Исторические и социально-экономические условия мирового развития как факторы пространственного распределения экономических ресурсов

Орлов С.Л., Строев П.В.
Historical and socio-economic conditions of world development as factors in the spatial distribution of economic resources - View in English
Об авторах:

Орлов С.Л.1, Строев П.В.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

 Скачать PDF

Аннотация:
В статье обоснована роль исследования исторической основы и социально-экономических условий, предшествующих созданию научных теорий и фундаментально-прикладных рекомендаций, в процессе пространственного распределения ресурсов. Рассмотрены основные вехи ретроспективы трансформации мирового пространства в различные исторические периоды. Проведен подробный анализ становления США и Германии в мировом геополитическом пространстве. Определено влияние мировых войн и восстановительных послевоенных периодов на процесс пространственного перераспределения ресурсов, выделены подходы к восстановлению экономики и охарактеризованы их отличительные черты. Выявлены и обоснованы важнейшие точки пересечения в вопросах управления ресурсной базой в пространственном аспекте между периодом послевоенной трансформации мира на разных этапах и нынешним периодом, которые выступают основой для формирования современной модели пространственного распределения экономических ресурсов на этапе перехода к новым мирохозяйственным связям.

Ключевые слова:

пространственное распределение ресурсов, историческая ретроспектива, социально-экономические условия, мирохозяйственные связи

JEL-классификация: O11, O40, F62, F63

Финансирование:
Cтатья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финуниверситета.
Цитировать публикацию:
Орлов С.Л., Строев П.В. Исторические и социально-экономические условия мирового развития как факторы пространственного распределения экономических ресурсов // Креативная экономика. – 2023. – Том 17. – № 4. – С. 1177-1192. – doi: 10.18334/ce.17.4.117584

Orlov, S.L., & Stroev, P.V. (2023) Historical and socio-economic conditions of world development as factors in the spatial distribution of economic resources. Kreativnaya ekonomika, 17(4), 1177-1192. doi: 10.18334/ce.17.4.117584 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

В последнее десятилетие в российской научно-исследовательской практике особое значение поступательно приобретают исторический и эмпирический методы познания различных процессов и явлений социально-экономического характера, свидетельствующие о новых подходах к восприятию предшествующих событий и явлений. По мнению многих исследователей, такое условие обеспечивает более объективную дальнейшую оценку происходящих геополитических событий и позволяет учесть их возможное влияние на стратегию развития национальной экономики и её ресурсное обеспечение, поскольку современная мировая экономическая мысль в подавляющем большинстве разработок основана на фундаментальных принципах, сформировавшихся в конце XIX-го первой половине XX-го веков [2, 20, 21, 18].

Общий алгоритм научных преобразований в принципиальном плане выглядит следующим образом: классический экономический фундамент, достигнутый обществом в определённый исторический период, требует теоретического обоснования, соответствующего данному этапу развития производственно-технологических и хозяйственных отношений. Далее процесс развивается по спирали, т.е. с учётом наблюдаемых новаций в практической работе, которые снова отражаются на теоретико-методологическом уровне. Можно отметить, что в подавляющем большинстве случаев экономическая деятельность государства и крупных корпораций как бы опережает научное осмысление в этой сфере, опирающееся зачастую на анализ предшествующих событий. Предвидение и обоснование новых направлений в данной области знаний также базируется на изучении произошедшего и выводах, вытекающих из уже наступивших событий. Поэтому рассмотрение исторической основы и социально-экономических условий, предшествующих созданию определённых теорий, становится неотъемлемой частью работы для многих направлений исследований. Такой подход помогает более объективно объяснить предшествующий и современный событийный тренд и сделать соответствующие научные выводы.

Учитывая сложный и многоаспектный характер процесса пространственного распределения ресурсов, а также высокий уровень влияния на них геополитических процессов представляется целесообразным проведение анализа исторических событий, оказавших фундаментальное влияние на процессе мирового перераспределения ресурсов, что позволит выделить концептуальные тренды и закономерности развития.

