Статья опубликована в журнале «Креативная экономика»1 / 2016
DOI: 10.18334/ce.10.1.2234

Применение отдельных положений теории совместимости при формировании и использовании интеллектуальных ресурсов

Светлов Илья Евгеньевич, кандидат экономических наук, доцент кафедры муниципального управления и социального сервиса, Государственный социально-гуманитарный университет, г. Коломна, Россия

Application of certain provisions of compatibility theory in the formation and use of intellectual resources - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 34

Аннотация:
В статье обосновывается необходимость использования положений теории совместимости при формировании интеллектуальных ресурсов хозяйствующих субъектов в современных условиях. Дано краткое описание ряда изменений экономических отношений и производственных процессов, характеризующих инновационную экономику и процессы перехода к последним технологическим укладам и Индустрии 4.0. Представлены возможности применения положений теории совместимости как относительно интеллектуального капитала отдельного предприятия, с целью повышения эффективности его функционирования и построения когнитивной стратегии; так и в отношении сетевых структур, на примере образовательного пространства, при подборе субъектов его формирующих.Материалы статьи могут быть применены для повышения эффективности функционирования интеллектуального капитала компаний, при разработке и реализации когнитивной стратегии предприятия, для совершенствования взаимодействия хозяйствующих субъектов при формировании интеллектуальных ресурсов для современных предприятий и сопроизводстве на основе интеллектуальных капиталов. Предложения и результаты, изложенные в статье, могут быть полезны сотрудникам инновационных компаний, предпринимателям, представителям учреждений профессионального образования, а также всем, интересующимся вопросами инновационного менеджмента и проблемами инновационного развития.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Светлов И.Е. Применение отдельных положений теории совместимости при формировании и использовании интеллектуальных ресурсов // Креативная экономика. – 2016. – Том 10. – № 1. – С. 53-72. – doi: 10.18334/ce.10.1.2234

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Введение

Цель исследования – обосновать возможности использования отдельных положений теории совместимости для оптимизации взаимодействия хозяйствующих субъектов при формировании интеллектуальных ресурсов и последующем их использовании в контексте происходящих трансформаций производственных процессов.

Переход ведущих мировых экономик к новым технологическим укладам ведет к тому, что мировая экономическая система последние несколько десятилетий претерпевает серьезную перестройку. Причем происходящие трансформации затрагивают как внешние условия функционирования предприятий, так и формы их организации.

В последние годы в мире возросло число и значимость новых пространственных форм организации производства. Одним из возможных вариантов изменения структуры организации производства считается коммунализация, т.е. сохранение самостоятельности разнообразных по размерам, отраслевой принадлежности и организационно-правовым формам предприятий при одновременном образовании широкого множества альянсов («коммун»), объединяющих предприятия в целях совместного наиболее эффективного использования различных ресурсов и возможностей предприятий [3, С. 126]. По мнению Клейнера Г.Б., именно коммунализация как совместное и согласованное развитие разноразмерных предприятий при соответствующем разнообразии межфирменных отношений станет основной тенденцией организации производства [3, С. 134].

Немецкие исследователи отмечают изменение подходов и к самому процессу производства, обозначая это как «четвертую промышленную революцию» или «Индустрию 4.0»  [15], базирующихся на существенной интеграции «киберфизических систем» или CPS в заводские процессы. Руководители предприятий не просто переосмысливают принцип сборочной линии, но и активно создают сеть машин, которые будут не только производить товары с меньшим количеством ошибок, но и смогут автономно изменять производственные шаблоны в соответствии с необходимостью, оставаясь высокоэффективными  [15]. Немецкое правительство поддерживает эту идею и принимает «высокотехнологичную стратегию» для подготовки нации  [15].

Возможности, предоставляемые переходом к Индустрии 4.0 и последним технологическим укладам, имеют далеко идущие последствия для национальных экономик стран. «В целом переход от индустриальной к постиндустриальной экономике в мировом масштабе характеризовался индивидуализацией всех товарно-ресурсных компонентов экономики. Каждый значимый компонент оказывается индивидуально отличным от других, уникальным и в каком-то смысле незаменимым»  [3, С. 128]. Меняется и система измерителей этих ресурсов – «в постиндустриальном обществе этими измерителями становятся не количественные характеристики ресурсов, а их качественные показатели (или просто наличие тех или иных качественно уникальных элементов материальных и трудовых благ)»  [3, С. 127].

Исходя из этих утверждений, можно предположить, что взаимодействие таких «индивидуализированных» ресурсов осуществляется по более сложной схеме, нежели «стандартизированных».

