Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»11 / 2007

Сколько стоит интеллектуальный капитал организации?

Кулаева Дарья Олеговна, консультант по налогам ЗАО «BKR-ИНТЕРКОМ- АУДИТ», г. Москва, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 17

Аннотация:
Объективная оценка интеллектуального капитала организации для внутрифирменных целей нужна, в первую очередь, для принятия решений при выборе направления и распределения объемов инвестиций, направленных на развитие объектов интеллектуального капитала и материальных активов предприятия. Для внешних потребителей стоимость интеллектуального капитала организации является важным фактором при выборе ими объектов инвестирования. Однако проблема здесь заключается несколько в другом…
Цитировать публикацию:
Кулаева Д.О. Сколько стоит интеллектуальный капитал организации? // Креативная экономика. – 2007. – Том 1. – № 11. – С. 11-18.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Окончание. Начало в № 10/2007 «кэ»

Объективная оценка интеллектуального капитала организации для внутрифирменных целей нужна, в первую очередь, для принятия решений при выборе направления и распределения объемов инвестиций, направленных на развитие объектов интеллектуального капитала и материальных активов предприятия. Для внешних потребителей стоимость интеллектуального капитала организации является важным фактором при выборе ими объектов инвестирования. Однако проблема здесь заключается несколько в другом…

Если ознакомление потенциального инвестора с финансовыми показателями (рентабельностью производства, фондоотдачей оборудования и т.д.) и с методикой их расчета ничем не осложнено, то когда речь заходит о показателях, характеризующих уровень развития интеллектуального капитала, возникает множество вопросов. Это связано с тем, что точных способов расчета не существует. Фактически, инвестор не может быть уверен в достоверности предлагаемых расчетов, а возможности  ознакомиться  с их методикой у него, как правило, нет.

Очевидно, что интеллектуальный капитал ‑ это не набор отдельно взятых элементов, а достаточно сложная и подверженная внешним влияниям система множества взаимосвязанных факторов. Их взаимное влияние дает синергетический эффект, т.е. они могут увеличить, но могут и нивелировать друг друга. Интеллектуальный капитал не может быть оценен путем простого суммирования составляющих его элементов т.к. сама по себе оценка отдельных элементов является проблемой, а наличие указанного синергетического эффекта еще больше осложняет расчеты.

Еще одна проблема заключается в разнонаправленности изменений «стоимости» элементов интеллектуального капитала и несовпадении их размерности (единиц измерения). Например, интеллектуальный капитал, сконцентрированный в умении и квалификации работников, прирастает со временем. Патенты, наоборот, могут морально устаревать и терять свою ценность, а потребитель может неожиданно уйти к конкуренту, обесценив, тем самым, потребительский капитал. Также вопросом является, в каких именно единицах можно измерить все эти факторы.

Итак, учитывая все вышеизложенное, рассмотрим методы, которые используются для оценки интеллектуального капитала (ИК). На сегодняшний момент существует порядка тридцати методов, которые условно можно разделить на 4 группы.

1. Методы прямого измерения (структурный подход) ‑ Direct Intellectual Capital methods (DIC) ‑ основаны на идентификации и оценке отдельных активов или компонентов интеллектуального капитала. После того, как оценены отдельные элементы, выводится интегральная оценка ИК компании. При этом совсем не обязательно оценки отдельных компонентов складываются, могут применяться и более сложные формулы. Однако такие методы не дают точной оценки величины ИК.

2. Методы рыночной капитализации (агрегированный подход, основанный на определении стоимости ИК в целом, без учета стоимости его отдельно взятых компонентов) ‑ Market Capitalization Methods (MCM), базируются на вычислении разности между рыночной капитализацией компании и собственным капиталом ее акционеров, а полученная величина рассматривается как стоимость ИК или нематериальных активов. К этой группе методов относится, например, рассмотренный ниже коэффициент Тобина.

Этот метод отождествляет ИК и деловую репутацию компании. Данный подход наиболее эффективно можно использовать при слиянии и поглощении компаний. Кроме того, зависимость рыночной стоимости компании от нерыночных факторов (политической ситуации в стране, законодательной среды, социальных условий и т.п.), а также, стремление компаний изменить показатели рыночной стоимости и материальных активов в зависимости от потребностей сильно искажают реальную стоимость интеллектуального капитала.

