Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»6 / 2000

Состояние рыночной мотивации труда в России

Орлов Александр Иванович, доктор технических наук, проф., МГТУ им. Н.Э.Баумана, Россия

Федосеев Вячеслав Николаевич, доктор технических наук, проф., МГТУ им. Н.Э.Баумана, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст

Аннотация:
“Без труда не вынешь рыбку из пруда”, говорит русская пословица. Трудовая деятельность – один из основных факторов, формирующих экономические отношения в обществе. Правильное управление этим процессом способно либо стимулировать, либо сдерживать экономическое развитие страны. Сегодня для российского предпринимательства это становится краеугольным камнем проведения социально-экономических преобразований. Вознаграждение, инфляция и прожиточный минимум населения определяют динамику нашего развития.
Цитировать публикацию:
Орлов А.И., Федосеев В.Н. Состояние рыночной мотивации труда в России // Российское предпринимательство. – 2000. – Том 1. – № 6. – С. 10-19.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


“Без труда не вынешь рыбку из пруда”, ‑ говорит русская пословица. Трудовая деятельность – один из основных факторов, формирующих экономические отношения в обществе. Правильное управление этим процессом способно либо стимулировать, либо сдерживать экономическое развитие страны. Сегодня для российского предпринимательства это становится краеугольным камнем проведения социально-экономических преобразований. Вознаграждение, инфляция и прожиточный минимум населения определяют динамику нашего развития.

Уровень вознаграждения

В условиях неустойчивой рыночной экономики в России, как правило, все же превалируют экономические методы управления персоналом и на первом месте среди  инструментов управления вознаграждением выступает заработная плата. Это свидетельствует о том, что в ходе экономических реформ резко снизилась социальная и возросла рыночная мотивация труда (купля ‑ продажа трудовых ресурсов). Современные нормативные акты предусматривают, что вознаграждение работника может состоять из пяти основных элементов (рис.1).

2000_06_orlov_wagesstruct.jpg

Практика свидетельствует, что премии давно потеряли свою изначальную роль, как инструмента стимулирования труда. Причин, на наш взгляд, две:

1. В условиях современной системы налогообложения работодателю не выгодно формировать прибыль для выплаты премий за основные результаты труда.

2. Работнику безразлично, из каких источников выплачено вознаграждение, лишь бы его уровень удовлетворял его личные мотивы и представления.

По этим причинам работодатель считает более эффективным регулировать не отдельные составляющие вознаграждения за труд, а всю заработную плату. Это упрощает структуру вознаграждения, облегчает расчеты и резко поднимает роль основной заработной платы.

При наличии двух форм собственности: государственной и частной, возникли резкие противоречия в вопросе уровня вознаграждения работников подавляющего большинства государственных учреждений и частных организаций. Действующая для работников бюджетной сферы с 1999 г. Единая тарифная сетка оплаты труда (табл.1) не покрывает даже существующего прожиточного минимума.

Таблица 1.

Тарифные коэффициенты Единой тарифной сетки по оплате труда работников организаций бюджетной сферы  (А - разряды оплаты труда, Б - тарифные коэффициенты)

А

1

2

3

4

5

6

7

8

9

Б

1,00

1,36

1,59

1,73

1,82

2,00

2,27

2,54

2,91

А

10

11

12

13

14

15

16

17

18

Б

3,27

3,68

4,18

4,73

5,32

6,00

6,68

7,41

8,23

Тарифные ставки (оклады) Единой тарифной сетки по оплате труда работников организаций бюджетной сферы   (А - разряды оплаты труда, С - тарифные ставки (оклады), руб.)

А

1

2

3

4

5

6

7

8

9

 С

110

150

175

190

200

220

250

280

320

А

10

11

12

13

14

15

16

17

18

С

360

405

460

520

585

660

735

815

905

            Уровень вознаграждения в частном секторе экономики определяется, как правило, эффективностью предпринимательской деятельности и субъективными представлениями работодателя. Однако, в подавляющем большинстве случаев, вознаграждение в этом секторе экономики существенно превышает размеры тарифных ставок Единой тарифной сетки.