Одним из таких значимых ресурсов можно считать интеллектуальные ресурсы предприятий. Такие ресурсы имеют приоритетное значение для отечественной национальной экономики, так как «в условиях индивидуализации экономических благ в системе международного разделения труда Россия должна занять те ниши, в которых могут быть проявлены наиболее выигрышные черты ее социально-экономического потенциала. К таким областям относится, прежде всего, создание и изготовление образцов наукоемкой, интеллектоемкой и “талантоемкой” продукции, требующей нестандартных творческих решений» [3, C.132].

Таким образом, в современных условиях знания и интеллектуальный капитал компании играют доминирующую роль в реализации инновационной стратегии развития любых хозяйствующих субъектов.

Акцент на знания как на ключевой фактор эффективного развития и обеспечения конкурентоспособности компании объясняется тем, что «лишь относительно узкий круг людей обладает необходимыми для успешного развития каждого предприятия корпоративными знаниями». Речь идет в первую очередь о сотрудниках предприятия, являющихся носителями неотторжимого «сокровенного знания» [3, С.216]. Именно они и составляют интеллектуальные ресурсы хозяйствующего субъекта.

Распространенная трактовка «интеллектуальных ресурсов как совокупности различных форм объективированных знаний, имеющих коммерческую ценность» [5, С.95] представляется недостаточно полной. По мнению автора, интеллектуальные ресурсы следует определять как информационно-интеллектуально-креативные субъекты (элементы), взаимодействующие или интегрированные в структуру компании в рамках цепочки создания ценности. Данная формулировка позволяет учесть фактор индивидуализации потребностей, в том числе и потребностей в персонале и знаниях, характеризующий производственные цепочки последних технологических укладов и Индустрии 4.0. Трудовые ресурсы компании должны рассматриваться как интеллектуальные ресурсы, если деятельность этих сотрудников связана с интеллектуальным трудом и потоками знаний. На этот же нюанс указывает КлейнерГ.Б., отмечая, что «коммерческий успех современного предприятия определяется не столько численностью персонала, сколько наличием среди работников людей, способных создать новое изделие или услугу, найти новый способ организации производства, уловить процесс формирования новых потребностей в рыночной сфере и адекватно отреагировать на него и т.д.»  [3, С. 127].

Все это подчеркивает, что интеллектуальные ресурсы, составляющие значительную часть интеллектуального капитала, становятся одним из основных факторов обеспечения конкурентоспособности в современных условиях. Однако необходимо учитывать, что не все ресурсы являются капиталом, а только те, которые обеспечивают добавочную стоимость продукта.

В современной экономической литературе отсутствует и единая позиция в отношении трактовки понятия интеллектуальный капитал  [10], многие научные формулировки отражают результаты исследований различных его аспектов. На наш взгляд, за основу может быть взята классификация составляющих интеллектуального капитала, описанная в труде Стюарта Т.  [14], где составляющими интеллектуального капитала компании выступают человеческий, организационный и партнерский капиталы. Две последние части могут объединяться и формировать структурный капитал.

Происходящие процессы выводят на первый план вопрос об уровне интеллектуальных ресурсов, располагаемых компаниями, и формировании стратегий повышения эффективности функционирования интеллектуального капитала компаний. Для этих целей возможно использование положений теории совместимости, которые могут быть применены как к отдельным его составляющим-компонентам, так и в целом ко всему интеллектуальному капиталу.

Интеллектуальный капитал хозяйствующего субъекта должен рассматриваться как точка пересечения сразу нескольких категорий совместимости, в частности, технической и психологической.

Безусловно, ядро любого интеллектуального капитала составляет человеческий капитал. К нему могут быть применены требования психологической совместимости, которые должны соблюдаться при решении кадровых вопросов, т.к. «совместимость людей предполагает такое оптимальное сочетание их качеств, при котором обеспечивается наибольшая эффективность их деятельности в коллективе»  [7, С. 51]. Это же подтверждает анализ психологии труда, где под совместимостью понимается эффект сочетания индивидуумов, который дает максимально возможный результат при данных условиях с минимумом энергетических затрат взаимодействующих членов группы  [7, С. 52].

Причем требования к совместимости, предъявляемые к человеческому капиталу в определенной степени, могут быть отнесены и на клиентов, партнеров, контрагентов и т.д. через требования к психологической совместимости партнерской составляющей интеллектуального капитала. В рамках реализации стратегии управления знаниями (когнитивной стратегии) компании необходимо анализировать не столько человеческие ресурсы, сколько интеллектуальные ресурсы. Фактически знания и интеллектуальные ресурсы, их генерирующие, рассматриваются как базис, на котором основываются стратегии функционирования и развития хозяйствующих субъектов в современных условиях.

