CCUS-технологии: мировой опыт и перспективы для Российской Федерации

Янушанец С.Н., Ветрова М.А.
CCUS technology: world experience and prospects for the Russian Federation - View in English
Об авторах:

Янушанец С.Н.1, Ветрова М.А.2
1 Санкт-Петербургский Государственный Университет
2 Санкт-Петербургский государственный университет

 Скачать PDF

Аннотация:
Данная статья посвящена CCUS-технологиям, как одному из эффективных инструментов по борьбе с изменением климата и снижению выбросов парниковых газов. В ходе исследования был рассмотрен мировой опыт формирования институциональной среды, стимулирующий развитие технологий улавливания, хранения и использования углекислого газа, а также сущность, технологический процесс, преимущества и недостатки данных технологий. Особое внимание уделено развитию данной отрасли в Российской Федерации: был проведён анализ перспектив и барьеров данных технологий, законодательства и планов компаний нефтегазовой отрасли. Последним шагом стал расчёт экономической эффективности проекта на примере российской компании и даны рекомендации по развитию данной отрасли в Российской Федерации

Ключевые слова:

изменение климата, CCUS-технологии, нефтегазовый сектор, эмиссия парниковых газов

JEL-классификация: Q35, Q01, Q54

Цитировать публикацию:
Янушанец С.Н., Ветрова М.А. CCUS-технологии: мировой опыт и перспективы для Российской Федерации // Креативная экономика. – 2023. – Том 17. – № 6. – С. 2205-2222. – doi: 10.18334/ce.17.6.117964

Yanushanets, S.N., & Vetrova, M.A. (2023) CCUS technology: world experience and prospects for the Russian Federation. Kreativnaya ekonomika, 17(6), 2205-2222. doi: 10.18334/ce.17.6.117964 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Изменение климата является глобальной проблей всего человечества, которая несущая угрозу существования жизни на Земле. Человечество производит всё больше парниковых газов, к примеру, в 1958 году концентрация составляла 317,51 миллионных долей (ppm), то есть в каждом кубометре воздуха 317 миллилитров занимает углекислый газ, в 2022 г. это число превысило 420 миллионных долей (ppm) [4]. Вместе с тем средняя скорость роста выбросов углекислого газа только растёт.

Если обратиться к статистике компании BP, то прирост выбросов СО2 за 2021 год, по сравнению с 2020 составил 5,9% по всему миру. Китай и США занимают первое и второе место в мире по объёмам выбросов (10523 млн.т. и 4701,1 млн.т. или 31,1% и 13,9% от общемировых выбросов СО2 соответственно). Россия в данном рейтинге занимает 4 место (1581,3 млн. т.) и количество выбросов СО2 составляет 4,7% от общемировых выбросов СО2 [16]. Несмотря на некоторое замедление эмиссии парниковых газов в 2020 году, связанном с пандемией COVID-19, восстановление экономики и промышленного производства в 2021 и 2022 годах принесли новый рост выбросов СО2. И сегодня с вероятностью 99,99% можно утверждать, что эмиссия климатически активных газов и изменение климата напрямую связаны с антропогенной деятельностью.

Одним из важных событий, регулирующих меры по снижению выбросов парниковых газов, стало Парижское соглашение, принятое в 2015 году. Для стабилизации данного процесса в 2015 г [7]. Многие государства поставили перед собой цель достичь углеродной нейтральности к 2030-2050 гг. Российская Федерация также заявила о своих планах по снижению выбросов парниковых газов: к 2050 г. РФ снизит выбросы СО2 на 60% по сравнению с уровнем 2019 г. и на 80% по сравнению с уровнем 1990 г., полная углеродная нейтральность будет достигнута к 2060 г. [13].