Еще одним недостатком метода рыночной капитализации является абсолютная форма его показателя, который не всегда является полезным для экономического анализа. Для руководителей организаций, действующих в конкурентной среде, более важными являются относительные характеристики, позволяющие проводить сравнительный анализ величины интеллектуального капитала различных организации

3. Методы отдачи на активы (методы оценки эффективности) ‑ Return on Assets methods (ROA) основаны на сопоставлении отношения среднего дохода компании до налогообложения к ее материальным активам с аналогичным показателем для отрасли в целом. Чтобы вычислить средний дополнительный доход от ИК, полученная разность умножается на материальные активы компании. Далее путем прямой капитализации или дисконтирования получаемого денежного потока можно получить стоимость ИК компании. Данный подход позволяет проводить сравнительную характеристику различных компаний.

4. Методы подсчета очков (методы неденежной оценки или индикаторные методы, появившиеся из-за невозможности стандартизации отдельных переменных в общей оценке стоимости ИК) ‑ Scorecard Methods (SC) идентифицируют различные компоненты ИК, генерируют индикаторы и индексы в виде подсчета очков. Сюда относится широко известная сбалансированная система показателей. Недостатком здесь является то, что они не дают информации о стоимости ИК, сложны для восприятия и требуют дополнительных специальных знаний для их трактовки. Это, в свою очередь, приводит к тому что, используя данные методы, руководители организаций не могут быстро реагировать на изменения внешней среды.

Анализ показывает, что различные методы оценки ИК не противоречат друг другу и ни один из них не удовлетворяет сразу всем возможным целям оценки. Поэтому наиболее эффективна интеграция нескольких методов, в зависимости от ситуации, целей и возможностей организации.

Несложно заметить, что традиционные методы экономических оценок и измерений, базирующиеся на принципах бухгалтерского учета, перестали быть адекватными условиям сегодняшнего дня. Интеллектуальный капитал отличается от физического своей нематериальной природой; он не теряет в своей величине в процессе использования, то есть не амортизируется. Основой для его оценки является стоимость, которая будет создана в процессе его будущего использования.

Для его оценки недостаточно только стоимостных показателей. Многие элементы интеллектуального капитала не находят отражения в бухгалтерских балансах и в принципе не поддаются учету. Именно поэтому многие попытки измерить все составляющие интеллектуального капитала, пользуясь стандартными приемами бухгалтерского учета, терпят фиаско.

Проводя сравнительный анализ вышеописанных группировок методов оценки стоимости интеллектуального капитала организации, можно сделать вывод о том, что методы прямого измерения (непосредственной оценки) и методы индикаторных показателей основываются на оценке отдельных элементов, тогда как методы оценки эффективности и агрегированные методы исходят из общей оценки интеллектуального капитала организации. Преимуществом таких методов является то, что они могут быть использованы на всех уровнях функционирования организации.

Таким образом, при оценке стоимости интеллектуального капитала целесообразнее использование относительных показателей и показателей эффективности.

Одним из таких показателей является коэффициент Тобина. Он рекомендуется для интегральной стоимостной оценки величины интеллектуального капитала западной экономической литературой и используется сегодня многими фирмами Запада и Востока. Этот коэффициент носит название по фамилии американского экономиста Тобина и представляет собой отношение рыночной цены компании к цене замещения ее реальных активов (зданий, сооружений, оборудования, запасов).

Изначально он был разработан как критерий эффективности инвестирования, однако позднее исследователи признали целесообразность его применения при оценке стоимости интеллектуального капитала. Высокий показатель коэффициента Тобина свидетельствует о существенном превышении цены компании над ценой ее материальных активов, что означает высокую оценку ее нематериальных активов. Например, для компаний, разрабатывающих программное обеспечение, коэффициент может достигать нескольких сотен, т.е. в данных компаниях материальный капитал практически не принимает участия в создании стоимости, а главным производственным фактором является интеллектуальный капитал.

В 1960–70-х годах прошлого века среднее значение коэффициента Тобина в развитых странах колебалось между 1 и 2, с начала 1980-х годов стал наблюдаться его резкий рост и уже к началу XXI столетия он достиг  –7, сегодня для большинства успешных компаний значения коэффициента колеблются от 3 до 10. При этом у высокотехнологичных и наукоемких компаний его средняя величина значительное выше.

Для российских исследователей вопросы, связанные с интеллектуальным капиталом, являются еще более сложными, чем для их европейских или, скажем, американских коллег, поскольку для нас он еще более новый и неизученный. Основной задачей автора, при написании этой статьи, являлось не столько рассмотрение подходов к определению понятия «интеллектуальный капитал организации» и методов его оценки, т.е. не рассмотрение теоретических аспектов вопроса, сколько анализ практического отношения к нему руководителей (владельцев) организаций (предприятий).

