Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»8 / 2005

Особенности и перспективы развития трубных холдингов России

Бутыркин Александр Яковлевич, канд. экон. наук, докторант Всероссийского заочного финансово-экономического института (ВЗФЭИ), Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 19

Аннотация:
Окончание. Начало в № 6, 7 /2005 Долгосрочная перспектива российских трубных интегрированных структур сегодня не ясна. По всей вероятности, российский рынок труб будет очень узким. По меньшей мере, 40% мощностей российских трубных заводов не загружены. Через несколько лет вопрос с украинским импортом с тем или иным преимуществом для России будет решен. Поэтому к объемам рынка надо добавить еще мощности украинских трубных предприятий, загрузка которых еще ниже. Можно предположить, что на рынке останутся только те операторы, которые смогут обеспечить себя трубной заготовкой по приемлемым ценам.
Цитировать публикацию:
Бутыркин А.Я. Особенности и перспективы развития трубных холдингов России // Российское предпринимательство. – 2005. – Том 6. – № 8. – С. 81-85.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Окончание. Начало в № 6, 7 /2005

 

Долгосрочная перспектива российских трубных интегрированных структур сегодня не ясна. По всей вероятности, российский рынок труб будет очень узким. По меньшей мере, 40% мощностей российских трубных заводов не загружены. Через несколько лет вопрос с украинским импортом с тем или иным преимуществом для России будет решен. Поэтому к объемам рынка надо добавить еще мощности украинских трубных предприятий, загрузка которых еще ниже. Можно предположить, что на рынке останутся только те операторы, которые смогут обеспечить себя трубной заготовкой по приемлемым ценам.

Планы по строительству новых мощностей по производству труб в России остались нереализованными. Они, прежде всего, связывались с потребностями «Газпрома» в трубах большого диаметра (1420 мм) для модернизации старых и строительства новых газопроводов. Максимальные годовые потребности «Газпрома» оценивались в 1 млн. тонн (или 1 млрд. долларов), что могло бы существенно повлиять на объем трубного рынка. Было заявлено о нескольких проектах, в частности, началось строительство завода по производству труб большого диаметра (ТБД), инициированное «Евразхолдингом», Нижнетагильским металлургическим комбинатом и рядом зарубежных фирм. Аналогичное производство планировалось организовать на базе партнерства «ОМК» и «Северстали» [1]. Однако позднее «Газпром» резко сократил закупки труб данного диаметра (до 300-400 тыс. тонн) и утвердил инвестиционную программу, в которой не было прописано увеличение затрат на ТБД. При этом основную часть труб «Газпром» продолжал закупать за рубежом, в том числе у Харцызского трубного завода, что расположен на Украине.

Гарантий смены поставщиков «Газпром» не давал, и все бизнес-планы по строительству новых мощностей остались в основном на бумаге. В конце 2004 года развалился и альянс «Северстали» и «Евразхолдинга», декларировавший реализацию совместного проекта по выпуску труб большого диаметра на базе Ижорского трубного завода в Колпине стоимостью более чем в 400 млн. долларов [2]. Тем не менее инвестиционные процессы в отрасли протекают. В 2003 году вложения в модернизацию и техническое перевооружение трубных компаний превысили 200 млн. долларов. На одном только Выксунском металлургическом заводе объем инвестиций составил порядка 60 млн. долларов.

Целесообразно обратить внимание на то, что в индустриально развитых странах независимых крупных трубных предприятий или интегрированных трубных холдингов в настоящее время нет. Трубные заводы как автономные производства существовали в мировой экономике сравнительно недолго. Например, германский завод по выпуску труб Meer основан в 1872 году, однако, уже в 1926 г. был поглощен машиностроительным концерном Mannesmann. Сегодня Meer с объемом выпуска 1 млн. тонн труб – подразделение многопрофильного концерна SMS Demag. Другие машиностроительные и сталелитейные компании – такие как японская Sumitomo Metals или германская ThyssenKrupp – сами создавали трубные производства по мере появления стабильного спроса на рынке.

Отдельным трубным заводам не удается привлечь серьезные инвестиции для своего развития по той причине, что они не контролируют цены производителей заготовок для труб (штрипса) и очень сильно зависят от колебаний цен на нефть. Собственных же средств для модернизации не хватает, а рентабельность трубного производства невысокая. Основные потребители трубной продукции и в России, и за рубежом ‑ сырьевые компании.

Наиболее реальным сценарием на среднесрочную перспективу представляется создание уже упоминавшихся альянсов между трубными холдингами и крупными производителями листовой стали. Первый шаг к консолидации с металлургическими комбинатами сделала «Объединенная металлургическая компания» («ОМК»)*, создав совместный с «Северсталью» «Альянс 1420» для выпуска труб большого диаметра (впоследствии альянс распался).

