Статья опубликована в журнале «Теневая экономика»1 / 2017
DOI: 10.18334/tek.1.1.37630

Особенности теневого сектора региональной экономики

Новенькова Аида Зуфаровна, к.э.н., доцент, Казанский (Приволжский) федеральный университет, Россия

Expanding performance indicators of regional governance, taking into account the state of the underground sector - View in English

 Читать текст

Аннотация:
В статье сформулирована авторская трактовка системы показателей состояния теневого сектора экономики, учитывающая качество публичного управления. Дополнена существующая система показателей оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти региона в части включения определяющих перспективы развития региона показателей эффективности, результативности и качества регулирования теневой экономики, деятельности судебной власти и деятельности органов законодательной власти региона.
Цитировать публикацию:
Новенькова А.З. Особенности теневого сектора региональной экономики // Теневая экономика. – 2017. – Том 1. – № 1. – doi: 10.18334/tek.1.1.37630

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

Результирующий вектор развития современной экономики определяется в значительной степени соотношением противоположных тенденций глобализации и регионализации, которые проявляются на всех стадиях общественного воспроизводства и во всех сферах деятельности, что обусловливает необходимость разработки качественно новых управленческих технологий на макро-, мезо и микроуровнях. Реализация центробежных и центростремительных процессов вызывает изменения в содержании теневой экономики, включающей, согласно рекомендованному ООН методическому подходу, скрытую, или законодательно разрешенную, но официально не учитываемую деятельность в рамках формализованных структур и процедур; неформальную, или законодательно разрешенную, но не учитываемую деятельность неформальных структур; нелегальную, или законодательно запрещенную деятельность. Это находит выражение, с одной стороны, в унификации механизмов не учитываемой государством деятельности, в активизации неконтролируемых органами власти межгосударственных и межрегиональных потоков ресурсов, с другой стороны, в расширении спектра видов подобной деятельности, определяемых особенностями территории размещения экономических агентов. В этой связи возникает необходимость изучения теневого сектора на региональном уровне.

Законы и закономерности регионального развития и методические подходы к сущности управления на мезоуровне сформулированы в работах Дж. Бортса, Х. Боса, Ж.Р. Бурдвиля, Д. Вайнштайна, Э. Венаблеса, Дж. Гаглера, А.Гильберта, Е. Глейзера, Х. Гирша, Ч. Джонса, Д. Дэвиса, Х. Зиберта, Л. Инна, П. Кругмана, Х. Ласуэна, Т. Мори, Г. Мюрдаля, Ф. Перру, П. Потье, Х. Ричардсона, Т. Свана, Я. Тинбергена, Дж. Фридмана, П.Хаггета, Т. Хагерстранда, Р. Холла и др.

Проблемы функционирования региональной экономики получили отражение в трудах П. М. Алампиева, А. Д. Арзамасцева, Н. Г. Багаутдиновой, Л. В. Канторовича, С. В. Киселева, Н. Н. Колосовского, И. А. Кузнецова, В. В. Леонтьева, А. Е. Пробста, С. Г. Струмилина, А. И. Татаркина и др. Всесторонние исследования источников и содержания регионального развития проводились П. Я. Баклановым, А. Д. Викторовым, М. В. Глазыриным, Л. К. Гуриевой, В. И. Дуженковым, В. В. Кулешовым, Е. А. Монастырным, К. И. Плетневым, И. С. Цыпиным и др.

Вопросы легализации теневой экономической деятельности и обеспечения национальной безопасности России в эпоху глобализации занимают важное место в научной дискуссии о путях реформирования российской экономики, а также в специальных работах известных российских ученых и общественных деятелей. Среди них труды Т. А. Агаповой, С. А. Афонцева, А. В. Возженкова, Е. Т. Гайдара, С. Ю. Глазьева, А. Н. Илларионова, А. В. Колосова, Д. С. Львова, А. А. Прохожева, В. К. Сенчагова, А. Г. Шаваева и др.

Цель исследования заключается в выявлении структуры теневого сектора региональной экономики с использованием методики макросегментирования, что позволяет уточнить состав рекомендаций относительно формирования и развития системы регулирования теневым сектором региональной экономики на основе совершенствования публичного управления.

Теоретической и методологической основой исследования являются концептуальные положения фундаментальных и прикладных научных работ ведущих отечественных и зарубежных ученых в области стратегического менеджмента, регионального управления, разработки и принятия управленческих решений, управления внедрением информационных систем.

