Статья опубликована в журнале «Продовольственная политика и безопасность»3 / 2016
DOI: 10.18334/ppib.3.3.36494

Аграрная политика: эффективность и условия оптимизации

Антамошкина Елена Николаевна, кандидат экономических наук, доцент; доцент кафедры социально-культурного сервиса, Волгоградский государственный аграрный университет, Россия

Agrarian policy: efficiency and optimization terms - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 15

Аннотация:
Актуальность проблемы оценки эффективности аграрной политики состоит в том, что в изменившихся в связи с вступлением в ВТО условиях регулирования от эффективности политических мер зависит конкурентная позиция сельских товаропроизводителей на внутреннем и внешнем рынках. Эффективность аграрной политики невозможно оценить единым показателем, поскольку она включает целый ряд самостоятельных направлений: развитие сельскохозяйственного производства, обеспечение продовольственной безопасности, повышение уровня жизни сельского населения, рост доходов сельхозпроизводителей. В связи этим оценка эффективности аграрной политики должна включать в себя детальный анализ различных направлений с помощью специализированных показателей оценки, что также актуализирует исследуемую проблему.
В статье предложена методика оценки эффективности аграрной политики, позволяющая определить интегральный показатель: индекс эффективности, рассчитанный на основе экономических, финансовых и социальных индикаторов эффективности. Для каждого индикатора эффективности аграрной политики установлены критерии оценки и пороговые значения показателей. В статье определены виды эффективности аграрной политики, выявлены и систематизированы критерии и показатели эффективности.
Методика оценки эффективности аграрной политики апробирована на статистических данных регионов ЮФО. Установлено, что индекс эффективности аграрной политики ЮФО (Ieap) в 2014 году равен 0,8, что соответствует допустимому уровню. Отклонение рассчитанного показателя от 1 связано с невысокой эффективностью аграрной политики по социальным индикаторам.
Теоретическая значимость заключается в содержательном дополнении методических подходов и моделей оценки эффективности аграрной политики с точки зрения обоснования интегрального показателя – индекса эффективности аграрной политики. Практическая значимость заключается в разработке и апробации методики оценки эффективности аграрной политики, которая универсальна и может применяться в различных регионах и макрорегионах России, она позволяет оперативно проводить оценку эффективности аграрной политики на основе системы показателей: экономической, социальной и финансовой эффективности.

JEL-классификация: C13, Q17, Q18

Цитировать публикацию:
Антамошкина Е.Н. Аграрная политика: эффективность и условия оптимизации // Продовольственная политика и безопасность. – 2016. – Том 3. – № 3. – С. 131-144. – doi: 10.18334/ppib.3.3.36494

Введение

Аграрная политика оказывает комплексный, синергетический экономический эффект на экономику и общество в целом, поскольку она связана не только с развитием сельскохозяйственного производства и обеспечением продовольственной безопасности, но и с созданием условий для повышения уровня и качества жизни сельского населения, роста доходов производителей сельскохозяйственной продукции.

Обеспечение оптимального уровня продовольственной безопасности, в том числе на региональном уровне экономики, требует разработки механизма оптимизации аграрной политики региона и комплекса мер по ее модификации в направлении обеспечения продовольственной безопасности в условиях импортозамещения, оценки оптимальности текущих методов и инструментов аграрной политики по критерию обеспечения продовольственной безопасности. Соответственно, требуется оценка оптимальности текущих методов и инструментов аграрной политики.

В качестве одного из критериев, по которым можно проводить оценку оптимальности аграрной политики, выступает критерий обеспечения продовольственной безопасности. Именно с точки зрения данного критерия решение о введении Россией продовольственных антисанкций в ответ на санкции, введенные европейскими странами и США, можно рассматривать как лучший вариант из множества возможных решений в современных условиях.

