Особенности эволюции и перспективы развития экономической теории предприятия

Бирюков Е.В.
Evolution and prospects of the economics of enterprise - View in English
Об авторах:

Бирюков Е.В.1
1 Уфимский Государственный нефтяной Технический Университет ИНБ УГНТУ

 Скачать PDF

Аннотация:
Работа просвещена выявлению особенностей эволюции и перспектив развития экономической теории предприятия. Показаны концептуальные различия сложившихся альтернативных подходов к анализу его экономической деятельности, а также их когнитивная ограниченность, обусловленная экзогенной трактовкой коллективных феноменов (ценностей, норм, правил и др.) в связи с опорой на методологический индивидуализм, что не позволяет создавать удовлетворительные объяснительные схемы бизнес-деятельности предприятия. Для выхода на новый уровень разработки теории современного предприятия обосновывается необходимость использования ценностно-ориентированного подхода, учитывающего интерсубъективную природу экономической реальности и многообразие экономических мотивов поведения субъектов экономики. Данный подход позволяет содержательно описывать эндогенные механизмы развития конкурентных преимуществ предприятия как сложной системы и способствует преодолению трудностей, связанных с выбором и формированием эффективных институциональных связей во внутренней и внешней среде. Работа адресована экономистам-исследователям, аспирантам и студентам экономических специальностей, а также практикам системы управления предприятием.


Ключевые слова:

теория предприятия, институты, устойчивое развитие, конкурентоспособность производителей, инновации

JEL-классификация: B50, L26, M21, A11, A12

Цитировать публикацию:
Бирюков Е.В. Особенности эволюции и перспективы развития экономической теории предприятия // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 11. – С. 4191-4206. – doi: 10.18334/ce.16.11.116520

Biryukov, E.V. (2022) Evolution and prospects of the economics of enterprise. Creative Economy, 16(11), 4191-4206. doi: 10.18334/ce.16.11.116520 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Сегодня в условиях радикальных изменений в архитектуре сложившегося мирового порядка, смены технико-экономической парадигмы и разворачивающейся четвертой промышленной революции происходят кардинальные перемены в бизнес-среде, которые меняют природу конкуренции, источники и механизмы формирования устойчивых сравнительных преимуществ предприятий. В настоящее время предпринимаемые усилия, связанные с разработкой более эффективных методов управления в рамках традиционной парадигмы ведения бизнеса, часто уже не позволяют предприятиям получать ожидаемые и желательные результаты. В связи с этим наблюдается перефокусирование исследовательского поиска на концептуальное переосмысление сложившегося видения проблемного поля и конструирование соответствующих меняющейся реальности исследовательских подходов, ориентированных на удовлетворительное описание развития предприятия как сложной системы.

Поиск новой исследовательской стратегии, адекватной усложняющейся современной картине экономической реальности, сегодня все чаще связывается с необходимостью переосмысления сложившихся интерпретаций предприятия (фирмы). Так, Г. Б. Клейнер обращает внимание на то, что при всем разнообразии разработанных теоретических подходов они не позволяют получить содержательного представления о предприятии как специфическом экономическом институте. В связи с этим он пишет о важности правильного понимания особой значимости для современного экономического мировоззрения институциональной парадигмы; данная парадигма помогает сформировать видение предприятия как организационно-имущественного комплекса, где происходит регулирование конфликтов экономических интересов различных авторов [1, с. 8] (Клейнер, 2018, p. 8). Вместе с тем в настоящее время возникают существенные трудности поиска более содержательного подхода к анализу экономической деятельности предприятия в рамках институциональной парадигмы. Эти трудности в значительной мере определяется тем, что наблюдающийся в прошедшие три десятилетия стремительный рост числа институциональных исследований одновременно сопровождается в последние годы увеличением количества критических публикаций, указывающих на эклектичность создаваемых институциональных теорий, их ограниченность и скромную практическую ценность [2] (Фролов, 2020).

