Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»3 / 2016
DOI: 10.18334/rp.17.3.2223

Трансформация географии промышленности Российской Федерации

Михайлова Татьяна Николаевна, Ph.D., старший научный сотрудник лаборатории отраслевых рынков и инфраструктуры ИПЭИ, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, г. Москва, Россия

Transformation of the industrial geography of the Russian Federation - View in English

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 19

Аннотация:
В статье обсуждается эволюция пространственной концентрации предприятий обрабатывающей промышленности в Российской Федерации. Мера пространственной концентрации оценена по методике Дюрантона-Овермана. Мы обсуждаем межстрановые сравнения степени концентрации на примере современной РФ, РСФСР в 1989 году, и ряда зарубежных стран.  За пост-советские годы отрасли промышленности России претерпели сильное пространственное сжатие и резкий рост мер пространственной концентрации. При этом центрами притяжения промышленной занятости являются крупные города. Первоначальная (советская) структура местных экономик не является существенным фактором, объясняющим занятость в промышленных отраслях в городах России сейчас.
Цитировать публикацию:
Михайлова Т.Н. Трансформация географии промышленности Российской Федерации // Российское предпринимательство. – 2016. – Том 17. – № 3. – С. 351-358. – doi: 10.18334/rp.17.3.2223

Введение

Самая выраженная черта географии экономической деятельности во всех странах и по всему миру – это ее неравномерность. Экономическая активность сосредоточена в городах, в местах концентрации населения и фирм. Крупные города обрастают агломерациями, в то время как периферия сохраняет низкую плотность населения. Фирмы, в свою очередь, стремятся располагаться в географической близости к другим экономическим агентам: другим фирмам, работникам, потребителям, так как получают дополнительные преимущества от совместной локализации – агломерационные экстерналии.

Общие причины такой неравномерности давно известны: экономисты с XIX века, со времен работы Маршалла [1], изучают экономические выгоды, которые агенты получают от совместной локализации (концентрации). Изучается также степень концентрации населения, предприятий, отдельных отраслей экономик разных стран мира. Одной из важных подзадач является измерение пространственной концентрации и сравнительный анализ. Какие отрасли локализованы сильнее, а какие – слабее? В какой стране, в каком регионе пространственная концентрация, например, населения, фирм, патентов или других экономических агентов или явлений выше или ниже? Как менялась пространственная концентрация с течением времени?

В этой статье мы поднимаем вопросы пространственной концентрации отраслей обрабатывающей промышленности России. Насколько неравномерно в географическом пространстве предпочитают располагаться российские фирмы? Мы также обсуждаем пространственную концентрацию российской промышленности в контексте результатов, полученных для зарубежных стран, и в контексте сравнительного межстранового анализа.

Экономическая география Российской Федерации формировалась в советский период, под влиянием региональной инвестиционной политики СССР и советской системы планирования. Изучать современную экономическую географию России нельзя в отрыве от изучения советского наследия. Поэтому статья посвящена не просто наблюдаемой в настоящее время пространственной структуре экономики, но и ее драматичным изменениям, произошедшим с момента распада СССР.

Межстрановые сравнения мер географической концентрации промышленности

Современные способы измерения концентрации, появившиеся в последнее время вместе с подробными массивами доступной публичной информации, основываются на микрогеографических данных по расположению фирм. На сегодняшний день несложно выделить и использовать в расчетах массивы данных в несколько сотен тысяч наблюдений, где каждое наблюдение содержит информацию о предприятии вплоть до точного адреса. Дюрантон и Оверман в своей новаторской работе [2] предложили относительную меру географической концентрации отраслей, базирующуюся на попарных расстояниях между предприятиями. Впоследствии эта мера была применена для анализа промышленной концентрации в ряде стран (см. работы Коха и Риделя [3], Витали и соавторов [4], Беренса и Боньи [5]). Важным свойством мер Дюрантона-Овермана является ее сравнимость для разных стран и независимость от административного деления. Это позволяет делать прямые межстрановые сравнения.

Кофанов, Михайлова и Шурыгин [6] использовали методологию Дюрантона-Овермана для анализа географической концентрации промышленности РСФСР в 1989 году. Авторы нашли, что промышленность РСФСР в общем и целом являлась рассредоточенной в географическом пространстве: меры концентрации отраслей намного ниже, чем в странах Западной Европы и Японии, и несколько ниже, чем в Канаде. Особенно заметны различия в степени географической концентрации высокотехнологичных отраслей (химической промышленности, точного машиностроения, вычислительной техники): такие отрасли довольно сильно сконцентрированы везде, кроме РСФСР.

Чем объясняются такие межстрановые различия? Одной из причин могла быть система социалистического планирования СССР, в рамках которой решения о размещении производства принимались иначе, чем в рыночных экономиках. Например, одним из принципов советской региональной экономики был принцип равномерности развития всех регионов страны: следовательно, инвестиции стоило располагать в отстающих регионах, тем самым способствуя географической диффузии экономической деятельности.

Стоит ожидать, что после распада СССР и перехода к рыночной экономике география промышленности (и, следовательно, ее пространственная концентрация) изменится под действием рыночных механизмов. Фирмы предпочтут располагаться рядом с другими фирмами, то есть там, где смогут воспользоваться позитивными экстерналиями от совместной локализации. Динамика изменений в пространственной концентрации промышленности в постсоветский период поможет пролить свет на роль советской системы в формировании экономической географии страны.

