Статья опубликована в журнале «Миграция и социально-экономическое развитие»1 / 2016
DOI: 10.18334/migration.1.1.38078

Теоретические подходы к изучению международной трудовой миграции

Гребенюк Александр Александрович, кандидат экономических наук, заместитель директора по научной работе Высшей школы современных социальных наук, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Россия

Theoretical approaches to the study of international labor migration - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 41

Тезисы:
► экономический подход к изучению международной миграции населения включает в себя более 20 различных научных направлений, теорий и концепций
► концепция новой экономики миграции утверждает, что зачастую решение о трудовой миграции принимается человеком не индивидуально, а совместно с другими членами его семьи
► решение о миграции принимается чаще в тех странах и теми людьми, которые могут наблюдать наибольший уровень разброса доходов
► роль занятости женщин существенно изменилась, и теперь для них цель заключается не в получении минимального дохода, а скорее, в карьерном росте и улучшении собственного социального статуса
► концепция общемировой миграционной системы предполагает, что причиной миграционного движения является не просто разница в уровне оплаты труда, но общие условия экономического неравенства и кризисное положение в странах периферии
► принимая решение о миграции, индивид оценивает размер чистой приведенной стоимости своих выгод от переезда в другую страну
► издержки миграции зависят от двух параметров – расстояния и возраста, причем для обоих факторов сохраняется прямая зависимость

Аннотация:
Статья посвящена обзору основных социально-экономических теорий изучения трудовой миграции. В работе приведены подходы меркантилизма, классической политэкономии, марксизма, кейнсианства, неоклассической теории миграции, теории обратной связи экономических циклов, концепции новой экономики миграции, теория сегментированного рынка труда, теории мирового рынка труда, концепции общемировой миграционной системы, концепции нового международного экономического порядка, теории человеческого капитала.

JEL-классификация: F22, K37, O15

Цитировать публикацию:
Гребенюк А.А. Теоретические подходы к изучению международной трудовой миграции // Миграция и социально-экономическое развитие. – 2016. – Том 1. – № 1. – С. 17-38. – doi: 10.18334/migration.1.1.38078

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Теоретические основы исследования трудовой миграции стали предметом изучения сравнительно недавно. Активная разработка теорий трудовой миграции началась в 60-х годах ХХ века. Гораздо более детально разработаны теории человеческого труда как составляющей производительных сил, а также теории рынка труда. В соответствии с предложенной Якубом Бийяком [1] классификацией миграционных теорий, согласующейся с разработкой Ханьи Злотник, основные группы миграционных теорий – это экономические, социологические, географические и смешанные. В рамках данного исследования нас будут интересовать экономические теории миграции населения. Согласно исследованию д.э.н., проф. Ионцева В.А. экономический подход к изучению международной миграции населения включает в себя более 20 различных научных направлений, теорий и концепций. Рассмотрим те из них, которые напрямую или косвенно затрагивают трудовую миграцию.

Сразу отметим, что все экономические подходы к объяснению природы трудовой миграции рассматривают ее как механизм перераспределения рабочей силы. Различны в данных теориях факторы, обуславливающие миграционное движение, а также его эффекты. Рассмотрим некоторые из теорий миграции с точки зрения объяснения факторов, механизмов и последствий трудовой миграции для индивидов (трудовых мигрантов), домохозяйств и экономики в целом [17, 24].

1. Меркантилизм – одно из первых западных научных направлений, включивших в исследования международную миграцию населения. Рассматривая обладание деньгами (золотом) и рост населения как источник процветания государства, такие авторы, как Т. Мен, Ж.‑Б. Кольбер (XVII в.) и др., отдавали приоритет привлечению иностранных рабочих, особенно ремесленников, и делали акцент на запрещении эмиграции своих граждан [25; C. 433]. Трудовые иммигранты, при условии отсутствия эмиграции, рассматривались как источник увеличения численности населения и улучшения его благосостояния. Согласно положениям меркантилистов, залог богатства кроется в прибыли, которая может быть получена только от экспорта товаров, при этом экспорт рабочей силы может повысить стоимость труда, и, следовательно, снизит норму прибыли.

