Развитие механизма оценки инвестиционной привлекательности инфраструктурно-энергетических проектов в Арктике

Гончаров А.В.
Developing a mechanism for assessing the investment attractiveness of infrastructure and energy projects in the Arctic - View in English
Об авторах:

Гончаров А.В.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

 Скачать PDF

Аннотация:
В данной статье автор затрагивает важную проблему Арктического зоны Российской Федерации – обеспечение инвестиционной привлекательности Арктических проектов в условиях экономической и политической неопределенности в мире. Целью исследования является построение нового механизма поддержки инвестиционной привлекательности проектов Арктики в условиях экстенсивной экономики. Предложена совокупность организационно-экономических инструментов обеспечения инвестиционной привлекательности проектов устойчивого развития энергопромышленных комплексов Арктики, позволяющая учитывать и максимизировать мультипликативные эффекты от реализации опорного инфраструктурно-энергетического проекта, формирующего соответствующую промышленную и социальную инфраструктуру.

Ключевые слова:

энергопромышленный комплекс, стейкхолдеры, Арктика, устойчивое развитие, социально-экономический эффект, проекты, частно-государственное партнерство

JEL-классификация: R11, R12, R13

Финансирование:
Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансового университета.
Цитировать публикацию:
Гончаров А.В. Развитие механизма оценки инвестиционной привлекательности инфраструктурно-энергетических проектов в Арктике // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 11. – С. 4491-4502. – doi: 10.18334/ce.16.11.116625

Goncharov, A.V. (2022) Developing a mechanism for assessing the investment attractiveness of infrastructure and energy projects in the Arctic. Creative Economy, 16(11), 4491-4502. doi: 10.18334/ce.16.11.116625 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования определена дополнительными рисками инвестирования, из-за недобросовестной конкуренции зарубежных партнеров на мировой арене появляются так называемые «Арктические хартии», которые вводят табу на покупку любых продуктов и сырья, произведённых и добытых в Арктической зоне Российской Федерации (далее - АЗ РФ), и использование Северного морского пути. Глобальная энергетическая трансформация в ближайшем будущем может привести к снижению экономической привлекательности экспорта углеводородов, которые без дополнительной переработки будут не востребованы на мировом рынке. [1] Массовый вывод иностранных активов из энергетических проектов России – также является одним из основных поводов, для развития технологий и совершенствования механизма государственно-частного партнерства (далее - ГЧП) в отечественном топливно-энергетическом комплекса (далее – ТЭК).

С учетом выхода из строя почти 60% социальной и энергетической инфраструктуры АЗРФ, отсутствие газификации населения – эти проблемы совместно необходимо решать путем совершенствования механизма инвестиционной привлекательности и созданием новых энергопромышленных комплексов в Арктике. [2]

Отметим, что проблемы развития территорий Арктической зоны Российской Федерации анализируются в работах [1-12] (Petrov, Harchilava, Sorokin, Romanov, Novoselova, Sharkova, Merkulina, Haritonova, Kleiner).

Цель исследования – развитие механизма обеспечения инвестиционной привлекательности инфраструктурно-энергетических проектов Арктики с учетом принципов устойчивого развития.

Научная новизна заключается в разработке отдельных экономических инструментов оценки инвестиционной привлекательности проектов устойчивого развития кластера в Арктике.

Полученные результаты и практические выводы, а также рекомендации и предложения могут быть использованы при оценке и отборе инфраструктурно-энергетических проектов с учетом обеспечения устойчивого развития энергопромышленных комплексов, как на уровне регионов, так и на уровне стратегических программ развития компаний-резидентов АЗ РФ.

В целях оценки эффективности реализации энергетических и инфраструктурных проектов развития энергопромышленных комплексов АЗ РФ требуется разработать соответствующие системы показателей для включения их в комплексные системы оценки проектов. При этом структура систем показателей, описывающих данные проекты, должна соответствовать структуре подобных проектов. [3]

Система показателей для оценки вхождения в состав энергопромышленного кластера для инфраструктурных проектов представлена в таблице 1.

