креативного капитала, которым владеет каждый исполнитель, зависит рыночно оцениваемая стоимость выполняемой работы, то есть персональный и корпоративный экономические результаты деятельности организации.

Из вышесказанного следует, что по своей сути человеческий капитал является нематериальным активом организации, имеющим особую, трудно формализуемую природу. С одной стороны, деловые качества не отделимы от сотрудников, то есть принадлежат им на правах собственности и не являются вещественными объектами, с другой – их креативное проявление отражается на экономической и социальной деятельности предприятия. Поэтому законодательно они (пока?!) не могут быть отнесены к нематериальным активам. Однако, на наш взгляд, для оценки человеческого капитала организации эта их особенность в какой-то степени позволяет использовать известные методы, применяемые при оценке материальных активов.

Так, с некоторыми допущениями, процесс использования человеческого капитала, а также его юридическое оформление, аналогичен применению заемных средств, когда заимодавец предоставляет возможность пользования своим финансовым капиталом, т.е. денежными средствами заемщику – владельцу интеллектуального капитала. При этом за использование своего капитала заимодавец (собственник материально-финансовых средств) выплачивает владельцу интеллектуального капитала определенное вознаграждение, методы определения суммы которого являются в достаточной степени отработанными.

Сегодня в случае использования человеческого капитала документом, определяющим условия его использования, является трудовой договор. Таким образом, юридическое лицо получает возможность использования деловых качеств сотрудника в собственных целях при определенном наборе задач различного уровня креативности, для решения которых эти качества будут использованы. За возможность их применения в научных, производственных и других целях работодатель – владелец материально-финансового капитала ‑ выплачивает вознаграждение, определяемое рыночной стоимостью интеллектуально-креативного капитала, сотрудникам – владельцам интеллектуального капитала. Однако, в будущем, по-видимому, более оправданной должна стать форма договора, отражающая равноправные отношения между собственниками различных видов капитала. В ней необходимо предусматривать участие «заемщика» в распределении получаемой от совместного использования материальных и нематериальных ресурсов прибыли.

Зная сумму «вознаграждения» и срок, за который эта сумма выплачивается, несложно количественно определить исходную величину капитала. Данная величина будет являться номинальной рыночной стоимостью человеческого капитала, поскольку стоимость договора на выполнение определенных работ должна, в том числе, отражать и рыночную стоимость привлекаемого для этого интеллектуального капитала.

Таким образом, включение данной стоимости в состав заемных средств в пассиве бухгалтерского баланса не будет противоречить основным принципам бухгалтерского учета. При этом в активе баланса эта стоимость найдет выражение именно в объекте, обладающем определенными характеристиками, каким и является оцениваемый сотрудник. Такая несложная схема позволила бы более полно отразить состав активов предприятия по номинальной стоимости и источников их формирования.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Мельников О.Н. Экономика и управление предпринимательской деятельностью как функция затрат творческой энергии субъектов рынка. – М.: ИД «МЕЛАП», 2000. 170 с.
2. Мельников О.Н. Управление интеллекутально-креативными ресурсами наукоемких производств. – М.: Машиностроение, 2004. 400 с.
3. Эдвинссон Л. Корпоративная долгота. Навигация в экономике, основанной на знаниях. – М.: ИНФРА-М, 2005, ХХ. 248 с. (Mayo Andrew/ The Human Value of the Enterprise. London: Nicholas Brealey, 2001).
4. Strassmann Paul. Personal capitalists // Knowledge Management, 2001. May.
5. Каменецкий В.А., Патрикеев В.П. Собственность в XXIвеке. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2004. – 315 с.