2. Классическая политэкономия рассматривала международные и внутренние трудовые миграции. Главный постулат ее авторы (А. Смит, Д. Рикардо, Д. Миль, Д. Стюарт и др.) видели «во взаимовлиянии и взаимодополняемости экспорта капитала и рабочей силы». Так, А. Смит выступал за совершенно беспрепятственное международное передвижение капитала, товаров и рабочей силы, с тем чтобы «рыночные силы могли максимально способствовать экономическому развитию и сокращению бедности» [25; C. 433]. Д. Рикардо и А. Смит, считали, что трудовые ресурсы под воздействием невидимой руки рынка через регуляцию спроса и предложения перемещаются в те сферы, где они наиболее необходимы. Таким образом, мобильность рабочей силы благодаря спросу и предложению на рынке труда есть естественный саморегулирующийся процесс, протекание которого обусловлено преимущественно дифференциацией уровня заработной платы. Данный процесс необходимо стимулировать отсутствием ограничений на свободное развитие рынка.

3. Марксизм – другое научное направление, которое довольно полно обосновало суть миграции населения, и в первую очередь, его трудоспособной части, а основатели марксизма, К. Маркс и Ф. Энгельс, посвятили миграции несколько работ, выводы из которых актуальны и по сей день. Среди основных теоретических положений марксизма, которые мы находим в работах К. Маркса и Ф. Энгельса, и которые затрагивают миграцию рабочей силы, можно выделить следующие два основных постулата.

Во-первых, развитие капиталистического мирового хозяйства порождает взаимозависимость эмиграции и иммиграции рабочей силы, обусловленную различиями в степени ее эксплуатации, условиях труда и заработной платы, что и составляет действительную основу трудовой миграции.

Во-вторых, мировое воспроизводство расширяется неравномерно. Отсюда и скачкообразный спрос на иностранную рабочую силу, ее неравномерное распределение по центрам мирового хозяйства. При этом помимо экономического аспекта неравномерного распределения населения имеет место и демографический аспект такого распределения, выражающийся, в частности, в уменьшении общей численности населения тех или иных стран эмиграции, ухудшении его возрастно-половой структуры и т.п.

Говоря о марксистском направлении в изучении международной миграции, необходимо подчеркнуть, что главное внимание было обращено на трудовую миграцию и сконцентрировано на макроуровне. В этом заключается и его сильная сторона, но в этом же и слабость данного направления, не способного объяснить многие другие закономерности миграционного движения. Главная же цель, которая нашла отражение в разработке капиталистического закона народонаселения, вполне объясняет закономерности международной миграции рабочей силы и ее основные формы.

4. Кейнсианство получило название по имени основоположника этой теории Д. Кейнса, уделявшего большое внимание трудовой миграции. Данная теория, одно из главных отличий которой от классического и неоклассического направлений заключается в «отрицании саморегулирования рыночной экономики», особое внимание обратила на «несовершенную мобильность труда», при этом, безработицу «выводила» из миграции. Рассматривая же мировое хозяйство как совокупность государственно регулируемых хозяйств, борющихся за обеспечение полной занятости, кейнсианство недвусмысленно признает, что мировой рынок, и в первую очередь мировой рынок труда, формирующийся в результате международной миграции рабочей силы, является ареной столкновения противоречивых национальных интересов [25; C. 438].

5. Одним из первых серьезных теоретических обоснований перемещения рабочей силы следует признать неоклассическую концепцию миграции. Основой этой концепции, ставящей во главу угла международные различия в уровнях оплаты труда, можно считать работу Дж. Хикса «Теория заработной платы» [4]. Он один из первых рассмотрел миграцию как решение рационального индивида, способного на основе полной и достоверной информации верно оценить свои перспективы. Проблемы безработицы и затрат на переезд не принимались во внимание. В качестве стимула миграции Дж. Хикс рассматривает дифференциацию в уровнях оплаты труда между странами, вызванную неравномерным распределением факторов производства – труда и капитала. В результате миграционное перемещение способствует выравниванию уровней заработной платы (доходов) и стабилизации мирового рынка труда по двум направлениям:

- прямо – через уменьшение предложения труда на рынке страны, избыточно наделенной трудовыми ресурсами, и увеличение предложения в стране, бедной трудовыми ресурсами;

- опосредованно – например, через международные денежные трансферты мигрантов.

