Статья опубликована в журнале «Экономика труда»3 / 2016
DOI: 10.18334/et.3.3.36095

Трудовая миграция в трудонедостаточном регионе (на примере Иркутской области)

Зибров Дмитрий Анатольевич, Санкт-Петербургский государственный экономический университет, Россия

Labor Migration in a Region with a Labor Force Shortage (Evidence from the Irkutsk Region) - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 41

Тезисы:
► указать точное количество занятых в экономике РФ иностранцев невозможно: немалая их часть работает, не имея на руках патентов или разрешений на работу, и потому официальной статистикой не учитывается
► отмена системы квотирования для «безвизовых» мигрантов и передача большей части полномочий региональным властям потребовала изменения в подходах к оценке эффективности использования иностранной рабочей силы
► наибольшее количество иностранных работников заняты в строительстве (около 60 %) и в лесозаготовительной промышленности (около 13 %)
► доля иностранных работников на региональном рынке труда по-прежнему остается достаточно высокой, равно как и потребность в притоке человеческих ресурсов
► сокращение рождаемости, начавшееся в девяностые годы и продолжавшееся вплоть до 2007, является одним из факторов, способствующих дефициту региональных трудовых ресурсов
► давление на систему пенсионного обеспечения напрямую отражается как на экономически активном населении и плательщиках страховых взносов, так и на работе бюджетной системы в общем
► экономическая нестабильность, жесткие условия рынка труда и высокая вероятность потерять рабочее место по-прежнему влияют на текучесть кадров
► сохранить баланс трудовых ресурсов в прогнозном периоде предполагается за счет увеличения численности работающих граждан за пределами трудоспособного возраста и численности населения, не занятого в экономике

Аннотация:
В статье исследуется внешняя трудовая миграция как источник рабочей силы в трудонедостаточном регионе на примере Иркутской области. Анализируется возрастная, гендерная и квалификационная структура трудовой миграции, численность мигрантов по странам происхождения и рынок труда Иркутской области.

JEL-классификация: J11, J61, R23

Цитировать публикацию:
Зибров Д.А. Трудовая миграция в трудонедостаточном регионе (на примере Иркутской области) // Экономика труда. – 2016. – Том 3. – № 3. – С. 261-278. – doi: 10.18334/et.3.3.36095

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

Трудовая миграция в Россию за последние 15 лет демонстрирует внушительный количественный рост. Так, если в начале двухтысячных годов среднегодовая цифра трудовых мигрантов составляла, по оценкам экспертов, около 3 миллионов, то сейчас она превышает 6 млн. Следует отметить, что данные оценки носят приближенный характер, поскольку указать точное количество занятых в экономике РФ иностранцев невозможно: немалая их часть работает, не имея на руках патентов или разрешений на работу, и потому официальной статистикой не учитывается.

С недавним появлением Центрального банка данных учета иностранных граждан (ЦБДУИГ), который создается ФМС России по данным миграционных карт, заполняемых каждый иностранным гражданином при въезде в РФ (при выезде из страны миграционную карту сдают на границе – данные также попадают в ЦБДУИГ), вести учет и статистику пребывающих на территории страны иностранцев и трудовых мигрантов, в том числе, стало значительно проще.

По данным ЦБДУИГ, на территории РФ в течение года находится от 10 до 11,8 миллионов иностранцев: максимум приходится на летний период июнь–август, а минимум – на январь. Сюда входят как туристы, так и граждане, приехавшие на лечение, учебу, в командировку, к родственникам и др.). В октябре 2014 количество иностранцев с целью «работа» в миграционной карте составило 3,8 млн человек.