Одной из значимых характеристик предприятия при переходе к последним технологическим укладам выступает поглощающая способность, позволяющая фирме эффективно получать и использовать все возможные источники знания  [16, С. 273]. Этот параметр косвенно может служить индикатором уровня совместимости используемых интеллектуальных ресурсов, т.к. в случае оптимальной совместимости поглощающая способность будет высокой и наоборот.

Фактически когнитивная стратегия предприятия, описываемая Клейнером Б.Г.  [3, C. 463], должна быть ориентирована в том числе и на развитие поглощающей способности предприятия и базироваться на принципах теории совместимости, позволяющей лучше взаимодействовать составляющим интеллектуального капитала. Учитывая, что источники знаний могут быть как внутренние, так и внешние, принципы информационной совместимости могут применяться для целей аккумуляции и переработки информации в знания, поступающей от внешних источников в рамках осуществления когнитивной стратегии таким образом, чтобы поступающая информация могла быть «считана» и «воспринята» внутренней системой.

Необходимость соблюдения информационной совместимости определяется еще и тем, что в рамках осуществления 4-й промышленной революции будет происходить индивидуализация производства и вовлечение потребителей в производственный процесс, в том числе посредством развития клиентской составляющей интеллектуального капитала. Поэтому для разработки новой индивидуализированной продукции и взаимодействия с потребителями крайне важными будут поглощающая способность и когнитивная стратегия предприятия.

Реализация указанных требований к интеллектуальным ресурсам может быть осуществлена в рамках одного из трех подходов к изучению совместимости в современной психологии – структурного, направленного на поиск оптимальных сочетаний, соответствия характеристик людей – партнеров по взаимодействию  [7, С. 60]. Применительно к формированию интеллектуального капитала и реализации когнитивной стратегии очевидно, что такие характеристики партнеров должны быть комплементарными. В то же время партнерская составляющая интеллектуального капитала должна соответствовать совместимости технической.

Интеллектуальный капитал с позиции технической совместимости должен рассматриваться как совмещенный объект, так как его формируют от совместного взаимодействия двух и более объектов – капиталов. В частности, в рамках такой квалификационной группы совместимости техники, как «по типу совмещаемых объектов» в части «техника – человек», должна обеспечиваться совместимость человеческого капитала и организационного в структуре интеллектуального капитала компании. В рамках Индустрии 4.0. процессы взаимодействия техники и людей серьезно трансформируются, но даже на текущем этапе уже прослеживаются различия в требованиях к персоналу в зависимости от решаемых задач. Для системы «человек – машина» с простейшими детерминированными алгоритмами функционирования на роль человека-оператора, видимо, могут быть приняты люди невысокой квалификации. Но для систем «человек – машина», требующих выработки вероятностных и предельных решений, на роль человека-оператора могут претендовать только высокоинтеллектуальные лица, склонные к творческому, эвристическому мышлению  [7, С. 142].

Применительно к составляющим и всему интеллектуальному капиталу хозяйствующего субъекта должны выполняться требования функциональной совместимости, которая характеризуется способностью данной технической системы работать в комплексе с другими системами и обусловлена необходимостью комплексирования системы как важнейшего условия ее эффективности  [7, С. 47]. Другими словами, функциональная совместимость может рассматриваться с позиции – какими кадрами необходимо комплектовать структуру предприятия, чтобы его функционирование было эффективным. Относительно формирования человеческого капитала компании отправной точкой может выступать профессиональная совместимость, которая предусматривает соответствие профессионально-образовательного профиля человека-оператора по роду требуемой деятельности его в составе системы «человек – машина»  [7, С. 144]. Одной из составляющих, ее обеспечивающих, выступает формирование производственных коллективов (экипажей, бригад, смен) для совместной деятельности  [7, С. 144], что имеет важное значение для инновационной деятельности.

В данном случае совместимость может рассматриваться как процесс. По мнению авторов этой классификации – ученых Сухова А.Н. и Обозова Н.Н., такой вид совместимости характеризует «процессы приспособления характеров, потребностей, мотивов поведения», что может выступать критерием формирования интеллектуальных ресурсов и человеческого капитала. C другой стороны, совместимость как результат, с точки зрения Сухова А.Н. и Обозова Н.Н., – степень удовлетворенности партнеров друг другом, может выступать как требование к партнерскому капиталу предприятия.