Обсуждение

Теоретико-методологические основы анализа аграрной политики изложены в трудах советских и российских экономистов-аграрников: Н. И. Буздалова, А. В. Чаянова, В. В. Милосердова, Н. К. Фигуровской и ряда других исследователей [3; 18; 6; 17] (Buzdalov, 1993; Chayanov, 1989; Miloserdov, Miloserdov, 2002; Figurovskaya, 2010). Аграрная политика как один из элементов социально-экономической политики государства, ее специфика, меры и направления регулирования, в том числе в сфере обеспечения продовольственной безопасности охарактеризованы А. И. Алтуховым [1] (Altukhov, 2014), В. Г. Ларионовым [5] (Larionov, 2015), Н. А. Кулагиной [4] (Kulagina, 2014), В. И Назаренко [7] (Nazarenko, 2008), И. Г. Ушачевым [16] (Ushachev, 2014). Самостоятельным направлением анализа аграрной политики являются исследования по анализу и оценке ее эффективности, в трудах П. В. Михайлушкина [15] (Trubilin, Sidorenko, Mikhaylushkin, 2012), В. Я. Узуна [19] (Shagayda, Uzun, 2015) рассматриваются методы оценки влияния аграрной политики на развитие АПК и сельских территорий.

В мировой практике меры аграрной политики принято группировать по двум направлениям: меры внутренней поддержки и внешнеторговые меры [21] (Olaoy, 2014). Особую актуальность проблема оценки эффективности аграрной политики приобрела с созданием ВТО, когда возникала необходимость анализа результатов и последствий вступления в данную организацию. Были разработаны разнообразные модели оценки аграрной политики. При этом, по сути, они относятся либо к моделям общего (модель WTO, 1995 г.; the Multi-Regional Trade (MRT) Model, 1995), либо к моделям частичного равновесия (AGLINK, 2002 г.; WATSIM, 1998) [20; 22] (Capone, El Bilali, Debs, Cardone, Driouech, 2014; Sohi, Bell, Liu, 2014).

В российской практике оценка эффективности аграрной политики преимущественно осуществляется на макроэкономическом уровне на основе анализа воздействия различных инструментов государственной политики на агропродовольственный сектор. Например, с помощью модели общего равновесия Верхайма (CGE Model), возможно оценить результативность государственного регулирования агропродовольственного сектора, в том числе для отдельных отраслей АПК. Также были разработаны и модели частичного равновесия, наиболее известные: RATSIM (С. В. Киселев, Р. А. Ромашкин) и модель EPACIS (С. В. Киселев, Р. А. Ромашкин), которые применялись для анализа аграрной политики России, преимущественно в сфере внешней торговли продовольствием в рамках интеграционных процессов в СНГ, либо для оценки влияния мер внутренней поддержки на субъекты российского АПК [14] (Timofeeva, Antamoshkina, 2015).

Существуют методы оценки влияния отдельных мероприятий аграрной политики на развитие сельского хозяйства и эффективность сельскохозяйственных организаций, с использованием экономико-математических моделей (PEM-модель, AGLINK – KOSIMO). Перечисленные модели позволяют оценить влияние аграрной политики на рынки основных видов сельскохозяйственной продукции, проанализировать эффективность воздействия аграрной политики на сельское хозяйство в целом [14] (Timofeeva, Antamoshkina, 2015).

В качестве метода оценки эффективности аграрной политики России П. Таранов предложил использовать двухкритериальную модель анализа продовольственного рынка, основанную на теории сравнительных преимуществ. На основе сопоставления индекса продовольственной независимости и индекса Балласа для различных видов продовольственной продукции проводится анализ продовольственного рынка. Определяются приоритетные методы защиты рынка для каждого вида продовольствия, посредством кластеризации продовольственных товаров по группам в зависимости от уровня продовольственной независимости и конкурентоспособности на внутреннем и внешних рынках [13] (Taranov, Panasyuk, 2011).