Также в рамках этого подхода следует отметить неоклассическую (монетаристскую) макро- и микроэкономическую теорию М. Фридмана и П. Самуэльсона, которая получила активное развитие в 60-х – 70-х гг. ХХ века. Принцип синтеза различных теоретических концепций был воплощен в созданной теории, обобщающей макро- и микроуровень, на стыке трудовой теории стоимости и теории предельной полезности. Положения теории формулируются на основе положение о совершенном рынке факторов производства, функционирующем в условиях свободной конкуренции. Рынок труда для международной миграции является основным движущим механизмом, прочие рынки (капитала, страхования) имеют гораздо менее существенное воздействие на миграционное перемещение трудовых ресурсов.

Направление международных миграционных потоков определяется степенью привлекательности экономических характеристик страны въезда, что выражается для мигрантов в различиях уровня заработной платы. Если устранить данные различия среди всех возможных стран выезда и вселения, миграционные потоки будут отсутствовать. Таким образом, существует возможность управления миграционными потоками путем воздействия на рынок труда.

Сторонник неоклассических идей В. Леонтьев рассматривал проблемы вынужденной технологической безработицы. Ограничение трудовой иммиграции выступает как фактор совершенствования производственных мощностей, благодаря влиянию на рост реальной заработной платы. В целом идеи В. Леонтьева носят либерально-гуманистический характер. Он выдвигает идею более лояльных условий труда, в частности, гибкого графика работы и сокращения рабочей недели, что, наряду с внедрением самой передовой трудосберегающей технологии, даст «наибольшее увеличение валового внутреннего продукта в сочетании минимальным негативным ростом безработицы» [21].

В рамках неоклассического подхода на микроуровне трудовая миграция рассматривается в качестве источника повышения благосостояния индивида или домохозяйства (неоклассическая микроэкономическая теория (модель индивидуального выбора) М. Тодаро и Л. Марушко). Принятие решения индивидом о миграции осуществляется на основании анализа прибыли от миграции и издержек на ее осуществление. Миграция является формой инвестиции в человеческий капитал [16] (дальнейшее развитие этой идеи рассматривается в теории человеческого капитала). Место вселения характеризуется наибольшей полезностью данного индивида с учетом максимальной выгоды в условиях дифференциации уровня доходов в регионе выбытия и регионе прибытия. Критики неоклассических подходов обращали внимание на то, что подобная теория не объясняет механизма возвратных миграций, либо трудовых миграций, не сопровождающихся увеличением заработной платы [12]. Теоретические подходы О. Старка, призванные объяснить механизм и смоделировать возвратные миграции, не связанные с территориальными различиями заработной платы, опираются не на различия получения дохода, а на различия возможностей его использования. Возвратная миграция возникает из‑за того, что сбережения, полученных от работы в городе, в условиях сельской местности имеют гораздо более высокую покупательную способность, чем в городской местности [12; С. 6].

Однако с течением времени выяснилось, что неоклассический подход не может объяснить ряд важных эмпирических фактов. Главная причина ограниченной применимости неоклассической теории – это ее предпосылки, излишне упрощающие действительность. Осознание этого факта послужило толчком для новых исследований, основанных на более узком перечне предпосылок. Тем не менее, не стоит забывать, что именно в рамках неоклассической концепции миграцию впервые стали рассматривать как сознательное решение индивида, стремящегося максимизировать свои доходы [19; C. 545].

6. Теория обратной связи экономических циклов рассматривает на макроуровне международную трудовую миграцию. Среди авторов, работавших в этом направлении, – Б. Томас и др. Согласно этой теории, направление миграции рабочей силы из страны в страну определяется обратным чередованием циклических фаз экономического развития [25; C. 438].

7. Значимой попыткой восполнить ограниченность неоклассического подхода стала концепция новой экономики миграции. Она уделяла особое внимание микроуровню и позволяла учесть элементы реакции экономики на рациональные ожидания мигрирующего населения. В рамках этой концепции миграция рассматривается как стратегия семьи (домохозяйства), нацеленная на минимизацию риска резкого колебания доходов посредством их диверсификации и на преодоление финансовых ограничений производственных возможностей. Помимо этого, подчеркивается значимость такого фактора, как уровень доходов окружения семьи, принимающей решение о миграции. Сторонники концепции новой экономики миграции изменили тем самым объект изучения: вместо индивида появилась семья, принимающая решение о переезде. Причиной этому стали результаты эмпирических исследований миграционных перемещений жителей развивающихся стран, которые неоклассическая концепция не могла объяснить [6, 8].