На долю энергетики приходится более 73% всех выбросов парниковых газов в мире и около 78% в РФ, при этом главным потребителем энергетики является индустриальный сектор, так в промышленности используется 24% всей вырабатываемой энергии [12] [23]. Поэтому глубокая декарбонизация экономики связана с трансформацией энергетической системы и углеродоемких отраслей индустриального сектора, которая, согласно ООН, предполагает поэтапный отказ от ископаемых видов топлива [6].

Вместе с тем в среднесрочной перспективе полный отказ от ископаемого топлива и переход к альтернативным видам топлива невозможен в виду высоких инвестиционных затрат, незрелости технологий декарбонизации, а также возможных перебоях в энергоснабжении. К примеру, Международное энергетическое агентство (МЭА) заявило, что CCUS-технологии (улавливания, транспортировки, хранения и использования СО2) станет одним из важнейших инструментов достижения углеродной нейтральности, так как данная технология может улавливать до 90% выбросов промышленных объектов [Akin Gump, 2022]. Несмотря на то, что ученые по всему миру все больше осуществляют исследования в области технологических решений, стратегий бизнеса, устойчивого экономического развития [9] [30] [17] [29] [25], все еще остаются неясными вопросы в области приоритизации пути низкоуглеродного развития РФ. Так как Российская Федерация находится в начале пути глобального энергоперехода и достижения климатической нейтральности, анализ мирового опыта использования CCUS-технологий является объектом специального внимания. Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что исследование носит актуальный характер.

Цель исследования – обоснование приоритетного пути развития технологий улавливания, использования и хранения углерода в РФ для достижения углеродной нейтральности и сохранения конкурентоспособности российских углеродоемких секторов.

Для достижения поставленной цели в ходе исследования ставились и решались следующие задачи:

1. Анализ институциональной среды, способствующей развитию CCUS-технологий;

2. Определение сущности технологий CCUS, а также их преимуществ и ограничений;

3. Анализ мирового опыта применения CCUS-технологий;

4. Систематизация перспектив и барьеров использования CCUS-технологий в Российской Федерации;

5. Анализ инвестиционных вложений в CCUS-проекты.

Для достижения поставленных цели и задач в исследовании применялись инструменты в рамках современной теории устойчивого развития и энергоперехода, методы статистического, отраслевого и институционального анализа, бэнчмаркинга и финансового моделирования инвестиционных проектов.

Исследование выполнялось в три этапа:

1. Анализ институциональной среды, как вектора декарбонизации углеродоемких секторов;

2. Бэнчмаркинг передовых CCUS-решений и бизнес-моделей CCUS-проектов;

3. Финансовое моделирование инвестиционных проектов по развитию CCUS-технологий в РФ.

1. Формирование институциональной среды, стимулирующей развитие CCUS-технологий

В 2020 году был утверждён Европейский зелёный курс, главная цель которого сделать Европейский Союз климатически нейтральным к 2050 году [20]. Главными механизмами регулирования выбросов парниковых газов стала Европейская система торговли выбросами (ETS), которая позволяет организациям, эмитирующим парниковые газы покупать и продавать квоты на выбросы, а также пограничная корректировка выбросов углерода (CBAM), которая позволяет установить цену на углерод, выделяемый при производстве углеродоёмких товаров, экспортированных в Европейский Союз. В ответ на развитие механизма CBAM и для достижения целей Парижского соглашений во всем мире начали формироваться национальные стратегии достижения углеродной нейтральности, а также рынки торговли углеродными единицами. В таблице 1 дана краткая характеристика законодательств, касающегося выбросов СО2 в различных странах.