Материалы и методы

Кроме того, существуют методологические проблемы определения эффективности аграрной политики, которую невозможно оценить одним показателем, поскольку политика включает целый ряд самостоятельных направлений: развитие сельскохозяйственного производства; обеспечение продовольственной безопасности; повышение уровня жизни сельского населения; рост доходов сельхозпроизводителей. Требуется оценка эффективности аграрной политики посредством детального анализа различных направлений с помощью разработанных и обоснованных специализированных показателей.

Можно выделить ряд подходов к оценке эффективности аграрной политики:

1) отраслевой, согласно которому для каждой подсистемы АПК выделяются соответствующие показатели, позволяющие оценить эффективность аграрной политики. С точки зрения отраслевого подхода показатели (индикаторы) эффективности аграрной политики целесообразно выделять в сфере производства (объемы выпуска сельскохозяйственной продукции, уровень рентабельности производства различных видов сельскохозяйственной продукции) и потребления продовольствия, в том числе по отдельным регионам России.

2) ресурсно-потенциальный подход, позволяющий определить абсолютную и относительную эффективность регулирования АПК посредством аграрной политики. Первая определяется соотношением потенциальных возможностей производства (имеющихся ресурсов) с фактическим объемом их использования. Относительная эффективность показывает отношение конечного эффекта к затратам (рентабельность сельскохозяйственного производства).

Несмотря на наличие различных подходов к оценке эффективности аграрной политики, все они сводятся к общей идее, согласно которой аграрная сфера экономики будет эффективна в том случае, если она в полном объеме выполняет свою основную функцию по обеспечению продовольственной безопасности.

При оценке эффективности мер аграрной политики региона следует учитывать различные виды ее эффективности [2] (Antamoshkina, 2014):

– экономическую, связанную с рациональным использованием ресурсного потенциала АПК, увеличением объемов производства сельскохозяйственной продукции и обеспечением потребления населением продовольствия в соответствии с рациональными нормами;

– финансовую, характеризующую результативность инвестиций в развитие сельскохозяйственного производства и как следствие достигнутый уровень самообеспечения продовольственной продукцией в регионе;

– социальную, характеризующую доступность продовольствия для населения.

Особое внимание необходимо уделять анализу социальной эффективности аграрной политики. С этой целью могут быть использованы два подхода: 1) с точки зрения результативности, характеризующей степень выполнения поставленных целей и задач, соответствия фактических результатов плановым; 2) с позиции эффективности достигнутых результатов в сравнении с затратами, которые потребовались для решения поставленных задач. Применение данных подходов целесообразно при имеющейся для сравнения эмпирической базе достигнутых в данном регионе показателей с показателями регионов, сходных по природно-климатическим, географическим условиям; с нормативными показателями, рекомендуемыми экспертами в данной области.

Существующие современные методики предлагают оценивать эффективность мер аграрной политики и их влияние на социальную сферу села путем сопоставления расходов государственного бюджета на какую-либо программу социального развития с ожидаемыми конечными результатами, проявляющимися в росте благосостояния населения.

В современных условиях реализации стратегии импортозамещения важное значение для оценки эффективности аграрной политики приобретают критерии обеспечения экономической безопасности и показатели продовольственной независимости (самообеспеченности). В качестве комплексного показателя оценки эффективности аграрной политики целесообразно использовать интегральный показатель – индекс эффективности аграрной политики (IeapEffectiveness Index of Agrarian and Food Policy), рассчитанный на основе экономических, финансовых и социальных индикаторов эффективности.

   (1) (Altukhov, 2014),

где ie  – индикатор (показатель) экономической эффективности аграрной политики; is – индикатор социальной эффективности аграрной политики; if – индикатор финансовой эффективности аграрной политики.

Рассмотрим методику расчета перечисленных выше показателей.

1) ie индикатор (показатель) экономической эффективности аграрной политики – определяется на основе коэффициента фактического потребления продовольствия (Кфп):

ie = f    (2) (Antamoshkina, 2014).

Кфп показывает фактический уровень потребления продовольствия (qфакт) в сравнении с рациональными нормами потребления (qнорм) и рассчитывается по формуле:

    (3) (Buzdalov, 1993).