Трудовая миграция по видам деятельности и странам происхождения

В Россию приезжают трудовые мигранты из многих стран мира, имеющих как визовый, так и безвизовый режим с РФ. Соотношение стран дальнего зарубежья и ближнего зарубежья претерпело значительные изменения за последние 15 лет: в 2000–2005 оно было примерно 1:1, в 2006 процент выходцев из СНГ был пусть незначительно, но выше, и с 2007 года он стал стремительно увеличиваться, составив в период 2011–2013 около 84 %. Обусловлено это изменениями в законодательстве, которые предоставили мигрантам из государств с безвизовым режимом значительные преференции в большом объеме. На 2015 год соотношение мигрантов из стран ближнего и дальнего зарубежья выглядело так (рисунок 1):

Узбекистан начал занимать лидирующие позиции в 2007 г. (с 20 % полученных разрешений на работу). В 2000 г. первое место занимала Украина (30 %), а в 2006 – Украина и Китай (17 % и 21 % соответственно). Доля иммигрантов из Средней Азии, приезжающих в Россию с целью трудоустройства, резко возросла с 2007: еще в 2006 выходцы из Киргизии, Таджикистана и Узбекистана составляли 23 %, в 2007 – 41 %, в 2008 – более 50 %, а в 2012 – уже свыше 64 %.

Основная доля мигрантов занята в строительстве: на этот сегмент приходится 32 % всех мигрантов по официальным данным, и около 5 % – от всех занятых в строительстве (подробнее по видам деятельности см. рисунок 2).

Рисунок 1. Распределение трудовых мигрантов по стране происхождения 2015 г., %

Источник: составлено автором по данным ФМС РФ

Рисунок 2. Структура занятости ИРС по видам экономической деятельности

Источник: составлено автором на основе данных ФМС РФ

С 1 января 2015 года на территории РФ действуют новые правила, введенные Федеральным законом от 24 ноября 2014 г. № 357-ФЗ и регламентирующие трудовую деятельность мигрантов из стран, с которыми у РФ действует безвизовый режим. Согласно этим правилам, вместо разрешения на работу иностранный гражданин, в миграционной карте которого в качестве цели указано «работа», должен получить патент, который дает право на работу как у физических лиц, так и в организациях и у индивидуальных предпринимателей. До 2015 г. патенты выдавались только для работы у физических лиц. Выдается патент на срок от 1 до 12 месяцев и может быть продлен неограниченное количество раз (не более чем на 1 год в сумме). Помимо этого, мигрант обязан:

- получить сертификаты о сдаче экзаменов по русскому языку, основам истории и законодательства РФ;

- встать на учет в налоговых органах и получить ИНН;

- пройти медкомиссию и получить полис добровольного медицинского страхования.

В 30-дневный срок с момента прибытия на территорию Российской Федерации мигрант должен обратиться в ФМС РФ, предварительно собрав все необходимые документы. Обязанности по оформлению и трудоустройству, таким образом, перекладываются с работодателя на работника. Однако нарушение сроков, равно как и наем работников с просроченным патентом или вообще без него, влечет штрафные санкции как для работодателя (ч.1 ст.18.15 КоАП РФ), так и для работника (с риском депортации в случае двух административных взысканий в течение 3-х лет). Закон вынуждает работодателя контролировать сроки продления патентов, своевременность внесения авансовых платежей и оказывать содействие работникам в получении патентов и оформлении документов. Кроме того, мигрант, который прибыл в РФ, но не сумел найти работодателя в отведенное законом время, оказывается с точки зрения закона нелегалом.

Стоимость патента на работу определяется индивидуально властями каждого региона и действует строго пределах субъекта федерации, где он был выдан. Исключение, согласно № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», составляют только иностранные граждане, прибывшие с целью обучения, высококвалифицированные сотрудники и лица, имеющие статус беженца.

Таким образом, для работы в другом регионе трудовому мигранту необходимо приобрести патент там, обратившись в местный орган Федеральной миграционной службы Российской Федерации, и всю процедуру придется проходить с самого начала. Это влечет дополнительные расходы как для мигранта, так и для работодателя, и оформление документов также требует времени. В особенно трудном положении оказываются те компании, которые работают в нескольких регионах сразу (прежде всего компании, занимающиеся грузовыми и пассажирскими перевозками, строительством дорог и т. п.).

