Статья опубликована в журнале «Экономика Центральной Азии»2 / 2017
DOI: 10.18334/asia.1.2.37979

Интересы ключевых игроков в Монголии в начале ХХI века

Захарьев Ярослав Олегович, Эксперт Центра АСЕАН МГИМО (У) МИД РФ, Московский государственный институт международных отношений (университет), Россия

Interests of the key players in Mongolia in the early 21st century - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 24

Тезисы:
• территория Монголии находится в сердце ШОС, но не входит в ее состав, ресурсы страны крайне притягательны для ряда стран: США, Япония, Южная Корея, Соединенное королевство, КНР, РФ
• линейки полезных ископаемых Монголии достаточно разнообразны, чтобы удовлетворить ряд позиций спроса в условиях глобального экономического кризиса
• важной спецификой Монголии является плохая оснащенность коммуникационными сетями интернет, что может быть как выгодой, так и проблемой для внешнего инвестора
• Монголия – страна, оказавшаяся вовлеченной в «большую игру» ключевых держав мира

Аннотация:
В статье изложена специфика интересов развитых и развивающихся государств и ТНК в Монгольской Народной Республике в начале ХХI века. Проведен анализ перспектив тактики нейтралитета Улан-Батора с целью привлечения большего количества инвестиций от ключевых игроков, заинтересованных в продвижении своего влияния в Монголии в различных экономических нишах. Отражена специфика монгольских интересов в импорте линеек производителей данных стран и ТНК. Дан прогноз витальности тактики нейтралитета на долгосрочный период с целью выгод для Монголии.

JEL-классификация: F15, F22, F23

Цитировать публикацию:
Захарьев Я.О. Интересы ключевых игроков в Монголии в начале ХХI века // Экономика Центральной Азии. – 2017. – Том 1. – № 2. – С. 67-74. – doi: 10.18334/asia.1.2.37979

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


В начале ХХI века существует не так много развивающихся стран, в которых были бы так заинтересованы, как государства-соседи и отдаленные страны, зависимые от стабильных партнерских отношений с США. Одним из таких притягательных для инвесторов государств является Монголия (МНР). В начале 1990-х гг. это была одна из ряда развивающихся стран с диспропорциональной экономикой и множеством проблем социального обеспечения. Несмотря на это, со второй половины 1990-х гг., помимо КНР, в страну постепенно начался поток иностранных инвестиций из США, Республики Кореи, Японии и ряда ТНК. МНР, граничащая с РФ и КНР, сразу попала в поле интересов Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС). Хотя республика имеет статус наблюдателя, она не является членом. Монголия, побывав в составе Китая, а затем в сфере интересов СССР, проводит курс нейтралитета с получением максимальных бенефиций от всех ключевых игроков глобального пространства, заинтересованных в расширении своего влияния в государстве. Помимо того, что территория МНР находится в сердце ШОС, но не входит в ее состав, ресурсы страны крайне притягательны для ряда стран: США, Япония, Южная Корея, Соединенное королевство, КНР, РФ, ТНК и неправительственных организаций (разнообразные гуманитарные фонды, археологические ассоциации, фонды искусств и др.).

Что является объектом притяжения всех этих игроков в МНР? У каждой стороны свой интерес в той линейке предложений, которую может обеспечить экономика и геостратегическое положение страны.

Для США и их ТНК линейка бокситов и золота представляет объект особых интересов [6–8]. К тому же не секрет, как болезненно КНР относится к военному присутствию Вашингтона в своих «стратегических тылах» – в Киргизии и Афганистане. Американские инициативы в МНР [6–8] на уровне двусторонних отношений Монголии и США являются объектом исследования ряда китайских специалистов и СМИ. С 2012 года страна стала партнером НАТО [8], что заставляет страны ШОС испытывать некоторое напряжение к Монголии. МНР в свое время претерпела серьезное поражение прав населения в ходе маньчжурской аннексии династии Цин от маньчжуров и китайцев. Руководство страны, будучи носителями этой исторической памяти, часто игнорируют негативную риторику китайских СМИ по усилению присутствия США и Японии в зонах интересов Китая. К тому же США через сети агентств, фондов и двусторонних программ вложили в развитие экономики Монголии крупные инвестиции, поток которых не ослабевает во второй половине 2010-х гг.