Индикатор экономической эффективности может принимать следующие значения:

ie = 0, при Кфп ≤ 0,5;

ie = 0,1, при 0,5 < Кфп≤ 0,95;

ie = 0,2, при Кфп  > 0,95

2) is  индикатор социальной эффективности аграрной политики определяется на основе анализа ряда показателей: доли населения с доходами ниже величины прожиточного минимума (Кб); доли расходов на питание в структуре расходов домашних хозяйств на конечное потребление (Кп); степени неравномерности распределения населения по уровню доходов (Кдж):

is = f (Кб; Кп; Кдж,)      (4) (Kulagina, 2014).

Предлагаем установить следующий диапазон значений индикатора социальной эффективности:
- для коэффициента бедности (Кб), учитывающего долю населения с доходами ниже величины прожиточного минимума:

is = 0, при Кб>0,4;

is = 0,1, при 0,2 < Кб ≤ 0,4;

is = 0,2, при Кб ≤ 0,2

- для коэффициента потребления (Кп), показывающего долю расходов на питание в структуре расходов домашних хозяйств на конечное потребление:

is = 0, при Кп > 0,5;

is = 0,1, при 0,25 < Кп≤ 0,5;

is = 0,2, при Кп < 0,25

- для индекса Джини (Кдж):

is = 0, при Кдж >0,5;

is = 0,1, при 0,3 < Кдж < 0,5

is = 0,2, при Кдж≤ 0,3

3) if индикатор финансовой эффективности аграрной политики рассчитывается на основе анализа достигнутого уровня самообеспечения продовольствием (Кс):

if  = f (Кс)    (5) (Larionov, 2015).

Показатель учитывает объемы и динамику производства сельскохозяйственной продукции, что как раз характеризует результативность финансовых вложений в развитие сельского хозяйства и АПК в целом. Диапазон значений индикатора финансовой эффективности:

if = 0, при Кс ≤ 0,5;

if = 0,1, при 0,5 < Кс ≤ 0,9;

if = 0,2, при Кс>0,9

Уровень самообеспечения продовольственной продукцией (Кс) – характеризует насколько в полном объеме обеспечиваются потребности населения в продовольственной продукции за счет внутреннего производства [2] (Antamoshkina, 2014):

      (6),

где q – фактические объемы производства продовольствия; n – численность населения; qp – рациональные нормы потребления.

Рассчитывать коэффициент самообеспеченности целесообразно именно для тех видов сельскохозяйственной продукции, которые можно получать в массовом количестве исходя из природно-климатических условий на территории отдельных регионов страны.

Определим соответствие между диапазоном значений индекса эффективности аграрной политики и фактическим, достигнутым уровнем эффективности (табл. 1):

Таблица 1

Пороговые значения индекса эффективности аграрной политики (составлено автором)

Диапазон значений индекса эффективности аграрной политики

Достигнутый уровень эффективности аграрной политики

агропродовольственная политика неэффективна

низкий уровень эффективности

средний (допустимый) уровень эффективности

оптимальный уровень эффективности

Экспериментальная часть

На примере Южного федерального округа (далее ЮФО) проведем расчет индекса эффективности аграрной политики. Экономическая эффективность аграрной политики связана с наличием у населения региона возможностей для приобретения и потребления продовольствия в объемах не ниже установленных рациональных норм. Она зависит от уровня цен и реального размера доходов населения. В 2013–2014 гг. значение индекса цен на продовольственные товары в Южном Федеральном округе незначительно превышало средне российский показатель [11, с. 867] .

Наиболее значительный рост уровня цен по ЮФО наблюдался в 2013 г. в Краснодарском крае и Ростовской области, в среднем по итогам года на уровне 8,9 % и 8% соответственно. Наименьший пророст уровня цен был зафиксирован в Астраханской области – 6,2 %.

Возможности приобретения населением необходимого количества продовольствия зависят от уровня благосостояния и размера денежных доходов. Объемы потребления продовольственной продукции: овощей, фруктов, хлеба и хлебной продукции по ЮФО в 2014 г. превышали средний уровень потребления в России (табл. 2).