Отмена системы квотирования для «безвизовых» мигрантов и передача большей части полномочий региональным властям потребовала изменения в подходах к оценке эффективности использования иностранной рабочей силы. С изданием приказа Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 7 апреля 2014 г. № 214н г. Москва «О признании утратившим силу приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 17 сентября 2007 г. № 604 «Об утверждении методики оценки эффективности использования иностранной рабочей силы» разработкой методики оценки эффективности ИРС занимаются региональные правительства.

Виды деятельности, доля участия в них иностранных работников в экономической деятельности страны регламентируются специальным постановлением Правительства РФ (таблица).

Таблица

Допустимые доли иностранных работников в отдельных видах экономической деятельности на территории РФ по годам

Виды деятельности

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

Выращивание овощей

50

50

Деятельность в области спорта

25

25

25

25

25

25

25

Деятельность сухопутного пассажирского транспорта

50

40

Розничная торговля алкогольными напитками, включая пиво

0

0

0

25

15

15

15

Розничная торговля вне магазинов, палаток, рынков

0

0

0

0

0

0

0

Торговля розничная в нестационарных объектах и на рынках

0

0

0

0

0

0

0

Торговля розничная фармацевтическими средствами

0

0

0

0

0

0

0

Торговля розничная табачными изделиями

15

15

Источник: составлено автором по данным постановлений за 2010–2016 гг.; Постановление Правительства Российской Федерации от 12.12.2015 № 1358 «Об установлении на 2016 год допустимой доли иностранных работников, используемых хозяйствующими субъектами, осуществляющими деятельность в отдельных видах экономической деятельности на территории Российской Федерации»

Миграционная ситуация в Иркутской области

Миграционная ситуация в Иркутской области в целом не очень отличается от общероссийской. Львиная доля миграционных потоков приходится на внутрирегиональную миграцию: 64,4 % от числа прибывших и 53,3 % от выбывших. На фоне сокращения общей численности население региона концентрируется в крупных городских административных и промышленных центрах. Для внутренней миграции характерны следующие тенденции.

Отток с северных территорий. Популярность жизни в северных районах Иркутской области (Бодайбо, Братск, Усть-Кут, Усть-Илимск и пр.) падает, что обусловлено сокращением темпов производства и закрытием ряда предприятий, снижением уровня зарплат при крайне высоком уровне коммунальных платежей (прежде всего из-за расходов на отопление) и потребительских цен, суровыми климатическими условиями и слабо функционирующей инфраструктурой и здравоохранением, отсутствием перспектив образования. Молодежь в возрасте 15–24 лет стремится уехать в областной центр, где перспектив и возможностей для самореализации относительно больше.

«Западный дрейф». Ярко выражена тенденция к миграции населения области в центральные и западные регионы страны (Красноярский край, Новосибирская область, Москва и Московская область), получившая название «западный дрейф». Из региона уезжает преимущественно экономически активное население в возрастных категориях 15–35 лет (более 45 %) и до 15 лет – 11,5 %. В сумме 56 % оттока приходится на самых перспективных с точки зрения экономического и демографического развития граждан. Более 50 % уезжающих имеют высшее и среднее специальное образование. Основными целями переезда являются учеба и работа.

Репатриация. На территории Иркутской области с 2007 года выполняется программа «Оказания содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом». За это время переселились 8553 человек. В 2007–2012 гг. реализация ее составила 80 % от запланированного количества (3451 из 4322 переселенцев), в 2013–2015гг. – 240 % (5082 вместо 2114). В ноябре 2015 года Правительством РФ была согласована программа на 2016–2018 гг. Граждане, которые переселяются на территорию Иркутской области, имеют право на единовременное пособие на обустройство, компенсацию дорожных расходов и затрат на уплату пошлины при получении гражданства и оформлении паспорта гражданина России.