При разработке подхода к анализу современного предприятия в русле институциональной парадигмы важным является учет того обстоятельства, что в последние десятилетия в экономических исследованиях сложился мейнстрим, связанный с использованием неоклассического, неоинституционального и эволюционного подходов, альтернативой которого выступает неортодоксальный подход. Вместе с тем сегодня на периферии внимания остаются вопросы, касающиеся рассмотрения когнитивного потенциала конкурирующих подходов, а также формирования адекватного реалиям перспективного направления развития теории экономической деятельности предприятия.

Целью данной работы является прояснение особенностей формирования когнитивного потенциала сложившихся альтернативных направлений исследования экономической деятельности современного предприятия как сложной системы и на этой основе разработка перспективного исследовательского подхода, позволяющего содержательно описывать эндогенные механизмы развития конкурентных преимуществ предприятия.

Элементы научной новизны работы связаны с обоснованием концептуального подхода к анализу развития современного предприятия, позволяющего расширить проблемное поле и более реалистично их описывать с учетом интерсубъективной природы и многообразия экономико-ценностных ориентаций участников экономических взаимодействий.

Основная часть

Доминирующие сегодня теории экономической деятельности предприятия (фирмы) разрабатываются в соответствии с неоклассической традицией, которая была заложена использованием неоклассического подхода и связана с попытками создания ценностно-нейтральных теорий. Неоклассический подход, господствующий на протяжении большей части ХХ века, упрощенно рассматривал предприятие в виде «черного ящика». Описание с помощью неоклассической модели поведения предприятия, основанного на эгоистической трактовке экономических мотивов поведения субъектов в соответствии с утилитаристской этикой, способствовало появлению убеждений о том, что неоклассический подход не предполагает рассмотрения влияние институциональных факторов на экономическую деятельность предприятия. Однако конструирование неоклассической модели всегда определяется структурными характеристиками рынка, выражающими особенности влияния институциональной среды на предприятие, и поэтому возникает институционально-структуралистская логика интерпретации его поведения как субъекта рынка.

В рамках неоклассического подхода разрабатываются различные теории предприятия исходя из разных интерпретаций ее целевой ориентации, которые обусловливаются особенностями концептуального видения деятельности фирмы как экономического института. При этом в качестве целевых ориентиров используются критерии, учитывающие интересы тех или иных заинтересованных групп. Так, кроме традиционной теории капиталистического предприятия, целью которого выступает максимизация прибыли, были предложены управленческая теория предприятия и теория самоуправляемого предприятия, а также кооперативно-игровая модель предприятия, ориентированная на реализацию интересов акционеров, менеджеров, служащих и рабочих.

Неспособность неоклассических теорий предприятия объяснить наблюдающиеся в реальной экономике процессы сознательного формирования внутренних и внешних связей деловой среды, определяющих производительность и конкурентоспособность предприятия, вызвало в конце прошлого века активное распространение в экономическом мейнстриме неоинституционального и эволюционного подходов. С помощью данных подходов сегодня создаются разнообразные теории предприятия как основного института развития современной экономики с помощью корректировки неоклассической модели поведения субъекта с учетом ограниченности знаний, креативный способностей, асимметрии информации, неопределенности будущего и др.

Сторонники неоинституциональной и эволюционной версий теории предприятия обычно подвергают резкой критике неоклассическую модель, однако предлагаемые ими теории разрабатываются в рамках неоклассической традиции, выступая дополнением и расширением традиционной неоклассики [3] (Кирдина, 2013). Поэтому появляются общие проблемы при попытках построения с помощью неоинституционального и эволюционного подходов адекватной реалиям теорию экономической деятельности предприятия как экономического института.

