Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»2 / 2006

Определение инвестиционного потенциала интегрированной бизнес-группы нефтяного комплекса России

Котов Д В, аспирант Института экономики РАН г. Москва, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 19

Аннотация:
В настоящий момент основными хозяйствующими субъектами экономики России могут быть признаны так называемые интегрированные бизнес-группы (ИБГ) - межфирменные объединения промышленных и финансовых организаций, основанные на формальных, юридически закрепленных и/или аффилированных отношениях и созданные в целях реализации экономических, политических и иных внеэкономических интересов его собственников и снижения трансакционных издержек рыночных взаимодействий.
Цитировать публикацию:
Котов Д.В. Определение инвестиционного потенциала интегрированной бизнес-группы нефтяного комплекса России // Российское предпринимательство. – 2006. – Том 7. – № 2. – С. 51-58.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


В настоящий момент основными хозяйствующими субъектами экономики России могут быть признаны так называемые интегрированные бизнес-группы (ИБГ) ‑ межфирменные объединения промышленных и финансовых организаций, основанные на формальных, юридически закрепленных и/или аффилированных отношениях и созданные в целях реализации экономических, политических и иных внеэкономических интересов его собственников и снижения трансакционных издержек рыночных взаимодействий.

В 2002 г. пять интегрированных бизнес-групп нефтяного комплекса («ЛУКОЙЛ», «MillhouseCapital», «Access-Ренова», «Сургутнефтегаз», «Татнефть») произвели 65% объемного количества нефти и выработали 67% объемного количества нефтепродуктов [1]. Исследования показывают, что российские ИБГ нефтяного комплекса располагают огромными инвестиционными возможностями. По оценке Е. Гурвича, в 2003 г. инвестиции нефтяного комплекса составили около 15% от величины национальных инвестиций при обеспечении 35% экономического роста (в 2001 г. ‑ 13%, в 2002 г. ‑ 48%) [2]. По расчетам Международного экономического агентства (МЭА) за период с 2001 г. по 2030 г. инвестиции в нефтяной комплекс России прогнозируются в объеме 10% валовых инвестиций (328 млрд. долларов США) [3].

В российской экономической науке можно выделить два подхода к пониманию инвестиционного потенциала: макроэкономический и микроэкономический.

Макроэкономический подход рассматривает инвестиционный потенциал в его отношении к экономике страны в целом или ее регионам. В одних случаях инвестиционный потенциал определяется как величина валовых сбережений предприятий, государства, финансового сектора и населения [4]; в других ‑ как «разрыв» между валовыми накоплениями и валовыми инвестициями [5]. Если, например, в 2001 г. валовые накопления составили 22% ВВП, а валовые инвестиции – 17,8% ВВП, то 4,2% ВВП – это величина инвестиционного потенциала по состоянию на 2001 г. [6]. То есть инвестиционный потенциал характеризует нереализованные инвестиционные возможности национальной экономики.

Микроэкономический подход сформулирован М.С. Абрютиной, А.В. Козиком, В.Ф. Бондаревым. «Категория «инвестиционный потенциал предприятия» отражает диалектическое единство способности предприятия самостоятельно осуществлять инвестиционную деятельность за счет собственных и привлеченных источников и средств с возможностями и условиями их пополнения и эффективного воспроизводства» [7]. В содержательном аспекте инвестиционный потенциал предприятий - это, по мнению А.В. Козика, «максимально возможный объем внутренних и внешних инвестиций, необходимый и достаточный для обеспечения экономической состоятельности предприятия при рациональном использовании производственных мощностей, должной инвестиционной активности» [8]. В работе Института экономики переходного периода «общий объем потенциально возможных ресурсов для финансирования инвестиционных программ» предлагается находить как «объем долгосрочных финансовых вложений за счет собственных и привлеченных средств и объема начисленных, но неосвоенных собственных средств, предназначенных для целей инвестирования» [9].

Применительно к ИБГ нефтяного комплекса, их инвестиционный потенциал предлагается определять как величину потенциального предложения собственных и привлеченных финансовых ресурсов, которые могут быть использованы на финансирование инвестиционной  деятельности хозяйственных подразделений ИБГ нефтяного комплекса [10],  при заданных инвестиционных стратегиях вертикально-интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) за некоторый промежуток времени.

Авторский подход к оценке инвестиционного потенциала опирается на несколько допущений:

1. Рассматривается такая ИБГ нефтяного комплекса, в которой: а) ВИНК выступает в качестве бизнес-единицы – «cash cows»; б) инвестиционный потенциал распределяется от бизнес-единиц – «cash cows» к «question marks» (в терминологии матрицы «рост – доля» «Бостонской консалтинговой группы»).