Таблица 2

Объемы потребления продовольственной продукции в ЮФО в 2014 г., кг. (составлено по [8])

Хлебные продукты

Картофель

Овощи

Фрукты

Мясо

Молоко

Яйца, шт.

Сахар

ЮФО

122

100

146

81

69

234

300

43

Рациональные нормы потребления [9]

95-105

95-100

120-140

90-100

70-75

320-340

260

24-28

Кфп

1,16

1

1,04

0,81

0,92

0,68

1,15

1,53

На основе рассчитанных коэффициентов фактического потребления продовольствия в регионе (Кфп) можно установить, что индикатор экономической эффективности аграрной политики (ie) за анализируемый период равен 0,2.

Индикатор социальной эффективности аграрной политики (is) в зависимости от параметра численности населения с доходами ниже величины прожиточного минимума в регионе для ЮФО составит 0,1 [12, с. 164]. Информативным показателем при оценке эффективности реализации аграрной политики на региональном уровне, является удельный вес расходов на питание в общей структуре расходов потребителей. Для ЮФО в 2013 г. значение данного показателя составило 36,5 % [12, с. 68]. Соответственно значение индикатора социальной эффективности по данному параметру будет соответствовать 0,1. Значение индикатора социальной эффективности аграрной политики (is) в зависимости от величины коэффициента Джини для ЮФО составило 0,1 [12].

Определим уровень продовольственной самообеспеченности ЮФО (табл. 3).

Таблица 3

Продовольственная самообеспеченность ЮФО в 2014 г. cоставлено по [10, с. 231].

Виды продуктов питания

Фактический объем производства, тыс. тонн

(q)

Необходимые объемы производства продовольствия в соответствии с рациональными нормами (n* qp)

Кс

Картофель

1772,4

1675

1,058

Овощи

3204,3

1396

2,295

Молоко

3274,3

4468

0,732

Мясо и мясопродукты

1260,7

907

1,389

Яйца, млн. шт.

4403,9

3630

1,213

Среднее значение коэффициента самообеспеченности (Кс) по ЮФО равно 1,337, соответственно, индикатор финансовой эффективности аграрной политики (if) = 0,2. Определим индекс эффективности аграрной политики Южного федерального округа:

= 0,7

Выводы

Исходя из проведенных расчетов и пороговых значений показателя () можно сделать вывод о том, что эффективность аграрной политики региона находится на допустимом уровне. Отклонение рассчитанного показателя от 1 связано с невысокой эффективностью аграрной политики по социальным индикаторам.

Рассмотрение продовольственной безопасности в качестве критерия оптимизации современной аграрной политики в условиях импортозамещения позволяет обосновать следующие перспективные направления ее совершенствования: повышение уровня самообеспеченности по производству молочной и мясной продукции на основе поддержки и стимулирования развития отрасли животноводства; сохранение физической и социально-экономической доступности продовольствия, что предполагает, помимо государственной поддержки и стимулирования развития агропродовольственного сектора, принятие на государственном уровне комплекса мер по повышению уровня жизни населения и сокращению масштабов бедности.

Разработанный методологический подход к комплексной оценке эффективности аграрной политики, основанный на расчете интегрального показателя – индекса эффективности, позволит оперативно проводить анализ эффективности мер аграрной политики. Преимущества предлагаемого подхода и методики анализа эффективности аграрной политики состоят:

1) в универсальности, возможности применения в разных по уровню социально-экономического развития регионах;

2) методика основана на объективных показателях и факторах, отсутствуют элементы субъективности, что является важным при оценке эффективности аграрной политики.

Полученные данные могут быть использованы при планировании и разработке методов и инструментов экономической политики регионов, использование которых позволит повысить уровень экономической, социальной, финансовой эффективности мер аграрной политики.