Представители неоинституциональных теорий предприятия для описания процессов формирования внутренних и внешних связей деловой среды, способствующих достижению коммерческого успеха, предложили в явном виде в категориальной сетке привлекать понятие институты. С позиции неоинституционального подхода предприятие выступает как совокупность (пучок) контрактов, с помощью которых регулируется поведение агентов, ориентированных на максимизацию своих личных выгод. Формирование контрактных связей объясняется своеобразием складывающихся агентских отношений и трансакционных издержек, появляющихся при организации бизнес-деятельности в рамках предприятия и при осуществлении рыночных сделок. Данный подход опирается во многом на идеи Дж. Коммонса, Р. Коуза и Ф. Хайека. Основы теории агентских отношений были разработаны А. Берли и Г. Минзом еще в 1930-х гг.; свое развития неоинституциональный подход к анализу предприятия как специфического экономического института получил в работах О. Уильямсона, А. Алчиана, Г. Демсетца и др.

Идеи Дж. Коммонса, Р. Коуза и Ф. Хайека [4, 5, 6] (Commons, 1959; Coase, 1937; Hayek, 1945). Основы теории агентских отношений были разработаны А. Берли и Г. Минзом еще в 1930-х годах [7] (Berle, Means, 1932); свое развитие неоинституциональный подход к анализу предприятия как специфического экономического института получил в работах О. Уильямсона, А. Алчиана, Г. Демсетца [8, 9] (Williamson, 1975; Alchian, Demsetz, 2014) и др.

Сторонники неоинституционального подхода фокусируют внимание на важности конструирования внутренних и внешних связей деловой среды предприятия на основе анализа противоречивого поведения агента. Выбор институциональных форм внутренних и внешних связей предприятия происходит в ходе изучения влияния правил на возникновение возможных моделей оппортунистического поведения агента, а потом сравниваются результаты моделирования [10, с. 49] (Сторчевой, 2012, p. 49). В связи с этим используется моноказуальная логика описания поведения предприятия: структура-поведение-результат.

Неоинституциональный подход сегодня широко используется при описании конфликтов интересов менеджеров и сотрудников, менеджеров и акционеров, акционеров и держателей долгов. При этом поиск рациональных решений происходит с учетом агентских (трансакционных) расходов, связанных с расходами на мониторинг и контроль. В теории Гроссмана-Харта-Мура обращается внимание на важность создания институциональной конструкции отношений собственности, которые влияют на особенности направления инвестиций в совместную деятельность, что характерно для систем многозвенного производства в цепочках производства добавленной стоимости [11, 12] (Grossman, Hart, 1986; Hart, Moore, 1990). На основе неоинституционального подхода интерпретируются процессы разделения организаций, слияния и поглощения; при этом с учетом особенностей проявления эффекта масштабов производства оцениваются бюрократические расходы, связанные с осуществлением интеграционных изменений, а также возможные убытки оппортунистического пересмотра рыночных контрактов, вызванные использованием в производстве специфичных активов.

В российских экономических исследованиях неоинституциональный подход сегодня активно используется при анализе экономических процессов, происходящих на микроуровне, однако часто вне внимания остается множество недостатков, присущих данному подходу. Неоинституциональный подход, как пишет Д. Тисс, характеризует неоклассический взгляд на поведение фирмы и не способствует пониманию реальной природы фирмы, процессов формирования устойчивого роста ее производительности и конструирования ее конкурентных преимуществ, а также проведения структурных изменений. Он указывает, что в неоинституциональных моделях фирмы не учитывается то, что методы управления компанией влияют на производственные издержки, а также неоинституциональная логика не соответствует логике экономического анализа, так как экономический выбор предлагается осуществлять на основе ожидаемых издержек и без учета возможных доходов или выгод [13] (Teece, 2019).

