Статья опубликована в журнале «Экономические отношения»2 / 2014
DOI: 10.18334/.37326

Внешнеэкономические аспекты обеспечения экономической безопасности Российской Федерации в условиях членства в ВТО

Дробот Елена Валерьевна, кандидат экономических наук, доцент, зав. кафедрой таможенного дела и внешнеэкономической деятельности, Выборгский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Россия

The external economic aspects of economic safety provision of the Russian Federation in the conditions of WTO membership - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 25

Аннотация:
В статье проводится анализ внешних и внутренних угроз экономической безопасности России. Рассчитываются показатели импортозависимости, дается оценка компенсации снижения тарифных мер регулирования в условиях ВТО по отдельным товарным группам при импорте.
Цитировать публикацию:
Дробот Е.В. Внешнеэкономические аспекты обеспечения экономической безопасности Российской Федерации в условиях членства в ВТО // Экономические отношения. – 2014. – Том 4. – № 2. – С. 62-71. – doi: 10.18334/.37326

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

Как известно, экономическая безопасность страны представляет собой такое состояние экономики, при котором обеспечивается защита национальных интересов даже при самых негативных сценариях развития внутренних и внешних процессов.

Если говорить об оценке состояния российской экономики с точки зрения экономической безопасности, то следует отметить недостаточное внимание органов государственной власти страны, прежде всего, к нормативно-правовой стороне данного вопроса.

Так, Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (Основные положения) была принята еще в 1996 г. и с тех пор не редактировалась.

Новый федеральный закон «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ [1] вообще не содержит понятийного аппарата в области безопасности и этим в худшую сторону отличается от действовавшего до него закона Российской Федерации от 5 марта 1992 г. N 2446-I «О безопасности» [2] (ныне утратившего силу).

Однако изменяющиеся условия, обусловленные в первую очередь внешними процессами (такими, как интеграция России в Таможенный союз ЕврАзЭС и вступления в ВТО), требуют не только детального изучения проблем и угроз в области экономической безопасности страны, их ранжирования, но и разработки механизмов обеспечения экономической безопасности в новых экономических условиях.

Здесь следует отметить возрастающую роль инструментов таможенной политики (таможенно-тарифного и нетарифного регулирования внешнеэкономической деятельности) в обеспечении экономической безопасности.

Поэтому интерес представляет исследование состояния экономической безопасности России с точки зрения наличия (отсутствия) опасностей и угроз, обусловленных интеграцией России в мирохозяйственные связи, а также разработка механизма минимизации данных угроз с учетом ограничений, накладываемых вступлением России в ВТО. Именно данным вопросам и будет посвящена представленная статья.

Как известно, наиболее распространенный классификационный подход к типизации опасностей и угроз экономической безопасности страны разделяет их на внутренние и внешние.

Для Российской Федерации, при всей сложности внешнеэкономической и политической обстановки, внутренние опасности и угрозы экономической безопасности вот уже более двадцати лет находятся на переднем плане.

Эти внутренние угрозы были обозначены еще в 1996 г. в Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (далее – Стратегия) и до сих пор своей актуальности не потеряли.

К внутренним угрозам экономической безопасности России, прежде всего, относятся следующие:

¾                усиление имущественного расслоения общества. По данным Минэкономразвития РФ, уровень доходов наиболее обеспеченных россиян более чем в 16 раз превышает уровень доходов наименее обеспеченных граждан,

¾                разрушение научно-технического потенциала страны. По абсолютным затратам на науку Россия сегодня примерно в 5 раз уступает Германии, в 7 раз – Японии и в 17,5 (а с учет частных инвестиций в 100 раз) – США,

¾                деформированность структуры российской экономики и усиление ее топливно-сырьевой направленности,

¾                низкая конкурентоспособность продукции большинства отечественных предприятий,

¾                возрастание неравномерности социально-экономического развития регионов,

¾                наличие теневой экономики.

Как было указано в Стратегии «основными причинами, вызывающими возникновение указанных угроз, являются неустойчивость финансового положения предприятий, неблагоприятный инвестиционный климат, сохранение инфляционных процессов и другие проблемы, связанные с финансовой дестабилизацией в экономике» [3].

И что же мы видим по прошествии восемнадцати лет с момента принятия Стратегии? Актуальность сохранили не только угрозы экономической безопасности России, но и причины, их вызывающие остались практически те же.

