Статья опубликована в журнале «Глобальные рынки и финансовый инжиниринг»1 / 2017
DOI: 10.18334/grfi.4.1.38025

Финтех – через трансформацию к новой экономике

Катрич Алексей Сергеевич, доцент кафедры Финансы, денежное обращение и кредит Факультет финансов и банковского дела, кандидат социологических наук, доцент, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Россия

Fintech - through transformation to a new economy - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 43

Аннотация:
В статье рассматривается модель цифровой трансформации экономики, анализируются исторические предпосылки указанной трансформации и текущие возможности ФИНТЕХ. Проведен анализ стратегий цифровой трансформации применительно к банковской системе и даны рекомендации по выстраиванию банковской технологической инфраструктуры.

JEL-классификация: E22, G11, L24

Цитировать публикацию:
Катрич А.С. Финтех – через трансформацию к новой экономике // Глобальные рынки и финансовый инжиниринг. – 2017. – Том 4. – № 1. – С. 65-72. – doi: 10.18334/grfi.4.1.38025

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

Область финансовых услуг и технологий (ФИНТЕХ) есть быстро меняющаяся и высококонкурентная отрасль в современной экономике. Функции финансовых компаний проходят на данный момент стадию фундаментальных структурных изменений. Катализатором трансформации стали так называемые компании-стартапы в области ФИНТЕХ. Различные определения термину ФИНТЕХ были предложены в книге «The FINTECH Book» [1], явившейся первой в мире работой по данной тематике и написанной по методу краудсорсинга, собрав мнения 86 экспертов из 20 стран.

На современном этапе развития финансово-кредитной системы возникла практическая необходимость в повышении эффективности банковской деятельности и в реализации финансовых инноваций для увеличения комиссионных доходов, оптимизации систем расчетов, разработки новых финансовых продуктов и услуг. Небольшие компании новой волны, которые используют силу современных технологий, поменяли взгляды потребителей финансовых услуг на способы оплаты, предоставления займов и инвестиционные услуги. Подобные компании сфокусировались на точечных финансовых услугах, где простота использования, скорость операций и минимизация посредников при совершении операций явились ключевым конкурентным преимуществом для потребителя при выборе поставщика финансовой услуги.

В статье описан путь, которым финансовая отрасль произведет трансформацию от текущего состояния финансовых сервисов до стадии так называемой финансовой экосистемы (Financial MarketPlace) или преобразится в модель-банк как финансовая платформа (Bank-As-A-Platform) для предоставления финансовых услуг смежным индустриям. Рассмотрены предпосылки появления цифровой трансформации как начальной фазы зарождения области ФИНТЕХ. Движение к digital во всех областях деятельности человека создает новые ценности и потребности цифрового общества, определяет пути перехода от текущих финансовых услуг к финансовой экосистеме через новые виды банковской деятельности как «dual brand», «whitelabel banking», «digital branch», «financial marketplace» [2] (Bret King, 2014).

Цифровая трансформация

На сегодняшний день в нашей повседневной речи все чаще стал встречаться термин «цифровая трансформация». Что же это такое? Насколько сильно это явление влияет на окружающую действительность?

Чтобы более детально разобраться в современных явлениях, стоит оглянуться немного назад. Давайте посмотрим на трансформацию СМИ. Она была хорошо описана в книге «Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма» (авторы: А. Барт, Я. Зодерквист) [3] (Bard, Zoderkvist, 2004). Печатный станок был изобретен несколько сотен лет тому назад для того, чтобы печатать Библию, но потом его применение вышло далеко за рамки церковной литературы. Стали выпускаться самые разнообразные книги, что привело к общему росту образования.

Следующим серьезным скачком стало изобретение телеграфа: произошла «оцифровка» информации. До этого большое значение имел именно источник контента, который подтверждал, что информация правильная, что ей можно верить. После стало уже не так важно, откуда берется контент, зато появились два других решающих параметра – объем и скорость передачи информации. Можно сказать, что диджитализация началась с телеграфа. Зарождается телеком, возникает задача хранения больших объемов информации.

Следующим революционным сдвигом стало появление интернета. Он создал возможность появления peer-2-peer решений, привел к тому, что оцифровываться стало вообще все вокруг. Последним революционным событием стало появление блокчейна. Это не менее значимая технология, нежели интернет.

К концу XX века важное значение приобрел поиск trusted (вызывающей доверие) информации. Но тогда еще превалировала ситуация, когда один источник контента «разговаривал» со многими – информация распространялась от одного ко многим. Она была централизованной, ее источники находились в руках либо конкретных частных владельцев, либо государства. И эта группа владельцев определяла, что потреблять остальным.

Сегодня мы сами выбираем для себя тех людей, те источники информации, которые считаем релевантными, сами определяем, какой контент мы потребляем. Информация стала децентрализованной. Мы находим источник, который нам нравится, в любой части мира. Границы государств уже не важны, интернет стал единым информационным пространством. Термины «digital» и «диджитализация» стали частью жизни людей. Родилось уже так называемое второе поколение интернета, которое не представляет себе жизни вне цифрового пространства.