Поиски теории предприятия, позволяющей успешно осуществлять структурные изменения в соответствии с происходящими переменами в деловой среде, способствует все большему распространению исследований, которые опираются на разные интерпретации эволюционного подхода, предложенного Р. Нельсоном и С. Уинтером [14] (Нельсон, Уинтер, 2002) В соответствии с данным подходом предприятие рассматривается как эволюционирующий во времени своеобразный институт; процесс его изменений складывается в ходе конкурентного отбора, который сопровождается инновационно-технологические изменениями в результате институционализации привычек и рутин, меняющихся на основе накопления знаний и формирования новых организационных способностей. Сторонники эволюционного подхода к анализу предприятия отвергают неоинституциональные теории в связи с тем, что они статичны; в этих теориях ресурсы, технология и продукция рассматриваются данными, а задача сводится к поиску способа, минимизирующего трансакционные издержки.

Эволюционное направление изучения деятельности предприятия стало активно формироваться в середине 1980-х годов на основе ресурсного подхода благодаря работам Дж. Барни, К. Коннера и К. Прохалада, Р. Рамелта и Д. Тиса [15, 16, 17] (Barney, 1991; Conner, Prahalad, 1996; Rumelt, Schendel, Teece, 1991) и др. В рамках данного подхода внимание сфокусировано на важности для устойчивого развития предприятия и получения экономической ренты обладания уникальными ресурсами. Ресурсы обусловливают силу или слабость предприятия и выступают как его материальные и нематериальные активы. Идеи ресурсного подхода в настоящее время получили свое развитие в различных концепциях - динамических способностей, управления интеллектуальным капиталом, предпринимательской фирмы, основанной на знаниях компании и других. В них акцентируется значимость для успешной деятельности предприятия в современных условиях не только наличия уникальных ресурсов, но и формирования соответствующих трендам деловой среды уникальных организационных способностей.

В последние годы во многом на основе развития идей концепции динамических способностей в качестве одного из ведущих направлений изучения экономической деятельности предприятия выступает теория динамических возможностей. Несмотря на достижения господствующей микроэкономики, как пишет Д. Тисс [17], многие фундаментальные вопросы о фирмах остаются без ответа; например, как они создают, захватывают и защищают ценность, добиваясь долгосрочного конкурентного преимущества внутри страны и во всем мире. Он считает, что изучение процессов создания и поддержания конкурентных преимуществ, в той мере, в какой они являются результатом инноваций, а не каких-либо рыночных ограничений, возможно, более плодотворно, чем исследование (статической) эффективности, поскольку оно фокусируется на том, как фирмы развиваются, учатся, становятся лидерами и приносят пользу заинтересованным сторонам. Тисс [17] утверждает, что теория динамических возможностей позволяет выработать более глубокое понимание природы коммерческого предприятия как основного института развития современной экономики, представление о распределении ресурсов и производительности в соответствии с эволюционной и поведенческой экономикой [13] (Teece, 2019).

Использование при конструировании эволюционных версий теории предприятия неоклассического взгляда на экономическое поведение субъектов, как ориентирующихся исходя из утилитаристской этики на максимизацию личной выгоды, не позволяет содержательно объяснить складывающийся в ходе конкуренции предприятий механизм отбора институциональных форм связей взаимодействующих субъектов, в том числе рутин. Поэтому многие вопросы остаются без ответа. Как пишут Т. Фелин и Н. Фосс, в соответствии с предложенным подходом Нельсон, Уинтер и их сторонники не могут обосновать причины появления в экономической организации действий разнородных субъектов как упорядоченной и повторяющейся последовательности [18] (Felin, Foss, 2005) В связи с этим описание экономической деятельности современного предприятия на основе эволюционного подхода осуществляется в соответствии со структуралистской логикой, порождающей одностороннее понимание процессов формирования конкурентных преимуществ.