Информационную базу исследования составляют сведения федеральных органов государственной статистики Российской Федерации (Росстат) и их территориальных управлений, Счетной палаты РФ, Министерства экономического развития РФ, Министерства финансов РФ, а также данные Международной неправительственной организации Transparency International.

Теоретическая значимость исследования заключается в дальнейшем развитии методической базы формирования системы регионального регулирования теневой экономикой на основе использования инструментов публичного управления с целью обеспечения качественных изменений в развитии регионального хозяйства.

Сегменты на сетке

Исследование теневого сектора региональной экономики позволило предложить авторский подход к его структуре, отличающийся от используемого в практике государств с развитой рыночной экономикой и учитывающий особенности современной России. Согласно данному подходу, в составе теневой экономики выделены следующие составляющие: домашняя экономика, в рамках которой явные контрактные отношения регулируются исключительно неформальными институтами (традиции, социальный капитал, социальное доверие и др.) без нарушения формальных ограничений; теневая, или криминальная экономика как совокупность неявных контрактов с участием незарегистрированных в установленном порядке субъектов предпринимательских отношений, которые осуществляются с нарушением формальных институтов (законы, подзаконные акты) вопреки механизмам принуждения, обеспечивающим соблюдение институциональных ограничений, что принимает форму экономических преступлений; нефиксируемая экономика как совокупность неявных контрактов, осуществляемых агентами легального сектора экономики (зарегистрированными в установленном порядке субъектами предпринимательства, бюрократическим аппаратом, менеджерами) с нарушением формальных ограничений, что принимает форму налоговых и иных правонарушений; неучтенная, или ненаблюдаемая экономика как совокупность неявных контрактов, осуществляемых с нарушением требований финансового и иных форм государственного контроля с участием агентов легального сектора экономики (искажение отчетности, приписки, фальсификация сведений о качестве товаров и др.); собственно неформальная экономика как совокупность неявных контрактов, осуществляемых в соответствии с неформальными институтами (оппортунистическое рентоориентированное поведение бюрократического аппарата, субъектов предпринимательства, домохозяйств).

В ходе анализа проведена сегментация теневого сектора региональной экономики в соответствии с содержанием модели концептуализации базового рынка и выделением базовой потребности, которая в данном случае представляет собой потребность экономических агентов в максимизации дохода и минимизации трансакционных издержек. В качестве дополнительных потребностей, удовлетворяемых в результате теневизации экономики, выступают потребность в соперничестве (удовлетворяемая на основе реализации конкурентного потенциала) [1, 3, 9] (Akhmeduev, 2015; Glushkov, 2010; Podolnyy, Podolnaya, 2009), потребность в причастности (принадлежности к социальной группе) и потребность в самовыражении (удовлетворяемая на основе реализации инновационного потенциала) [7, 8] (Kalmanbetova, 2016; Novenkova, 2012).

Полученные данные позволяют построить сетку макросегментирования по следующим переменным: «функция», или пакет выгод, воспринимаемых группой экономических агентов (формирование новых (институциональное новаторство), дублирование существующих (институциональная конкуренция) и угасание устаревших институтов (институциональная консервация)); «технология», или альтернативные способы выполнения функций (соответствующие формальным институтам; нарушающие формальные институты, но не характеризующиеся общественной опасностью; нарушающие формальные институты и характеризующиеся общественной опасностью), «потребители», наделенные определенными целевыми установками (домохозяйства, субъекты предпринимательства, государство) [2, 5, 6] (Voronina, 2016; Zazdravnyh, 2015; Kalashnikova, Mironenko, 2014). Следовательно, теневой сектор региональной экономики делится на 27 сегментов (3*3*3). Каждый из указанных сегментов обладает определенными ключевыми характеристиками.

1 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию инновационного потенциала домохозяйств в соответствии с формальными институтами (репетиторство, индивидуальное строительство).

2 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию инновационного потенциала домохозяйств с нарушением формальных институтов (незаконное индивидуальное предпринимательство с причинением ущерба, не являющегося крупным и особо крупным).

3 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию инновационного потенциала домохозяйств с нарушением формальных институтов и характеризующиеся общественной опасностью (незаконное индивидуальное предпринимательство с причинением ущерба, являющегося крупным и особо крупным).

4 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию конкурентного потенциала домохозяйств в соответствии с формальными институтами (скрытая занятость).