Концепция новой экономики миграции утверждает, что зачастую решение о трудовой миграции принимается человеком не индивидуально, а совместно с другими членами его семьи, которые не меняют места работы и жительства. Подобное предположение выводит нас на уровень максимизации доходов не отдельного человека, но целого домохозяйства, некоего сообщества людей [20], которые будут делить между собой как расходы, так и доходы от миграции одного члена сообщества. Решение о миграции, которое было невыгодным для индивида, может стать выгодным. Отношения, возникающие по поводу распределения доходов и расходов внутри семьи, строятся на основе жесткого контроля главы семьи над всеми ее членами или имплицитного контрактного соглашения. Теоретическим и практическим подтверждением этого факта, который может на первый взгляд показаться достаточно спорным, является значительный объем денежных трансфертов мигрантов, которые лучше объясняются межвременным соглашением в рамках семьи, чем исключительно альтруистическими мотивами [13].

Таким образом, был совершен переход от идеи индивидуальной независимости при принятии решения к групповой взаимозависимости, выгодной для всех ее (группы) участников, что подтверждает ориентацию на объяснение трудовой миграции как стратегии, а не как примера человеческого безрассудства или безграничного, но слабо оправданного оптимизма.

При построении успешной стратегии диверсификации риска высокой волатильности доходов определяющим должен быть принцип отрицательной корреляции, статистической независимости или, по крайней мере, наименьшей положительной корреляции трудовых доходов отдельных членов семьи. Естественно, этот принцип соблюдается с большей вероятностью в тех случаях, когда члены семьи заняты не только в разных секторах экономики, но и в различных странах мира, что может помочь избежать макроэкономических рисков. В этом случае, возможно, что несовпадение бизнес-циклов стран (периодов подъема и спада) поможет семье полностью защитить себя от последствий рецессии в своей родной стране. В результате использования стратегии миграции домохозяйство способно получить преимущества перед другими, достичь динамической эффективности и гибкости.

Развитие теории миграции шло, таким образом, по пути добавления в традиционную модель новых факторов. Одним из таких факторов, способных провоцировать перемещение работников, выступает уровень доходов окружающих. Впервые эта идея была рассмотрена О. Старком [11]. Все люди тем или иным образом сравнивают свои доходы с доходами своего окружения – друзей, коллег, соседей, своей социальной группы. Подобные сравнения могут порождать психологические издержки или выгоды, чувство удовлетворения или, наоборот, недовольства [18, 23]. Например, полезность индивида может прямо зависеть от числа семей, живущих поблизости и имеющих уровень доходов/потребления выше, чем у рассматриваемого человека (домохозяйства).

В данном случае миграция играет роль инструмента решения проблемы неудовлетворенности социальным положением – переезд либо помогает занять более высокую позицию в рамках определенной социальной группы, либо поменять эту группу на более высокую. Причем доходы, меньшие по абсолютному значению, могут быть предпочтительней, если не препятствуют достижению более высокого социального статуса. Соответственно, решение о миграции принимается чаще в тех странах и теми людьми, которые могут наблюдать наибольший уровень разброса доходов. Как следствие, мигрируют не способные и активные, а бедные или социально ущемленные.

Если решение о миграции принимается исключительно на основе неудовлетворенности относительным социальным положением, измеряемым, например, отношением собственных доходов к среднему уровню дохода в социальной группе, то миграция становится циклическим процессом, который в результате затронет не только ту страну, которая изначально характеризовалась высокой дифференциацией доходов, но и страны-реципиенты мигрантов. Мигранты используют различия между странами, превращая мировое неравенство в источник собственной выгоды. Результатом постоянных перемещений будет либо достижение полного равенства (что вряд ли возможно, хотя бы потому, что люди предпочтут положение «лучше, чем у соседа», чем «так же, как у соседа»), либо нестабильная система с постоянно присутствующим миграционным перемещением [19; C. 547].