В отличие от доминирующих теорий предприятия мейнстрима, ориентированных на ценностно-нейтральную интерпретацию его деятельности, в последние десятилетия происходит возрастание количества исследований, в которых обращается внимание на важную роль ценностей и этических норм в конструировании моделей поведения субъектов экономики и механизмов развития конкурентных преимуществ предприятий. Исследовательская традиция, основанная на понимании особой значимости ценностных мотивов поведения людей в организации общественной и экономической жизни, была заложена еще выдающимися мыслителями античности и классической политической экономии и получила в свое развитие в дальнейшем в теориях неортодоксального институционализма, а также в различных ценностно-ориентированных теориях.

Неортодоксальные институционалисты, опираясь на наследие К. Маркса и М. Веблена, исходят из неизбежности наличия нормативных элементов в экономической теории и сложности институциональных связей макро- и микроуровня. Они указывают на противоречивость изменений власти, институтов и технологий; а также на конфликтность властных отношений на разных уровнях экономики в связи с борьбой субъектов за распределение ресурсов и экономических результатов, но признают и важность отношений сотрудничества. Основное микроэкономическое положение неортодоксального институционализма заключается в том, что распределение ресурсов и доходов на микроуровне выступает преимущественно проявлением не рыночного механизма, а сложившейся системы власти; на данной основе анализируются особенности взаимосвязи экономических интересов различных авторов при организации экономической деятельности предприятии [19] (Сэмюэлс, 2002).

Сегодня во многих неортодоксальных теориях предприятия обращается внимание на то, что те или иные институциональные формы связей появляются и функционируют только при их поддержке соответствующими культурными ценностями людей. Наблюдающаяся активизация изучения роли ценностей в повышения производительности и конкурентоспособности предприятий обусловливается радикальными переменами в деловой среде и существенным усложнением процессов управления. В связи с этим происходит пересмотр традиционных методов управления и поиск более продуктивных, позволяющих в отличие от ценностно-нейтральных технологий управления с учетом индивидуальных особенностей бизнес-деятельности конструировать более гибкие модели развития предприятия на основе применения децентрализованных структур [20] (Кабалина, Решетникова, 2014). В данном направлении анализа экономической деятельности предприятия особая роль ценностных представлений объясняется тем, что на их основе люди оценивают складывающуюся экономическую ситуацию и принимают решения. В проводимых исследованиях изучаются процессы формирования ценностей и этических норм в реальной бизнес-деятельности, а также их влияния на поведение работников, включенных во властные отношения. Выполненными исследованиями показано, что создание необходимого соответствия индивидуальных и организационных ценностей способствует успешному проведению структурных преобразований и поддержанию устойчивого роста производительности бизнес-деятельности предприятия [21] (Долан, Гарсия, 2008)

В настоящее время значительно нарастает поток публикаций, связанных с рассмотрением роли ценностных ориентаций субъектов экономики в формировании цикло-причинных процессов социально- экономической трансформации предприятий. Выполненные исследования часто опирается на идеи предложенной К. Грейвзом во второй половине прошлого века теории циклический уровней, в которой развитие социально-экономической систем описывается как процесс пересмотра в обществе и на предприятии системы ценностных ориентаций, сопровождающийся изменением организационной культуры и технико-экономической структуры. Так, на данной основе Г. Б. Клейнер описывает появление перламутрового предприятия, которое интерпретируется как высшая форма организации бизнес-деятельности предприятия, выражающая современные две основные тенденции организационных изменений: гуманизации и цифровизации [22] (Клейнер, 2020).

Ценностно-ориентированный подход к созданию теории предприятия в отличие от ценностно-нейтрального подхода позволяет рассматривать более широкий круг вопросов и разрабатывать другие методы их решения. Вместе с тем конкурирующие исследовательские подходы нуждаются в переосмыслении, поскольку они не позволяют анализировать эндогенный механизм формирования институциональных связей, на основе которых складываются процессы роста производительности и конкурентоспособности бизнес-деятельности предприятий. Данные подходы опираются на утилитаристскую трактовку поведение субъекта как экономического эгоиста, поэтому в них культурно-ценностные и институциональные переменные являются факторами внешней среды, оказывающими экзогенное воздействие на поведение индивидуальных и коллективных субъектов экономики [23] (Boyer, Petersen, 2012). В связи с этим конструируемые на основе распространенных подходов теории предприятия неизбежно создают фрагментальное представление о его экономической деятельности.