Говоря о внешней миграции, следует отметить, что, по данным УФМС, по Иркутской области в 2015 году выдано свыше 31 тыс. патентов, 11 тысяч из которых приходятся на граждан Республики Узбекистан. Всего в 2015 году на миграционный учет встали более 68 тысяч иностранцев, прибывших с целью трудоустройства; 88 % (около 60 тысяч) приехали по безвизовому режиму (рисунок 3).

Наибольшее количество иностранных работников заняты в строительстве (около 60 %) и в лесозаготовительной промышленности (около 13 %). На фоне последовательной тенденции к сокращению трудоспособного населения в трудоспособном возрасте приток иностранной рабочей силы пока что остается относительно стабильным. Динамика численности за 2007–2014 годы представлена на рисунке 4.

Доля иностранных работников на региональном рынке труда по-прежнему остается достаточно высокой, равно как и потребность в притоке человеческих ресурсов. Внутренняя миграция, мероприятия по переселению соотечественников из-за рубежа и естественный прирост населения пока что не в состоянии компенсировать убыль.

Подобная ситуация не носит уникального характера: по 12 регионам Сибирского федерального округа всего за 2014 год патент на осуществление трудовой деятельности получили 200 491 иностранных граждан. Иркутская область занимает второе место (39 797) после Новосибирской области (54 880).

Рисунок 3. Распределение трудовых мигрантов по стране происхождения 2015 г., %

Источник: составлено автором по данным УФМС РФ по Иркутской области

Рисунок 4. Динамика рынка труда Иркутской области

Источник: составлено автором по данным
Федеральной службы государственной статистики

Основные показатели рынка труда Иркутской области

По прогнозу баланса трудовых ресурсов Иркутской области на 2015 год и на период до 2018 года [1], который можно назвать чрезмерно оптимистичным, преобладающие тенденции развития региона определяются последовательным ростом объемов ВРП в среднесрочной перспективе, который составит в среднем 2–3 % в год. Увеличение индекса физического объема ВРП предполагается за счет реализации крупных инвестиционных проектов, прежде всего в секторе переработки добываемого сырья (нефтегазохимическая отрасль, переработка леса) и разработкой новых месторождений, в том числе редких металлов, развитием транспортной инфраструктуры, отраслей строительства, а также ростом объемов промышленного производства в машиностроении, фармацевтике и металлургии.

Прогнозируемый индекс промышленного производства по итогам 2015 года составляет 103,1 % за счет деятельности по добыче полезных ископаемых и работы крупнейших предприятий обрабатывающего сектора. Планируемые темпы промышленного развития предполагают увеличение объемов производства в пределах 2,1–2,8 % при условии умеренного роста экономики.

При этом, по данным территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Иркутской области, на начало 2015 года общая численность постоянного населения Иркутской области составила 2414,9 тыс. человек: на 3,4 тыс. человек (0,1 % в процентном выражении) меньше отчетного периода за 2014 год. В гендерном аспекте наблюдается тенденция к превышению численности женщин над численностью мужчин: 53,8 % и 46,2 %. Дисбаланс в пользу женщин возникает и продолжает возрастать после 30 лет. Основная причина данных изменений – высокая преждевременная смертность мужчин.

Кроме того, сохраняется отрицательное миграционное сальдо населения. Миграционный отток в 2014 году составил 7,2 тыс. человек, что на 1,4 тыс. человек меньше, чем в 2013 году. Причиной снижения численности миграционных потерь в 2014 году по сравнению с 2013 годом послужило сокращение общей численности наиболее мобильной части населения – молодежи. Совокупные миграционные потери Иркутской области в период с 2008 по 2014 год составили 45,7 тыс. чел.

Естественный прирост населения в период с 2008 по 2014 год (на 23,9 тыс. человек относительно 2007 года) не является достаточным не только для увеличенного, но даже для простого воспроизводства населения. По-прежнему стабильна тенденция сокращения населения из года в год, средний возраст населения региона увеличивается. Сокращение рождаемости, начавшееся в девяностые годы и продолжавшееся вплоть до 2007, является одним из факторов, способствующих дефициту региональных трудовых ресурсов: численность людей в трудоспособном возрасте снижается. Возрастает нагрузка на бюджет пенсионного фонда: на одного работающего приходится все больше пенсионеров. Давление на систему пенсионного обеспечения напрямую отражается как на экономически активном населении и плательщиках страховых взносов, так и на работе бюджетной системы в общем.

