Статья опубликована в журнале «Государственно-частное партнерство»1 / 2016
DOI: 10.18334/ppp.3.1.35139

Взаимодействия государства, бизнеса и образовательных организаций в рамках государственно-частного партнерства

Бакшеева Анна Дмитриевна, старший преподаватель кафедры экономики предприятий, Уральский государственный экономический университет, г. Екатеринбург, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 59

Тезисы:
► почти 40% опрошенных участвуют в непрерывном образовании в той или иной форме, что свидетельствует о том, что и общество, и предприятия осознают значимость образовательного процесса для удовлетворения собственных потребностей
► наибольшую потребность в кадрах предприятия промышленности испытывают по направлениям «Конструкторско-технологическое обеспечение машиностроительных производств» и «Машиностроение»
► имеет смысл увеличение числа ГЧП-проектов в сфере высшего образования в аспекте содержания образовательного процесса путем совершенствования нормативно-правовой базы и стандартных форм ГЧП-соглашений, формирования институциональной среды партнерства и создания системы мотивов и стимулов для участников партнерства
► не следует забывать о наличии большого количества иных форм сотрудничества бизнес-сообщества и образовательной сферы, не подходящих под определение «государственно-частного партнерства»

Аннотация:
В статье представлено исследование существующих трактовок государственно-частного партнерства применительно к различным сферам экономики. Рассмотрено ГЧП в сфере высшего образования. Проанализировано взаимодействие государства и бизнеса при целевой подготовке кадров.
Цитировать публикацию:
Бакшеева А.Д. Взаимодействия государства, бизнеса и образовательных организаций в рамках государственно-частного партнерства // Государственно-частное партнерство. – 2016. – Том 3. – № 1. – С. 63–78. – doi: 10.18334/ppp.3.1.35139

Проблемы эффективности и управления ГЧП-проектами рассматриваются в трудах зарубежных и российских ученых. По мнению автора, существует потребность в систематизации национального и зарубежного опыта для устранения недостаточно полного раскрытия механизмов финансирования проектов и особенностей привлечения средств институциональных инвесторов в различные сферы экономики.

Часто в литературе встречается условное подразделение ГЧП на корпоративную и договорную формы.

В первом случае предполагается создание совместного предприятия или юридического лица (организационно-правовые формы оговорены в ГК РФ).

Во втором случае имеется ввиду довольно широкий круг соглашений:

- концессионные соглашения;

- аутсорсинг;

- договоры аренды;

- контракты на управление;

- операторские соглашения;

- договоры выполнения работ и оказания общественных услуг;

- контракты технической помощи;

- договоры поставок продукции для государственных нужд и др.

Существуют также различные авторские трактовки определения ГЧП.

Центр ГЧП Внешэкономбанка, например, определяет ГЧП как привлечение органами государственного и (или) муниципального управления частного бизнеса для выполнения работ по техническому обслуживанию, эксплуатации, реконструкции, модернизации или новому строительству объектов общественной инфраструктуры и предоставлению публичных услуг с использованием таких объектов на условиях разделения рисков, компетенций и ответственности, определяемых контрактом и совокупностью нормативных актов, действующих на момент его подписания [1].

Использование термина по областям и сферам деятельности приведено в таблице 1.

Таблица 1

Направления исследований ГЧП в различных областях

Автор(ы)

Область исследований

Г. Фишер, М. Портер, Д. Стиглиц и др.

общетеоретические и практические основы взаимодействия государства и частного сектора

Т. Веблен, Дж. Кейнс, Р. Коуз
и др.

влияние института ГЧП на развитие национальных экономик

Дж. Гэлбрейт, М. Поланья, Э. Тоффлер, Й. Шумпетер и др.

роль экономики знаний в развитии страны

В.Г. Варнавский, М.В. Вилисов, М.А. Дерябина, В.А. Кабашкин, А.В. Клименко, В.А. Королев, А.А. Панкратов, А.А. Алпатов, В.Н. Лившиц, С.В. Лившиц и др.

основы концепции ГЧП в российской практике и ее характерные особенности в различных отраслях отечественной экономики

Г.А. Ахинов, Е.Н. Жильцов, В.М. Зуев, В.А. Похвощев

вопросы трансформации роли государства в социально-экономическом развитии сферы услуг

И.Н. Молчанов

ГЧП в научной и образовательной сферах

Н.А. Восколович, О.И. Иванов

ГЧП в области эндаумент-фондов

Е.В. Егоров

ГЧП в области особых экономических зон

А.М. Бабич, И.В. Ишина, М.А. Каткова

ГЧП в области финансирования профессионального образования

С.Д. Еникеева, В.Н. Казаков, В.П. Панкратова, И.Д. Тургель
и др.