Япония как союзник США по ряду направлений региональной внешней политики, в том числе в Восточной Азии, имеет свои интересы в линейке полезных ископаемых. Токио за период 1995–2005 гг. инициировал серию культурно-исторических [9] и экономических проектов [10] с Улан-Батором суммой более 100 млн долларов США [10]. За период 1995–2017 гг. была проведена серия археологических программ, финансируемая фондами японских институтов и частных инвесторов, например, «поиски могилы Чингисхана» помогли собрать достаточно подробные сведения о ландшафте областей, где проводились раскопки [9], и дать ТНК Японии информацию по перспективам ведения деятельности в сфере добычи, о быстрых ресурсах, о специфике субрегиональных условий. Монголия, как и в случае с США, умело использует японские инвестиции для решения вопросов рабочих мест и развития программ культурного наследия. Раскопки с применением профессионального оборудования позволили обнаружить пласт артефактов различных периодов за гораздо более короткое время, чем если бы это делали монгольские археологи с технологиями, доступными скромному бюджету ассоциаций, и с менее продвинутыми техническими инструментами. Такой «симбиоз» поднял национальную археологию с применением бесплатного «субподряда» на новый уровень. Япония, в свою очередь, диверсифицировала и анонсировала, что планирует увеличить импорт продовольствия из Монголии, не реальной линейки, несколько искусственно, как в случаях с тезисом о добыче кристаллического газа. Акция имела успех, и Токио смог добиться выгодных цен от ключевых поставщиков продовольствия в страну. Изменения цен могло бы негативно сказаться на рынке внутреннего потребления Японии. Обе страны остались довольны новым уровнем партнерских отношений.

Южная Корея, также заинтересованная в разведке полезных ископаемых страны, прежде всего для своих индустриальных ТНК, имеет свои цели в построении с МНР стабильных партнерских отношений [13] (Bazarov, Grigoreva, 2015). Корейские холдинги заинтересованы в бокситах и железной руде, также в редкоземельных металлах, применяемых для сложного компьютерного оборудования. За период 2000 – середины 2010-х гг. можно проследить позитивную динамику экономических отношений двух стран [13] (Bazarov, Grigoreva, 2015), которая продолжается и в настоящее время. Монголия как регион экологического и традиционного туризма начала активно рекламироваться на рынке услуг РК. Корейские СМИ, как правило, пишут о МНР нейтральные и позитивные отзывы.

Правительства Индии и Монголии проводили серии переговоров 2015–2016 гг. в многостороннем формате с целью привлечения индийских инвестиций в секторы добывающей и тяжелой промышленности МНР, в сельское хозяйство, издательский бизнес, в целях закупки линеек оборудования и техники Монголией из Индии [11]. В январе 2017 года было анонсировано, что Индия предоставит МНР кредит в 1 млрд долларов США не только на оговоренные ранее проекты, но и на другие секторы, перспективные для индийских компаний [11].

КНР как южный сосед Монголии имеет свои интересы в стране. Несмотря на то, что отношения между странами активно развиваются, о чем говорит постоянный рост товарооборота [4,14,15], Улан-Батор, в отличие от Казахстана, не дает курс на активное всестороннее внедрение и проникновение китайского капитала, как по причинам осознания более выгодных положений от многосторонних инвестиций, так и ввиду вышеуказанной исторической памяти. Автономный район Внутренняя Монголия КНР населен бόльшим по численности монгольским населением, чем в МНР. Данная территория – объект сложного диалога между государствами [15]. Несмотря на это, в начале ХХI века наметилась серия позитивных направлений для построения конструктивного диалога государств [4], в том числе через линии ШОС.