Одной из особенностей, которые следует учитывать при формировании интеллектуального капитала, является интердепенденция его составляющих  [10, 11], что представляет собой серьезный аргумент в пользу необходимости применения теории совместимости при его формировании. Нарушение же принципов совместимости элементов интеллектуального капитала приводит как минимум к отсутствию синергетического эффекта от их взаимодействия как максимум – к разрушению интеллектуального капитала. Следовательно, оптимальное соотношение в интеллектуальном капитале его составляющих элементов – условие совместимости как процесса его эффективного формирования. Отчасти эту задачу можно решить посредством реализации когнитивной стратегии предприятия. На наш взгляд, с этих позиций важно будет рассматривать и выстраивать взаимодействие хозяйствующих субъектов в процессе 4-й технологической революции и переходе к последним технологическим укладам.

Необходимость применения принципов совместимости при формировании интеллектуального капитала компаний может быть подтверждена тем, что в отношении интеллектуального капитала, так же как и для техники, действует общий закон потери совместимости, согласно которому «причиной отказа любого агрегата является потеря совместимости какого-то одного его элемента»  [7, С. 78]. Справедливость такого закона в отношении интеллектуального капитала подтверждается исследователями, отмечающими, что в случае плохого взаимодействия одной из составляющих весь интеллектуальный капитал перестает функционировать, а эффект от него исчезает.

Таким образом, использование теории совместимости позволит отслеживать и управлять взаимодействием между основными компонентами интеллектуального капитала одного хозяйствующего субъекта, не допуская разрушения системы вследствие нарушения ее целостности или диспропорции отдельных составляющих.

Процессы глобализации и изменения структуры экономических отношений все больше определяют зависимость возможностей развития предприятия от факторов внешней среды. Организация как открытая система зависит от поставок ресурсов, энергии, кадров и, конечно, потребителей  [7, С. 208]. К потребителям следует отнести население, промышленных потребителей, посредников и государство как хозяйствующий субъект, а также субъекты всей многоуровневой внешней среды  [7, С. 208], т.е. в принципе любой хозяйствующий субъект может рассматриваться как «потребитель» в зависимости от ситуации. В условиях перехода к Индустрии 4.0. и шестому технологическому укладу особую актуальность приобретает точка зрения Дракера П., который считал, что единственная подлинная цель любого бизнеса – это создание потребителя, который определяет в конечном счете необходимые производственные ресурсы  [7, С. 208]. В инновационной экономике ценнейшим ресурсом любой фирмы выступают интеллектуальные ресурсы, кадры.

Современная внешняя среда характеризуется большой степенью изменчивости, что в определенный период создает высокосовместимые условия для развития организаций и, наоборот, малосовместимые или несовместимые (абсолютно противоречивые) для функционирования, что может приводить к ее распаду в короткие сроки  [7, С. 215].

К сожалению, исследователи достаточно часто отмечают несовместимость требований внешней среды с производственными возможностями организации  [7, С. 209], что приводит к тому, что выпускаемые в таком случае товары или услуги имеют отклонения и изъяны, не отвечающие набору требований потребителя. Примером тому может служить ситуация на рынке образовательных услуг. На протяжении нескольких лет наблюдается разбалансированность рынка подготовки специалистов для различных секторов национальной экономики РФ (табл.).

Таблица

Соотношение потребностей рынка труда и профессий выпускников

Потребность рынка (доля в общем спросе на работников)

Выпускники с дипломами (доля среди всех обучающихся)

Металлургия и машиностроение

7,6%

3%

Энергетика и электротехника

2,7%

4%

Экономика и управление

13,7%

31%

Гуманитарные науки

3%

20%

Источник: данные Министерства труда  [1]

Значение интеллектуальных ресурсов и человеческого капитала хозяйствующих субъектов для успешного функционирования и развития в современных условиях ставит вопрос об их эффективном формировании.

Принципы взаимодействия, предполагаемые Индустрией 4.0., на наш взгляд, необходимо распространить не только на промышленные цепочки создания продукции, но и на процессы формирования кадров для этих предприятий. Фактически речь идет о переносе сетевого взаимодействия при разработке продукции в сферу подготовки и формирования интеллектуальных ресурсов для соответствующих предприятий. Как минимум, это тот конечный результат, к которому нужно стремиться, т.к. уже сейчас во главе угла при проектировании машин и станков ставятся модульность конструкции и гибкость подходов к реализации их функций. Такие действия необходимы, чтобы снизить риски неопределенности взаимодействия с внешней средой.

Данный процесс может осуществляться посредством образовательных пространств (ОбП), в рамках которого образовательные учреждения осуществляют целенаправленную подготовку кадров для одного или нескольких предприятий, на основе взаимодействия их интеллектуальных капиталов  [11].