особенности применения инструментов ГЧП в различных отраслях экономики

Р.П. Колосова, Ж.К. Леонова, Н.П. Литвинова, Л.Г. Миляева, Т.О. Разумова, С.Ю. Рощин, В.В. Чекмарев и др.

вопросы взаимодействия рынков труда и образовательных услуг

Источник: составлено автором в процессе исследования

Для применения механизма ГЧП в РФ приоритетными сферами являются:

1.    Сфера энергетики:

- энергоэффективность;

- энергоснабжение;

- электроэнергетика;

- энергетика возобновляемых источников;

- топливная энергетика.

2.    Транспортная сфера:

- автомагистрали;

- железные дороги;

- авиационная инфраструктура;

- водные пути;

- насосные станции и трубопроводы.

3.    Социальная сфера:

- здравоохранение;

- ЖКХ;

- туризм;

- информационные технологии;

- телекоммуникации;

- образование.

Поскольку высшее образование является «поставщиком» национального высококвалифицированного человеческого капитала, в условиях кризисной экономики следует привлекать частных инвесторов именно в эту сферу, заинтересовывая бизнес-сообщество реальным эффектом от партнерства.

Главными вопросами, исследуемыми в работах российских и зарубежных авторов, посвященных ГЧП в сфере ВО, являются:

- определение места ГЧП в развитии ВО и науки,

- объяснение дифференциации ГЧП по различным характеристикам,

- поиск наилучших форм партнерства.

Механизм ГЧП в сфере образования, составленный Д.Н. Ефремовым, представлен на рисунке.

Говоря о взаимодействии сферы образования и реального сектора экономики, не следует забывать о наличии большого количества иных форм сотрудничества бизнес-сообщества и образовательной сферы, не подходящих под определение «государственно-частного партнерства».

Довольно часто бытует ошибочное мнение, что любой вид совместной деятельности этих двух сфер является государственно-частным партнерством.

Рисунок. Схема ГЧП в сфере ВО

Источник: Ефремов, 2012

Согласно изученным источникам, можно выделить три основных вектора взаимодействий сферы образования и бизнес-сообщества.

1.    Благотворительность.

Это наиболее типичное направление, сформированное и развивающееся в последние годы. В этом случае работодатель либо иной частный партнер передает образовательной организации ВО определенные ресурсы на безвозмездной основе. Вокруг этой формы не происходит формирования системы юридических соглашений, которые бы предполагали распределение рисков и ответственности (в первую очередь экономической). Также отсутствуют четкие сроки и планирование результатов.

Таким образом, такую деятельность не следует считать государственно-частным партнерством, поскольку отсутствует конкретный проект в системе обмена ресурсами, управления ими или их объединения. Это другая форма взаимодействия, имеющая право на существование и подтверждающая на практике свою значимость, но, с юридической точки зрения, сводящаяся к разновидности меценатства.

2.    Социальное партнерство.

Это форма взаимодействия нацелена, как правило, на создание определенного регулятивного механизма, выходящего за пределы интересов конкретного работодателя и определенного предприятия. В данном случае решение вопросов и задач происходит на уровне крупных территориальных образований, субъектов федерации или страны.

Может происходить формирование инструментов для регуляции деятельности конкретных отраслей. В сфере ВО это формирование профессиональных стандартов, а также создание совета при губернаторе по развитию образования, в который обычно входят представители сферы образования и науки, работодатели и представители отраслевых министерств.

Отношения в виде различных форм социального партнерства важны, но они являются лишь процессными инструментами поддержки систем взаимодействия и согласования интересов.

3.    Государственно-частное партнерство.

Один из важнейших признаков ГЧП – это система соглашений, а не реализация одного/двух проектов.

Проект ГЧП должен четко прописывать обязательства сторон и юридически верно оформлять механизм управления совместными проектами для всех партнеров.

В сфере образования бюджетные и автономные образовательные организации – это основная организационно-правовая форма, которая не дает возможности в полной мере управлять проектом ГЧП. Так, закон об автономных учреждениях четко предусматривает достаточно небольшие права наблюдательных советов ОУ. Представитель частного сектора, который входит в наблюдательный совет, не может реально повлиять на развитие проекта и не получает возможность управлять даже собственными инвестициями. Таким образом, организационно-правовая форма ОУ важна при выборе инструментов ГЧП.