РФ с 1990 по 2006 гг. крайне слабо была представлена на внутреннем рынке МНР [2–5,]. Во времена руководства СССР и правления в Монголии Цэдэнбала СССР инвестировал в страну существенные капиталы на развитие добывающей и перерабатывающей промышленности. Жена Цэдэнбала – Анастасия Ивановна Цэдэнбал-Филатова [5] – приложила усилия по решению вопросов здравоохранения страны на базе советской фармацевтической промышленности, что в разы сократило детскую смертность и пресекло ряд хронических заболеваний, которые не лечились должным образом, были резко сокращены зоны распространения сифилиса. Несмотря на это, с 1990 года по настоящее время в Монголии существуют неофициальные карты районов эпидемий, различные данные количества ВИЧ-инфицированных и ареалов распространения других опасных заболеваний.

Перспектива экспорта линеек российского фармацевтического бизнеса часто поднимается в вопросах развития двусторонних отношений. В отличие от КНР и Японии, СССР не воспринимался государством-агрессором монгольским населением, что заложило хорошую базу восприятия его преемника в лице РФ. Руководство стран заинтересовано в развитии мощностей промышленного сектора, которые были построены при помощи СССР [3, 4].

Для ШОС присутствие «серой зоны» в центре организации было также определенной проблемой. Будучи «окруженной ШОС», МНР не спешила вступать в организацию, справедливо полагая, что это могло бы стать дополнительным вектором в усилении политики КНР. Достаточно длительное время, получая инвестиции от США, Японии, Южной Кореи и ряда ТНК, Улан-Батор не проявлял интерес к диалогу с ШОС, оставаясь верным курсу построения равноправных двусторонних отношений со всем участниками, заинтересованными в диалоге с МНР. Ситуация стала разрешаться по мере присоединения в статусе наблюдателей и новых членов ряда стран из других регионов. МНР также получила статус наблюдателя. По 2017 год отсутствие Монголии как полноправного члена ШОС говорит о том, что нейтралитет стране пока гораздо выгоднее, чем пополнять ряд неключевых участников.

ТНК ряда стран имеют особые интересы в добывающем секторе страны. Линейки полезных ископаемых МНР достаточно разнообразны, чтобы удовлетворить ряд позиций спроса в условиях глобального экономического кризиса. В частности, особый интерес вызывают концессии и импорт золота, платины и серебра с монгольских месторождений. Обладая высококачественным оборудованием и зная «спутников золота» в виде сопутствующих металлов и минералов, ТНК могут производить оценки перспектив вложений в добывающий сектор. Монголия также нуждается, в свою очередь, в ряде линеек, производимых ТНК, от комплексного оборудования и фармацевтических представительств до ряда линеек продовольствия для состоятельного пласта населения. Доходы на душу населения МНР распределены неравномерно, так же как и доступ к возможным альтернативным товарам потребления.

Важной спецификой Монголии является плохая оснащенность коммуникационными сетями Интернет, что может быть как выгодой, так и проблемой для любого внешнего инвестора. В столице и городах эти точки доступа имеются, в то время как на месторождениях и в районах перспективной деятельности часто не идет прием связи с телефона и иных носителей. Рынок улучшения коммуникаций также важен для МНР.