Таблица 1

Трехфазная система оценки проекта энергопромышленного комплекса

Стейкхолдер
Критерий
Показатели
Регулирование
Частный инвестор
Финансовая эффективность
NPV (чистая приведеная стоимость), IRR (внутренняя норма доходности, WACC (cредневзвешенная стоимость капитала), PP (период окупаемости), PI (индекс прибыльности)
Территории опережающего развития
Государство
Бюджетная эффективность
BCFt (бюджетный денежный поток), PIb (индекс бюджетной эффективности)
Бюджетная политика, налоговая политика
Общество
-Ресурсообеспеченность
-Приоритетность социально-экономического развития
-Устойчивое теплоснабжение
-Создание транспортной инфраструктуры
-Инфраструктурная Обеспеченность не в ущерб проектам
R (ресурсообеспеченность⩾0
E (приоритетность социально-экономического развития)⩾0
Yp (Уровень концентрации по продажам), Yn (Уровень по налогам), Yz(уровень концентрации занятости) ⩾1000<5000
Государственно-частное партнёрство
Источник: сформулировано автором на основе исследований. [4,5]

Поскольку инвестиции в развитие энергопромышленных комплексов в сложившихся условиях должны быть привлечены и частные, и государственные, причем их целью должно стать не только развитие непосредственно самих энергопромышленных комплексов, но и обеспечение потенциала устойчивого развития промышленных систем АЗРФ, соответственно, методика оценки их эффективности должна включать в себя составляющие - критерии, позволяющие оценивать следующие моменты: [6]

Для частных инвесторов – критерии финансовой эффективности инвестиционных проектов (которые давно разработаны множеством авторов и используются в практической деятельности коммерческих организаций);

Для государства как инвестора – критерии бюджетной эффективности, которые представлены в таком документе как «Методика отбора инфраструктурных проектов, источником финансового обеспечения расходов на реализацию которых являются бюджетные кредиты из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на финансовое обеспечение реализации инфраструктурных проектов».

Для государства, как представителя интересов общества – критерии, связанные с формированием потенциала устойчивого развития промышленно-хозяйственных комплексов Арктики. В качестве методологической основы построения данных показателей легли выводы Г.Б. Клейнера, о необходимости наличия необходимого уровня внутреннего разнообразия производственных элементов системы и их ресурсообеспеченности. [12]

Структура показателей оценки эффективности проекта должна предполагать наличие групп показателей, позволяющих оценить:

· эффективность бюджетных вложений в проекты на основе государственно-частного партнерства:

· эффективность частных инвестиций в проект – для проведения данной оценки представляется возможным и достаточным использование показателей, традиционно использующихся в финансовом менеджменте при оценке инвестиционных проектов, а также методику Т.В. Харитоновой; [13]

· уровень промышленного и инфраструктурного развития территории, полученного в ходе реализации соответствующих проектов.

Рассмотрим данные группы показателей (за исключением показателей эффективности бюджетных и частных инвестиций проекта) подробнее.

Разделим данные показатели на три основных группы:

1. Показатели, традиционно используемые для оценки влияния крупных проектов на окружающее экономическое пространство:

1.1. показатель ВРП на душу населения и, соответственно, изменения ВРП на душу населения, произошедшее в результате осуществления проекта;

1.2. показатель изменения структуры валового регионального и валового внутреннего продукта, произошедшее в результате осуществления проекта;

1.3. Промышленной продукции на душу населения

Однако, помимо вышеотмеченных параметров при формировании комплекса, основанного на инфраструктурно-энергетических проектах, также необходимо использовать основные параметры оценки внешней эффективности проекта добычи нефтегазовых ресурсов в рамках повышения устойчивости промышленно-производственной системы территории, что необходимо из целей политики развития территорий АЗ РФ. [11]

Уровень концентрации хозяйственной активности – данный показатель мы предлагаем считать в динамике по мере реализации кластерных проектов, по аналогии с индексом Херфиндаля-Хиршмана, принимая за базу расчета вместо рыночной доли фирмы вклад фирмы в формирование валового регионального продукта, в уровень продукции, вырабатываемой предприятиями территории осуществления кластерного проекта, в уровень совокупного налогового потока, формируемого хозяйствующими субъектами кластера; его суть заключается в оценке зависимости функционирования кластера от «якорного» проекта, а также в оценке динамики развития малого и среднего бизнеса в зоне влияния кластера. Определяется как сумма квадратов долей продаж каждой фирмы в кластере.