Преимущества формирования интеллектуальных ресурсов в рамках образовательного пространства заключается в том, что в динамично развивающейся среде образовательные учреждения, входящие в ОбП, находятся в постоянном взаимодействии с предприятиями-клиентами. В процессе взаимодействия между учреждением, представляющим образовательные услуги, и предприятием-клиентом происходит обмен знаниями, что играет главную роль в формировании конкурентных преимуществ. Полученная информация может являться как улучшенным вариантом базовых знаний, так и совершенно новым опытом, в любом случае это подтверждает положительный эффект от взаимовыгодных отношений. Важно то, что в таких объединениях потребитель не просто сторонний наблюдатель, а сопроизводитель. Он является ключевой фигурой в процессе совместной работы, и от него зависит решение о том, каким будет желаемый результат. Такого рода сопроизводство дает возможность сделать образовательную услугу более индивидуализированной, а потребитель может более четко представить и соизмерить результат со своими желаниями.

В определенных формах корпоративные университеты и образовательные пространства могут рассматриваться как основа кластерного реформирования системы высшего профессионального образования в РФ  [2, С. 50] и системы непрерывного обучения и повышения квалификации кадров, интегрированной в систему производства инновационной продукции  [13, С. 182].

Отдельные примеры подобного взаимодействия можно уже наблюдать в отечественной практике. Сегодня подготовка специалистов по интегрированной системе обучения осуществляется в Санкт-Петербургском институте машиностроения, Московском государственном индустриальном университете, Московском авиационном институте, Пензенской технологической академии и др.  [12, С. 57]. В апреле 2012 года Московскому государственному индустриальному университету присвоен статус федеральной инновационной площадки по направлению «Разработка и внедрение модели информационно-образовательной среды для подготовки, переподготовки повышения квалификации профессиональных кадров высокотехнологичных производств»  [12, С. 58]. Современным примером также может считаться ОАО «Российская самолетостроительная корпорация «МиГ», активно взаимодействующая с такими университетами, как Московский авиационный институт, МГТУ им. Н.Э. Баумана, МГТУ «Станкин». Университеты обеспечивают приток кадров требуемого профиля и квалификации, помогают развивать компетенции действующего персонала, обеспечивают проведение промышленных НИОКР в интересах производства  [17, С. 288]. Еще одной из форм образовательного пространства можно считать центры по обучению специалистов, создаваемые крупными корпорациями в сфере прикладного образования для удовлетворения своих потребностей.

Важным моментом в таких объединениях является то, что нацеленность на стабильность во взаимодействии субъектов образовательного пространства содействует образованию единого пространства знаний и информационного поля, что способствует общему качественному росту всех его участников  [6, С. 604]. И, как отмечают эксперты, наиболее эффективным для развития коллективов организаций (и личности в ней) является сотруднический тип взаимодействия  [6, С. 604].

Максимизация плюсов четвертой промышленной революции требует массивных коопераций, не ограничивающихся корпоративными границами. Таким образом, определение общих платформ и языков, на которых свободно будут общаться машины разных корпораций, остается одной из основных задач в распространении киберфизических систем  [15]. Но так же, как и для киберфизических систем в Индустрии 4.0., для субъектов образовательного пространства требуется «общий язык», чтобы обеспечить лучшее взаимодействие их интеллектуальных капиталов. Исследование и учет требований работодателей относительно человеческого капитала в категориях существующих компетенций, прописанных во ФГОС, возможно посредством применения метода репертуарных решеток  [9]. Применение данного инструмента направлено на обеспечение лучшей совместимости требований работодателей и возможностей учебных учреждений по их реализации в рамках образовательного пространства, т.е. фактически установлению «общего языка», понятного обеим сторонам. Это позволит установить совместимость требований, связанных с практическим характером деятельности по той или иной специальности и получаемыми профессиональными компетенциями, которым обучают студентов. Такого рода адресное взаимодействие при формировании интеллектуальных ресурсов необходимо в условиях Индустрии 4.0. и подкрепляется прогнозами – «за 20 лет 47% рабочих мест современного мира будут автоматизированы»  [15], значительное расширение возможных операций не обязательно потребует создания новых рабочих мест для людей  [15], но, очевидно, даже существующие рабочие места будут серьезно трансформированы с точки зрения выполняемых процессов деятельности.

Если рассматривать совместимость «как способность согласованного взаимодействия и длительное время добровольного взаимного развития, обусловленного оптимальным сочетанием взаимодополняющих свойств»  [7, С. 59], то применительно к образовательному пространству это определение относится в полной мере, т.к. элементы интеллектуальных капиталов участников-субъектов именно дополняют друг друга в процессе индивидуальной подготовки специалистов-сотрудников.