5 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию конкурентного потенциала домохозяйств с нарушением формальных институтов (легальная занятость, но с декларацией части трудового дохода с целью снижения налогового бремени).

6 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию конкурентного потенциала домохозяйств с нарушением формальных институтов и характеризующиеся общественной опасностью (нарушение правил валютного, налогового, таможенного законодательства, влекущее за собой уголовную ответственность).

7 тип. Теневые процессы с участием домохозяйств, обеспечивающие институциональную консервацию в соответствии с формальными институтами (ведение подсобного хозяйства).

8 тип. Теневые процессы с участием домохозяйств, обеспечивающие институциональную консервацию с нарушением формальных институтов (оппортунизм заемщиков при исполнении договора банковского кредитования, потребителей услуг ЖКХ).

9 тип. Теневые процессы с участием домохозяйств, обеспечивающие институциональную консервацию с нарушением формальных институтов и характеризующиеся общественной опасностью (дача взятки должностному лицу, фальшивомонетничество).

10 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию инновационного потенциала субъектов предпринимательства в соответствии с формальными институтами (разработка и внедрение принципиально новых инструментов финансового рынка, в качестве которых на определенном этапе развития выступали деривативы, факторинг, форфейтинг и др.).

11 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию инновационного потенциала субъектов предпринимательства с нарушением формальных институтов (незаконное предпринимательство в форме предпринимательства без лицензии или с нарушением лицензионных требований с причинением ущерба, не являющегося крупным и особо крупным; лжепредпринимательство).

12 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию инновационного потенциала субъектов предпринимательства с нарушением формальных институтов и характеризующиеся общественной опасностью (незаконное предпринимательство с причинением ущерба, являющегося крупным и особо крупным).

13 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию конкурентного потенциала субъектов предпринимательства в соответствии с формальными институтами (налоговая оптимизация, основанная на двойственной трактовке норм налогового законодательства).

14 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию конкурентного потенциала субъектов предпринимательства с нарушением формальных институтов (фальсификация сведений о качестве товара, о состоянии показателей финансово-хозяйственной деятельности с целью снижения налогового бремени, использование чужого товарного знака).

15 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию конкурентного потенциала субъектов предпринимательства с нарушением формальных институтов и характеризующиеся общественной опасностью (нарушение правил валютного, налогового, таможенного, трудового законодательства, влекущее за собой уголовную ответственность; производство и реализация товаров, исключенных из свободного оборота (оружие, наркотические средства)).

16 тип. Теневые процессы с участием субъектов предпринимательства, обеспечивающие институциональную консервацию в соответствии с формальными институтами (использование неэффективной ставки по кредитам банковскими организациями).

17 тип. Теневые процессы с участием субъектов предпринимательства, обеспечивающие институциональную консервацию с нарушением формальных институтов (оппортунизм менеджеров).

18 тип. Теневые процессы с участием субъектов предпринимательства, обеспечивающие институциональную консервацию с нарушением формальных институтов и характеризующиеся общественной опасностью (фиктивное и преднамеренное банкротство).

19 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию инновационного потенциала государства в соответствии с формальными институтами (налоговая амнистия).

20 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию инновационного потенциала государства с нарушением формальных институтов (создание преференций для товаров, которые произведены предпринимателями, зарегистрированными в регионе (муниципальном образовании)).

21 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию инновационного потенциала государства с нарушением формальных институтов и характеризующиеся общественной опасностью (нарушение принципа единства экономического пространства).

22 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию конкурентного потенциала государства в соответствии с формальными институтами (логроллинг, лоббизм).

23 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию конкурентного потенциала государства с нарушением формальных институтов (высокие барьеры для вступления на локальный рынок).

24 тип. Теневые процессы, обеспечивающие реализацию конкурентного потенциала государства с нарушением формальных институтов и характеризующиеся общественной опасностью (нецелевое расходование бюджетных средств).

25 тип. Теневые процессы с участием государства, обеспечивающие институциональную консервацию в соответствии с формальными институтами (искажение официальной отчетности региональными органами власти с целью получения дотаций из федерального бюджета).

26 тип. Теневые процессы с участием государства, обеспечивающие институциональную консервацию с нарушением формальных институтов (оппортунизм бюрократического аппарата, нарушение правил ведения закупок для государственных нужд).

27 тип. Теневые процессы с участием государства, обеспечивающие институциональную консервацию с нарушением формальных институтов и характеризующиеся общественной опасностью (коррупция, взяточничество).