2. Показатели, предлагаемые нами для оценки синергетического эффекта, возникающего в результате совместного использования инфраструктурных сетей и объектов, характеризующие внутрикластерное взаимодействие проектов:

2.1 Коэффициент совмещенности использования инфраструктуры – показывает какую долю от пропускной способности инфраструктуры занимает якорный или системообразующий проект кластера, а какая остается другим проектам в случае использования инфраструктурных сетей/объектов, обладающих квантифицированной пропускной способностью или мощностью – например, железнодорожная магистраль, способная пропускать определенное количество пар поездов в сутки, и ее пропускная способность нарастает дискретно - при неполном заполнении проектом ее пропускной способности может и должна использоваться иными проектами;

2.1. Коэффициент совмещенности стоимости – аналогичен предыдущему коэффициенту, только считается по затратам на формирование и содержание инфраструктурного объекта или сети.

При этом оценку успешности развития и диверсификации производств кластера мы должны производить с помощью предложенных нами показателей, фактически представляющих собой модификацию коэффициента Херфиндаля-Хиршмана. «Коэффициент Херфиндаля-Хиршмана показывает, какое место, долю на данном рынке занимают продавцы, владеющие малыми долями. По значениям коэффициентов концентрации (англ.) (CR) и индексов Херфиндаля-Хиршмана выделяются три типа рынка:

I тип — высококонцентрированные рынки: при 70 % <CR <100 %; 1800 <HHI <10000;

II тип — умеренноконцентрированные рынки: при 45 % <СR <70 %; 1000 <HHI <1800;

III тип — низкоконцентрированные рынки: при CR <45 %; HHI <1000». [10]

Предлагаемый нами модифицированный коэффициент Херфиндаля-Хиршмана необходим для оценки развития уровня диверсифицированности кластера и, соответственно, эффективности реализации стратегии деконцентрации производств кластера и смены / завершения / якорного проекта, при устойчивом функционировании кластера после завершения данного проекта. [8] Наша задача сформировать такую стратегию развития кластера и такие условия его функционирования, чтобы во второй фазе параметры кластера соответствовали умеренноконцентрированным рынкам, а в третьей фазе – низконцентрированным рынкам.

Иная структура развития кластера должна быть при отсутствии рядом с месторождениями энергетических ресурсов (нефть/газ) месторождений, пригодных к долгосрочной устойчивой разработке. В этом случае основной задачей проекта по добыче энергетических ископаемых является формирование достаточного финансового обеспечения для развития производственных систем – энергопромышленных комплексов, соответствующих параметрам и потребностям следующего технологического уклада. [11]

На наш взгляд в целях одновременного ресурсного обеспечения, структурно-производственной оптимизации экономики страны, в частности, ее производственной подсистемы, в рамках энергопромышленных кластеров, в зависимости от их пространственного расположения, имеет смысл объединить производства, осуществляющие добычу углеводородных ресурсов, производства, осуществляющие переработку углеводородных ресурсов, производства, осуществляющие производство и/или ремонт объектов материально-технического обеспечения вышеуказанных производств и системы обслуживания и ремонта оборудования, а также, при наличии географической возможности, исходя из принципа оптимального экономического размещения производств, возможно и необходимо осуществление комплексного развития обслуживающего транспортно-инфраструктурного комплекса, и прилегающих, либо входящих в данный, или в другие комплексы добывающих иные полезные ископаемые производств, а также производств их первичной, а в ряде случаев, как, например, в случае с редкоземельными металлами, входящими в качестве неотъемлемой части в состав электронных микросхем, и углубленной (высокой степени передела) переработки.