Безусловно, информационная трансформация повлияла на бизнес и на бизнес-процессы, внесла изменения в отношения компаний с клиентами.

Новые ценности цифрового общества

Диджитализация создала новые виды ценностей. До интернета главным была оптимизация отношений внутри компаний и между компаниями и клиентами – создавались многочисленные CRM- и ERP-системы. Драйвером бизнеса считалось управление отношениями, все бизнес-модели строились вокруг этого. С появлением интернета человек получил возможность «разговаривать» с организацией в целом. Например, когда он заходит на сайт компании, то имеет дело не с отдельным человеком, а со всей структурой. Это позволило говорить о создании отношений человека и организаций. Потом появились корпоративные страницы в социальных сетях, что привело к новой философии отношений с клиентом, а именно персонализированная работа с каждым из них.

Таким образом, «аналоговый» маркетинг стал превращаться в digital-маркетинг.

В ходе диджитализации появились новые цифровые продукты, возникли новые бизнес-конгломераты, платформы, например, Amazon [4] (Stoun, 2014). Стала актуальной задача оптимизации каналов, фокус в продажах начал смещаться с отношений между людьми, важных на предыдущем этапе, к оптимизации каналов, по которым можно достучаться лично и приватно до клиента. Сегодня главное в текущей модели бизнеса – управлять каналами коммуникаций, вследствие чего существенно выросла роль анализа BigData. Параллельно по-новому встает вопрос автоматизации операционной деятельности компаний. Приоритетом руководства компаний является снижение издержек за счет автоматизации и ФИНТЕХ-решений, например, посредством замены сотрудников call-центра автоматическим IVR или интеллектуальными чат-ботами.

Все эти процессы не могли обойти и банковскую сферу, особенно в области услуг, оказываемых физическим лицам.

Ключевой функцией банковского ритейла постепенно становится идентификация человека, банки превращаются в доверительных партнеров при проведении транзакций. Сегодня развитие новых технологий – криптографии, биометрии – позволяет перевести функцию доверенного агента в цифровое пространство. Для этого есть разные технологии, в том числе блокчейн. Все это приводит к тектоническому сдвигу в банкинге, когда финансовые компании начинают переходить от модели b2c к модели b2b.

Появилась концепции «bank-as-a-platform», при которой банки оставляют за собой функцию контроля основных банковских рисков, функцию гарантии сохранности депозитов, но все отношения с внешним миром начинают строиться через открытую архитектуру, через API, что позволяет внешним организациям подключаться к банковской платформе [5]. Многие продукты превращаются в продукты «white label». И теперь финансовые услуги вы можете купить на кассе ритейлера или на заправке.

Эти процессы, безусловно, отражаются на банковских информационных технологиях.

Сегодня становится понятно, что правильно выстроенная архитектура является залогом эффективного построения всего бизнеса банка. Существует три уровня банковской ИТ-архитектуры. Первый – стратегический, туда относятся цели и задачи бизнеса, его функции. Потом идет процессная модель бизнеса. На ее основании строится модель данных, архитектура информационных систем. И дальше появляется уже то, что раньше было принято называть непосредственно ИТ-архитектурой: каталог инфраструктурных ПО, аппаратных средств и приложений.

Сейчас, например, обсуждается гипотетическая возможность централизовать работу с текущими счетами физических лиц и передать ее Центральному банку [6]. Что тогда остается самому коммерческому банку? Ядром становится CRM-система и фронт, а ключевыми сотрудниками выступают продавцы, маркетологи и продуктологи, а все остальное можно передать на аутсорсинг. Роль основной системы переходит от АБС к единой фронтальной системе, CRM и аналитике.

Банки будут выбирать, где им брать услуги по риск-менеджменту, процессингу, где хостить счета и где пользоваться бухгалтерией. И конечно, банк должен создавать оптимальные каналы, по которым будет происходить взаимодействие с клиентами. Эти каналы также можно покупать как внешний сервис. Сейчас есть поставщики, которые предлагают их в облачном решении.

Помимо необходимости выстраивания правильной архитектуры есть еще важная задача по сегментации клиентов. Необходимо анализировать и понимать, какой продукт предлагать для каждого клиентского сегмента. На основании данной информации становится понятно, как организуется продуктовая линейка в едином фронтальном решении и через какие каналы будут осуществлены продажи.

При этом тенденция такова, что многие банки уже готовы отдать свои внутренние процессы на аутсорсинг.

Они осознали, что бэк-офис и бухгалтерские функции не являются конкурентными преимуществами; для того, чтобы оптимизировать расходы на них, данные функции необходимо централизовать. Единый бэк-офисный центр можно было бы создать либо как общий для нескольких банков, либо отдать интегратору подобно тому, как уже созданы общие процессинговые центры по платежам или кэлл-центры.

Для конкурентного преимущества банки должны иметь то, что мы называем «цифровое ядро». Поэтому на рынке появились несколько разработанных типовых моделей цифрового банка, в основе которых лежат CRM, BPM, аналитика и скоринговые модели. Это такой цифровой слой, через который реализуется работа с внешними компаниями. Открытая банковская архитектура предполагает наличие набора адаптеров к различным каналам. Этот слой содержит в себе документооборот (work-flow management), который позволяет координировать направление потоков информации по разным каналам. Между цифровым ядром и клиентами банка находится фронт-энд, через который идет работа с клиентскими аккаунтами.