Общая ситуация на рынке труда Иркутской области складывается следующим образом:

- Численность трудовых ресурсов региона в 2014 году составила 1519,6 тыс. человек: на 2,1 %, или 32,7 тыс. чел., меньше, чем в 2013 году.

- Средняя численность занятых в экономике в 2014, по сравнению с 2013 годом, снизилась на 0,4 % (4,2 тыс. человек) и составила 1130,7 тыс. человек, или 74,4 %, от общей численности трудовых ресурсов.

- Общая численность безработных по методологии МОТ возросла со 104,4 тыс. человек в 2013 году до 109,7 тыс. человек в 2014 году; уровень безработицы вырос с 8,3 % в 2013 году до 8,8 % в 2014 году; в 2015 году общая численность безработных по методологии МОТ сохраняется на уровне 108,3 тыс. человек, что на 1,4 тыс. человек, или на 1,3 %, меньше чем в 2014 году, а 2018 году при успешной реализации мероприятий по защите граждан от безработицы и содействия в трудоустройстве, ожидаемое снижение численности безработных по методологии МОТ должно составить 102,3 тыс. человек и снижение уровня безработицы до 8,2 %.

- В органы занятости Иркутской области в январе–октябре 2015 года по вопросу трудоустройства обратилось 71,7 тыс. человек, что на 0,2 % меньше, чем в январе–октябре 2014 года. Признано безработными 32,8 тыс. человек, что на 5,1 % больше, чем в январе–октябре 2014 года. Уровень зарегистрированной безработицы в сравнении с началом 2015 года не изменился и составил на 1 ноября 2015 года 1,3 %.

- Согласно данным по высвобождению работников в период с января по октябрь 2015 года, 1240 организаций Приангарья отчитались о высвобождении 19,7 тыс. работников; на 4 ноября 2015 года уволены 20,1 тыс. человек.

- Заявленная предприятиями и организациями Иркутской области в период с января по октябрь 2015 года потребность в работниках составила 103 тыс. человек, в аналогичном периоде 2014 года потребность – 192,8 тыс. работников.

Экономическая нестабильность, жесткие условия рынка труда и высокая вероятность потерять рабочее место по-прежнему влияют на текучесть кадров. Организации будут заинтересованы в том, чтобы сохранить квалифицированных сотрудников в ожидании улучшения экономической ситуации: в прогнозном периоде значительного снижения или повышения среднесписочной численности работников в Иркутской области не ожидается. Таким образом, в настоящее время ситуация на рынке труда области остается умеренно стабильной.

Численность трудовых ресурсов Иркутской области в 2015 году составила 1487,5 тыс. человек: на 32,1 тыс. человек, или 2,1 %, ниже относительно того же показателя за 2014 год.

В двухлетнем периоде прогноза общая численность трудовых ресурсов Иркутской области продолжит снижаться, составляя к 2018 году 1436,0 тыс. человек, в том числе 1276,2 тыс. трудоспособного населения в трудоспособном возрасте (к 2014 году снижение составляет 6,0 %). Из них 53,5 тыс. человек – иностранные трудовые мигранты (при снижении в 2015 году квоты на иностранную рабочую силу и увеличении количества иностранцев, осуществляющих трудовую деятельность на основании патента).

В совокупности по отношению к 2014 году численность трудовых ресурсов в 2018 году снизится на 5,5 %, или 83,6 тыс. человек.