Перейдем к внешним опасностям и угрозам экономической безопасности России.

В Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации в 1996 г. были названы следующие внешние угрозы: завоевание иностранными фирмами внутреннего рынка России по многим видам товаров народного потребления; приобретение иностранными фирмами российских предприятий в целях вытеснения отечественной продукции как с внешнего, так и с внутреннего рынка; рост внешнего долга России и связанное с этим увеличение расходов бюджета на его погашение. Так же, на наш взгляд, не следует забывать и о таких угрозах, как «утечка умов» [1] и бегство капитала [2].

Среди выше названных угроз только рост внешнего долга удалось стабилизировать, погасив его опережающими темпами в период благоприятной конъюнктуру цен на нефтяном рынке [3].

Что касается остальных других угроз, то в условиях вступления России в ВТО они приобретают только большую опасность.

Прежде всего, речь идет об увеличении импортозависимости России.

Как известно, из соображений национальной экономической безопасности страны должна иметь хотя бы минимум производства стратегически важных товаров на своей национальной территории (речь идет о таких отраслях, как пищевая и легкая промышленность).

Если проанализировать данные таможенной статистики внешней торговли России за 2013 г., то можно увидеть, что наибольший вес в импорте имеют поставки в Россию машин и оборудования (48%), медикаментов (4%), одежды и обуви  (4%).

Рис. 1.  Структура импорта в Россию в 2013 г.

Доля импорта продовольственных товаров и сырья для их производства в январе-декабре 2013 года составила около 14%, и здесь отмечается рост по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

Как известно, для оценки состояния экономической безопасности страны, степени открытости экономики, ее вовлеченности в мирохозяйственные связи и  импортозависимости используются три показатели: импортная квота, экспортная квота и внешнеторговая квота (или индекс открытости экономики).

Проведем оценку экономической безопасности на основе расчета импортной квоты за 2005 г., 2011-2013 гг.

Объем импорта в Россию в целом в 2013 г. составил 317805,6 млн долл. Соответственно, при объеме ВВП России в 2014775 млн долл. (по данным Мирового банка) импортная квота России за 2013 г., рассчитываемая как отношение объема импорта за год к ВВП за год, составила 15,77%.

В 2012 г. ВВП России был 2000000 млн долл. и при импорте в размере  312500 млн долл. импортная квота была 15,16 %. В 2011 г. импортная квота составила около 16 %.

ОбъёмВВП России в 2005году составлял 766200 млндолл. и  при объеме импорта за тот же период 98505,3 млн долл. импортная квота была 12,8 %.

Таблица 1

Расчет показателей импортозависимости России

Показатели

2005 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

ВВП номинальный (по данным Мирового банка), млн долл.

766200

1885000

2000000

2014775

Импорт, млн долл.

98505,3

305313

312500

317805,6

Импортная квота, %

12,8

16,1

15,16

15,77

Рис. 2. Динамика объемов импорта в Российскую Федерацию в 2000-2013 гг. (по данным таможенной статистики)

На основании представленных в таблице 1 и на рис. 2 данных можно сделать еще один вывод: рост объемов импорта в 2013 г. к 2005 г. составил 321% (т.е. импорт  увеличился более чем в 3 раза), а по сравнению с 2000 г. импорт в Россию возрос более, чем в 9 раз.

Таким образом, в последние годы (а с момента вступления России в ВТО в особенности) импортозавизимость страны только возрастает. И ожидать ее снижения, на наш взгляд, не следует.

Именно рост импортозависимости, на наш взгляд, представляет собой наиболее опасную угрозу национальным интересам России в условиях вступления в ВТО.

В целях минимизации данной угрозы необходимой представляется разработка четкого механизма регулирования внешнеэкономической деятельности с применением таможенно-тарифных и нетарифных мер, который бы учитывал ограничения, накладываемые членством России в ВТО.

В связи с тем, что в условиях членства в ВТО возможности применения страной мер таможенно-тарифного регулирования ограничены, возрастает роль и значение методов нетарифного регулирования во внешней торговли.

ВТО/ГАТТ характеризует НТО как «любые  действия, кроме тарифов, препятствующие свободному потоку международной торговли» [4, c. 10].