Подобное решение позволяет банкам продавать не только свои продукты, но и подключать аналогичные продукты других банков, не обладающие аналогичной архитектурой или уровнем развития технологий.

Сейчас получает распространение концепция маркетплейса (financial marketplace), или финансовой экосистемы, – когда банк продает, в том числе и продукты других поставщиков, других индустрий [7]. Маркетплейсы сейчас рассматривают как отдельную индустрию. Рядом с физическим банком появляется банк цифровой, например, Touch Bank или ModulBank.

Это можно сравнить с тем, как на бензоколонках появляются супермаркеты. Сейчас мы покупаем себе кофе, заправляемся бензином и не думаем при этом о том, что за всем этим стоят нефтяные компании, нефтепроводы, перерабатывающие заводы. Люди заезжают на заправку купить сопутствующие продукты и заодно заправиться бензином. Вот и банки должны создать такие «бензоколонки с сопутствующими товарами».

Компании, которые занимаются разработкой программного обеспечения для банков, тоже следят за развитием рынка и предлагают новые идеи и продукты. Одним из самых актуальных предложений сегодня являются разнообразные стратегии цифровой трансформации. Банку помогают определить, будет ли он создавать цифровое отделение и оцифровывать в нем все бизнес-процессы. Это не означает, что в таком отделении не останется сотрудников, но операционные затраты при цифровой трансформации могут быть сильно оптимизированы.

Второе направление – dual brand – создание рядом с традиционным банком цифрового онлайн-банка.

Еще одна возможная стратегия – white label banking, предоставление клиенту банковских услуг там, где он бывает чаще, чем в конкретном банке: на бензоколонке, в магазине, аптеке и так далее. И наконец, банк должен осознать, что он является игроком в экосистеме, партнером других участников этой новой экосистемы через трансформацию в финансовую платформу (bank as a ptatform).

Выводы

В результате перечисленных трендов становится понятен путь трансформации всей финансовой индустрии, роли поставщиков финансовых услуг, разделение функционала между традиционными финансовыми институтами и ФИНТЕХ-компаниями. Авторы упомянутых книг рекомендуют детально разобраться в преимуществах и возможностях современных технологий. Возможно, при детальном погружении в цифровые финансовые продукты и направления ФИНТЕХ можно будет понять, как изменится конкретная роль специалиста уже в ближайший год, или можно будет предположить, какой функционал исчезнет аналогично тому, как это произошло с профессией фонарщика при появления электрической лампы.

Создание инновационных подразделений как экспериментальной площадки по внедрению ФИНТЕХ-решений должно помочь финансовой организации остаться на плаву в стремительно меняющемся цифровом мире и занять новую нишу на рынке финансовых услуг, несмотря на множество ФИНТЕХ-стартапов [8; 9] (Fliginskikh, Tarasova, 2016; Grechin G.S., 2013).


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
Susanne Chishti, Janos Barberis. The FINTECH Book: The Financial Technology Handbook for Investors, Entrepreneurs and Visionaries // John Wiley and Sons, Ltd, 2016
Брет Кинг Банк 3.0. Почему сегодня банк - это не то, куда вы ходите, а то, что вы делаете. / Перевод с английского языка. - М.: Олимп-Бизнес, 2014. – 520 с.
Бард А., Зодерквист Я. Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. / Перевод со шведского языка. - СПб.: Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2004.
Стоун Б. The Everything Store. / Джефф Безос и эра Amazon. - М.: Азбука-Аттикус, Азбука Бизнес, 2014. – 416 с.
Making Banking as a Platform (BaaP) a Reality. The Financial Brand. [Электронный ресурс]. URL: http://thefinancialbrand.com/58008/making-banking-platform-baap-happen.
Официальный сайт ЦБ РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru.
Marketplace Banking – the “Uber-isation” of Financial Services. Mind The Product. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mindtheproduct.com/2016/08/marketplace-banking-uber-isation-financial-services.
8. Флигинских Т.Н., Тарасова Т.Ю. Факторы, определяющие развитие инноваций в виде новых банковских продуктов // Креативная экономика. – 2016. – № 10. – С. 1157-1168. – doi: 10.18334/ce.10.10.36906.
9. Гречин Г.С. Формирование экономического механизма управления инновационным развитием банков // Креативная экономика. – 2013. – № 7(79). – С. 53-58. – url: http://bgscience.ru/lib/4994/.
10. Кораблева О.Н., Воронцова Е.А., Мелешенко Е.Г. Расширение применения финансово-технологических инноваций в экономических процессах // Креативная экономика. – 2017. – № 2. – С. 169-180. – doi: 10.18334/ce.11.2.37660.
11. Хисаметдинова И.Р. Интеллектуальный характер финансовых услуг в современной экономике России // Креативная экономика. – 2013. – № 11(83). – С. 88-101. – url: http://bgscience.ru/lib/5059/.