Таблица 1. Мировой опыт законодательства, регулирующего выбросы СО2

Страна
Законодательство
Цена за СО2
ЕС
Система торговли квотами (ETS), пограничная корректировка выбросов углерода (CBAM)
100 евро/т (107$)
США
Налоговый кредит на секвестрацию углерода (45Q): налоговые льготы для нефтеотдачи, хранения СО2, а также для проектов прямого улавливания воздуха (DAC).
Хранение: до 85$/т
Нефтеотдача: до 60$/т
DAC: до 180$/т – улавливание, до 130$/т - хранение
Китай
Система торговли квотами на выбросы для газовых и угольных предприятий
9$/т
Норвегия
Углеродный налог
590 NOK/т (57,5$), цель к 2030 – 2000 NOK/т (195$)
Швеция
Углеродный налог
1200 SEK/т (115$)
Великобритания
Система торговли выбросами (заменила участие Великобритании в EU ETS)
69.15 фунтов стерлингов/т (83$)
Канада
Закон о тарификации загрязнения парниковыми газами (углеродный налог)
50 канадских долларов/т (37$), цель к 2030 году – 170 канадских долларов/т (126$)
Россия
Федеральный Закон №296 “Об ограничении выбросов парниковых газов”.
1000 рублей/т
Источник: Составлено авторами на основе: Skoltech, 2022

Как мы можем наблюдать, большинство стран активно стремятся к углеродной нейтральности или снижению своего углеродного следа. Большинство вводят углеродные налоги и активно стимулируют систему торговли квотами на выбросы внутри страны. Некоторые страны на государственном уровне выдают налоговые кредиты для предприятий или создают государственные фонды по их поддержке. Все это стимулирует углеродоемкие предприятия внедрять технологии декарбонизации производственных процессов. Одной из таких технологий является CCUS.

Улавливание, утилизация и хранение углерода (CCUS) – это процесс, который заключается в выделении СО2 в основном из энергетических и промышленных источников, его использовании, транспортировке и захоронении. Данная технология — это синтез двух технологических процессов:

1. Улавливание и использование углерода (CCU)

2. Улавливание и хранение углерода (CCS)

CCU технологии позволяют использовать СО2 в качестве углеродного сырья для создания различных продуктов, включая топливо, химикаты, строительные материалы и биологическое выращивание водорослей. Углерод является ключевым компонентом многих химических продуктов, поэтому CCU технологии играют важную роль. Однако, большинство из них находятся на этапе разработки или используются только в масштабе небольших пилотных проектов.

CCS технологии предназначены для улавливания и транспортировки СО2 в места его долговременного хранения (Рис.1). Процесс включает в себя три этапа: первый - отделение углекислого газа от других газов, производимых крупными предприятиями или его улавливание непосредственно из атмосферы; второй - сжатие и транспортировка СО2 с помощью различных видов транспорта; и заключительный этап - закачка СО2 в горные породы, водоносные пласты или бывшие места добычи полезных ископаемых.

Рис. 1. CCS: процесс улавливания и хранения СО2. Источник: Europian Comission, 2021. [19]

Технологии CCS особенно важны для нефтедобывающих компаний, так как процесс закачки СО2 помогает в увеличении добычи нефти, путём давления на саму нефть, тем самым позволяя ей легче и быстрее высвобождаться.

CCUS-технологии обладают следующими преимуществами:

1. CCUS может помочь достигнуть климатической нейтральности без изменения ключевых производственно-технологических процессов и сократить выбросы в источнике. Способность CCUS напрямую улавливать CO2 из источника и затем хранить его в геологических формациях, по оценкам, может сократить до 20% от общего объема выбросов CO2 от промышленных и энергетических предприятий [15].

2. При улавливании углерода можно уловить и отсеять прочие загрязняющие вещества, к примеру оксид азота и диоксид серы.

3. Технологии CCUS способны генерировать дополнительную энергию.

4. CО2, улавливаемый при использовании данных технологий, может быть задействован в химической промышленности и других отраслях.

5. Развитие CCUS-технологий формирует целую отрасль по улавливанию, хранению и использованию СО2, а значит помогают создать новые рабочие места.

Несмотря на все преимущества, можно выявить следующие недостатки данной технологии:

1. Высокая капиталоёмкость. Использование CCUS требует существенные инвестиции с длительным сроком окупаемости.

