Статья опубликована в журнале «Миграция и социально-экономическое развитие»2 / 2016
DOI: 10.18334/migration.1.2.38082

Комплексное тестирование иностранных граждан в современной миграционной политике России

Трунян Гайк Русланович, кандидат социологических наук, директор центра адаптации мигрантов и локального тестового центра, АНО ДО «Мир без границ», Ростов-на-Дону, Россия

Трунян Элизабет Руслановна, специалист по работе с мигрантами, АНО ДО «Мир без границ», Ростов-на-Дону, Россия

Comprehensive testing of foreign citizens in the contemporary migration policy of Russia - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 22

Тезисы:
► основу миграционных потоков Российской Федерации составляют граждане из бывших советских республик
► спад миграционных потоков в регионах обосновывали неэффективной работой локальных тестовых центров, что не соответствует действительности, так как причиной данного спада является экономический кризис
► тестовые задания были разработаны некорректно, СМИ непрерывно указывали на завышенные требования к знаниям мигранта и на сложность тестов, которые, по их мнению, не в состоянии сдать даже гражданин Российской Федерации
► до 2015 года концепция миграционной политики Российской Федерации строилась на контрольно-надзорных функциях Федеральной миграционной службы и ее территориальных подразделениях, а в связи с внесением одной единственной статьи 15.1, миграционно-правовое регулирование начало опираться еще и на негосударственные институты
► необходимо создать такую систему взаимоотношений между мигрантами и государством, при которой негосударственные организации играли бы посредническую роль между ними, обеспечивали при этом мигрантам правовую защиту, трудоустройство и цивилизованные формы отношений с работодателями
► руководство стран бывших советских республик на данный момент всерьез обеспокоено тем, что часть населения не могут трудоустроиться на территории России, а это в свою очередь, приведет к экономическому кризису этих стран и усложненной социальной ситуации в связи с увеличением безработицы

Аннотация:
В статье анализируется сложившаяся на протяжении последних десяти лет система тестирования иностранных граждан, а также поднимаются актуальные проблемы в сфере миграционного права. Большое внимание уделяется вопросу проверки знаний именно трудовых мигрантов и их способности адаптироваться в российское сообщество. Раскрывается механизм проверки знаний мигранта с помощью комплексного экзамена по русскому языку, истории России и основам законодательства Российское Федерации, а также система тестирований, форме и порядке выдачи сертификатов государственного образца. В работе подчеркивается значение комплексного экзамена и его роль в регулировании миграционных процессов России.

JEL-классификация: F22, J61, R23

Цитировать публикацию:
Трунян Г.Р., Трунян Э.Р. Комплексное тестирование иностранных граждан в современной миграционной политике России // Миграция и социально-экономическое развитие. – 2016. – Том 1. – № 2. – С. 125-138. – doi: 10.18334/migration.1.2.38082

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


В 2012 году в Федеральный закон № 115 «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» (далее по тексту – ФЗ № 115) впервые в истории миграционного законодательства России были внесены изменения, которые обязывали трудовых мигрантов подтверждать свои знания русского языка на уровне не ниже «базового для трудящихся-мигрантов» [1]. Данная норма, просуществовав практически два года, получила свое развитие в 2014 году, что отразилось в решении законодателя увеличить требования к знаниям иностранцев, а также, расширить категорию лиц, которым необходимо проходить адаптационные «комплексные экзамены» с 2015 года [1].

Как мы видим, произошли кардинальные изменения в миграционном законодательстве России, которые привели, как к положительным, так и к отрицательным последствиям. Среди негативных последствий, с которыми столкнулась Россия или столкнется в будущем можно выделить следующие.

Во-первых, на наш взгляд, законодатель поздно начал разрабатывать основные правовые положения для развития культурной адаптации мигрантов. А ведь многие страны знание языка принимающей страны иммигрантами ставят в качестве основного приоритета интеграции [4, 12, 14]. Основу миграционных потоков Российской Федерации составляют граждане из бывших советских республик. После распада СССР выросло несколько поколений, которые не имеют должного предоставления о России, так как после 1991 года советская система образования была полностью разрушена: начали закрываться русские школы, сокращаться число уроков русского языка и так далее. К тому же в 90-ые миграционные потоки шли из зон военных конфликтов [9]. В конце прошлого века начинает развиваться новая область науки – миграционная педагогика [8, 15, 16].

