Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»5 / 2006

Некоторые доводы в пользу изучения компаний-долгожителей в России

Никитина Светлана Константиновна, Государственный университет – Высшая школа экономики, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 48

Аннотация:
Продолжительность жизни любой компании является вполне значимым показателем ее эффективности. Временами, в долгосрочном периоде, она даже более значима, чем величина прибыли. Кроме того, данный показатель имеет важное социально-экономическое значение.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Никитина С.К. Некоторые доводы в пользу изучения компаний-долгожителей в России // Российское предпринимательство. – 2006. – Том 7. – № 5. – С. 8-13.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Продолжительность жизни любой компании является вполне значимым показателем ее эффективности. Временами, в долгосрочном периоде, она даже более значима, чем величина прибыли. Кроме того, данный показатель имеет важное социально-экономическое значение.

 

С одной стороны, срок жизни компании свидетельствует о ее авторитете и, как правило, значительных масштабах, а значит, об устойчивом положении на рынке, доверии со стороны потребителей и инвесторов, как реальных, так и потенциальных,  о новых возможностях расширения деятельности и стабильности будущих доходов. С другой стороны, длительный период жизни компании создает условия для создания устойчивой занятости, возможности наращивания интеллектуального потенциала работников, применения технологических и организационных инноваций.

Известные западные компании постоянно напоминают о своей истории, с гордостью указывая на свой солидный возраст. Они подчеркивают, что дело начиналось с малого бизнеса, далее следовали сложные процессы становления и трансформации, не нарушавшие при этом фундаментальных принципов честности, мастерства и качества, заложенных их основателями.

Практика представления истории российских компаний ограничивается, как правило, лишь констатацией факта их создания, в лучшем случае – краткими биографиями устроителей. Отрицание значения изучения фирм-долгожителей в России объясняется серьезными политическими катаклизмами, пережитыми российской экономикой в ХХ веке, что не могло не отразиться на жизни предприятий.

Действительно, процессы национализации, жесткое административное управление советского периода, приватизация 1990-х годов существенно исказили нормальное развитие этих важных экономических институтов. Однако не следует забывать, что компания – это живой организм, функционирующий не в искусственной среде (вакууме или тепличных условиях).

Западные теоретики менеджмента всегда учитывают внешнее воздействие на жизнь компаний и подчеркивают такую важную их характеристику, как способность адаптироваться в новых условиях изменившегося мира ‑ экономических и политических. Последствия мировых войн, изменение политических режимов в странах третьего мира, воздействие таких макрособытий, как падение фондового рынка в 1974-75 гг., изменение требований антимонопольного законодательства оказывали огромное влияние на судьбу большинства крупнейших мультинациональных корпораций. Но это не противоречит их стремлению внимательно отслеживать факторы и разрабатывать механизмы выживания, обеспечивающие долголетие фирм.

Исследование, предпринятое сотрудниками и студентами Высшей школы экономики, преследует цель устранить игнорирование экономической наукой факта «долгожительства» компаний в российской экономической жизни. Создание информационной базы данных о субъектах позволит существенно расширить представление о факторах устойчивости бизнеса в российских условиях.

С одной стороны, это позволит лучше адаптировать принципы западного научного менеджмента к условиям российской действительности, с другой – имеет вполне практическую цель выявления наиболее стабильных участников российского рынка, что может оказать положительное влияние на поведение потенциальных партнеров по бизнесу, а также способствовать совершенствованию правовой базы функционирования бизнеса.

В западной экономической науке нет однозначного подхода к данной проблеме. Там все чаще поднимается вопрос об удручающем факте того, что коммерческие компании являются весьма недолговечными экономическими институтами, имея в среднем продолжительность жизни не более 12,5 лет. Даже средний возраст крупнейших транснациональных компаний из списка Fortune-500 составляет всего 40-50 лет. Это чрезвычайно незначительный срок существования по сравнению с другими общественными институтами (религиозными конфессиями, университетами, политическими партиями и т.п.).

Ученые справедливо указывают, что преждевременная гибель коммерческих фирм влечет за собой непозволительную растрату материального и интеллектуального потенциала как нации, так и человечества в целом. Авторы этих идей работают над исследованием внутренних организационных ресурсов долгожительства компаний [1].

В последние десятилетия ХХ столетия процесс изучения истории фирм приобрел институциональный характер. Так, например, в Италии в 1983 г. была создана Ассоциация истории и исследования предприятий (Associazione di Storia e Studi sull’Impresa – ASSI). В 1992 г. ASSI была преобразована в фонд, получивший поддержку Миланской торговой палаты, а также ряда крупных концернов: «Фиат», «Монтедисон», «Фрателли Диогварди» [2].

С другой стороны, наличествует мнение о том, что эффективность компании и ее «солидный возраст» ‑ понятия едва ли не обратно пропорциональные. При этом имеется в виду, что наибольшую эффективность демонстрируют лишь сравнительно молодые фирмы. Так, из 1008 прибыльных компаний США, включенных в базу данных МсKinsey, лишь 160 имеют возраст свыше 36 лет, а из первого списка ста крупнейших американских компаний, составленного Б.Ч. Форбсом в 1917 году, к 1987 году сохранилось лишь 39 «долгожителей». При этом лишь восемнадцати удалось попасть в число крупнейших. Причину этого авторы усматривают в феномене «созидательного разрушения», утверждая, что достижение высокой эффективности и сохранение устойчивости – несовместимые цели, поскольку «корпорации, управленческая философия которых базируется на принципе непрерывности, не могут меняться с той же скоростью и в тех же объемах, что и рынки» [3].  Компании-долгожители тем самым обманывают ожидания инвесторов, не будучи способными обеспечить ожидаемые высокие прибыли. Безусловными лидерами в экономике могут быть лишь «новые игроки», действующие в отраслях «новой экономики».