2. Возможности хранения CO2 не определены. Доступность геологических хранилищ не считается препятствием в краткосрочной и среднесрочной перспективе, однако существует неопределенность в отношении долгосрочной способности мест хранения связывать углерод без значительной утечки.

3. Транспортировка CO2 к местам хранения является дорогостоящей, поскольку для сжатия CO2 и поддержания высокого давления в трубопроводах требуется значительное количество энергии. Каждый источник CO2 должен быть подключен к соответствующему месту хранения по трубопроводу, что может усложнить и удорожить реализацию CCUS на территориях, где нет геологических формаций, пригодных для хранения [15].

2. Мировой опыт применения CCUS-технологий

На данный момент в мире действуют около 30 проектов CCS, способные улавливать и хранить около 45 миллионов тонн СО2, а на стадии разработки находится около 200 проектов [31]. В мировой практике CCS-технологии начали использовать с 1970-ых годов в США и Канаде. Одни из первых проектов были направлены на повышение нефтеотдачи пластов с помощью СО2. Первым в мире крупномасштабным проектом стал CO2-EOR, Scurry Area Canyon Reef Operating Committee (SACROC), который был реализован в штате Техас, США. СО2 в данном проекте поступал по трубопроводу и попадал в нефтяное месторождение для заводнения, всего в рамках данного проекта было закачано более 200 тонн СО2 [22]. Стоит отметить, что на рынке CCUS и CCS-технологий США и Канада занимают лидирующие позиции. Примерами являются Shute Creek Gas Processing Plant (улавливает около 7 миллионов тонн СО2 в год) и Century Plant (улавливает около 5 миллионов тонн СО2 в год) и основаны данные проекты на газопереработке [28].

Первая в мире морская CCS установка – Sleipner Gas Field, разработана компанией Equinor и открытую в 1996 году. Данный проект улавливает СО2, который выделяется при очистке природного газа и закачивает его водоносные пласты для хранения и сокращения выбросов, мощность составляет около 1 миллиона СО2 в год [18]. Помимо этого, стоит и отметить Бразильский проект под названием Petrobras Santos Basin Pre-Salt Oil Field CCS, который способен улавливать около 4,6 миллиона тонн СО2 в год. Компания, запустив данный проект, также увеличила нефтеотдачу и снизила углеродоёмкость своей деятельности на 40% за 10 лет, а к 2025 году компания стремится достичь объёма в 40 миллионов тонн [26].

Несмотря на то, что Китай является лидером по количеству выбросов СО2 в год (10523 млн. тонн в 2021 году), отрасль улавливания и хранения углерода отстаёт в своих масштабах от США. Большинство проектов находится на стадии разработки или строительства. Особенно выделяется проект от компании Sinopec, способный улавливать около 1 миллиона тонн СО2 в год, который также будет использоваться для повышения нефтеотдачи [21].

Обратим внимание, что законодательство, регулирующее CCUS, большинстве стран мира находится на стадии разработки, однако в ЕС, существует ряд законодательных инициатив, поддерживающих CCUS-технологии. К 2023 году Европейская комиссия предложит нормативную базу ЕС для сертификации удаления углерода. Система сертификации должна обеспечивать прозрачную идентификацию углеродных сельскохозяйственных и промышленных решений, которые удаляют углерод из атмосферы. Кроме того, в Плане стратегических энергетических технологий (SET) TWG9 определены приоритеты исследований и инноваций для CCS и CCU, которые служат ориентиром для государств-членов, научно-исследовательских институтов и компаний [19]. Несмотря на то, что законодательные основы CCUS-технологий находятся на стадии формирования, в мире уже реализуются и готовятся к запуску проекты, потенциал которых для достижения климатической нейтральности достаточно большой.

3. Перспективы и барьеры использования CCUS-технологий в РФ

В Российской Федерации существенная доля выбросов СО2-эквивалента приходится на энергетику, как мы можем наблюдать из таблицы, приведённой ниже.