Мы видим, что в миграционном законодательстве отсутствует определенная тенденция развития норм об экзаменах для иностранных граждан, в ведь определение определенной единой миграционной политики является важным фактором результативности [10]. В 2012 году начали сдавать экзамен три категории трудовых мигрантов, а уже с 2015 года практически все категории иностранных граждан. При этом интерес вызывает тот факт, что Федеральный закон № 62 от 31.05.2002 г. «О гражданстве Российской Федерации» требует от соискателя российского гражданства подтвердить свои знания только по русскому языку, в то время как обычный трудовой мигрант обязан сдавать также тесты по истории и праву [2, 13].

Во-вторых, несмотря на то, что решение о внедрении комплексных экзаменов было принято еще в апреле прошлого года, в связи с принятием Федерального закона от 20.04.2014 № 74-ФЗ, к 2015 году не были созданы все необходимые условия для эффективного проведения тестирований. Неготовность была как у тестовых центров, так и у сотрудников Федеральной миграционной службы (далее по тексту – ФМС). Например, сотрудникам ФМС не было разъяснено, чем отличается сертификат на «РВП» от сертификата «ВЖ». Неясным оставался и ответ на вопрос приемлемости сертификата более высокого уровня (например, сертификат уровня «РВП») для сдачи документов, требующих более низкий уровень (например, для патента). Необходимо также отметить, что Приказ Министерства образования и науки РФ от 29 августа 2014 г. № 1154 «Об утверждении формы, порядка выдачи сертификата о владении русским языком, знаний по истории России и основ законодательства РФ и технические требования к нему» не упоминает даже о том, что на сертификате должен быть указан уровень тестирования [3]. Неготовность тестовых центров проявлялась в том, что систематически не соблюдались сроки выдачи сертификатов, который согласно пункту 6 вышеупомянутого Приказа Министерства образования и науки РФ составляет максимум 10 рабочих дней. В действительности же сертификаты выдавались в течение 30 дней, в результате чего с огромной проблемой столкнулись локальные тестовые центры, которые постоянно сталкивались с конфликтами не только непосредственно с мигрантами, но и с диаспорами. Многим локальным тестовым центрам пришлось приостановить свою деятельность, возместив при этом иностранным гражданам и работодателям соответствующие убытки. Тем не менее спад миграционных потоков в регионах, обосновывали неэффективной работой локальных тестовых центров, что, на наш взгляд, не соответствует действительности, так как причиной данного спада является экономический кризис. Изменения миграционной ситуации в России представлены на рисунке.

Рисунок. Сведения по миграционной ситуации в Российской Федерации за 3 месяца 2015 года

Источник: Составлено на основании официальных статистических данных, представленных на сайте ФМС РФ на 26.04.2015: [17]

В-третьих, отсутствует единая для федеральных тестовых центров и ФМС информационная база, включающая в себя сведения об иностранном гражданине и выданном ему сертификате. На данный момент проверку подлинности сертификатов можно проводить только по каждому отдельному головному тестовому центру, что вызывает затруднение в процессе оформления документов иностранного гражданина. Безусловно, такая база формируется, но даты начала его функционирования еще не известны.

В-четвертых, еще на стадии проекта закона о комплексном тестировании нововведения вызвали особый интерес не только среди иностранных граждан, работодателей и сотрудников ФМС, но и у общественности. Это было связано с тем, что тестовые задания были разработаны некорректно, данный факт не мог остаться без внимания СМИ, которые непрерывно указывали на завышенные требования законодателя к знаниям мигранта и на сложность тестов, которые, по их мнению, не в состоянии сдать даже гражданин Российской Федерации.

В-пятых, проанализировав список локальных тестовых пунктов, не сложно заметить, что право тестировать мигрантов получили ряд организаций, которые не имеют опыта работы с данной социальной группой. Тестировать мигрантов получили право не только некоммерческие организации, но и общества с ограниченной ответственности или индивидуальные предприниматели. Это, в свою очередь, привело к тому, что снизился авторитет учреждения, которое проводит государственное тестирования, теперь к тестовым пунктам относятся, как к «бизнесу», что не отражает социальную значимость их деятельности.