            Уровень реально располагаемых денежных доходов (табл.2) соответствует тому, что большинство россиян совмещает официальную деятельность  с теневой [1].

 Таблица 2.

Реально располагаемые денежные доходы населения России  (в %  к апрелю 1998 г.)

Апрель

1998 г.

Май

1998 г.

Июнь

1998 г.

Июль

1998 г.

Август

1998 г.

Сентябрь

1998 г.

Октябрь

1998 г.

100

90

93

95

92

76

80

Ноябрь

1998 г.

Декабрь

1998 г.

Январь

1999 г.

Февраль

1999 г.

Март

1999 г.

Апрель

1999 г.

Май

1999 г.

78

93

64

68

70

74

70

            Как правило, это лица со свободным режимом работы, с неполной рабочей неделей, низкой (см. для примера табл.1) оплатой труда, находящиеся в административном отпуске  по инициативе администрации и т.п. Особой причиной жизнеспособности теневой экономики является то, что снижение жизненного уровня побуждает россиян продолжать трудовую деятельность даже в послепенсионном возрасте, и они плавно переходят из официальной экономики в теневую. По данным ВЦИОМ на май 1999 г. (“Экономика и жизнь”, 1999, № 18) в теневой экономике занято около 25 млн. россиян, что составляет примерно 40% официально занятого экономически активного населения России (табл.3).

Таблица 3.

Теневая занятость россиян (по данным ВЦИОМ на май 1999 г.)

 

Категория населения

Дополнительная занятость, в % к числу опрошенных

Теневая занятость, в % к дополнительной

Теневая занятость, в % к числу опрошенных

Всего опрошенных

12,7

61,4

7,8

Из них:

учащиеся

21,4

89,2

19,1

пенсионеры

4,2

91,9

3,9

домохозяйки

5,4

89,5

4,8

безработные

30,0

89,5

26,9

лица в возрасте:

до 29 лет

18,0

73,0

13,1

от 30 до 49 лет

16,4

48,1

7,9

50 лет и старше

4,8

71,1

3,4

Основная категория лиц, имеющих теневой заработок, это молодежь, лица с высшим образованием, специалисты и руководители. С одной стороны это “теневики” с весьма высоким доходом, что позволяет им в дальнейшем перейти в сферу более крупного бизнеса, а с другой – лица с пониженной трудоспособностью, для которых нет возможности выйти за рамки теневых доходов. К сожалению, между ними находится основная часть экономически активного населения России, которая вынуждена искать дополнительных заработков.

Потребительская корзина и индекс инфляции

Термин “прожиточный минимум” встречается в публикациях постоянно. Приводятся различные количественные значения величины прожиточного минимума, зачастую различающиеся в несколько раз. Гораздо реже упоминаются способы расчета этих значений. Для этого обычно используется метод, основанный на применении потребительских корзин и соответствующих индексов инфляции. Инфляция – это рост цен, наблюдаемый факт. Для измерения инфляции используют потребительскую корзину – набор чисел, фиксирующий объем потребления некоторого множества товаров и услуг. С математической точки зрения это – вектор в конечном подпространстве весьма многомерного пространства различных товаров и услуг. В потребительскую корзину обычно включают несколько десятков товаров и услуг из многих миллионов возможных. Поэтому состав потребительской корзины требует тщательного обоснования. Изменяя его, можно существенно изменить итог – оценку прожиточного минимума, поскольку различные товары и услуги дорожают с различной скоростью. Например, цена бутылки водки, выраженная в батонах хлеба, в 2000 г. существенно меньше, чем в 1990 г.

Как известно, индекс инфляции – это отношение стоимостей потребительских корзин, вычисленных для двух моментов времени ‑ текущего и исходного. Как следует из теоремы умножения для индекса инфляции, исходный момент может быть выбран произвольно, переход к иному начальному моменту осуществляется элементарно: делением на значение индекса за период от прежнего до нового исходного момента. Мы предпочитаем вести отсчет не с 1989, а от 1990 г. – последнего более или менее стабильного советского года с постоянными ценами.