Таблица 2. Выбросы парниковых газов по секторам МГЭИК

Секторы
Выбросы, млн. т. СО2-экв.
2016
2017
2018
2019
2020
Энергетика
1606,1
1637,0
1688,7
1682,3
1597,7
Промышленные процессы и использование продукции
218,0
230,9
240,2
233,6
241,7
Сельское хозяйство
112,3
113,2
112,8
114,0
116,6
ЗИЗЛХ
-609,0
-603,5
-584,5
-559,0
-569,2
Отходы
87,0
89,1
91,0
92,9
95,4
Всего, без учёта ЗИЗЛХ
2023,4
2070,2
2132,7
2122,8
2051,4
Всего, с учётом ЗИЗЛХ
1414,5
1466,8
1548,2
1563,8
1482,2
Источник: Росгидромет, 2022 [10]

Что касается потенциала развития и использования данных технологий в нашей стране, то он достаточно велик, если рассматривать процесс улавливания и захоронения СО2. Общая емкость потенциальных мест захоронения для РФ в целом оценивается до 155 млн.т. СО2, что значительно больше емкости любого государство. Помимо этого, Российская Федерация имеет все шансы занять лидирующие позиции на рынке квот по продаже СО2-экв., так как на территории страны располагается огромное количество источников эмиссии СО2. Некоторые компании нефтегазового сектора уже представили свои планы по достижению углеродной нейтральности.

Таблица 3. Планы российских нефтегазовых компаний по снижению парниковых газов.

Компания
Планы по снижению парниковых газов
Роснефть
Снижение эмиссии парниковых газов до 20 млн. т. в год (2019 г. – 27 млн. т).
Лукойл
Снижение выбросов на 20% к 2030 году, по сравнению с 2017 г.
Газпром Нефть
Снижение углеродной интенсивности на треть к 2030 году, по сравнению с 2019 г.
Источники: Роснефть, 2021 [11]; Лукойл, 2021 [2]; Ведомости, 2021 [1];

Что касается законодательства, то в данном случае Российская Федерация только начала работать в данном направлении. Главным законодательным механизмом регулирования выбросы парниковых газов стал Федеральный закон №296 “Об ограничении выбросов парниковых газов”. Он обязывает предоставлять отчёты о выбросах всех юридических лиц и предпринимателей в случае, если их деятельность эмитирует больше 150 тыс. т. СО2 -экв. выбросов в год. С 1 января 2024 года данная планка понизится до 50 тыс. т. СО2 -экв. выбросов в год. Также нельзя не упомянуть эксперимент, проводящийся на всей территории Сахалинской области, в рамках которого данный субъект должен достичь углеродной нейтральности до 31 декабря 2028 года. Помимо всего этого, в регионе введён налог в 1000 рублей за тонну СО2 -экв., в случае превышения нормы выбросов. Данная реформа коснётся и других регионов, но только с 2025 года.

Что касается барьеров развития CCUS-технологий на территории Российской Федерации, то помимо развивающегося законодательства можно также выделить отсутствия методов государственной поддержки предприятий с существенной эмиссией парниковых газов, а также технологическую неразвитость CCU-технологий, что можно отнести и к общемировой проблеме.

Рассмотрим эффективность CCS проекта на примере компании Газпром Нефть. Газпром Нефть планирует снизить свой углеродный след на треть по сравнению с уровнем выбросов 2019 года и инвестировать 30 млрд. руб. в CCS проект в Оренбургской области, способный на начальном этапе улавливать 1 млн. т. СО2-экв. То есть компания планирует уменьшить выбросы с 20 млн. т. СО2-экв. до 13,37 млн. т. СО2 [1]. Рассмотрим ситуацию, при которой Газпром Нефть сможет не только улавливать и хранить СО2, а также реализовывать его на рынке. Так как цель – снижение количества выбросов к 2030 году, то проект будет рассчитан на 8 лет: с 2023 по 2030 год включительно. Первые два 2 года уйдут на строительство согласно передовым международным практикам. Цена на 1 тонну СО2 на Европейском рынке составляет около 101 евро или 110 долларов. С учётом инфляции цена будет составлять около 138 долларов, при постепенном наращивании объёма улавливания на 10% в год, мы можем получить результаты, представленные в Таблице 4.