Цель работы состоит в исследовании исторической ретроспективы трансформации мирового пространства. Среди ключевых задач работы - общий анализ исторических особенностей, обозначивших формирование текущего мирового порядка, важнейшие черты которого, наряду с политическим приоритетом, зависят от обладания финансовыми и трудовыми ресурсами, но также в значительной степени от управления другими их видами, выражаемыми в материально-вещественной и в технологической форме.

Методология исследования основана на использовании таких методов научного поиска, как исторический, эмпирический и логический, включающие подбор, анализ, обобщение данных и дальнейшее рассмотрение итогов через призму современной геополитической реальности на основе междисциплинарной оценки и авторской интерпретации основных выводов.

Научная новизна заключается в выявлении ключевых точек пересечения в вопросах управления ресурсной базой в пространственном аспекте между периодом послевоенной трансформации мира на разных этапах и нынешним периодом. Результаты исследования будут способствовать формированию актуальной концепции пространственного распределения экономических ресурсов на этапе перехода к новым мирохозяйственным связям.

Ретроспективы трансформации мирового пространства

Если просмотреть основные вехи ретроспективы трансформации мирового пространства и одновременно динамично ускоряющегося технологического прогресса в последние полторы сотни лет, то именно на этом историческом отрезке возникло наибольшее количество новых теорий, иногда дублирующих друг друга, но всё же гибко отражающих происходящие изменения в ведущих драйверах развития.

Среди таких условий можно отметить появление в числе мировых лидеров новых стран, трансформацию к системе однополярной мировой модели [10], разделение международного сообщества на приемлемые для ресурсной оценки крупнейшими державами и вовлечения в деловой оборот вновь возникших групп молодых государств и т.д. [12]. При этом научная мысль подстраивается к происходящим изменениям в мировой геополитике или предлагает решение проблем, в основе которых лежат предшествующие исторические события. В России на современном этапе общественные науки в целом также идут в фарватере изменяющегося миропорядка, не опережая заданный алгоритм. Это связано с тем, что прогноз важнейших событий, за редким исключением (С.Ю. Глазьев), не предусматривал столь динамичного их развития и возможности страны в ограниченные сроки доказать на практике ресурсную способность положительно противостоять предполагаемым вызовам [6].

Необходимо подчеркнуть, что лидерские позиции отдельных государств в мировом сообществе почти всегда сопровождались сменой лидерства в международной иерархии в результате совсем немирного развития событий и порою после устранения конкурентов с помощью силы. Научная система зачастую старалась объяснить уже состоявшееся распределение приоритетов с помощью определённых фундаментальных или прикладных теорий. Современный событийный тренд также требует разъяснений от научного сообщества. Поэтому авторский коллектив, учитывая необходимость обладания или главенствующего места в управлении ресурсной базой в качестве отправной точки противостояния за мировое лидерство, считает целесообразным начать представленное исследование с обозначения важнейших исторических реалий, способствующих становлению современной модели мировой геополитики, кризисное состояние которой в наиболее активной фазе обозначилось в начале 2020-х годов.

По мнению авторов, историческое наследие К. Маркса [15], суть которого состоит в определении генетических противоречий и утопичности капитализма как политической и экономической системы, способствовало дальнейшему предвидению последователей этой теории [13] о межгосударственном противостоянии за передел мировых рынков и формированию новых центров силы. В активной фазе это началось немногим более ста пятидесяти лет назад, на рубеже 1860-1870-х гг., а ускорителем данного процесса становятся гражданские и межгосударственные военные конфликты. Именно тогда окончательно формируются новые государства, которые впоследствии станут важнейшими дестабилизирующими элементами мирового геополитического и экономического развития. Представим данное утверждение более подробно, опираясь в авторских оценках на известные исторические событийные факты.