Некоторые инструменты ГЧП как элемент консолидации ресурсов бизнес-сообщества, государства и образовательной сферы включены в Стратегию развития системы подготовки рабочих кадров и формирования прикладных квалификаций в Российской Федерации на период до 2020 года Минобрнауки РФ.

К ним можно отнести концессионные соглашения [2]. После утверждения типового положения о реализации концессионных соглашений в некоторых субъектах РФ были приняты соответствующие решения, но какой-либо продуктивной работы в сфере ВО по реализации концессионных проектов проведено не было.

По мнению автора, очень большое значение имеет развитие ГЧП-проектов в сфере ВО по управлению содержательным наполнением образовательного процесса.

В таблице 2 представлены данные Федеральной службы государственной статистики за 2015 год по численности населения, участвующего в непрерывном образовании, в Свердловской области.

В рамках наблюдения в Свердловской области было опрошено 4611 респондентов в возрасте от 15 до 72 лет включительно. Обследуемым периодом участия населения в непрерывном образовании являлся год, предшествующий опросу.

Анализ показывает, что почти 40% опрошенных участвуют в непрерывном образовании в той или иной форме, что свидетельствует о том, что и общество, и предприятия осознают значимость образовательного процесса для удовлетворения собственных потребностей.

Также, как показал анализ Положения о порядке участия Министерства промышленности и науки Свердловской области в отношениях, связанных с целевым обучением по образовательным программам высшего образования, правительство заинтересовано в создании и развитии проектов ГЧП в области целевой подготовки кадров.

Под отношениями, связанными с целевым обучением по образовательным программам высшего образования, понимаются отношения по вопросам заключения и реализации договоров о целевом приеме, договоров о целевом обучении граждан в организациях, осуществляющих образовательную деятельность по образовательным программам высшего образования [3].

В таблице 3 представлена последовательность действий каждой из сторон при заключении договора на целевое обучение, согласно данным сайта Министерства промышленности и науки Свердловской области.

Таблица 2

Численность населения, участвующего в непрерывном образовании, в Свердловской области, тыс. чел.

Всего

в том числе по формам участия

освоение основных образовательных программ

освоение дополнительных образовательных программ

дополнительное обучение на работе

посещение мероприятий просветительского характера

самообразование

Население, участвующее в непрерывном образовании возрасте 15–72 лет – всего

1822,0

455,2

379,6

938,5

389,5

1044,0

из них:

в трудоспособном возрасте

1546,2

403,8

336,6

843,0

314,1

884,0

в том числе по полу:

– мужчины

876,9

212,2

157,8

513,2

130,7

453,0

– женщины

945,2

242,9

221,8

425,2

258,7

591,1

в том числе по типу поселения:

– городское население

1597,9

396,8

339,8

838,4

370,8

934,2

– сельское население

224,1

58,3

39,8

100,0

18,7

109,9

в том числе по статусу участия в составе рабочей силы:

– занятые в экономике

1391,6

171,2

280,8

934,7

260,8

748,3

– безработные

58,1

33,4

9,1

3,8

21,2

43,5

– не входящие в состав рабочей силы

372,3

250,6

89,6

0,0

107,5

252,2

Источник: данные Федеральной службы государственной статистики

В таблице 4 представлен сводный итог по потребности в специальностях промышленных предприятий Свердловской области.

Таблица 4

Сводные итоги потребности в направлениях подготовки

Бакалавриат

Магистратура

Химия

Химическая технология

Экономика

Электроэнергетика и электротехника

Энергетическое машиностроение

Металлургия

Машиностроение

Технологические машины и оборудование

Конструкторско-технологическое обеспечение машиностроительных производств

Автоматизация технологических процессов и производств

Управление персоналом

Теплоэнергетика и теплотехника

Материаловедение и технологии материалов

Приборостроение

Электроника и наноэлектроника

Инфокоммуникационные технологии и системы связи

Управление в технических системах

Информатика и вычислительная техника

Информационные системы и технологии

Прикладная информатика

Наземные транспортно-технологические комплексы

Радиотехника

Конструирование и технология электронных средств

Управление качеством

Стандартизация и метрология

Информационные системы и технологии

Биотехнология

Источник: по данным Положения о порядке участия Министерства промышленности и науки Свердловской области в отношениях, связанных с целевым обучением по образовательным программам высшего образования

Наибольшую потребность в кадрах, согласно этим таблицам, предприятия промышленности испытывают по направлениям «Конструкторско-технологическое обеспечение машиностроительных производств» и «Машиностроение».