Для расчета индекса инфляции необходимо использовать цены на товары, включенные в потребительскую корзину. Однако ясно, что цены меняются в зависимости от места и времени покупки. Мы преодолели эту трудность, закрепив место покупки каждого товара, опираясь на гипотезу о том, что цены во всех местах продажи растут в среднем с одинаковой скоростью. Однако при мониторинге цен, проведенном нами в 1995-96 гг. в Москве, было установлено [2], что отношение максимальной цены к минимальной среди отмеченных нашими сборщиками цене (в один и тот же день), как правило, было порядка 1,5, а иногда достигало величины 3,0. Так что говорить о единой рыночной цене нельзя реальные цены существенно отличаются между собой. Тот, кто не может отказаться от концепции единой рыночной цены, должен примириться с мыслью о том, что она измеряется с точностью + 25 % . Различие реальных цен дает дополнительные возможности для подгонки индекса инфляции к нужной величине. Например, чтобы искусственно уменьшить эту величину, достаточно для 1990 г. взять самые высокие цены на продовольствие (рыночные), а на 2000 г. – самые дешевые (в ларьках на мелкооптовых рынках). Данные Государственного комитета РФ по статистике и сменившего его Российского статистического агентства, касающиеся инфляции, вызывают сомнение также и потому, что из публикаций этого ведомства можно извлечь путем простых расчетов принципиально различные значения индекса инфляции [3, с.228-229].   

Мониторинг цен и значения индекса инфляции

При нашем подходе к измерению роста цен, т.е. к инфляции, оказалось, что полученные нами значения примерно вдвое выше, чем официальные (при сравнении с 1990 г.). Это заставило заняться проблемой глубже. В работе [4] описана минимальная физиологически необходимая потребительская корзина из 34 основных продуктов питания, сбалансированная по белкам, жирам и углеводам. Она была составлена по материалам Института питания Российской академии медицинских наук. В 1990 г. стоимость этой корзины составляла 27 руб. 11 коп. , что было существенно меньше, чем студенческая стипендия или минимальная зарплата (70 руб.). Тем не менее набор продуктов этой корзины позволял организовать регулярное питание, например, в таких закрытых учреждениях, как больницы, дома престарелых, тюрьмы, а также абонементное питание в студенческих столовых. Аналогичная корзина использовалась Министерством труда РФ, но не статистическими органами.

В течение ряда лет нашим коллективом проводился еженедельный мониторинг цен в 12 точках Москвы, Подмосковья и Крыма. Результаты подведены в статьях [2,5]. За это время Госкомстат РФ и Росстатагенство несколько раз меняли используемые ими потребительские корзины, каждый раз уменьшая их стоимость и темпы ее роста [2,5]. К настоящему времени официальная потребительская корзина сравнительно мало отличается от используемой нами, а потому и результаты наших измерений сблизились с официальными данными. Расхождения остались по первой половине 1990-х годов. Поскольку официальная статистика не проводит сравнения с дореформенными временами, то приходится проводить расчеты самостоятельно. Они показывают [3, с.227], что по официальным данным рост цен с 1990 г. по 1995 г. составил 4700 раз, а по нашим – 9990 раз, т.е. более чем в 2 раза выше. Эта пропорция примерно сохранилась и до настоящего времени.

Индекс инфляции на конец 1999 г. по отношению к концу 1990 г, составил, по нашим данным, 32,00 (с учетом деноминации рубля). Таким образом, на 32 руб. можно было купить в конце 1999 г. столько же продовольственных товаров, сколько в 1990 г. можно было купить на 1 руб. Стоимость минимальной физиологически необходимой продовольственной корзины составила 867 руб. 52 коп., округленно 850 руб.

От продовольственной корзины к минимальному прожиточному минимуму

Кроме продуктов, человеку необходимы непродовольственные товары и услуги. Есть ряд способов определения минимального прожиточного минимума. Можно составить список всего, что необходимо человеку, и подсчитать стоимость всех товаров и услуг, включенных в список. Несмотря на громоздкость такого подхода, его используют профсоюзы. Очевидны сложности подобных подсчетов. Например, человеку необходимо пальто. Какова его стоимость? Она зависит от материала, от фасона, от моды и т.п.