8. Теория сегментированного рынка труда, или теория двойного рынка труда. Авторы (М. Пиоре [7] (1979), А. Портес, Д. Солоу и др.) в рамках этой теории международную миграцию рассматривают как результат постоянного спроса на иностранную рабочую силу. Причина спроса на рабочую силу, поставляемую трудовыми мигрантами, кроется в структурных потребностях экономики. Трудовая миграция не вызвана выталкивающими факторами в странах выхода, а только притягивающими в странах назначения. Теория определяет 4 фактора, способствующих возникновению спроса на иностранную рабочую силу в развитых индустриальных обществах. Во-первых, это влияние структурной инфляции, ввиду которой растут затраты на увеличение заработной платы низкооплачиваемых работников. Рост этих затрат требует увеличения уровня заработной платы высокооплачиваемых должностей для того, чтобы поддерживать постоянной структуру оплаты труда.

Во-вторых, мотивация является важным фактором, побуждающим людей к вовлечению в занятость, однако она также создает серьезные проблемы для тех, кто находится на низших ступенях иерархии занятости, потому что занятость на низших уровнях этой лестницы непрестижна и есть возможности улучшения своего положения. Работодатели нуждаются в работниках, которые считают низшие ступени иерархии занятости только способом зарабатывания денег, тех, кто использует занятость только как способ получить доход. Эту роль играют трудовые иммигранты, по крайней мере, в период начала работы за границей.

В-третьих, это фактор выбора в пользу мигрантов в условиях экономического дуализма, то есть двойственной природы труда и капитала, что выражается в делении рынка труда развитых стран на два сектора: капиталоемкий и трудоемкий. Работодатели в капиталоемких отраслях имеют более стабильные рабочие места с высококачественным оборудованием, которое требует высокой квалификации и инвестиций в обучение сотрудников. Однако в трудоемком секторе, работодатели имеют более нестабильные рабочие места, которые в кризисные для экономики периоды отличаются низкой заработной платой и занятостью. Поэтому очень сложно найти работников для рабочих мест данного сектора, и возникает необходимость обучения иммигрантов.

В-четвертых, важную роль играют демографические факторы и ключевые изменения в воспроизводстве рабочей силы [5].

Проблемы мотивации и структурной инфляции совместно с двойственным характером рыночной экономики порождают постоянный спрос на рабочую силу, не притязательную к условиям труда и готовую работать в неблагоприятных и нестабильных условиях с низкой оплатой труда. В прошлом этот спрос удовлетворялся за счет занятости женщин и подростков. Сегодня роль занятости женщин существенно изменилась, и теперь для них цель заключается не в получении минимального дохода, а скорее, в карьерном росте и улучшении собственного социального статуса. Более того, изменилась возрастная структура занятости. В настоящее время количество работающих подростков сокращается, главным образом, потому что молодые люди предпочитают завершить свое образование и получить квалификацию. Таким образом, дисбаланс между структурным спросом начинающих свою карьеру работников и ограниченным воспроизводством рабочей силы ведет к увеличению спроса на иностранную рабочую силу.

9. Мировой рынок труда (Э.П. Плетнев, Дж. Джонстон и др.) не имеет четко обозначенных территориальных границ, формируется и функционирует в результате экспорта и импорта рабочей силы, постоянно их воспроизводя, рынок определяет спрос и предложение на иностранную рабочую силу в тех или иных регионах мира, уровни заработной платы, а также формирует мировую динамику в политических, демографических и других процессах [25; C. 439].

10. Концепция общемировой миграционной системы продолжает изучение международной миграции в контексте глобализации мировой экономики. Основа этой концепции была заложена И. Валлерстейном [15]. Автор рассматривает мировую систему как поликультурное территориальное разделение труда, где производство и обмен базовыми товарами и факторами производства необходимы для повседневной жизни всех ее обитателей. Разделение труда основывается на способах и условиях производства и ведет к выделению трех региональных зон: ядра, полупериферии и периферии. Выделенные зоны отличаются по географическим и культурным признакам, одни фокусируются на трудоемких (периферия), а другие – на капиталоемких производствах (ядро). Полупериферия играет роль буферной зоны и представляет собой смешение обоих типов деятельности. Более сильное и здоровое ядро эксплуатирует слабую и бедную периферию. Развитие периферийных зон идет в направлении, которое не позволяет им выйти из своего подчиненного положения. Расширение экономического влияния ядра может, тем не менее, менять технологии периферии в сторону сокращения доли использования труда, что порождает возникновение мобильной рабочей силы, готовой к перемещению в другие регионы мира.