Так же как и в случае с интеллектуальным капиталом, образовательное пространство может рассматриваться как точка пересечения нескольких категорий совместимости. В том числе как совместимость систем, т.к. каждый из субъектов этого пространства – предприятия и образовательные учреждения – представляет из себя сложные системы.

При формировании образовательного пространства его субъекты должны соответствовать общему определению совместимости в теории систем – «такое отношение двух систем, при котором обнаруживается сходство или общность систем по некоторым параметрам или по существу, обеспечивается возможность их взаимодействия»  [7, С. 46]. Тогда субъекты образовательного пространства могут рассматриваться как совместимые объекты, согласно определению технической совместимости по ГОСТ – «совместимые объекты объекты технической совместимости, совместное использование или взаимодействие которых обеспечивает выполнение установленных требований нормативной или технической документации к совмещенным объектам»  [7, С. 46–47]. В данном случае требованием нормативной документации может считаться требование работодателей по освоению выпускниками всех необходимых компетенций, предусмотренных ФГОС и востребованных работодателями.

Рассматривая взаимодействие субъектов в процессах функционирования образовательного пространства, можно взять за основу классификации характер взаимодействия, выделяя при этом следующие три признака: отношение взаимодействующих сторон к интересам друг друга, наличие осознаваемой общей цели совместной деятельности, «субъектность» позиции по отношению друг к другу во взаимодействии. Различные сочетания указанных признаков дают определенные типы взаимодействия [6, С. 605].

Важно учитывать, что в рамках Индустрии 4.0. значительное внимание явно будет уделяться технологической совместимости, которая также должна выполняться и в рамках образовательного пространства. Принцип технологической совместимости сформулирован следующим образом: технологические объекты и оборудование могут быть объединены в систему, если они обладают свойством совместимости по наиболее существенным видам связей и отношений, т.е. такой общностью по выполняемым функциям, структурным и функциональным свойствам, благодаря которым обеспечивается их совместное функционирование как единой технологической системы в соответствии с заданными техническими требованиями. Этот принцип технологической совместимости достаточно унифицирован и приемлем для технологических систем любых видов и размеров  [7, С. 138] и достаточно хорошо описывает функционирование образовательного пространства с точки зрения подготовки необходимых предприятиям интеллектуальных ресурсов, что, на наш взгляд, следует рассматривать как один из существенных видов связи.

Кроме того, в рамках образовательного пространства (ОбП) проявляются вторая и четвертая частная закономерность технической совместимости. Вторая закономерность заключается в переходе от непосредственной к опосредованной совместимости. ОбП в данном случае выступает тем промежуточным звеном, через которое осуществляется совместимость образовательных учреждений и предприятий в части подготовки человеческого капитала последних. При этом ОбП как раз отвечает определению промежуточного звена, которое включает «равнозначные отношения субъектов либо класс субъектов, пересекающиеся отношения, совмещенные в определенных ситуациях (положениях), субординационные отношения, когда один субъект полностью входит в объем другого, но не исчерпывает его, а составляет лишь часть»  [7, С. 75].

Разнообразие форм реализации ОбП (корпоративные, сетевые) иллюстрирует четвертую закономерность, «заключающуюся в переходе от менее совершенных к более совершенным вариантам опосредованной совместимости»  [7, С. 75]. В технике это может проявляться в виде оптимальной компоновки элементов, а в ОбП – в виде подбора субъектов и более приемлемых форм взаимодействия и взаимосвязи субъектов, его составляющих  [17].

Отталкиваясь от принципа технологической совместимости, можно выделить и функциональную совместимость, которая должна учитываться при комплектовании образовательного пространства субъектами, которые являются самостоятельными системами, и для их продуктивного взаимодействия в рамках образовательного пространства должны работать в комплексе с другими системами как единая технологическая система.

Из требований функциональной совместимости следует, что субъекты образовательного пространства должны отвечать общему определению совместимости – «пригодность продукции, процессов или услуг к совместному, но не вызывающему нежелательных взаимодействий использованию при заданных условиях для выполнения установленных требований»  [7, С. 46] и в определенной степени технической совместимости – «совместимость изделий, их составных частей, конструкционных, технологических процессов изготовления и контроля»  [7, С. 46] в части взаимодействия технологических процессов на предприятиях и программах подготовки, а также процессов контроля за образовательным процессом.