Влияние мировых войн на процессе пространственного распределения ресурсов

Важнейшим из длительных вооружённых противостояний в начале прошлого столетия, во многом определяющих ход дальнейших международных событий, является Первая мировая война (1914-1918 гг.). Исторический генезис причин данного конфликта в своём фундаментальном основании имел геополитическое стремление кардинального передела мировых экономических связей и рынков в пользу новых технологически и финансово более обеспеченных государств [5]. Такой вывод был сделан в ряде классических исследований, в частности, В.И Лениным (1916-1917 гг.) [13], несмотря во многом на локальные факторы, характерные для ранней стадии данного конфликта, способствовавшие впоследствии его разрастанию. Геополитический разлом начала 2020-х гг. в значительной степени соответствует обозначенным выше причинно-следственным связям, но уже в новых исторических условиях.

Существенную выгоду по итогам этой мировой конфронтации приобрели США, в отличии от Германии, оказавшейся в числе наиболее проигравших. На протяжении последующих полутора десятков лет, за исключением некоторого оживления в 1924-1929 гг., Германия в пределах Веймарской республики, отягощённая значительными контрибуциями и начавшимся мировым кризисом, не смогла восстановить прежний экономический потенциал и социальную стабильность [24]. В конечном итоге это привело к приходу тотального диктаторского режима, нацеленного на гегемонию одной нации в мировом масштабе и полностью ответственного за развязывание глобальной катастрофы – Второй мировой войны. Необходимость внешней экспансии способствовала ускоренной милитаризации экономики Германии и её союзников. Распад нескольких империй в том числе Германской, в результате Первого мирового противостояния не изменил обозначенные стратегические планы.

Проблема обеспечения ресурсами, технологиями и рынками сбыта для «новых» государств в начале XX-го века и постепенная трансформация к приоритету либерализма в экономике (Фр. Визер, Людвиг фон Мизес, позднее – основатель новой австрийской школы Фр. фон Хайек и др.) способствует разработке приемлемой до сих пор теории международной торговли (Хекшер – Олин, затем дополненной П. Самуэльсоном) [22, 17]. Различные аспекты ресурсного обеспечения национальных экономик в 1940—1950-х гг. успешно исследовали тесно связанные с нашей страной В. Леонтьев и С. Кузнец [14, 24].

История экономической мысли свидетельствует, что амплитуда развития научной тематики между двумя мировыми войнами характеризуется переходом общественного и государственного мнения от одних принципиально различающихся взглядов к другим – от идей экономического либерализма и свободного рынка к необходимости в ряде случаев вмешательства государства в хозяйственную деятельность и участия в регулировании различных социальных процессов. Это связано, главным образом, с мировым экономическим кризисом 1930-х гг. и появлением теории Дж. Кейнса, о которой упоминалось ранее. Следует отметить нестабильность социально-политической остановки на Европейском континенте между двумя мировыми войнами, выраженную несколькими локальными противостояниями национального масштаба. Наиболее крупное из них – гражданская война в Испании (1936-1939гг.) [3]. Это ещё раз свидетельствует о нерешённости различного рода проблем и в определённой степени предопределяет будущие кардинальные перемены в мировой политике. Возможно, одной из причин объединительного процесса на территории бывшей Российской империи и образования Союза ССР в конце 1922 г. стала цепочка поражений революционных восстаний в ряде европейских государств в 1918-1920 гг.

По мнению авторов, описание экономического кризиса конца 1920-х–1930-х гг. (иногда упоминается как Великая депрессия) выходит за рамки настоящего исследования в силу особой значимости для развития мировой общественной системы: этот этап стал самой мощной кризисной парадигмой за весь период, отражаемый экономической историей. Главная отличительная характеристика, по мнению авторов, заключается в подтверждении на практике всей многогранности, сложности и непредсказуемости мировой экономической системы и неспособности реально противостоять серьёзным проблемам со стороны рыночной системы хозяйствования и либеральной доктрины в целом. Поэтому в последующие периоды практически ни одно государство, а также подавляющая часть теоретических исследований не применяли понятие свободного рынка в качестве единственной приоритетной модели национального и мирового развития. Усилению роли государственного регулирования и прямого участия в экономике способствовала также активная подготовка ресурсов и мобилизация хозяйственных систем в преддверии Второй мировой войны, а затем трансформации к сложному восстановительному этапу, характерному для всех европейских стран.