Таким образом, концепция общемировой миграционной системы предполагает, что причиной миграционного движения является не просто разница в уровне оплаты труда, но общие условия экономического неравенства и кризисное положение в странах периферии [19; C. 548].

11. Новый международный экономический порядок (Д. Бхагвати, В. Бенинг и др.). Суть данной концепции заключается в разработке «механизма более полной и справедливой компенсации» развивающимся странам эмиграции со стороны развитых стран иммиграции за использование иностранной рабочей силы и, в первую очередь, высококвалифицированных кадров. В данной концепции, в отличие от прошлых постулатов, основанных на приоритетной роли спроса на мировом рынке труда, акцент делается на предложении иностранной рабочей силы и возмещении всех издержек, связанных с ее перемещением и использованием в стране въезда, даже если речь идет о временной трудовой миграции [25; C. 440].

12. Теория человеческого капитала (Т. Шульц и Г. Беккер) рассматривает миграцию как инвестиции в человеческий капитал. Величина добавочного человеческого капитала зависит от получаемой выгоды благосостояния. Человеческий капитал является возобновляемым ресурсом, который имеет свойство накапливаться. Т. Шульц рассматривал инвестиции в человеческий капитал и знания: инвестиции означают обязательства ресурсов приносить в будущем доход и удовлетворение [14; C. 23]. Вычисление человеческого капитала включает инвестиции в обучение работе, затраты и прибыль от миграции в целях наиболее лучших условий для приложения труда, и инвестиции в улучшение здоровья и образование, которые являются наиболее значимыми.

Впервые инвестиции в человеческий капитал были рассмотрены в контексте решения о миграции Л. Сжаастадом [9]. Однако активное применение модели человеческого капитала в анализе миграционных процессов началось с исследования Б. Чизвика [2]. Логика модели состоит в следующем. Коль скоро процесс трудовой миграции может рассматриваться как инвестиции, значит на первом этапе мигрант несет затраты, которые должны позднее окупиться дополнительными доходами (или повышением уровня жизни). Следовательно, принимая решение о миграции, индивид оценивает размер чистой приведенной стоимости своих выгод от переезда в другую страну.

Анализ модели человеческого капитала [19; C. 548-553] дает три основных фактора, влияющих на принятие решения о миграции: условия занятости в родной стране и потенциальной стране назначения, возраст и издержки переезда. Рассмотрим их поочередно.

Условия занятости как в родной стране, так и в стране приема в модели человеческого капитала представлены размером заработной платы. Общеизвестен тот факт, что первоначально оплата труда мигрантов значительно ниже оплаты труда местных жителей (даже при прочих равных условиях – профессия, возраст, опыт работы и т.п.). Главные причины этого – неполнота переноса человеческого капитала и асимметрия информации на рынке труда. Впоследствии темпы прироста зарплаты мигрантов превышают темпы прироста заработной платы местных работников.

Второй важный фактор – возраст, и его стоит рассматривать как серьезное ограничение для всех потенциальных мигрантов. Этот показатель не поддается значительной корректировке (только в сторону повышения его значения), поскольку определяет естественные характеристики самого работника. Параметр «возраст мигранта» определяет период, в течение которого работник сможет получать выгоды от инвестиций в свой человеческий капитал, реализованных в форме миграции. Таким образом, возраст становится основным ограничивающим фактором перемещения рабочей силы как в национальном, так и в международном масштабе.

Вопрос издержек очень важен при принятии решения о миграции. Любой переезд связан с затратами – на поиск информации, транспорт, жилье, поиск новой работы, изучение или совершенствование иностранного языка, интеграцию в новую культуру и т.п. Еще Л. Сжаастад [9] разделил всю совокупность издержек, связанных с миграционным перемещением, на две категории: денежные и немонетарные. Причем последние, не поддающиеся прямому количественному измерению, зачастую имеют большее значение для потенциального мигранта. В первую очередь к немонетарным издержкам относятся психологические проблемы от разлуки с семьей и близкими людьми. Сюда же относятся возможные издержки, провоцируемые трудностями при поиске новой работы, привыканием к новым условиям жизни, языку.