2. Инвестиционный потенциал ИБГ нефтяного комплекса представляется как совокупность собственных и привлеченных возможностей; принимается, что собственный инвестиционный потенциал ВИНК опосредованно служит источником привлеченного инвестиционного потенциала ИБГ в целом.

3. Предполагается, что финансирование основного капитала бизнес-единиц ИБГ осуществляется в рамках «идеальной» модели финансирования, а финансовый леверидж составляет 30%. 

Обозначим:

St– вектор инвестиционной стратегии ВИНК на период t [11];

It = I (St) – величина финансовых ресурсов, ассоциированных с инвестиционной стратегией St, которые потенциально могут быть использованы на финансирование инвестиционной деятельности хозяйственных подразделений ИБГ; IP (St1; …; St2) величина инвестиционного потенциала ИБГ нефтяного комплекса при заданных инвестиционных стратегиях Sti за период с t1 по t2 включительно (t, t1 и t2 - отрезки времени в 1 год); WACCt (в %) – ставка дисконтирования в периоде t.

Принимая во внимание ценность финансовых ресурсов во времени («time value of money»), величину инвестиционного потенциала IP (St1; …; St2) можно определить по формуле:            .                                    Если IP(St1; …; St2) – это величина инвестиционного потенциала ИБГ с t1по t2, источником которого является ВИНК, а С(St1; …; St2) – капиталовложения ВИНК за тот же период, то разница (IP(St1; …; St2) - С(St1; …; St2)) ‑ это величина инвестиционного потенциала, который может быть использован на финансирование инвестиционной деятельности хозяйственных подразделений – «вопросительных знаков». 

Таким образом, для оценки инвестиционного потенциала IP (St1; Sti; …; St2) необходимо:

1) формализовать инвестиционные стратегии ВИНК за период с t1 по t2 включительно;

2) на основании заданной инвестиционной стратегии ВИНК, известных микро- и макроэкономических параметров (как эндогенных, так и экзогенных) вычислить денежный поток по операционной деятельности  ВИНК за период с t1 по t2 включительно;

3) вычислить собственный инвестиционный потенциал (математически записывается как произведение денежного потока по операционной деятельности и нормы накопления);

4) рассчитать объем финансовых ресурсов, которые могли бы быть привлечены ИБГ от сторонних организаций для финансирования инвестиционной деятельности хозяйственных подразделений ИБГ нефтяного комплекса;

5) определить значение ставки WACC;

6) продисконтировать собственный инвестиционный потенциал и значение привлеченных финансовых средств по ставке WACC.

Используя алгоритм оценки инвестиционного потенциала ИБГ нефтяного комплекса, можно рассчитать инвестиционный потенциал «ExxonMobil», «STATOIL», «ЛУКОЙЛ» и «Татнефть» и нормы его реализации (табл. 1).

Для вычисления собственного инвестиционного потенциала из отчета о движении денежных средств («Cash Flow Statement») извлекаются данные о потоке по операционной деятельности ВИНК и выплаченных дивидендах. При определении привлеченного инвестиционного потенциала поток по операционной деятельности подлежит поправке на величину начисленных амортизационных отчислений за период. Нереализованный инвестиционный потенциал рассчитывается как разница между потенциальными инвестиционными возможностями и фактически осуществленными капиталовложениями в основной капитал по данным отчета о движении денежных средств по инвестиционной деятельности (статья «Additions to property, plant and equipment»).

Таблица 1

Инвестиционный потенциал «ExxonMobil», «STATOIL», «ЛУКОЙЛ» и «Татнефть» и нормы его реализации

Показатель

(млн. $)

ExxonMobil

STATOIL

2004

2003

2002

2004

2003

2002

Поток по операционной деятельности

40 551

28 498

21 268

6 064

4 812

3 754

Дивиденды

7 111

6 945

6 386

998

982

964

Норма накопления

82%

76%

70%

84%

80%

74%

Собственный инвестиционный потенциал

33 440

21 553

14 882

5 065

3 830

2 790

Амортизационные отчисления

9 767

9 047

8 310

2 728

2 543

2 632

Привлеченный инвестиционный потенциал

10 146

5 360

2 817

1 002

552

68

Итого инвестиционный потенциал

43 586

26 913

17 699

6 067

4 382

2 857

Фактически реализованный инвестиционный потенциал

11 986

12 859

11 437

4 968

3 449

2 797

Норма реализации инвестиционного потенциала (%)

27%

48%

65%

82%

79%

98%

Финансирование реализованного инвестиционного потенциала за счет амортизации (%)

81%

70%

73%

55%

74%

94%

 

 

 

Показатель

(млн. $)

ЛУКОЙЛ

Татнефть

2002

2001

2002

2001

Поток по операционной деятельности

2 396

2 673

563

774

Дивиденды

423

244

14

25

Норма накопления

82%

91%

97%

97%

Собственный инвестиционный потенциал

1 973

2 429

549

749

Амортизационные отчисления

824

886

262

208

Привлеченный инвестиционный потенциал

492

661

123

232

Итого инвестиционный потенциал

2 465

3 090

672

981

Фактически реализованный инвестиционный потенциал

2 072

2 521

468

735

Норма реализации инвестиционного потенциала (%)

84%

82%

70%

75%

Финансирование реализованного инвестиционного потенциала за счет амортизации (%)

40%

35%

56%

28%

                 

Источник: www.exxonmobil.com, www.lukoil.ru, www.statoil.com, www.tatneft.ru.