Монголия – страна, оказавшаяся вовлеченной в «большую игру» ключевых держав мира [1]. Тактика прогрессивного нейтралитета обеспечила стране приток инвестиций от каждой стороны многосторонней шахматной партии, целью которой является усиление позиций в субрегионе Восточной Азии – в МНР. Если руководство страны будет придерживаться данной тактики, то государство сможет продолжать развиваться в условиях волн глобального экономического кризиса. Несмотря на это, любой нейтралитет рано или поздно прекращается. В условиях многополярного мира перспективы его продления становятся для Улан-Батора актуальными и реальными на срок более десяти лет. Власти Монголии подготовили серии подробных инвестиционных проектов для постоянных и будущих партнеров, где предлагается подробный план комплексного вложения средств и позитивная динамика роста национальной экономики [12, 16, 17]. Не исключено, что если ряд международных блоковых организаций сделают предложения МНР, она вступит в членство на выгодных условиях. Этот переход ознаменует изменения отношений с противоположными блокам сторонами. Возможен сценарий развития таких событий [18] (Fukuyama, 2013), если кто-то из заинтересованных ранее в Монголии игроков резко прекратит программы инвестиций в экономику государства. В настоящее время таких шагов ни один из активных партнеров МНР не совершил.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
Dashnyam Nachin Foreign direct investment in Mongolia. Institute of Developing Economies. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ide.go.jp/English/Publish/Download/Apec/pdf/2001_23.pdf ( дата обращения: 21.01.2006 ).
Грайворонский В.В. Американских и китайских баз в Монголии не будет. Известия. [Электронный ресурс]. URL: http://izvestia.ru/news/348453#ixzz4YVVqMrv9 ( дата обращения: 13.05.2009 ).
Грайворонский В.В. Россия не может потерять экономические связи с Монголией. Asiarussia. [Электронный ресурс]. URL: http://asiarussia.ru/news/3630 ( дата обращения: 21.06.2017 ).
Тостухина А.В. Россия-Монголия история, вызовы ХХI века, перспективы._Международная_жизнь. Монголия также путем серии соглашений будет получать выгоды от ряда программ ШОС и Евразийского союза, а также от связи евразийского «Шелкового пути » и своего «Степного пути». Interaffairs. [Электронный ресурс]. URL: https: // .ru/news/show/16282 ( дата обращения: 31.10.2016 ).
Легендарные люди Монголии. Анастасия Ивановна Филатова. Legendtour. [Электронный ресурс]. URL: https: //www..ru/rus/mongolia/history/cedenbal-filatova.shtml ( дата обращения: 25.01.2017 ).
Millennium challenge corporation of the United States. Work. [Электронный ресурс]. URL: https: // www.mcc.gov/where-we-work/program/mongolia-compact ( дата обращения: 23.01.2017 ).
USAID. US Agency for International Development. С 1991 по 2008 гг. агентство провело серию программ инвестирования в МНР на сумму в 174.5 млн долларов США
С 2012 года партнерские отношения Монголии и НАТО вышли на новый_уровень. NATO on the Map. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nato.int/cps/en/natolive/news_85430.htm?selectedLocale=en ( дата обращения: 19.03.2012 ).
JCIC. Japan’s International Cooperation in Heritage Conversation. December, Tokyo. 2011.-P.7
За период 1995-2005 Япония инвестировала более 100 млн долларов США в различные программы развития культурных проектов и экономики МНР, уровень инвестиций продолжает расти в 2010-х гг. Mongolia business blog. [Электронный ресурс]. URL: http://mongoliabusinessblog.com/eurasia-capital-bullish-on-japanese-investments-in-mongolia ( дата обращения: 12.12.2016 ).
Медведева В. Индия даст Монголии миллиард долларов в кредит. Промышленность в тч добывающая, инфра, сх. [Электронный ресурс]. URL: http://newsbabr.com/?IDE=155589 ( дата обращения: 12.02.2017 ).
New Ulaanbaatar. International airport construction project. 03.01.2017
13. Базаров В.Б., Григорьева Ю.Г. Динамика монголо-корейской внешней торговли // Власть. – 2015. – № 8. – С. 120-124.
Justin Li Chinese investment in Mongolia: An uneasy courtship between Goliath and David. Economics, Politics and Public Policy in East Asia and the Pacific. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eastasiaforum.org/2011/02/02/chinese-investment-in-mongolia-an-uneasy-courtship-between-goliath-and-david/ ( дата обращения: 02.02.2011 ).
Вопросы привлечения инвестиций в автономный район Внутренняя Монголия КНР комплексный и требует ряда финансирования программ Синьхуа. 10.02.2017
Doing business in Mongolia 2015. Photos.state. [Электронный ресурс]. URL: http://.gov/libraries/mongolia/662225/pdfs/2015_reports-mongolia-country-commercial-guide.pdf ( дата обращения: 01.12.2016 ).
17. Your Guide to invest in Mongolia 2016 // Ulaanbaatar. – 2016. – С. 9-60.
18. Fukuyama Francis The Fall of the America // Newsweek. – 2013. – С. 10-12.