Общепризнанно, что издержки миграции зависят от двух параметров – расстояния и возраста, причем для обоих факторов сохраняется прямая зависимость. Издержки миграции положительно связаны с расстоянием в силу двух причин. Прежде всего, получение информации о других странах (например, об общих условиях занятости и возможности найти работу по конкретной специальности) может быть весьма дорогостоящим процессом. Также возрастают издержки на переезд. В связи с расстоянием растут и психологические издержки. Чем большее расстояние разделяет страну приема и родную страну мигранта, тем дороже для него визиты на родину, тем труднее получить национальные газеты, дороже телефонные переговоры и т.п.

Равным образом влияние возраста можно заметить в обеих категориях издержек. Мигрант среднего возраста с большей вероятностью имеет семью, значит, транспортные расходы пропорционально увеличиваются с учетом числа членов семьи. При этом психологические издержки менее важны для молодежи, им более свойственно стремление к независимости от родных, их круг друзей возможно не так широк, и разрыв дружеских отношений не так чувствителен в смысле потери «полезных связей». Чем старше индивид, тем менее он расположен покидать все, к чему он привязан.

Безусловно, можно отнести к издержкам миграции и необходимость изучения чужого языка – вот почему легче людям, переезжающим в соседние страны, где говорят на языке той же группы. Некоторые специалисты по миграции даже склонны объяснять значительные миграционные потоки в США, Канаду и Австралию именно популярностью «международного» английского, который учат во всем мире. В любом случае, эти издержки тоже выше для пожилых людей, чем для молодежи.

Еще один фактор, влияющий на решение о переезде, – норма дисконтирования, отражающая индивидуальные характеристики работника. У каждого человека она своя, и на эмиграцию скорее решатся люди, ориентированные на перспективу, готовые подождать будущих выгод: низкое значение, при прочих равных условиях, приводит к тому, что неравенство оборачивается в «нужную» сторону.

В целом, из модели человеческого капитала можно сделать ряд определенных выводов. Во-первых, трудовые мигранты в массе своей относительно молодые люди (и это подтверждается многочисленными исследованиями, их средний возраст, как правило, на 10-15 лет ниже, чем средний возраст жителей принимающей страны). Очевидно, инвестиции всегда тем выгоднее, чем дольше от них получают отдачу.

Во-вторых, трудовая миграция тем выгоднее, чем больше ожидаемая разница в доходах. Этим и объясняется, в первую очередь, динамика трудовых ресурсов: из бедных стран с низким средним уровнем дохода работники устремляются в государства, где среднедушевые доходы значительно выше. Но не все так просто, ведь располагаемые доходы граждан страны зависят не только от их трудовых усилий и, соответственно, заработков, но и от уровня налоговых изъятий и государственных трансфертов. В результате оказывается, что высококвалифицированным (и высокооплачиваемым) специалистам выгодно уезжать из стран с равномерным распределением дохода туда, где государство менее заботится об имущественном равенстве своих граждан. Например, квалифицированный частнопрактикующий стоматолог уезжает из Швеции, где он вынужден больше половины своего дохода отдавать государству, в США, где ставка налогообложения его дохода будет равна 30 %. И наоборот, низкоквалифицированным работникам выгоднее уезжать в страны с более равномерным распределением доходов, где государство поднимает минимальный уровень заработной платы, и наниматели под давлением профсоюзов устанавливают более высокую оплату труда в тарифных соглашениях. И, в-третьих, решение о трудовой миграции зависит от прямых издержек переезда. Поэтому, при прочих равных условиях, потенциальные мигранты выбирают ту страну, которая ближе.