В силу значительного числа объективных факторов социально-экономического развития для РСФСР, а затем и СССР, общественные процессы между двумя мировыми войнами характеризовалось кардинальным изменением фундаментальных основ государственного политического устройства и экономической системы хозяйствования. Важнейшим приоритетом в народнохозяйственном строительстве на протяжении 1920-х годов следует считать новую экономическую политику (далее – НЭП), предполагавшую смягчение постреволюционной идеи резкого перехода к построению социалистических форм хозяйствования через политику военного коммунизма, к более приемлемым принципам – на основе внедрения частной собственности в отдельных сферах промышленного производства, аграрного сектора и торговли [8].

Вместе с тем характерен следующий вывод исторической науки: в силу многочисленных нерешённых на этапе НЭПа проблем, главное состояло в том, что страна продолжала оставаться сельскохозяйственной и неконкурентоспособной в сфере производства. Поэтому заметные политические и ряд социальных достижений на фоне постепенного возрождения западного промышленного потенциала после окончания Первой мировой войны можно было в одночасье утратить. В этой связи актуальной задачей стала идея реализации на практике программы индустриализации в СССР (октябрь 1928 г. – июнь 1941 г.), обеспечившей создание в довоенный период 9-ти тысяч новых промышленных предприятий [25]. К окончанию основного этапа довоенной индустриализации (1928-1937гг.) промышленное производство в СССР обеспечило второе место в мире после США. Государство из аграрного превратилось в индустриальное и возвело значительный экономический потенциал на пространстве за Уралом. С уверенностью можно отметить, что именно в годы довоенных пятилеток и послевоенного восстановительного периода в значительной степени были созданы основы будущей Победы и базовый каркас современного ВПК России [25].

Экономическую деятельность государств в период Второй мировой войны в полной мере крайне сложно охарактеризовать в настоящем исследовании: огромный массив исторической и аналитической информации, имеющийся для обработки, не соответствует формату настоящего исследования. Однако необходимо обратить внимание на важнейшие отличительные элементы мирового хозяйственного развития в 1939-1945 гг. По мнению авторов, исходя из темы исследования, здесь просматриваются некоторые чётко выраженные гносеологические позиции, позднее перешедшие в разряд постулатов:

- максимально допустимый общий мобилизационный характер экономики противодействующих сторон;

- применение в системе государственного планирования и регулирования новых подходов к распределению материальных и финансовых средств;

- предельная концентрация различных видов ресурсов на важнейших направлениях военного и гражданского назначения;

- формирование в сжатые сроки новой пространственной структуры размещения производительных сил: это характерно, главным образом, для СССР;

- ускоренный процесс разработки и постановки на вооружение в массовом исполнении новейших образцов военных средств и специальной техники;

- оперативное вовлечение в производственную и связанную с ней деятельность дополнительных контингентов трудовых ресурсов, прошедших краткосрочную профессиональную подготовку или повышение квалификации;

- достижение прорыва в научно-технологической сфере, в первую очередь в принципиально значимой для обеспечения национальной безопасности ядерной физике;

- в последующем использование опыта, накопленного на этапе мобилизационной экономики, для продолжения работы в условиях восстановительного периода.