Таблица 4. Реализация уловленного СО2

Показатель
2025
2026
2027
2028
2029
2030
Наращивание объёма в год, %
10%
10%
10%
10%
10%
10%
Объём улавливания СО2, тыс. т.
1 000
1 100
1 320
1 584
1 900
2 280
Цена продажи (с учетом инфляции), $
137,98
154,54
173,09
193,86
217,12
243,17
Выручка от продажи, тыс. $
137 984
169 996
228 475
307 070
412 528
554 438
Источник: Составлено авторами. Источник: Ведомости, 2021 [1], прогнозы авторов.

Как уже говорилось ранее, первоначальные инвестиции составляют 30 млрд. руб. и это эквивалентно 397,35 млн. долларов. Помимо этого, стоит учитывать операционные затраты на электричество, транспортировку и хранение уловленного СО2 (Таблица 5).

Таблица 5. Операционные и инвестиционные затраты по проекту

Показатель
2025
2026
2027
2028
2029
2030
Инвестиционные вложения, тыс. $
19 867
19 867
19 867
19 867
19 867
19 867
Электроэнергия, тыс. $
23 841
26 225
31 470
37 764
45 298
54 357
Хранение СО2, тыс. $
17 000
18 700
22 440
26 928
32 300
38 760
Транспортировка СО2, тыс. $
7 000
7 700
9 240
11 088
13 300
15 960
Итого
67 708
72 492
83 017
95 647
110 765
128 945
Источник: Составлено авторами. Источник: Ведомости, 2021 [1], прогнозы авторов.

Помимо инвестиционных вложений (2025-2030 гг.), 70% от 30 млрд. руб. будет вложено в рамках строительство проекта в первые два года 2023-2025 гг.

В рамках данных расчётов проекта Газпром Нефти с учётом ставки дисконтирования 16% NPV составил 330 316 207$. Итоговые показатели проекта представлены в Таблице 6.

Таблица 6. Итоговые показатели проекта (Составлено автором)

Показатель
Значение
Выручка, $
1 810 493 552
Инвестиции и затраты, $
836 723 284
Прибыль, $
973 770 267
Чистая прибыль, $
779 016 213
NPV, $
330 316 207
ROI, %
96,71
PI
1,8312
Источник: Составлено авторами. Источник: Ведомости, 2021 [1], прогнозы авторов.

Помимо реализации уловленного СО2, с помощью данного проекта компания Газпром Нефть сможет сэкономить на углеродном налоге 9 184 000 000 руб. за 6 лет (при ставке налога на выбросы 1000 р/т.). Вместе с тем проведенные расчеты показали, что при отсутствии реализации уловленного СО2 и сохраняющейся ставке на выбросы на уровне 1000 руб. за тонну компании будет выгоднее платить налог на выбросы в России, чем заниматься его захоронением, так NPV при таком проекте за 6 лет будет отрицательным и составит -519 018 907$. Таким образом, для стимулирования CCUS-проектов в среднесрочной перспективе, государству необходимо увеличить ставку по углеродным налогам, а с помощью накопленных в бюджете поступлений субсидировать бизнес-проекты по развитию CCUS-технологий.