У «Трубной металлургической компании» («ТМК»)* и Челябинского трубопрокатного завода имеется постоянный деловой партнер, с которым подписаны долгосрочные (до 2010 г.) соглашения – Магнитогорский металлургический комбинат, тем не менее, заказы на штрипс размещаются и на других комбинатах. Однако большинство специалистов, работающих в данной отрасли, полагает, что такая форма сотрудничества носит временный характер.

У поставщиков рано или поздно может возникнуть желание «удлинить» технологический передел и самим принять участие в производстве продукта с высокой добавленной стоимостью, то есть реализовать стратегию вертикальной интеграции «вверх». К тому же мощь и финансовые возможности металлургических комбинатов существенно превышают аналогичные показатели трубных заводов. Последние же испытывают дефицит средств, необходимых для модернизации или расширения производства, и вынуждены будут искать не просто партнеров, а стратегических инвесторов.

О покупке трубными заводами производителей стального листа или о создании собственного производства «с нуля» речь может идти только гипотетически (в силу отсутствия у них необходимых средств). О планах построить рядом со своим Выксунским металлургическим заводом литейно-прокатный комплекс объявила «ОМК». Ориентировочная стоимость строительства – 300 млн. долларов, источник финансирования не раскрывался. Проект по строительству электросталеплавильного комплекса мощностью 1 млн. тонн стали в год стоимостью порядка 200 млн. долларов разрабатывает и Челябинский трубопрокатный завод.

В случае реализации проектов это станет примером осуществления стратегии вертикальной интеграции «назад».

Покупка российских трубных холдингов крупными зарубежными стратегическими инвесторами в ближайшие годы мало вероятна. «ТМК» и «ОМК» для этого необходимо провести не только еще не начинавшуюся реструктуризацию активов, но и несколько лет проработать по стандартам западной отчетности. В принципиальном плане такой вариант развития событий представляется привлекательным.

Включение в целом весьма конкурентоспособных российских труб в прайс-листы зарубежных компаний позволило бы в разы увеличить экспортные поставки и одновременно повысить рентабельность производства, даже несмотря на рост цен на штрипс. Российские металлургические комбинаты не имеют свободных необходимых средств (трубные холдинги оцениваются в цифрах порядка 1 млрд. долларов). Такие суммы можно получить на западных рынках за счет IPO, а на вырученные средства приобрести трубные активы.

Другой реальный выход из положения – покупка трубных холдингов нефтегазовыми компаниями. Высокая цена на нефть, которая держится уже пятый год, способствует накоплению у них свободных денег. В себестоимости добычи нефти газа и капитальных вложениях затраты на трубы – важная составляющая (порядка 20%), и интеграция «назад» в сторону производителей труб может оказаться эффективным способом ее снижения. Подобную стратегию реализовал на практике «Газпром», купив Днепропетровский трубный завод.

К анализу ситуации попробуем приложить идеи известного американского экономиста М. Портера. Одним из главных рыночных преимуществ страны он считает развитость кластеров – групп компаний, связанных с производством какого-либо конкурентоспособного на мировом рынке продукта [3]. В эти группы входят не только компании-производители – прямые конкуренты друг другу, но и их определяющие поставщики, сервисные фирмы и т.п.

Российский конгломерат сталелитейных и трубных компаний явно обладает всеми признаками кластера по Портеру. Не вдаваясь в детали, отметим главное: теория конкурентоспособности Портера, основанная на кластерном анализе, призывает правительство усиливать мощь имеющихся кластеров. Правительство должно заниматься усилением конкурентного поля внутри кластеров, решать общие проблемы его участников. В рамках экономической политики государства это предполагает меры по сбору и распространению экономической информации, внедрению инновационных решений, привлечению прямых инвестиций, законодательных изменений и стимулированию экспорта.

Среди перечисленных направлений особо актуальными представляются стимулирование экспорта и защита внутреннего рынка. Дело в том, что российские трубные заводы до сих пор не в состоянии компенсировать падение внутреннего спроса экспортными поставками: российские трубы, конкурентоспособные по качеству с лучшими европейскими аналогами, продаются на мировом рынке тяжело – крупнейшие мировые производители искусственно ограничивают доступ к нему. Еще одна уже упоминавшаяся проблема – сильная конкуренция со стороны украинских производителей, которых поддерживает и стимулирует собственное правительство.

Из вышеизложенного следует, что трубная отрасль нуждается в серьезной государственной поддержке, прежде всего, с помощью мер антимонопольного и тарифного регулирования. Альтернативы нет – в противном случае отрасль ожидает стагнация, а Россия потеряет внутренний рынок труб.


[1] Более подробно о проектах производства труб большого диаметра см., например: Рыночная логика // Нефтегазовая вертикаль. – 2001. - № 15. – С. 67-69.

[2] Молина М. Конец трубного пути // Коммерсант. – 17.11.2004. - № 215. – С. 17.

*см. «рп» № 7/2005

* см. там же

[3] Подробнее об этом см.: Портер М. Конкуренция. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2002, гл. 7.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241