Такое положение объясняется новыми реалиями рынка или, по определению П. Друкера, «эпохой дискретной эволюции», начавшейся в 1990-х гг. и связанной, прежде всего, с внедрением информационных технологий. Именно в этой сфере формируются гиганты сегодняшнего бизнеса, среди которых, прежде всего, производители компьютеров, программного обеспечения, коммерческих интернет-проектов и т.п.

Исследователи данных процессов предупреждают, что к 2020 г. из сегодняшних лидеров мирового бизнеса сохранят свои позиции едва ли 25%, и то при условии соблюдения ими принципов дискретной эволюции, т.е. постоянной организационной перестройки. «Большинство фирм умрут, будут приобретены или поглощены… Многие из тех, что выстоят, переживут реинкарнацию через поглощение или слияние с более крупной и сильной компанией, но это все равно смерть. Их кончина будет вызвана недостатком конкурентоспособности» [4]. Таковы требования состоявшегося в 90-е годы перехода от непрерывного развития бизнеса к дискретной эволюции.

Прежде всего, следует разобраться, относятся ли данные определения к реалиям российского бизнеса. В России говорить о переходе к «эпохе дискретной эволюции» пока рано. Так, в русской версии Forbes рейтинг двухсот крупнейших российских частных компаний за 2004 год показывает, что компьютерные технологии представлены лишь в 15 компаниях (8%), а ведущее положение в списке, как и в предыдущие годы, занимают торговля – 65 (33%) и добывающие отрасли (включая первичную переработку сырья) – 52 (26%). В то же время, заметное положение (3-е место) в рейтинге занимают компании, занимающиеся производством продуктов питания, нередко с выходом на сельхозпроизводителя – 34 (19%) [5].

Последняя группа заслуживает более пристального внимания, поскольку в ее состав нередко входят предприятия с весьма солидным стажем. Например, из семи сахарных заводов, входящих в холдинг «Русагро», только два имеют продолжительность жизни чуть более 30 лет (они основаны в 1972 и 1973 гг.). В то же время, другие два завода с полным основанием могут быть отнесены к категории компаний-долгожителей. Это одно из старейших предприятий России – сахарный завод «Садовский» (АООТ), основанный в 1835 г. по указанию князя Васильчикова, а также другой старинный завод – «Ржевский сахарник» (ОАО), построенный в 1861 г. надворным советником С.Г. Жуковским.

Среди шести масложировых комбинатов, входящих в объединение «Русагро», тоже можно обнаружить по крайней мере три компании-долгожителя. В их число можно включить МЖК «Краснодарский», отсчитывающий свою историю с 1898 г., когда были заведены «Маслобойни братьев Аведовых»; Лабинский маслоэкстракционный завод, созданный в 1897 г. братьями Захаровыми, а также Аннинский маслоэкстракционный завод, одно из старейших предприятий Черноземья, основанный промышленником Хренниковым в 1910 г. [6] 

Безусловно, в течение столь продолжительного периода существования происходили изменения в технологии производства, появлялись новые продукты, применялись новые организационные формы, неоднократно менялись субъекты собственности. Однако можно ли расценивать все эти трансформации, включая последнее поглощение заводов холдингом «Русагро», как «смерть» данных компаний? Едва ли, поскольку все эти фирмы сохранили существенную производственную самостоятельность, а также все – с точки зрения экономической науки – остались «чистыми игроками», т.е. на всем протяжении истории более 50% объема их продаж приходилось на профильную отрасль.

Описанная ситуация отнюдь не является нонсенсом. Ближайшая к «Русагро» в данном рейтинге группа «Объединенные кондитеры» также включает в свой состав старейшие кондитерские предприятия страны. Феномен долгожительства подобных предприятий и опыта их успешного выживания и функционирования в условиях нестабильности российского рынка заслуживает внимания и исследования. Это позволит раскрыть бесценный опыт традиций и практики российского управления и успешного ведения дела, что может иметь не только учебно-познавательное, но и практическое значение.


[1] Ари де Гиус «Живая компания (Рост, научение, долгожительство в деловой среде)». - СПб.: Стокгольмская школа экономики в СПб, 2004. Предисловие: Питер М. Сенге.

[2] Поткина И.В. Современное состояние «business history» (истории предпринимательства) за рубежом // Экономическая история. Обозрение / Под ред. Л.И. Бородкина. - М., 2001. Вып. 6. С. 147.

[3] Фостер Р., Каплан С. Созидательное разрушение. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2005. - С. 16, 19, 21.

[4] Там же. С. 26.

[5]Горский К. Компании-спринтеры // Forbes. 2005, октябрь. С. 97. (Процентное соотношение рассчитано автором – С.Н.).

[6] http//www.rusagrogroup.ru


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1 Ари д