Снижение трудовых ресурсов ожидается на фоне сокращения наиболее многочисленной категории трудоспособного населения в трудоспособном возрасте (на 6,0 %, или 82,0 тыс. человек), численности иностранных трудовых мигрантов (снижение на 14,1 %, или 8,7 тыс. человек) и роста численности работающих граждан выше трудоспособного возраста (рост на 7,2 %, или 7,2 тыс. человек). Обусловлено это тем, что родившиеся в первой половине 1960-х годов при росте рождаемости граждане выходят на пенсию, тогда как относительно малочисленное поколение молодых людей, родившихся в середине 1990‑х, вступают в трудоспособный возраст.

Сохранить баланс трудовых ресурсов в прогнозном периоде (в условиях стабильного или сокращающегося миграционного притока) предполагается за счет увеличения численности работающих граждан за пределами трудоспособного возраста и численности населения, не занятого в экономике. Прогнозируемая на период до 2027 года потребность предприятий и организаций Иркутской области в работниках к 2018 году будет наиболее высокой в следующих видах экономической деятельности:

- строительство;

- обрабатывающие производства;

- образование;

- здравоохранение, предоставление социальных услуг;

- добыча полезных ископаемых;

- сельское хозяйство;

- охота и лесное хозяйство.

Однако же, дисбаланс спроса и предложения (прежде всего в квалификационном аспекте) на рынке труда станет одним из основных факторов снижения роста занятости в данных сферах экономической деятельности. Нельзя упускать из виду также риски снижения расходов на персонал со стороны хозяйствующих субъектов, прежде всего за счет высвобождения имеющихся работников, особенно в обрабатывающем и строительном секторах.

На рынке труда Иркутской области остается острой нехватка квалифицированных рабочих. Востребованы специальности каменщика, плотника, маляра, штукатура, электро- и газосварщика, бетонщика, арматурщика, водителя, машиниста экскаватора, машиниста бульдозера, машиниста крана, монтажника, рамщика, заточника, наладчика и станочника деревообрабатывающих станков, слесаря-ремонтника, повара, овощевода, а также служащего и инженерно-технических работников.

Наиболее интенсивный рост занятости ожидается в оптовой и розничной торговле, ремонте автотранспортных средств и спецтехники, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования (8,7 тыс. человек, или на 4,4 %, в 2018 году относительно 2014 года), в добыче полезных ископаемых (26,3 %, или 7,2 тыс. человек), в обрабатывающих производствах (3,5 тыс. человек, или 2,5 %), в сфере операций с недвижимым имуществом, аренде и предоставлению услуг (2,8 тыс. человек, или 3,1 %), в отрасли сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства (2,0 тыс. человек, или 2,0 %).

Максимальное снижение численности занятых ожидается в образовании (на 9,2 тыс. человек), здравоохранении и предоставлении социальных услуг (на 7,9 тыс. человек) в силу увеличения среднего возраста сотрудников и снижения численности неквалифицированной рабочей силы в данных областях. Прогнозные показатели безработицы на рынке труда Иркутской области стабильно умеренные. Темпы роста внешней миграции навряд ли возможны по ряду причин:

- снижение реальных доходов иностранных работников вследствие ослабления курса рубля по отношению к доллару, евро и другой иностранной валюте (так, большинство работников средней квалификации в строительной сфере – граждане Китая, и привлекать их становится экономически невыгодно, а трудовые ресурсы из стран Средней Азии не соответствуют требованиям необходимой квалификации);

- падение темпов роста строительства как ведущей отрасли, где востребованы иностранные трудовые мигранты;

- сокращение квоты трудовых мигрантов в лесопромышленном комплексе с 2008 года с целью декриминализации заготовок леса: в 2016 допустимая доля иностранных трудовых мигрантов составляет 0 %;

- усложнение процедуры получения патента с вступлением в силу с 1 января 2015 года изменений в миграционном законодательстве Российской Федерации: порядка въезда на территорию РФ и осуществления иностранными гражданами трудовой деятельности;

- низкая популярность среди молодежи востребованных у работодателей области профессий и специальностей: в выборе будущей профессии молодые люди руководствуются престижностью и уровнем заработной платы.