В целом стоит отметить, что, несмотря на высокие относительные показатели реализации инвестиционного потенциала, в абсолютном выражении инвестиции ВИНК России в несколько раз меньше, чем в западных нефтяных концернах. Так, при норме реализации 92% в 2003 г. по ИБГ «ЛУКОЙЛ» в абсолютном выражении инвестиции «ExxonMobil» превосходят показатели ИБГ «ЛУКОЙЛ» в 5-6 раз.

Обобщая результаты анализа, можно утверждать, что низкие инвестиционные возможности интегрированных бизнес-групп нефтяного комплекса России во многом связаны с низкими операционными показателями деятельности ее вертикально-интегрированных нефтяных компаний.


[1] Нефтяная промышленность России в 2002 г. // Нефтегазовая вертикаль. 2003. №2. – С. 69.

С 2004 г. в ОАО «ТНК-ВР» входят ВИНК «ТНК», «ОНАКО», «СИДАНКО» и 50% «Славнефть». 

[2] Гурвич Е. Макроэкономическая оценка роли российского нефтегазового комплекса // Вопросы экономики. № 10. 2004. - С. 27.

[3] Energy Information Administration. (EIA). Annual Energy Outlook, Washington D.C.: US DOE. 2003. - P. 50, 446.

[4]. www.adm.samara.ru/laws/15/15/5771.

[5] «Основные параметры прогноза социально-экономического развития РФ на 2003 г. и на период до 2005 г.» (Министерство экономического развития и торговли РФ).

[6] Там же.

[7] Бондарев В.Ф., Козик А.В. Инвестиционный потенциал предприятий: Монография. – Орел: ОрелГТУ, 2002. - C. 12.

[8] Там же. С. 13.

[9] Инвестиционное поведение российских предприятий. - М: Институт экономики переходного периода, 2003. - С. 287.

[10] Здесь и далее инвестиционная деятельность понимается в форме капитальных вложений в незавершенное строительство; в терминах российской статистики – это инвестиции в основной капитал

[11] См. Котов Д.В. Характеристика интегрированных бизнес групп в нефтегазовом комплексе России//Сб. материалов III Всероссийской научно-практической конференции «Стабилизация экономического развития России».- Пенза: РИО ПГСХА, 2004. – С. 157-160.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1 Нефтяная промышленность России в 2002 г. // Нефтегазовая вертикаль. 2003. №2. – С. 69. С 2004 г. в ОАО «ТНКВР» входят ВИНК «ТНК», «ОНАКО», «СИДАНКО» и 50% «Славнефть».
2 Гурвич Е. Макроэкономическая оценка роли российского нефтегазового комплекса // Вопросы экономики. № 10. 2004.  С. 27.
3 Energy Information Administration. (EIA). Annual Energy Outlook, Washington D.C.: US DOE. 2003.  P. 50, 446.
4 www.adm.samara.ru/laws/15/15/5771
5 «Основные параметры прогноза социальноэкономического развития РФ на 2003 г. и на период до 2005 г.» (Министерство экономического развития и торговли РФ).
6 «Основные параметры прогноза социальноэкономического развития РФ на 2003 г. и на период до 2005 г.» (Министерство экономического развития и торговли РФ).
7 Бондарев В.Ф., Козик А.В. Инвестиционный потенциал предприятий: Монография. – Орел: ОрелГТУ, 2002.  -C. 12.
8 Бондарев В.Ф., Козик А.В. Инвестиционный потенциал предприятий: Монография. – Орел: ОрелГТУ, 2002.  -C. 13.
9 Инвестиционное поведение российских предприятий.  М: Институт экономики переходного периода, 2003.  -С. 287.
10 Здесь и далее инвестиционная деятельность по нимается в форме капитальных вложений в незавершенное строительство; в терминах российской статистики – это инвестиции в основной капитал.
11 См. Котов Д.В. Характеристика интегрированных бизнес групп в нефтегазовом комплексе России//Сб. материалов III Всероссийской научнопрактической конференции «Стабилизация экономического развития России». Пенза: РИО ПГСХА, 2004. – С. 157-160.