При анализе данных, полученных при опросе руководителей компаний, стало очевидно, что на большинстве российских предприятий развитию интеллектуального капитала уделяет недостаточное внимание. Большинство руководителей (владельцев) склонны отождествлять понятия интеллектуального и человеческого капиталов, и считают, что если они, например, вкладывают средства в обучение или повышение квалификации работников, т.е. в человеческий капитал, то с развитием интеллектуального капитала на их предприятии всё «в порядке».

Акцентирование внимания на развитии только одного элемента интеллектуального капитала, человеческого капитала, вполне объяснимо. Исследования зависимости производительности труда от уровня образования показали, что при увеличении на 10% уровня образования, производительность труда растет на 9%, а при увеличении на 10% акционерного капитала, производительность труда увеличивается только на 4%.

Кроме того, российский бизнес сталкивается с такой проблемой, как несоответствие знаний специалистов, выпускаемых вузами, требованиям конкретных предприятий. Руководители компаний отмечают, что большую часть выпускников приходится доучивать на местах, что делает инвестиции в человеческий капитал абсолютно неизбежными.

Такая однобокость подхода связана, безусловно, не только с недостаточностью денежных средств и ограниченностью инвестиционных фондов, хотя это тоже немаловажный фактор. В первую очередь, нежелание инвестировать в интеллектуальный капитал, обусловлено, отсутствием общепринятых адекватных методов оценки эффективности таких вложений и, как следствие, непониманием их целесообразности. То есть в данном случае, отсутствие проработанной теоретической базы ведет к практическим негативным последствиям.

Еще одним ограничительным фактором является то, что развитие интеллектуального капитала организации это удел исключительно крупных организаций, а для малого и среднего бизнеса перспектива его развития представляется еще очень далекой. Подтверждением этого является тенденция к увеличению коэффициента Тобина в некоторых российских компаниях, характеризующихся высоким уровнем конкурентоспособности, использованием современных методов и технологий менеджмента, создающих собственные дорогостоящие бренды, т.е. обладающих значительным интеллектуальным капиталом.

В то же время, большая часть российских предприятий характеризуется незначительным уровнем развития интеллектуального капитала. Более того, в ряде случаев его величина отрицательна. Владельцы небольших компаний, которые в условиях современной российской экономики еле-еле сводят концы с концами и балансируют на грани выживания, склонны вкладывать средства в то, что даст эффект сразу, т.е. наращивать производственные мощности, нежели инвестировать в интеллектуальное развитие.

Есть еще целый ряд причин, сдерживающих развитие интеллектуального капитала российских организаций, обобщив которые, можно сказать об отсутствии у большинства российских предпринимателей стимулов для инвестирования в развитие интеллектуального капитала своих компаний, обусловленное как объективными экономическими условиями, так и существующей законодательной базой, и многими другими факторами. Между прочим, по российскому законодательству учету подлежит только приобретенная деловая репутация, например, при слияниях или поглощениях компаний, а все репутационные бонусы, созданные самой компанией, в учете не участвуют.

Подводя итог, заметим, что проблема развития интеллектуального капитала в России – это комплексная проблема, требующая внимания со стороны и ученых, и законодателей, и исполнительной власти, и самих предпринимателей, которые только начинают осознавать значение и роль интеллектуального капитала в развитии и процветании. В настоящее время для всех становится очевидным, что экономика, базирующаяся на знании и ориентированная на формирование и использование интеллектуального капитала, становится главным фактором социально-экономического развития целых стран и отдельных регионов, огромных холдингов и маленьких фирм.

Еще в начале ХХ века Дейл Карнеги, известный американский специалист в области человеческих отношений и автор произведений по психологии общения, заметил, что даже в технических производствах финансовые успехи организаций лишь на 15% обеспечиваются уровнем материального оснащения, а на 85% ‑ атмосферой, царящей на рабочем месте. К слову сказать, признание и успех к Дейлу Карнеги пришли в середине 30-х годов прошлого века, а в России массовый читатель познакомился с его теорией с опозданием на полвека – в середине 80-х годов. Не хотелось бы столь же значительно отстать в вопросе развития интеллектуального капитала.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Брукинг Э. Интеллектуальный капитал. – СПб.: Питер, 2001. – 288 с.
2. Edvinsson L. The next generation of IC measurement – the digital IC-landscape // Journal of Intellectual Capital. Vol. 1. – No 3. – 2000.