Еще более подробно данное направление может быть рассмотрено в рамках классификационной группы «по типу совмещаемых объектов», в части «техника – человек» именно с позиции техники – какие квалификационные требования к персоналу должны выполняться, чтобы выпускать ту или иную технику по соответствующим технологиям или хотя бы ее обслуживать и эффективно использовать.

Другими словами, такое взаимодействие предприятий и образовательных учреждений в рамках ОбП, основанное на взаимодействии интеллектуальных капиталов субъектов, в него входящих, позволяет сформировать и обеспечить профессиональную совместимость подготавливаемых интеллектуальных ресурсов будущим предприятиям-потребителям. Профессиональная совместимость обеспечивается четырьмя основными составляющими: профессиональным отбором, обучением, дальнейшим совершенствованием профессионального мастерства с учетом психологических особенностей личности, ее мотивов и интересов, а также формированием производственных коллективов (экипажей, бригад, смен) для совместной деятельности  [7, С. 144]. Эффективность созданных коллективов с точки зрения когнитивной стратегии можно будет оценивать через возникающую у них поглощающую способность, как было сказано выше, косвенно свидетельствующую об уровне совместимости.

В рамках одного из двух основных психологических подходов – потребностного – под совместимостью понимается преимущественно максимальная степень взаимного удовлетворения потребностей и согласованность поведения членов группы  [7, С. 53]. Фактически такое определение можно считать условием эффективного функционирования образовательного пространства и подбора соответствующих субъектов в него.

С образованием многосторонних взаимодействий появляются локальные коммуникативные сети, позволяющие группировать участников общего взаимодействия, которые появляются на основе многосторонних взаимодействий  [6, С. 603]. Это важный аспект, так как субъекты образовательного пространства могут меняться, а связи между ними с течением времени перегруппировываться.

Учитывая, что внешняя среда в текущих условиях отличается высокой степенью изменчивости, очевидно будут возникать ситуации, когда структура или состав образовательного пространства теряет совместимость с траекторией своей стратегии и соответственно тактикой выполнения задач. Следовательно, более совместимая структура должна быть спроектирована на основе состава новых рабочих потоков, необходимых взаимосвязей между своими (и внешними) частями. Эти потоки нелинейны. Чем более совместимая структура, тем больше она должна быть гармонична ситуации, образующейся как в самой организации, так и в среде  [7, С. 227].

В идеале, как система, образовательное пространство должно стремиться к состоянию целенаправленной саморегулирующейся системы, способной в процессе функционирования изменять свою организацию, структуру  [7, С. 113].

Представленный выше подход к удовлетворению стратегических потребностей в интеллектуальных ресурсах предприятий позволит осуществлять взаимодействие более продуктивно благодаря индивидуализации учета потребностей и возможностей субъектов  [17, С. 290]. Взаимодействие образовательных и корпоративных структур является залогом как построения эффективной системы управления потенциалами субъектов, так и инновационной экономики в целом.

По мнению Бьёрна Фреркинга из «Сименс», «“Индустрия 4.0” – прежде всего инновации и производство. Это то, что может сделать наших заказчиков более конкурентоспособными в борьбе за воплощение их идей и производство продуктов» [8], а использование образовательного пространства для адресной подготовки кадров – это один из инструментов, позволяющий получить эти конкурентные преимущества.

Сформированное на основе принципов теории совместимости образовательное пространство соответствует определению термина «Индустрия 4.0», сформулированное Максимом Сонных из «Бош Рексрот», – «высокоавтономное децентрализованное реконфигурируемое производство, отличающееся непрерывным информационным обменом между его подсистемами и объектами производства в рамках выполняемых производственных и логистических процессов»  [8], только в качестве выпускаемого продукта рассматривается специалист, а вместо производства – сфера образовательных услуг.

Заключение

1.    Использование теории совместимости в рамках ОбП позволит создать необходимую базу для перенесения опыта управления жизненным циклом изделий (PLM) в сферу подготовки кадров, что будет способствовать адресности подготовки и, возможно, переходу к мелкосерийному выпуску специалистов. Еще в 2012 году эксперты ИТ-отрасли констатировали высокий спрос со стороны российских компаний на комплексные программы управления жизненным циклом изделия (Product Lifecycle Management, PLM), являющихся одной из опорных точек четвертой промышленной революции и способствующих значительному снижению издержек  [4].

2.    При создании образовательного пространства может быть использован интегрирующий системный подход, используемый для изучения технической совместимости, т.к. каждый из субъектов ОбП представляет собой систему, и объединяются они так же в определенную систему. Под системой понимается конечное множество элементов или их функциональных состояний, объединенных связями, обусловливающими их взаимодействие и составляющими определенное целостное образование – целостность  [7, С. 112].