Поскольку не многие вузы могут обеспечить данную потребность, то заявки на заключение договоров последние два года (2015–2016 гг.) подавали только 5 образовательных организаций ВО.

В 2015 году планируемые направления подготовки были опубликованы Министерством по Уральскому федеральному университету, Уральскому государственному лесотехническому университету [4], Уральскому государственному горному университету [5], Уральскому государственному экономическому университету [6], Российскому государственному профессионально-педагогическому университету [7]. При этом официально были выложены на сайт согласованные заявки только с УрФУ и УГГУ.

В 2016 году направления подготовки в ВУЗах выложены по Новоуральскому технологическому институту НИЯУ МИФИ [8], Российскому государственному профессионально-педагогическому университету [9], Уральскому федеральному университету, Уральскому государственному лесотехническому университету [10], Уральскому государственному горному университету [11]. Контрольные цифры приема на конец марта согласованы с первыми двумя вузами.

Таким образом, имеет смысл увеличение числа ГЧП-проектов в сфере ВО в аспекте содержания образовательного процесса путем совершенствования нормативно-правовой базы и стандартных форм ГЧП-соглашений, формирования институциональной среды партнерства и создания системы мотивов и стимулов для участников партнерства.



[1] Портал «Государственно-частное партнерство в России».

[2] Постановление Правительства РФ от 05.12.2006 № 748 «Об утверждении примерного концессионного соглашения в отношении систем коммунальной инфраструктуры и иных объектов коммунального хозяйства, в том числе объектов водо-, тепло-, газо- и энергоснабжения, водоотведения, очистки сточных вод, объектов, на которых осуществляется обращение с отходами производства и потребления, объектов, предназначенных для освещения территорий городских и сельских поселений, объектов, предназначенных для благоустройства территорий, а также объектов социального обслуживания населения» (ред. от 20.01.2015).

[3] Положение о порядке участия Министерства промышленности и науки Свердловской области в отношениях, связанных с целевым обучением по образовательным программам высшего образования, утв. Приказом Министерства промышленности и науки Свердловской области от 13.03.2015 № 89.

[4] Количество бюджетных мест (1150 мест) по каждому направлению в ФГБОУ ВПО «Уральский государственный лесотехнический университет» на очную и заочную формы обучения на 2015 год (2015). Режим доступа: http://mpr.midural.ru/UPLOAD/user/file/lesteh.doc

[5] Информация о планируемых показателях целевого приема в 2015 г. в УГГУ (2015). Режим доступа: http://mpr.midural.ru/UPLOAD/user/file/uggu.pdf

[6] Приложение (2015). Режим доступа: http://mpr.midural.ru/UPLOAD/user/file/urgeu.pdf

[7] План приема (количества мест для приема) на обучение по каждой совокупности условий поступления на программы бакалавриата очной формы на места бюджетного (в рамках контрольных цифр) приема и на места с оплатой стоимости обучения 2015/16 уч. год
(с выделением мест для целевого приема в рамках КЦП)
(2015). http://mpr.midural.ru/UPLOAD/user/file/rgppu.pdf

[8] КЦП приема Новоуральского технологического института НИЯУ МИФИ на 2016 год (лица, обучающиеся за счет средств Федерального бюджета) (2016). Режим доступа: http://mpr.midural.ru/UPLOAD/user/file/mifi2016.doc

[9] План приема (количества мест для приема) на обучение по каждой совокупности условий поступления на программы бакалавриата очной формы на места бюджетного (в рамках контрольных цифр) приема и на места с оплатой стоимости обучения 2015/16 уч. год
(с выделением мест для целевого приема в рамках КЦП)
(2015). http://mpr.midural.ru/UPLOAD/user/file/rgppu.pdf

[10] Количество бюджетных мест (1150 мест) по каждому направлению в ФГБОУ ВПО «Уральский государственный лесотехнический университет» на очную и заочную формы обучения на 2015 год (2015). Режим доступа: http://mpr.midural.ru/UPLOAD/user/file/lesteh.doc

[11] Информация о планируемых показателях целевого приема в 2015 г. в УГГУ (2015). Режим доступа: http://mpr.midural.ru/UPLOAD/user/file/uggu.pdf


Источники:
Ефремов, Д.Н. (2012). Типология форм государственно-частного партнерства в сфере образования. Экономический журнал, 1(25), 120–128.
Морозова, И.А., Мысин, М.Н. (2015). Влияние стратегического партнерства государственных вузов и бизнес-структур на уровень инвестиционной привлекательности региона. Государственно-частное партнерство, 2(2), 101–112. doi: 10.18334/ppp.2.2.1861