Заключение

Несмотря на обострение геополитической ситуации, решение задач климатической повестки остается первоочередным условием сохранения жизни на Земле и страны всего мира направляют свои усилия на борьбу с эмиссией парниковых газов. Проведенный анализ показал, что формирующаяся институциональная среда и климатическое законодательство стимулирует углеродоёмкие сектора к декарбонизации производственно-технологических процессов во всем мире. CCUS-технологии являются приоритетным решением для добывающих стран, в экспорте которых доминируют ископаемые виды топлива и другие продукты с высоким углеродным следом. Если лидером в области законодательных инициатив по регулированию климата выступает ЕС, то доминирующее число CCUS-проектов сегодня приходится на США.

В рамках данной статьи был выявлен существенный потенциал РФ в развитии CCUS-технологий, учитывая потенциальные подземные резервуары для хранения СО2. Однако предварительные расчёты при сохранении текущих нормативно-правовых условий демонстрируют нецелесообразность реализации проектов по захоронению с экономической точки зрения. А CCU-проекты напротив при реализации улавливаемого СО2 для целей дальнейшего использования с экономической точки зрения эффективны, но большинство технологических решений использования СО2 находится на стадии исследований и разработок, поэтому данный тип проектов в краткосрочной и среднесрочной перспективе труднореализуем. При этом полный отказ от реализации CCUS-проектов грозит потерей конкурентных преимуществ на энергетических рынках и в новой формирующейся отрасли по улавливанию и хранению СО2 в долгосрочной перспективе. Таким образом, государственная политика Российской Федерации в области развития CCUS-технологий должна быть направлена на субсидирование и поддержку CCS-проектов и CCU-исследований за счет увеличения налогообложения углеродоемких секторов для коммерциализации использования СО2 в долгосрочной перспективе.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Ведомости, «Газпром нефть» раскрыла детали российского проекта улавливания СО2, 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2021/12/17/901240-gazprom-neft-raskrila (дата обращения: 30.01.2023).
2. Лукойл, Сокращение выбросов парниковых газов, 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://lukoil.ru/Sustainability/Climatechange/GHGEmissions (дата обращения: 30.01.2023).
3. Макарова А. А. Сценарии и цена перехода к низкоуглеродной энергетике в России // Теплоэнергетика. – 2022. – № 10. – c. 5-16. – doi: 10.56304/S0040363622100058.
4. Метеовести, Концентрация углекислого газа в атмосфере Земли достигла рекордного уровня, 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.meteovesti.ru/news/1652167078516-koncentraciya-uglekislogo-gaza-v-atmosfere-zemli-dostigla-rekordnogo-urovnya (дата обращения: 25.01.2022).
5. Нефтегаз, Квоту за превышение выбросов СО2 определили в районе 1000 рублей за тонну, 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://neftegaz.ru/news/dekarbonizatsiya/745664-kvotu-za-prevyshenie-vybrosov-so2-opredelili-v-rayone-1000-rubley-za-tonnu/ (дата обращения: 30.01.2023).
6. ООН, Доклад о разнице мер адаптации к изменению климата, 2022 год. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/ru/climatechange/reports (дата обращения: 22.01.2023).
7. ООН, Парижское соглашение, 2015. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/ru/climatechange/paris-agreement (дата обращения: 23.01.2023).
8. Пахомова Н. В., Казанцев Я. А. Энергопереход, низкоуглеродный тренд и структурные изменения в энергобалансе России: международный контекст // Проблемы современной экономики. – 2022. – № 3 (83). – c. 233-239.
9. Пахомова Н., Рихтер К. К., Ветрова М. Глобальные климатические вызовы, структурные сдвиги в экономике и разработка бизнесом проактивных стратегий достижения углеродной нейтральности // Вестник Санкт-Петербургского университета. Экономика. – 2022. – № 38(3). – c. 331-364.
10. Росгидромет, Обзор состояния и загрязнения окружающей среды РФ, 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://www.meteorf.gov.ru/product/infomaterials/90/ (дата обращения: 26.01.2023).