В-шестых, в действующем законодательстве есть существенный пробел, который касается процедуры сдачи тестирований лицами-инвалидами. Данный вопрос никак не регулируется ни на уровне закона, ни на уровне подзаконных актов. Пункт 5 статьи 15.1 ФЗ № 115 в списке категорий иностранных граждан, освобожденных от подтверждения владения русским языком, знаний по истории России и основ законодательства Российской Федерации при подаче заявления о выдаче разрешения на временное проживание или вида на жительство, ничего не говорит об инвалидах. Но при этом на практике существует проблема сдачи экзамена данной категорией лиц, так как глухонемые иностранные граждане, например, физически не могут сдать субтест по аудированию и субтест по говорению.

Все вышеперечисленное, можно сказать, становится предпосылками для того, чтобы власти субъектов России воспользовались п. 8 статьи 15.1 Закона № 115, согласно которому высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации вправе установить перечень образовательных организаций, имеющих право на проведение экзамена на владение русским языком, знание истории России и основ законодательства Российской Федерации. По итогам данного экзамена будет выдаваться не сертификат, а документ о прохождении экзамена на владение русским языком, знание истории и основ законодательства Российской Федерации, который будет действителен только в течение одного года и только на территории определенного субъекта, к тому же данное исключение распространяется только для трудовых мигрантов из безвизовых стран.

Далее хотелось бы обратить внимание на следующие положительные последствия и значимость законодательных изменений в истории российского миграционного управления.

Во-первых, до 2015 года концепция миграционной политики Российской Федерации строилась на контрольно-надзорных функциях Федеральной миграционной службы и ее территориальных подразделениях, а в связи с внесением одной единственной статьи 15.1, миграционно-правовое регулирование начало опираться еще и на негосударственные институты, цель которых заключается в том, чтобы интегрировать мигранта посредством образовательных инструментов. а эффективное регулирование трудовой миграции является важным в контексте определения угроз национальной безопасности России [6]. Законодатель пришел к выводу, что адаптировать мигранта в российское общество гораздо легче, чем контролировать его, и тестирование мигрантов стало первым шагом, которое, надеемся, в будущем получит свое развитие. На наш взгляд, необходимо создать такую систему взаимоотношений между мигрантами и государством, при которой негосударственные организации играли бы посредническую роль между ними, обеспечивали при этом мигрантам правовую защиту, трудоустройство и цивилизованные формы отношений с работодателями. Это позволило бы значительно повысить эффективность управления миграционными процессами России, уменьшить уровень неконтролируемой миграции и ускорить процесс адаптации мигрантов.

Процесс адаптации очень важен для сохранения культуры принимающей страны и для демографии. Как отмечает А.В. Дмитриев, в демографическом аспекте возрастание численности населения за счет многонациональных семей иммигрантов имеет заметную тенденцию к изменению этнического баланса не в пользу принимающего сообщества [7]. Миграционная политика России сегодня провозглашает необходимость роста численности населения за счет миграционного прироста [5].

В-вторых, в России увеличились требования к мигрантам, что привело к качественным изменениям миграционных потоков. По данным экспертов от 10 до 20 % мигрантов вынуждены покинуть территорию России в связи с неудовлетворительными результатами комплексных экзаменов.

В-третьих, мигранты сами осознают необходимость в изучении русского языка, истории и права России. Таким образом, комплексный экзамен становится органическим дополнением ТРКИ и признан наряду с тестированием по русскому языку как иностранному инструментом государственной политики по продвижению русского языка [11].

В-четвертых, внедрение нового закона сформировало «мультипликационный эффект». Руководство стран бывших советских республик на данный момент всерьез обеспокоено тем, что часть населения не могут трудоустроиться на территории России, а это в свою очередь, приведет к экономическому кризису этих стран и усложненной социальной ситуации в связи с увеличением безработицы. На данный момент в таких странах как Узбекистан и Таджикистан началась кампания по возобновлению русских школ, а также возврат русского языка в школьную программу. Таким образом, наша страна без инвестиций заставила сами постсоветские республики развивать русский язык.