Заключение

Представленная нами система показателей, от которых следует отталкиваться при проведении анализа бюджетной эффективности проектов энергопромышленных комплексов, реализуемых на основе государственно-частного партнёрства, или с применением иных форм бюджетного софинансирования.

Фактически, в данном случае формирование системы зон опережающего промышленного развития будет представлять собой способ освоения территории, предполагающий формирование системы пространственно-распределенных комплексов сопряженных производств, составляющих единые кластеры и формирующие в процессе своего функционирования существенные синергетические эффекты, оказывающие влияние на частные показатели эффективности отдельных производств и совокупные показатели эффективности зоны, которые должны существенно превосходить показатели разъединённого функционирования данных производств в зонах умеренного климата, компенсируя, таким образом, дополнительные сложности и обусловленные ими финансовые вложения, необходимые для обеспечения и поддержания их функциональности на арктических территориях.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Петров И.В., Уткин И.И., Джайянт В.Б. Предложения по декарбонизации угольной промышленности и устойчивому развитию обособленных регионов на основе подземной газификации углей // Уголь. – 2022. – № 9(1158). – c. 41-46. – doi: 10.18796/0041-5790-2022-9-41-47.
2. Новоселова И.Ю., Петров И.В., Новоселов А.Л. Арктический уголь: методические вопросы комплексной оценки // Уголь. – 2020. – № 8(1133). – c. 88-91. – doi: 10.18796/0041-5790-2020-8-88-91.
3. Петров И.В., Меркулина И.А. Минимизация отходов производства как фактор экологической эффективности арктических проектов // Научные труды Вольного экономического общества России. – 2020. – № 6. – c. 134-145. – doi: 10.38197/2072-2060-2020-226-6-134-145.
4. Меркулина И.А., Юшкова С.Д. Государственно-частное партнерство как механизм поддержки и развития коренных малочисленных народов Арктики // Самоуправление. – 2022. – № 5(133). – c. 609-612.
5. Харчилава Х.П. Зарубежный опыт применения механизмов государственно-частного партнерства // Самоуправление. – 2020. – № 2(119). – c. 606-610.
6. Шаркова А.В. Моделирование структуры топливно-энергетического баланса региона в условиях применения концепции устойчивого развития для достижения стратегических показателей регионального развития // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). – 2022. – № 3. – c. 513-531. – doi: 10.18184/2079-4665.2022.13.3.513-531.
7. Указ Президента РФ от 02.05.2014 № 296 «О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации» (ред. от 05.03.2020). Consultant.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_162553 (дата обращения: 09.10.2022).
8. Коновалова Л.В., Зыкова Н.В., Ушакова Т.Н. Рейтинговая оценка социально-экономических факторов общественного здоровья арктических территорий Архангельской области // Экономические отношения. – 2020. – № 3. – c. 899-918. – doi: 10.18334/eo.10.3.110740.
9. Указ Президента РФ от 5 марта 2020 г. N 164 «Об Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2035 года». Consultant.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_347129 (дата обращения: 09.10.2022).
10. Spychalska-Wojtkiewicz M., Klein M.E. Cross-Sector Partnerships for Innovation and Growth: Can Creative Industries Support Traditional Sector Innovations? // Sustainability. – 2020. – № 23. – doi: 10.3390/su122310122.
11. Konietzko J., Bocken N., Hultink E.J. Circular ecosystem innovation: An initial set of principles // Journal of Cleaner Production. – 2020. – № 253. – doi: 10.1016/j.jclepro.2019.119942.
12. Клейнер Г.Б. Новая теория систем и ее приложения // Журнал экономической теории. – 2010. – № 3. – c. 41-58.
13. Харитонова Т.В. Подходы к оценке и повышению эффективности северного морского пути при различных климатических сценариях // Самоуправление. – 2021. – № 6(128). – c. 88-92.