Подводя итог обзору теоретических подходов к определению сущностных категорий трудовой миграции и базовых экономических теорий этого социально-экономического процесса, отметим, что в целях дальнейшего исследования необходимо опираться на узкий подход трактовки миграции рабочей силы. Это касается как самого понятия «трудовая миграция», так и определения «трудовой мигрант». Краеугольным камнем в рамках данного подхода будет являться временных характер перемещения трудовых ресурсов. В использовании теоретических подходов для определения последствий воздействия миграции рабочей силы на экономики отдающих и принимающих государств необходимо опираться на те из них, которые касаются рынка труда, формирования национального человеческого капитала и экономического развития.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Bijak J. Forecasting international migration: selected theories, models and methods Central European Forum for Migration Research: CEFMR Working Paper No. 4/2006. – 2006. – P. 5. – http://www.ppge.ufrgs.br/GIACOMO/arquivos/eco02268/bijak-2006.pdf
2. Chiswick B.R. The Effect of Americanization on the Earnings of Foreign-born Men // The Journal of Political Economy. – 1978. – Vol. 86. – № 5. – P. 897–921.
3. Stark O. Rural-to-Urban Migration in LDCs: A Relative Deprivation Approach // Economic Development and Cultural Change. – 1984. – Vol. 32. – № 3. – P. 475-486.
4. Hicks J. The Theory of Wages. – L., 1932.
5. Kalinowska B., Knapinska M. Review of Chosen Migration Theories. – 2013. – P. 45-54.
6. Katz E., Stark O. Labor Migration and Risk Aversion in Less Developed Countries // Journal of Labor Economics. – 1986. – Vol. 4. – № 1. – P. 134–149.
7. Piore M. Birds of passage. Migrant labour and industrial societies. – New York: Cambridge University Press, 1979. – 240 p.
8. Robinson C., Tomes N. Self-Selection and Interprovincial Migration in Canada // The Canadian Journal of Economics. – 1982. – Vol. 15. – № 3. – P. 474–502.
9. Sjaastad L.A. The Costs and Returns of Human Migration // Journal of Political Economy. – 1962. – Vol. 70. – № 5-2. – P. 80–93.
10. Sjaastad L. A. The Costs and Returns of Human Migration // Journal of Political Economy. – 1962. – Vol. 70. – № 5-2. – P. 80–93.
11. Stark O. Rural-to-urban Migration in LDCs: a Relative Deprivation Approach // Economic Development and Cultural Change. – 1984. – Vol. 32. – № 3. – P. 475-486.
12. Stark O. Tales of Migration without Wage Differentials: Individual, Family and Community Contexts: ZEF Discussion Paper on Development Policy No. 73. – University of Bonn: Center for Development research, 2003. – 22 p.
13. Stark O., Bloom D.E. The New Economics of Labor Migration // The American Economic Review. – 1985. – Vol. 75. – № 2. – P. 173–178.
14. Theodore W. Schultz, Theodore William Investing in people: the economics of population quality. – London: University of California press, 1981. – 173 p.
15. Wallerstein I. The Modern World System: Capitalist Agriculture and the Origins of the European World-Economy in the Sixteenth Century. – N.Y.: Academic Press, 1976.
16. Абылкаликов С.И., Винник М.В. Экономические теории миграции: рабочая сила и рынок труда. / Бизнес. Общество. Власть. – 2012. – № 12. – С. 1-19.
17. Гареев И.Ф., Мухаметова Н.Н. Сельские молодежные жилищно-производственные комплексы как инструмент пространственного распределения экономических ресурсов // Жилищные стратегии. – 2015. – Том 2. – № 2. – С. 119-128. – doi: 10.18334/zhs.2.2.543
18. Дементьев Н.В., Какушкина М.А. Влияние внешней трудовой миграции на развитие социально-трудовых отношений региона (на примере Тамбовской области) // Российское предпринимательство. – 2014. – № 6. – С. 80-92.
19. Колосницына М.Г., Суворова И.К. Международная трудовая миграция: теоретические основы и политика регулирования // Экономический журнал Высшей школы экономики. – 2005. – Т. 9. – № 4. – С. 543-565.
20. Калашникова И.В., Мироненко О.В. Трансферты домашних хозяйств: сущность, типология, факторы их формирования // Экономика труда. – 2014. – Том 1. – № 1. – С. 59-68. – doi: 10.18334/et.1.1.11
21. Леонтьев В.В. Межотраслевая экономика. – М.: Экономика, 1997. – С. 199.
22. Полухина А.В., Савенко Е.И. Исследование угроз национальной экономической безопасности России: социологический опрос // Экономические отношения. – 2014. – № 1. – С. 21-26.
23. Попов К.Г., Товышева А.А. Оценка эффективности внешней трудовой миграции в Республике Башкортостан // Российское предпринимательство. – 2015. – Том 16. – № 21. – С. 3847-3858. – doi: 10.18334/rp.16.21.2020
24. Шалаева В.А., Лаврентьева И.П. Человеческий потенциал развития трудовых ресурсов региона // Экономика труда. – 2014. – Том 1. – № 1. – С. 29-46. – doi: 10.18334/et.1.1.12
25. Экономика народонаселения: Учебник / Под ред. проф. В.А. Ионцева. – М.: Инфра-М, 2007.