Источники:
1. Алтухов А.И. Парадигма продовольственной безопасности страны в современных условиях // Экономика сельского хозяйства России. – 2014. – № 11. – С. 4-12.
2. Антамошкина Е.Н. Интегральная оценка продовольственной безопасности регионов ЮФО // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 3: Экономика. Экология. – 2014. – № 1. – С. 6-16.
Буздалов И.Н. Аграрные отношения: теория, историческая практика и перспективы развития. - М.: Наука, 1993. – 267 с.
4. Кулагина Н.А. Совершенствование государственной аграрной политики как инструмент обеспечения экономической безопасности АПК // Агропродовольственная политика России. – 2014. – № 7. – С. 4-7.
5. Ларионов В.Г. Продовольственная безопасность России // Продовольственная политика и безопасность. – 2015. – № 1. – С. 47-58. – doi: 10.18334/ppib.2.1.456.
Милосердов В.В., Милосердов К.В. Аграрная политика России - ХХ век. / Монография. - М.: Министерство сельского хозяйства РФ, 2002. – 543 с.
Назаренко В.И. Россия и зарубежные страны. Модели аграрной политики. / Монография. - М.: Памятники исторической мысли, 2008. – 480 с.
Регионы России. Социально-экономические показатели. 2015: Статистический сборник. - М.: Росстат, 2015. - С. 254-261
Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 02.08.2010 № 593н "Об утверждении рекомендаций по рациональным нормам потребления пищевых продуктов, отвечающим современным требованиям здорового питания" [Электронный ресурс] // Base.garant.ru. - URL: http://base.garant.ru/12179471
Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2014. / Статистический сборник. - М.: Росстат, 2014. – 652 с.
Регионы России. Социально-экономические показатели. 2014. / Статистический сборник. - М.: Росстат, 2014. – 990 с.
Социальное положение и уровень жизни населения России: Приложение к сборнику. 2014: Статистический сборник. - М.: Росстат, 2014. - 321 c
13. Таранов П.М., Панасюк А.С. Модель двухкритериального анализа российского продовольственного рынка: конкурентоспособность и продовольственная безопасность // Аграрный научный журнал. – 2011. – № 8. – С. 91-94.
14. Тимофеева Г.В. Антамошкина Е.Н. Эффективность агропродовольственной политики: модели и методы оценки // Государственная служба. – 2015. – № 4. – С. 56-58.
15. Трубилин А., Сидоренко В., Михайлушкин П. Приоритеты аграрной политики России // Международный сельскохозяйственный журнал. – 2012. – № 5. – С. 10-16.
16. Ушачев И.Г. Перспективы развития АПК России в условиях глобальной и региональной интеграции // АПК: Экономика, управление. – 2014. – № 1. – С. 3-15.
17. Фигуровская Н.К. Экономическая стратегия аграрного развития России // Экономист. – 2010. – № 8. – С. 82-86.
Чаянов А.В. Избранные произведения. - М.: Московский рабочий, 1989. – 368 с.
19. Шагайда Н., Узун В. Продовольственная безопасность: проблемы оценки // Вопросы экономики. – 2015. – № 5. – С. 63-78.
20. Caponе R., El Bilali H., Debs P., Cardone G., Driouech N. Food Economic Accessibility and Affordability in the Mediterranean Region: an Exploratory Assessment at Micro and Macro Levels // Journal of Food Security. – 2014. – № 1. – С. 1-12. – doi: 10.12691/jfs-2-1-1.
21. Olaoy O. A. Potentials of the Agro Industry towards Achieving Food Security in Nigeria and Other Sub-Saharan African Countries // Journal of Food Security. – 2014. – № 1. – С. 33-41. – doi: 10.12691/jfs-2-1-5.
22. Sohi I., Bell B., Liu J. Differences in Food Environment Perceptions and Spatial Attributes of Food Shopping Between Residents of Low and High Food Access Areas // Journal of Nutrition Education and Behavior. – 2014. – № 4. – С. 241-249. – doi: 10.1016/j.jneb.2013.12.006.