Постсоветская эволюция пространственной концентрации

Как же изменилась концентрация промышленных отраслей в России за постсоветские годы? Действительно, по мерам Дюрантона-Овермана и промышленность в целом, и отдельные отрасли стали намного более концентрированными географически. По результатам анализа данных на 2013 год Михайлова и соавторы [7] заключают, что за постсоветский период промышленность России претерпела сильное пространственное сжатие.

Процесс создания новых фирм шел интенсивнее в крупных городах, но и закрытие предприятий происходило чаще вдали от крупных населенных пунктов и других промышленных предприятий. В результате географическое распределение российских предприятий в настоящее время смещено в сторону крупных городов. При этом крупные предприятия географически сконцентрированы сильнее, чем мелкие и средние, что и естественно: крупные предприятия могут существовать только в больших городах.

Не только промышленность в целом, но и отдельные отрасли в большинстве стали более концентрированными географически за период с 1989 по 2013 год. Фактически это означает, что параллельно со стягиванием промышленности в крупные города происходил процесс углубления региональной специализации: средняя отрасль стала более концентрированной относительно промышленности в целом. При этом межотраслевой эконометрический анализ выявляет процесс «сходимости» в степени географической концентрации: отрасли, изначально в 1989 году более рассеянные географически, концентрировались сильнее за период с 1989 по 2013. В частности, это верно для высокотехнологичных отраслей: химической промышленности, точного машиностроения, вычислительной техники, которые по сравнению с другими странами были аномально географически рассеяны в позднем СССР.

В результате вышеупомянутых процессов, Россия в 2013 году догнала и перегнала Канаду по степени географической концентрации. Россия практически преодолела различия, существовавшие в последние годы советского периода между РСФСР и странами Западной Европы. В настоящее время промышленность России так же географически сконцентрирована, как и в Германии, Японии, Великобритании, и заметно сильнее сконцентрирована, чем в Канаде.

Где именно концентрировались промышленные предприятия в постсоветский период? Особенно интересно знать, насколько существенным фактором притяжения фирм в город является наличие крупных предприятий? Являются ли крупные фирмы основой «кластеров», точкой притяжения для малых фирм той же отрасли или смежных отраслей? Если современные кластеры образовались в местах расположения крупных советских предприятий, это покажет, что промышленная и региональная политика имела долгосрочный эффект на структуру местной экономики.

Эконометрический анализ на уровне локаций – городов России – показывает, что изначальная (существовавшая в 1989 году) структура местной экономики имеет крайне незначительный эффект на долю отрасли в том же городе в 2013 году. Рост занятости в промышленных отраслях зависит гораздо сильнее от размера (людности) населенного пункта, его административного статуса и количества занятых в промышленности в целом, чем от любых отраслевых показателей занятости на 1989 год. Таким образом, главным фактором для движения промышленной занятости является география населения.

Заключение

За постсоветские годы новые фирмы стремились в крупные города, независимо от начальной отраслевой специализации города. Можно сказать, что ротация трудовых ресурсов и капитала между создающимися и ликвидирующимися фирмами, между растущими и сжимающимися отраслями шла довольно интенсивно в течение 24 постсоветских лет. В результате в среднем населенном пункте произошла полная реструктуризация экономики, и наследие СССР в части отраслевой структуры на уровне городов практически полностью преодолено.

Однако наблюдается сильная зависимость движения промышленной занятости от географии населения, которая, в свою очередь, и является результатом советской региональной и инвестиционной политики, а также несет в себе последствия исторических событий XX-го столетия. Кроме того, мы видим, что география населения является главным фактором притяжения (или отталкивания) новых фирм, фактором роста или падения занятости в отраслях. Таким образом, наследие советской системы все еще сильно влияет на экономическую географию современной России. Однако это влияние работает не через географию отдельных отраслей, а через географию населения и экономической активности в целом.

Известно, что пространственное расположение населения крайне инерционно: процессы миграции идут значительно медленнее, чем процессы отраслевой реструктуризации или процессы создания и закрытия фирм. Таким образом, наследие СССР в экономической географии России сохранится еще на существенный срок.


Источники:
1. Marshall A. Principles of Economics. London: Macmillan, 1890.
2. Duranton G., Overman H.G., "Testing for localization using micro-geographic data," The Review of Economic Studies, Vol. 72, 2005.
3. Koh H.J., Riedel N., "Assessing the Localization Pattern of German Manufacturing and Service Industries: A Distance-based Approach," Regional Studies, 2012.
4. Vitali S., Napoletano M., and Fagiolo G., "Spatial Localization in Manufacturing: A Cross-Country Analysis," Regional Studies, Vol. 47, No. 9, 2013. pp. 1534-1554.
5. Behrens K., Bougna T. An Anatomy of the Geographical Concentration of Canadian Manufacturing Industries // Working paper. 2013.
6. Кофанов Д. и др. "Количественный анализ долгосрочных последствий советской региональной политики и ее влияние на региональное развитие," Москва, 2014.
7. Михайлова Т.Н. и др. "Региональная структура промышленности Российской Федерации и региональное развитие," РАНХиГС, Москва, отчет 2015.