Необходимо подчеркнуть, что наибольшую экономическую выгоду, а впоследствии и политический эффект от итогов Второй мировой войны вновь имели США. Имеется в виду реализация плана Маршалла и последующий переход к образованию, начиная с 1951-го года, межгосударственного стратегического партнёра в Европе – Европейского объединения угля и стали, в будущем трансформированного до уровня Европейского союза (далее – ЕС). Среди положительных итогов в сфере международных отношений необходимо отметить создание Организации Объединённых Наций (ООН, 1945г.), активно работавшей в начальной стадии, однако впоследствии в определённой степени ставшей зависимой от внешнеполитических амбиций и влияния со стороны США. Окончательное закрепление первенства США в мировой финансово-экономической сфере завершилось созданием в 1945 г. Всемирного банка и Международного валютного фонда (далее – МВФ), в которых подконтрольность США ощущается в более явной форме. Дальнейшее историческое развитие в мировой политике ещё более усилило приоритет США. Так, среди государств-победителей, но одновременно и тех, кто значительно сузил сферу политического и внешнеэкономического влияния, можно с уверенностью назвать Великобританию, начиная с 1945г. ускоренно начавшую терять колониальные владения (Индия и др.), и, следовательно, ресурсное обеспечение, но, кроме того, и мировую гегемонию национальной валюты [16]. Таким образом, не только внутри западной коалиции, но и для большинства других государств, монопольное положение США к концу 1940-х гг. было закреплено окончательно.

Восстановительный период в послевоенной истории: перераспределение экономических ресурсов

Завершая краткий авторский историко-экономический обзор в середине XX-го века, следует обратить внимание на восстановительный период в послевоенной истории большинства стран. Здесь необходимо рассмотреть некоторые особенности каждого из двух принципиальных подходов к процессу восстановления почти полностью разрушенной экономики большинства государств Европы, Японии и в значительной степени – СССР. Во-первых, при восстановлении экономического потенциала СССР правительство страны не обращалось за финансовой помощью к США, в тот период практически единственному государству, имевшему возможность оказать реальную поддержку. Кроме полагавшихся репараций от ряда европейских стран в натуральной форме, экономика СССР никакой дополнительной помощи не имела [16].

По иному начался восстановительный период для большинства государств Европейского континента, а также Японии: начиная с 1948 г. и вплоть до середины 1960-х гг. на их экономической территории был реализован так называемый план Маршалла (США) для поддержки национальных систем в виде финансовых и товарных кредитов, но, кроме того, поступлений ресурсов продовольствия, сырья, топлива и т.д. Данные мероприятия осуществлялись для 18-ти государств, однако наибольшие преференции были предоставлены нескольким европейским потребителям – Великобритании, Франции, Западной Германии и ряду других.

Во-вторых, отличительной чертой восстановительного периода в СССР были сжатые сроки его осуществления, соответствующие периоду четвёртого пятилетнего плана – 1946-1950 гг. В это время, по данным советской статистики, среднегодовые темпы прироста ВВП составляли 14%, объём промышленного производства в сравнении с 1940-м годом возрос на 73%, в том числе машиностроительной продукции – в 2,3 раза [16]. Большинство государств Европы и Япония завершили экономическое восстановление позднее, на рубеже 1950-1960 гг., фактически признав одновременно и политическую зависимость от США. Вскоре претензии на формирование так называемой западной коалиции окончательно подтвердились и на высшем уровне, после создания военно-политического блока НАТО (1949 г.).

В связи с постановкой рассматриваемых вопросов следует подчеркнуть, что в период мобилизации и восстановления экономического потенциала СССР отечественные общественные науки обеспечили прикладное применение в народном хозяйстве целого ряда новаций, по ряду направлений опережая текущие события. Здесь необходимо отметить работы (1930-х гг. и 1947г.) и руководящую деятельность выдающегося экономиста и организатора промышленности Н.А. Вознесенского [4] а также публикации известного математика и экономиста Л.В. Канторовича, в частности, об использовании линейного программирования для математических методов при организации и планировании производства и национальной ресурсной базы (1933 г.; 1939-1943 гг.; 1959 г.) [9].