3.    Как отмечают исследователи  [7, С. 65], в технической теории совместимости так же, как и в современной психологии, описание систем может происходить в рамках трех категорий: структуры, функций, процесса (адаптации). Все эти категории (имеющие свои группы показателей и величин, характеризующих их содержательный уровень и взаимоотношения) могут достаточно полно охарактеризовать процесс построения и функционирования ОбП. Требования, применяемые к технической совместимости, во многом могут быть экстраполированы на образовательное пространство.

Таким образом, указанные положения теории совместимости должны быть положены в основу создания образовательных пространств так же, как и концепция интеллектуального капитала применительно к субъектам, его формирующим, что позволит хозяйствующим субъектам эффективно формировать и в дальнейшем использовать интеллектуальные ресурсы.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Гусенко М. Техника-молодежи [Электронный ресурс] // Российская газета. – 2015. – 7 ноября. – Режим доступа: http://rg.ru/2015/11/06/trud.html
2. Игнацкая М.А. Реформирование российского высшего профессионального образования (ВПО) в сфере государственного управления (Public Abministration) // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия Государственное и муниципальное управление. – 2014. – № 1. – С. 45-53.
3. Клейнер Г.Б. Стратегия предприятия. – М.: Издательство «Дело» АНХ, 2008. – 586 с.
4. Лабыкин А. В шаге от четвертой промышленной революции [Электронный ресурс] // Expert Online. – 2014. – 2 июля. – Режим доступа: http://expert.ru/2014/07/2/v-shage-ot-chetvertoj-promyishlennoj-revolyutsii/
5. Лукичева Л.И. Управление интеллектуальным капиталом: Учебное пособие. – 2-е изд., стер. – М.: Омега-Л, 2009. – 551 с.
6. Морозов В.А. Каким должно быть взаимодействие субъектов-организаций, которое приведет к высокой степени совместимости их работы // Креативная экономика. – 2015. – Т. 9. – № 5. – С. 601-616. – doi: 10.18334/ce.9.5.289
7. Морозов В.А. Совместимость социально-экономических систем: Основы теории совместимости. – М.: Экономика, 2012. – 334 с.
8. Промышленная революция 4.0: угрозы реальные и мнимые [Электронный ресурс] // Конструктор. Машиностроитель. – 2015. – № 2. – Режим доступа: http://konstruktor.net/podrobnee/items/promyshlennaja-revoljucija-40-ugrozy-realnye-i-mnimye.html
9. Светлов И. Метод репертуарных решеток как инструмент выявления требуемых профессиональных компетенций сотрудников с позиции работодателя // РИСК: Ресурсы, информация, снабжение, конкуренция. – 2015. – № 3. – С. 399-402.
10. Светлов И.Е. Применение концепции интеллектуального капитала для целей управления // Креативная экономика. – 2015. – Т. 9. – № 6. – С. 783-794. – doi: 10.18334/ce.9.6.394
11. Светлов И.Е. Рынок требует профи. Зависимость составляющих инновационного предприятия от интеллектуального капитала образовательных учреждений // Креативная экономика. – 2010. – № 1. – С. 101-107.
12. Семенова А.А. Опыт использования инновационных образовательных технологий в практике работы вузов // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия Государственное и муниципальное управление. – 2014. – № 1. – С. 54-61.
13. Столяров И.И., Авласенко И.В. Венчурные инвестиции и их роль в инновационном развитии экономики [Электронный ресурс] // Государственное управление. Электронный вестник. – 2013. – № 40. – С. 174-186. – Режим доступа: http://e-journal.spa.msu.ru/vestnik/item_427
14. Стюарт Т.А. Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций. – М.: Поколение, 2007. – 368 с.
15. Хель И. Индустрия 4.0: что такое четвертая промышленная революция? [Электронный ресурс] // Hi-news.ru. – 2015. – 15 апреля. – Режим доступа: http://hi-news.ru/business-analitics/industriya-4-0-chto-takoe-chetvertaya-promyshlennaya-revolyuciya.html
16. Хижняк А.Н., Светлов И.Е. О необходимости межфирменной кооперации при повышении эффективности использования интеллектуальных капиталов компаний // Известия Московского государственного технического университета МАМИ. – 2013. – Т. 5. – № 1. – С. 268-275.
17. Хижняк А.Н., Светлов И.Е. Образовательное пространство как форма стратегического альянса предприятий и образовательных учреждений // Известия Московского государственного технического университета МАМИ. – 2013. – Т. 5. – № 1. – С. 287-290.