Мы применяем метод американской исследовательницы (польского происхождения) М.Оршански, основанный на умножении стоимости минимальной продовольственной корзины на коэффициент, рассчитанный исходя из доли расходов на продовольствие во всех расходах.

Этот коэффициент мы определили на основе бюджетного обследования семей [2,5], в ходе которого было установлено, что среди всех обследованных семей расходы на продовольствие составляют 42%, а среди “бедных” семей – 52%. Грубо говоря, расходы на продовольствие составляют половину всех расходов. Значит, минимальный прожиточный минимум можно получить, умножив на 2 стоимость минимальной продовольственной корзины. 

Среди государственных чиновников имеется желание уменьшить коэффициент Оршански до 1.25 или “хотя бы” до 1.57. Они исходят из того, что минимальный прожиточный минимум не должен обеспечивать возможность покупок новой одежды или бытовых приборов, газет или иных “излишеств”. Фактически они говорят уже не о жизни, а о выживании.

Минимальный прожиточный уровень и доходы населения

Сопоставление минимального прожиточного минимума, рассчитанный по нашей методике, с официальными данными по заработной плате и доходам населения  приводит к выводу о том, что для большинства физических лиц и домохозяйств наблюдается хронический дефицит денежных средств. Действительно, в большинстве отраслей народного хозяйства заработная плата меньше минимального прожиточного уровня. Особенно заметным это становится в домохозяйствах, в которых есть неработающие члены (дети, старики, больные). Исключением являются отдельные отрасли с высокой зарплатой (например, газовая промышленность).

 Известно, что подавляющее большинство населения живет на зарплату, пенсии, пособия, стипендии, а большие доходы (в виде дивидендов на вклады в банки, от предпринимательской деятельности и др.) получает незначительная доля лиц. Необходимо отметить некорректность расчета средних (арифметических) для заработной платы и особенно для доходов из-за огромной дифференциации этих величин в среде россиян.

Объем скрытой неформальной (теневой) экономики в ВВП составил в 1996 г. – 19,9%, в 1997 г. –19,8 %, в 1998 г. – 22%  [6], поэтому учет полученных “в тени” доходов не меняет сделанных выше принципиальных выводов о переходе большинства населения от жизни к выживанию.

Ситуацию 2000 г. в России следует расценивать как совершенно ненормальную, недопустимую в цивилизованном государстве. За 1999 г. реально располагаемые доходы населения упали еще на 15%. При сохранении действующих тенденций следует ожидать дальнейшего ухудшения соотношения “зарплата – минимальный прожиточный уровень”. Чем это грозит? Это грозит обострением социальных противоречий, являющихся постоянным “партнером” достижения положительных или отрицательных экономических результатов. Поэтому переход к развитому предпринимательству в России с соблюдением требуемых норм социального (или трудового) партнерства, становится жизненно необходимым условием выхода России на новый, более высокий уровень развития.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Федосеев В.Н. Занятость, условия труда и доходы экономически активного населения России. – Менеджмент в России и за рубежом. 1999, № 6, с.41-48.
2. Жихарев В., Орлов А., Цупин В., Балашов В., Как оценивать уровень жизни? (На примере московского региона.) – Обозреватель-Observer, 1999, № 5, с.80-83.
3. Математическое моделирование процессов налогообложения (подходы к проблеме). Под ред. А.И.Орлова и др. – М.: ЦЭО Минобразования РФ, 1997. – 232 с.
4. Орлов А.И. и др. Математические модели в экономике. Расчет индекса инфляции. – М.: МГИЭМ (ту), 1994. – 32 с.
5. Орлов А.И., Жихарев В.Н., Цупин В.А. Анализ динамики цен на продовольственные товары в Москве и Московской области. ‑ Научные труды Рижского института мировой экономики. Вып.2. - Рига: РИМЭ, 1998, с.19-25.
6. Суринов А. Госкомстат проливает свет на “тень”. – Газ. “Сегодня”, 2000, № 68, 29 марта, с.5.