Рассматривая наиболее отличительные черты середины XX–го столетия, следует ещё раз констатировать, что именно во второй половине 1940-х гг. произошёл тектонический раскол между государствами-союзниками во Второй мировой войне – в силу принципиальных идеологических, политических и экономических системных различий. Однако положительным и стратегически значимым можно считать формирование в целом предсказуемого двухполюсного (двухполярного) миропорядка. Необходимо признать, что прочная «двухполярность» в мировом сообществе способствовала установлению межгосударственного паритета между двумя крупнейшими социально-экономическими системами и продолжению научного и экономического сотрудничества в различных областях. Впоследствии на относительно короткий период после завершения Холодной войны, обозначившейся к началу 1990-х гг., и вплоть до 2022-го года, противостояние смягчилось, приобрело завуалированные формы, но продолжалось настойчиво провоцироваться западной коалицией. По мнению авторов, современная кризисная геополитическая ситуация является прямым продолжением послевоенного состояния разлома в политике и экономике, однако в ещё более сложной и непредсказуемой конфигурации.

Заключение

Сложный, непредсказуемый и турбулентный исторический период мирового политического и социально-экономического развития в конце XIX -го – первой половине XX–го столетия обеспечили разнообразие научных взглядов и соответствующих теоретико-методологических разработок в сфере экономического анализа и прогноза, а также формирования и управления ресурсным потенциалом.

Нынешняя геополитическая ситуация способствует осмыслению многочисленных исторических векторов мирового развития первой половины XX–го столетия в определённой степени по-новому, в связи с чем авторы в концептуальном плане связывают указанный период, в особенности послевоенную парадигму, с нынешними кризисными реалиями. Условная взаимосвязь между двумя эпохами, с разницей в 75-80 лет, состоит в том, что как в одном, так и в другом периоде прослеживается устойчивая трансформация к построению нового мирового порядка. Однако в историческом плане факторы, способствующие началу такого перехода, в каждом конкретном случае имеют существенные различия. При этом важнейшие точки пересечения между нынешним периодом и послевоенной трансформацией мира, по мнению авторов, состоят в следующем:

- стремление западной коалиции (США) обеспечить безусловное лидерство на основе единообразия подходов к функционированию национальных систем исходя из собственного видения перспектив политического и экономического развития отдельных государств, различных по многообразию исторических, культурных, социальных и иных признаков;

- недооценка со стороны многих западных государств потенциальной возможности вовлекаемых в дополнительный экономический оборот стратегически значимых пространственных ресурсов, возрастающего технологического и военного потенциала отдельных государств;

- периодическое усложнение геополитической ситуации способствовало продолжению развития процессов в национальных экономиках, характерных для мобилизационного этапа хозяйствования;

- усиление экспансионистского тренда в целях закрепления гегемонии западного финансового, товарного и технологического протекционизма во внешнеэкономической сфере и поддержка этой политики в пользу ограниченного круга государств;

- разработка подходов и долгосрочных планов для постепенного политического и экономического охвата и хозяйственного продвижения вглубь территориального пространства наиболее обеспеченных в ресурсном отношении стран;

- использование разнообразных современных видов и способов борьбы за контроль над национальными экономическими ресурсами других государств и отдельных территорий;

- применение западной коалицией в ряде случаев силового давления, характерного для этапа противодействия и отстаивания национальных интересов со стороны независимых государственных образований.