Классификационная схема, разработанная Секретариатом ГАТТ вначале 1970-х гг., к настоящему времени насчитывает более 600 конкретных видов нетарифных мер и объединяет их в 7 основных категорий:

1) участие государства в торговле и ограничительная практика, разрешенная правительством (налоговые льготы, субсидии, правительственные закупки, государственная монополия, компенсационные пошлины и т.д.);

2) таможенные и  административные ввозные процедуры (антидемпинг, таможенная оценка, правила происхождения, консульский сбор, импортное лицензирование, предотгрузочная инспекция, таможенные формальности, взятие проб и образцов и т.д.);

3) технические барьеры в торговле (технические регламенты, стандарты, система испытания и сертификация);

4) санитарные и фитосанитарные меры;

5) специфические ограничения (квотирование, эмбарго, валютный контроль, экспортные ограничения, тарифные квоты, экспортные налоги, требования к упаковке и маркировке и т.д.);

6) импортные сборы (пограничные налоги, предварительные импортные депозиты и т.д.);

7) другие (защита интеллектуальной собственности, защитные и чрезвычайные меры) [4, c. 346–347].

Позиция ВТО в отношении данной группы мер носит следующий характер. ВТО рекомендует странам осуществлять регулирование внешней торговли таможенно-тарифными методами, доводя при этом средней уровень ставки импортного таможенного тарифа до 3% (по странам-членам ВТО), и отказываться от количественных и прочих нетарифных ограничений. Но поскольку жесткого запрета на использование этих мер в ВТО нет, то мировая практика по их применению продолжает расти и развиваться.

На наш взгляд, после состоявшегося в 2012 г. вступления России в ВТО нашей стране следует развивать систему нетарифного регулирования на основе опыта Европейских стран и США, поскольку применение таможенного тарифа как средства защиты внутреннего рынка  в условиях ВТО ограничено [5].

Таблица 2

Компенсация снижения тарифных мер регулирования в условиях ВТО по отдельным товарным группам при импорте в Таможенный союз ЕврАзЭС

Ставка ввозной пошлины

до вступления России в ВТО

Ставка ввозной пошлины

после вступление России в ВТО

Введенная компенсирующая нетарифная мера

Последствия введения компенсирующей нетарифной меры

Продовольственные и сельскохозяйственные импорта (группы 1-24 ТН ВЭД ТС)

Живые свиньи

40%, но не менее 0,5 евро за 1 кг

5%

Запрет на ввоз живых животных из стран Евросоюза

Падение импорта живых свиней в 7,8 раз с 429,7 тыс. шт. до 54,8 тыс. шт.

Машины и оборудование стран Таможенного союза ЕврАзЭС и ЕЭП (группы 84-87, 90 ТН ВЭД ТС)

Новые легковые автомобили (в среднем)

30%

25%

Утилизационный сбор

Компенсация потерь от снижения ставки таможенной пошлины

Легковые автомобили, бывшие в эксплуатации (в среднем)

35%

25%

И Российская Федерация начала активно применять данную группу методов воздействия на внешнеэкономическую деятельности практически сразу после вступления в ВТО (здесь речь идет, прежде всего, о введении утилизационного сбора, который компенсировал снижение ставок импортных таможенных пошлин для легковых автомобилей).

Рассмотрим, каким образом еще происходила компенсация снижения тарифных мер регулирования в условиях членства России в ВТО по отдельным товарным группам при импорте в Таможенный союз (ТС) ЕврАзЭС.

Так, ставка ввозной пошлины на живых свиней в обновленном Едином таможенном тарифе (ЕТТ) ТС, принятом после присоединения России к ВТО, снизилась в 8 раз – с 40% , но не менее 0,5 евро за 1 кг до 5%. Стимулирующий эффект от её снижения был, однако, снивелирован запретом на ввоз живых животных из стран Евросоюза, который привел к падению импорта живых свиней в Таможенный союз в натуральных показателях в 7,8 раз с 429,7 тыс. шт. до 54,8 тыс. шт. (при росте среднеконтрактных цен сокращение стоимостного объема поставок составило 2,7 раз).

Эффект снижения тарифной защиты в отношении ряда товарных позиций, наиболее чувствительных для промышленности и сельского хозяйства стран Таможенного союза и Единого экономического пространства (ЕЭП), был также снивелирован путем применения нетарифных мер регулирования. Так, адвалорная составляющая ставки таможенной пошлины на новые легковые автомобили в среднем снизилась с 30% до 25%, на бывшие в эксплуатации – с 35% до 25%. Снижение адвалорной составляющей на грузовые автомобили составило 10–20% на новые и 5–15% – на бывшие в употреблении. В отношении автобусов ставки ввозных таможенных пошлин были снижены в 1,5–2,5 раза.