В заключение хочется сказать, что внесение одной статьи практически полностью изменило вектор управления миграционными процессами. Несмотря на наличие существенных правовых недоработок и негативных факторов, связанных с реализацией данного закона, можно смело сказать, что данные изменения являются принципиальными и необходимыми в системе российского миграционного права. Существующая форма дает возможность социально ориентировать миграционную политику России, а все необходимые исправления являются техническими и управленческими. Данные изменения показали отношение законодателя к русскому языку как основе российского общества. Важно заметить, что именно русский язык являлся народообъединяющим языком евразийского пространства, а правовая норма, закрепляющая обязанность иностранного гражданина подтверждать свои знания русского языка, истории и права, говорит о важности развития адаптации приезжих. И хочется надеяться, что законодатели и исполнители примут к сведению все недоработки и исправят их в будущем.



[1] Сравнительный анализ изменений представлен в сравнительной таблице.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Федеральный закон от 25.07.2002 № 115-ФЗ (ред. от 06.04.2015) «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. В силу с 24.04.2015) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – 29 июля. – № 30. – Ст. 3032.
2. Федеральный закон от 31.05.2002 № 62-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «О гражданстве Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2002. – 03 июня. – № 22. – Ст. 2031.
3. Приказ Минобрнауки России от 29.08.2014 № 1154 «Об утверждении формы, порядка выдачи сертификата о владении русским языком, знании истории России и основ законодательства Российской Федерации и технических требований к нему» (Зарегистрировано в Минюсте России 09.09.2014 № 34002) // Российская газета. – 2014. – 15 октября. – № 235.
4. Агаева Д.Р., Самик М.В., Ускова Е.Д. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации // Экономические отношения. – 2014. – № 2. – С. 32-35.
5. Воробьева О.Д., Топилин А.В. Современная миграционная политика России: иллюзии и реальность // Социологические исследования. – 2016. – № 7. – С. 134-140.
6. Гребенюк А.А. Трудовая иммиграция в Россию в контексте национальной безопасности // Национальная безопасность / Nota bene. – 2016. – № 2. –
С. 259–265.
7. Дмитриев А.В. Миграция и противостояние цивилизации // Известия высших учебных заведений. Общественные науки. – 2009. – № 3. – С. 97-110.
8. Дудко С.А. Образовательная политика в контексте миграционных процессов // Высшее образование в России. – 2010. – № 2. – С. 39-46.
9. Козьменко В.М. Комплексный экзамен для иностранных граждан по русскому языку, истории России и основам законодательства РФ как важный фактор их социокультурной адаптации // Вестник Российского университета дружбы народов. – 2014. – № 3. – С. 138-145.
10. Крепской Э.П. Модель миграционной политики как основа управления миграционными процессами // Вестник челябинского государственного университета. – 2012. – № 33. – С. 33-38.
11. Кытина В.В. Русский и иностранные языки и методика их преподавания // Вестник Российского университета дружбы народов. – 2016. – № 1. – С. 21-27.
12. Мехралиев Х.И. Образование и кадровая политика в Азербайджанской Республике в условиях экономики знаний // Экономика труда. – 2014. – Том 1. – № 1. –
С. 69-80. – doi: 10.18334/et.1.1.15
13. Мокосеева М.А. Проблемы конституционного статуса человека и гражданина в Российской Федерации. – М.: БИБЛИО-ГЛОБУС, 2015. – 79 c.
14. Рязанцев С.В. О языковой интеграции мигрантов как новом ориентире миграционной политики России // Социологические исследования. – 2014. – № 9. – С. 25-29.
15. Савзиханова С.Э. Формирование спроса на рынке образовательных услуг с учетом демографической ситуации, миграционной политики и несбалансированности рынка труда // Креативная экономика. – 2011. – № 10. – С. 61-67.
16. Сарксян В.Б. Пермский край: опыт противодействия интеллектуальной миграции молодежи // Российское предпринимательство. – 2012. – № 17. – С. 44-50.
17. [Электронный ресурс] // Fms.gov.ru. – Режим доступа: http://www.fms.gov.ru/about/statistics/data/details/130975/