Представляется, что проведенная в исследовании систематизация исторической ретроспективы трансформации мирового пространства, а также выделение ключевых точек пересечения в вопросах управления ресурсной базой в пространственном аспекте выступает своеобразным двигателем экономической мысли и позволяет определить основные черты новой теоретической парадигмы или концептуальные тренды современной модели пространственного распределения экономических ресурсов на этапе перехода к новым мирохозяйственным связям.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Аль-Саиди Б.О.Х. Сущность четвёртой промышленной революции // Научное образование. – 2022. – № 1 (14). – c. 129-134.
2. Бабич И.Л. В контексте исторической ретроспективы. / Социальное познание в регионе / Тлеуж А.Х., Делова Л.А, Гучетль З.Х. и другие. - Майкоп: Электронные издательские технологии, 2018. – 332 c.
3. Бивор Э. Гражданская война в Испании 1936–1939. - М.: Азбука-Аттикус, 2017. – 830 c.
4. Вознесенский Н.А. Сочинения. 1931–1947. / сост. Л.А Вознесенский. - М.: Наука, 2018. – 644 c.
5. Гилберт М. Первая мировая война. - М.: КоЛибри, 2021. – 768 c.
6. Глазьев С.Ю., Митяев Д.А., Толкачев С.А. и др. Циклические закономерности развития технологических и мирохозяйственных укладов. - М.: Кнорус, 2023. – 280 c.
7. Григорьев Л. М., Морозкина А. К. Успешная неустойчивая индустриализация мира: 1880-1913. - М.: Нестор-История, 2021. – 176 c.
8. Давыдов А.Ю. Новая экономическая политика: власть, народ, хозяйство в послереволюционной России (1921–1929 гг.). - М.: Евразия, 2021. – 320 c.
9. Канторович Л.В. Истоки. - М.: Высшая Школа Экономики (ВШЭ), 2019. – 724 c.
10. Карпиленя Н.В. Теоретические основы многополярного мира: Евразийский взгляд из союзного государства. - Москва: Архонт, 426.
11. Кейнс Д. Общая теория занятости, процента и денег. - Москва: АСТ, 2022. – 544 c.
12. Киселев С.Г. Геополитическая судьба биполярной модели мироустройства // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: История и право. – 2020. – № 4. – c. 129-135.
13. Ленин В.И. Государство и революция. / Полное собрание сочинений. – 5-е изд. - М.: Издательство политической литературы, 1967.
14. Леонтьев В. В. Избранные произведения в 3-х томах. - М.: Экономика, 2007. – 414 c.
15. Маркс К., Энгельс Ф. К критике политической экономии. / Соч. 2-ое изд. Т. 13. - М.: Государственное издательство политической литературы, 1959.
16. Миронова Д.В. Политическая философия. / 2-е изд., испр. и доп. - М.: Издательство Московского университета, 2019. – 248 c.
17. Самуэльсон П. Э., Нордхаус В.Д. Экономика. - М.: Вильямс, 2018. – 1328 c.
18. Салихова И.С. Качественный анализ социально-экономического развития России: ретроспектива и инновационные перспективы // Информационно-экономические аспекты стандартизации и технического регулирования. – 2021. – № 1. – c. 36-44.
19. СССР в цифрах … [по годам] : краткий статистический сборник / Центр. стат. упр. при Совете Министров СССР. - М., 1946-1950. Центр. стат. упр. при Совете Министров СССР
20. Фомченкова Г.А. Социальная безопасность: вопрос исторической ретроспективы // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – 2015. – № 1. – c. 56-62.
21. Хайруллин В.А., Макар С.В., Ямалова Э.Н. Инерция в социально-экономических системах: теоретико-эвристический анализ феномена // Дискуссия. – 2021. – № 5. – c. 88-104.
22. Хекшер Э. Ф. Влияние внешней торговли на распределение дохода. / Под ред. А. П. Киреева. — Вехи экономической мысли. Т. 6. Международная экономика. - М.: ТЕИС, 2006. – 154-173 c.
23. Ховард М. Франко-прусская война. Отто Бисмарк против Наполеона III. 1870-1871. - М.: центрполиграфии, 2022. – 543 c.
24. Street J. H. Contribution of Simon S. Kuznets to Institutionalist Development Theory // Journal of Economic Issues. – 1988. – № 22(2). – p. 499—509.