В отличие от традиционных методов сегментирования предложенный метод макросегментирования теневого сектора региональной экономики позволяет выделить однородные части (сегменты) исследуемого рынка и детализировать аналитическую работу применительно к характеристикам отдельных экономических агентов, что является основой для разработки действенных механизмов легитимизации теневых процессов с учетом особенностей региональной экономики.

Вывод

Проведенное исследование позволило уточнить понятийно-терминологическую конструкцию категории «теневая экономика», что способствует выявлению влияния теневого сектора на динамику мезоэкономических индикаторов.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Арбузов С.Г. Оценка эффективности управления инновационным развитием в контексте обеспечения экономической безопасности // Креативная экономика. – 2016. – № 12. – С. 1337-1344. – doi: 10.18334/ce.10.12.37201.
2. Ахмедуев А. Теневая экономика: системный ресурс и фактор торможения социально-экономического развития // Вопросы экономики. – 2015. – № 9. – С. 152-160.
3. Воробьева О.Д. Эффекты и промахи трансформации институтов миграционной политики в России // Миграция и социально-экономическое развитие. – 2016. – № 3. – С. 153-178. – doi: 10.18334/migration.1.3.38087.
4. Ивановская Л.А. Влияние минимальной зарплаты на рынок труда // Экономика труда. – 2016. – № 4. – С. 341-358. – doi: 10.18334/et.3.4.37097.
5. Косьмин А.Д., Кузнецова О.П. Коррупция как форма свечения высокого уровня примативности // Российское предпринимательство. – 2015. – № 24. – С. 4403-4418. – doi: 10.18334/rp.16.24.2172.
6. Костин А.В. Теневая экономика и государственное управление // Мир экономики и управления. – 2012. – № 1. – С. 18-25.
7. Кочергин М.А. Безработица и её последствия для экономики страны (статистический анализ на примере РФ) // Экономика труда. – 2017. – № 1. – С. 9-18. – doi: 10.18334/et.4.1.37767.
8. Красильникова Е.А., Майорова Е.А. Оценка тенденций развития структуры поступления и использования денежных доходов населения, а также мобильности трудовых ресурсов в территориальном разрезе России // Торгово-экономический журнал. – 2015. – № 4. – С. 259-274. – doi: 10.18334/tezh.2.4.1958.
9. Кузнецов В.В., Кузнецова О.П., Гальцева О.В. О социальной сущности коррупции // Российское предпринимательство. – 2016. – № 11. – С. 1381-1394. – doi: 10.18334/rp.17.11.35306.
Метелев С.Е. Криминальные явления в современном российском обществе и их влияние на экономику и управление. / Монография. - Омск : Омский институт (фил.) РГТЭУ, 2009. – 494 с.
11. Немчанинова М.А. Применение зарубежного опыта для совершенствования региональной концессионной политики // Государственно-частное партнерство. – 2015. – № 2. – С. 87-100. – doi: 10.18334/ppp.2.2.1860.
12. Новенькова А.З. Влияние теневой экономики на динамику показателей регионального социально-экономического развития // Теневая экономика. – 2017. – № 2. – doi: 10.18334/tek.1.2.37632.
13. Новенькова А.З. Особенности теневого сектора региональной экономики // Теневая экономика. – 2017. – № 1. – doi: 10.18334/tek.1.1.37630.
Новенькова А.З. Регулирование теневого сектора региональной экономики на основе развития системы публичного управления. / автореферат дис.,.. канд. экон. наук : 08.00.05., 2012. – 27 с.
15. Пигина Т.Н. Безработица как показатель социально-экономического развития региона (на примере Республики Хакасия) // Российское предпринимательство. – 2015. – № 6. – С. 843-852. – doi: 10.18334/rp.16.6.146.
16. Пустобаев В.П. Модель формирования графа институциональной среды региона // Вопросы инновационной экономики. – 2015. – № 4. – С. 207-228. – doi: 10.18334/vinec.5.4.34864.
17. Селиванов А. И. Геополитические и геоэкономические причины коррупции в России // Государственная власть и местное самоуправление. – 2010. – № 5. – С. 35-43.
18. Топилин А.В. Миграция и сбалансированность региональных рынков труда // Миграция и социально-экономическое развитие. – 2016. – № 2. – С. 79-96. – doi: 10.18334/migration.1.2.38084.
19. Тохиров Т.И. Управление экономической безопасностью региона // Экономика, предпринимательство и право. – 2013. – № 2. – С. 19-26.