Вместе с тем, в Российской Федерации в качестве компенсационной меры на моторные транспортные средства был введен утилизационный сбор, а в Республике Беларусь и Республике Казахстан пошлины на моторные транспортные средства не были изменены по сравнению с ввозным тарифом, действовавшим до сентября 2012 г. [6, 7].

Несмотря на то, что уровень защиты в отношении моторных транспортных средств по существу не изменился, ввоз легковых автомобилей снизился.

Таким образом, нетарифное регулирование может являться тем инструментом, с помощью которого наша страна может активно воздействовать на внешнеэкономическую деятельности, находясь в правовом поле ВТО.

Заключение

Подведем итоги. Решение проблем экономической безопасности России требует совершенствования государственного регулирования внешнеэкономичес-кой деятельности.

Для этого, на наш взгляд, необходима разработка и принятие новой Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации, в которой нашли бы отражения современные реалии, угрозы, обусловленные интеграцией России в мировую экономику, и были бы предложены механизмы их устранения.

В целях повышения эффективности государственного регулирования внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации в рамках Таможенного союза ЕврАзЭС также  можно предложить дальнейшее развитие и совершенствование системы  нетарифного регулирования.



[1] Россия только набирает силу по числу уехавших специалистов. Первое место по этому показателю занимает Великобритания, которую ежегодно покидают 1 млн 441 тысяч лиц с высшим образованием (в их числе не только ученые), для Германии - это 817 тысяч и для России - чуть более 200 тысяч человек. Только в 2012 году профессиональная эмиграция из России в США составила 48 000 человек, в Израиль - около 12 000, в Австралию - 10 000, в Германию - 9000 и в Канаду - 7000 человек. По данным Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА), с 1992 г. из России эмигрировало более 3 млн специалистов. Среди причин «утечки умов» следует назвать низкий уровнем жизни российских ученых, а также агрессивная политика ведущих западных государств и стран Юго-Восточного региона по привлечению наиболее талантливых и перспективных ученых из других стран мира к работе в своих научных и высокотехнологических секторах. В этих странах, к числу которых относятся США, ведущие государства Европейского союза, Канада, Япония, Израиль, Южная Корея, Австралия, Китай, Малайзия, принимаются и реализуются специальные правительственные программы, нацеленные на стимулирование научной иммиграции.

[2] С 1993 г. из России в оффшоры вывезено $797,9 млрд. Наибольший объем капиталов, вывезенных из России, приходится на Кипр, Люксембург, Нидерланды (включая голландские автономии в Карибском бассейне), Британские Виргинские острова, на британские острова Мэн, Гернси, Джерси и Каймановые. 

[3] Пик российского государственного долга пришёлся на 1998 год (146,4 % ВВП). На 1 января 2000 года  внешний долг достиг 158,7 млрд долларов.  По состоянию на 1 января 2014 г. внешний государственный долг России составляет 61,7 млрд долл. Общий внешний долг (частного и федерального сектора) России на 1 января 2014 г. – 727 млрд долл.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. О безопасности : федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ // Российская газета. - Федеральный выпуск №5374. - 29 декабря 2010 г.
2. О безопасности : закон РФ от 5 марта 1992 г. N 2446-I (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) // Система ГАРАНТ URL: http://base.garant.ru/10136200/
3. Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (Основные положения) (одобрена указом Президента РФ от 29 апреля 1996 г. № 608) // СЗ РФ. – 1996. - № 18. – 29 апреля.
4. Дюмулен И.И. Международная торговля. Тарифное и нетарифное регулирование / И.И. Дюмулен. – Москва: ВАВТ, 2011. – С. 346-347.
5. Дробот Е.В. Новый мировой порядок и перспективы института государства в XXI веке // Политика, государство и право. 2014. № 10 (34). С. 3-6.
6. Дробот Е.В., Дмириева Е.О. Практические аспекты применения инструментов нетарифного регулирования внешнеэкономической деятельности в условиях членства России в ВТО и интеграции в Таможенный союз // Экономические отношения. — 2013. — № 2 (6). — doi: 10.18334/.37344
7. Костылева С.О. Вступление России в ВТО: предложения по оптимизации отрицательных последствий // Экономические отношения. — 2013. — № 1 (5). — doi: 10.18334/.37351