Выводы

На рынке труда Иркутской области, равно как на рынке труда РФ, наблюдается устойчивый тренд к снижению трудоспособного населения и частичному его замещению трудовыми мигрантами из стран ближнего зарубежья, прежде всего республик Средней Азии. Сложившаяся ситуация обусловлена тем, что уровень жизни и уровень оплаты труда в России относительно выше, чем в республиках – донорах трудовой миграции; на родине мигрантов высока безработица, с одной стороны, а на российском рынке труда наблюдается нехватка ресурсов. Кроме этого, притоку мигрантов из ближнего зарубежья способствует отсутствие языкового барьера, не очень значительная культурная дистанция и безвизовый режим.

Тем не менее проблему дефицита рабочей силы на рынке труда миграционный приток, обозначенный в «Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года» как один из приоритетов, разрешить не в состоянии. Причиной тому чрезвычайно низкая в массе квалификация иностранных работников, с одной стороны, и непоследовательность изменений в законодательной базе РФ – с другой. Так, в соответствии с Концепцией, ряду категорий иностранных предоставляются преференции с целью насытить рынок труда квалифицированной рабочей силой. Если для специалистов высокой квалификации уже с 2010 г. действует специальная программа и предоставлены значительные льготы, то для работников средней квалификации действуют те же правила, что и для неквалифицированной рабочей силы.

Мероприятия в области демографической политики в случае успеха принесут свои плоды, по самым оптимистичным прогнозам, не раньше 2025 года; повышением производительности труда компенсировать нехватку трудовых ресурсов также не удастся, и поэтому на ближайшие 15–20 лет внешняя миграция останется единственным более или менее эффективным способом сглаживания негативных тенденций на рынке труда.

Следует отметить, однако же, что если трудовая миграция теоретически способна восполнить нехватку убывающих трудовых ресурсов, то компенсировать депопуляцию может только поступление иммигрантов на постоянное проживание в России – с последующей их ассимиляцией в перспективе. Согласно прогнозам Росстата, миграционный прирост в 2017–2031 годах будет значительно выше нынешних масштабов.



[1] Разрабатывается по Методике, утвержденной приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29 февраля 2012 года № 178н, на основе статистических данных соответствующих территориальных подразделений федеральных органов исполнительной власти и исполнительных органов государственной власти Иркутской области.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Трудовая миграция в Республике Узбекистан. Социальные, правовые и гендерные аспекты. – Ташкент, 2001.
2. Зайончковская Ж.А. Трудовая миграция в СНГ с позиций общества, семьи и личности. // Трудовая миграция в России. Вып. 2. – Москва, 2001. – С. 3–27. – (Миграция населения).
3. Мукомель В.И. Миграционная политика России: Постсоветские контексты. – М.:
Диполь-Т, 2005.
4. Мукомель В.И. Трансформация трудовой миграции: социальные аспекты // Россия реформирующаяся. – 2012. – № 11. – С. 236–263.
5. Постановление Правительства Российской Федерации от 19.12.2014 № 1420 «Об установлении на 2015 год допустимой доли иностранных работников, используемых хозяйствующими субъектами, осуществляющими деятельность в отдельных видах экономической деятельности на территории Российской Федерации».
6. Распоряжение Правительства Иркутской области от 24.09.2012 № 442-рп «О разработке прогноза баланса трудовых ресурсов Иркутской области».
7. Указ Президента Российской Федерации от 09.10.2007 № 1351 «Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года».
8. Сайт Федеральной миграционной службы Российской Федерации.
9. Сайт Федеральной службы государственной статистики.
10. Миграция и рынок труда / Ю.Ф. Флоринская, Н.В. Мкртчян, Т.М. Малева [и др.]. – М.: ИД «Дело» РАНХиГС, 2015.
11. Чудиновских О., Денисенко М., Мкртчян Н. Временные трудовые мигранты в России // Демоскоп-Weekly. – 2013. – № 12. – С. 579–580.
12. Bellak C. Kurzzeitige Arbeitsmigration: neue Evidenz und Entwicklungspotential. – 2014.