11. Роснефть, Углеродный менеджмент ПАО «НК «Роснефть», 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rosneft.ru/Investors/ESG/Vklad_v_dostizhenie_Celej_OON_v_oblasti_ustojchivogo_razvitija_cas (дата обращения: 30.01.2023).
12. Росстат, Охрана окружающей среды РФ, 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/Ochrana_okruj_sredi_2022.pdf (дата обращения: 22.04.2023).
13. Стратегия социально-экономического развития РФ с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года, 2021. [Электронный ресурс]. URL: http://static.government.ru/media/files/ADKkCzp3fWO32e2yA0BhtIpyzWfHaiUa.pdf (дата обращения: 20.01.2023).
14. Akin Gump, Carbon Capture, Utilization and Storage – What is the big deal? 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.akingump.com/en/experience/industries/energy/speaking-energy/carbon-capture-utilization-and-storage-what-is- (дата обращения: 23.01.2022).
15. Allianz, CCUS Technologies - Can they mitigate climate change? 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.agcs.allianz.com/news-and-insights/expert-risk-articles/ccus-technologies.html (дата обращения: 23.01.2023).
16. BP, Statistical Review of World Energy 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bp.com/content/dam/bp/business-sites/en/global/corporate/pdfs/energy-economics/statistical-review/bp-stats-review-2022-full-report.pdf (дата обращения: 23.01.2023).
17. Creutzig F., Agoston P., Goldschmidt J.C., Luderer G., Nemet G., Pietzcker R.C. (2017) The underestimated potential of solar energy to mitigate climate change. Nat. Energy. 217140 https://doi.org/10.1038/nenergy.2017.140
18. Equinor, Sleipner area, 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.equinor.com/energy/sleipner (дата обращения: 26.01.2023).
19. 2European Commission, Legislation and policy initiatives in the EU 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://climate.ec.europa.eu/eu-action/carbon-capture-use-and-storage_en#legislation-and-policy-initiatives-in-the-eu (дата обращения: 23.01.2023).
20. Europian Comission, A European Green Deal, 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://commission.europa.eu/strategy-and-policy/priorities-2019-2024/european-green-deal_en (дата обращения: 27.01.2022).
21. GEOS, Sinopec Qilu Petrochemical CCS Project Details 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.geos.ed.ac.uk/sccs/project-info/722 (дата обращения: 27.01.2023).
22. Global Energy Monitor, 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.gem.wiki/SACROC (дата обращения: 26.01.2023).
23. Hannah Ritchie and Max Roser. Emissions by sector. [Электронный ресурс]. URL: https://ourworldindata.org/emissions-by-sector#direct-industrial-processes-5-2 (дата обращения: 22.01.2023).
24. Kumravel V., Bartlett J., Pillai S.C. Photoelectrochemical conversion of carbon dioxide (CO2) into fuels and value-added products ACS // Energy Lett. – 2020. – № 5. – p. 486-519.
25. Petrobras, Santos Basin 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://petrobras.com.br/en/our-activities/main-operations/basins/santos-basin.htm (дата обращения: 26.01.2023).
26. Skoltech, Технологии по улавливанию, хранению и использованию углерода (CCUS) 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.skoltech.ru/app/data/uploads/2022/11/CCUS-Skolteh-2022-11-10.pdf (дата обращения: 25.01.2023).
27. Statista, Capacity of operational large-scale carbon capture and storage facilities worldwide as of 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/1108355/largest-carbon-capture-and-storage-projects-worldwide-capacity/ (дата обращения: 25.01.2023).
28. Way R., Matthew C. Ives и Penny Mealy (2022) Empirically grounded technology forecasts and the energy transition Joule VOLUME 6, ISSUE 9, P2057-2082, SEPTEMBER 21, 2022 https://doi.org/10.1016/j.joule.2022.08.009
29. Xiao M., Junne T., Haas J., Klein M. Plummeting costs of renewables - are energy scenarios lagging? // Energy Strategy Rev. – 2021. – p. 35100636.
30. Zawya, 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.zawya.com/en/projects/industry/ (дата обращения: 26.01.2023).