Для формирования целостного видения механизмов развития предприятия как саморазвивающейся и неравновесной системы, движение которой происходит в условиях трансформирующейся среды, многовариантности и неопределенности будущего, требуется отказаться от упрощенной трактовки мотивов поведения субъектов экономики. В настоящее время, как пишет И. Ван Ставерен, в экономических теориях обычно «игнорируется бесконечное многообразие способов, которыми в экономическое оценивание можно ввести ценностную составляющую» [24, с. 59] (Ставерен, 2009, p. 59). В соответствии интерсубьективной природой экономической реальности важно рассматривать складывающиеся процессы конструирования внутренних и внешних связей деловой среды предприятия как результат экономических взаимодействий людей, являющихся носителями определенной экономической культурой и ценностно-экономических ориентаций.

Экономические мотивы субъектов выходят далеко за пределы сугубо утилитаристских целей. На основе сложившихся экономических ценностей, составляющих ядро их экономической культуры, субъекты осмысливают состояние деловой среды, выбирают модель экономического поведения, оценивают издержки и выгоды реализации различных инновационных проектов и программ изменения организации деятельности предприятия и его структурных подразделений. В связи со сложностью системы экономико-ценностных ориентаций субъектов их поведение формируется под влиянием соответствующих системно-связанных разнообразных экономических мотивов, выражающих своеобразие культуры экономического мышления и поведения.

Пересмотр традиционного видения картины экономической деятельности предприятия в соответствии с интерсубъективной ее природой предполагает фокусирование внимания на то, что в ходе экономических взаимодействий субъекты формируют совместные знания, обмениваются идеями и с помощью диалога достигают согласия об организационно-экономических ценностях, на основе которых конструируются эндогенные по своей природе институциональные формы экономических связей. В связи с этим формирование институциональных форм связано с опорой на этические мотивации и с процессом легитимации, включающим оценивание доверия к ним как целесообразным, справедливым и эффективным. Возникающий ценностно-нормативный компромисс выступает системообразующей структурой (матрицей), на основе которой конструируются неформальные нормы и формальные правила экономической деятельности предприятия, а также соответствующие побудительные и принудительные регуляторы. Этико-экономическая компонента ориентирует на достижение взаимовыгодного баланса интересов всех заинтересованных сторон и противоречивым образом вплетена в экономическую деятельность предприятия. Чем выше уровень согласования индивидуальных и организационно-экономических ценностей, тем меньше будет институциональная дисфункциональность и более благоприятные создаются условия для повышения производительности предприятия и развития его конкурентных преимуществ.

Происходящие радикальные перемены в бизнес-среде российских предприятий, связанные с резким усложнением структурных условиях их экономической деятельности, вызывают потребность проведение анализа расширенного спектра различных моделей развития и выбора успешной модели исходя из появления нового коридора возможностей с учетом освободившихся рынков после ухода зарубежных фирм. Это предполагает переосмысление ценностно-смыслового восприятия реальности и выявления проблем, конструирование ценностно-нормативных основ организации бизнес-деятельности и корпоративной культуры, а также институционально-инструментальных регуляторов, позволяющих эффективно использовать технологических возможности и удовлетворять рыночный спрос. В современных условиях внутренняя и внешняя деловая среда предприятий становится пространством поиска и построения новых форм экономических взаимодействий; в связи с этим возникают усложненные требования к характеру участия работников в кооперационных и конкурентных процессах, что связано с приобщением к новым ценностям и знаниям, к новым нормам и правилам поведения.

Создание успешной модели инновационного развития предприятия в настоящее время определяется особенностями осуществления процессов смены технико-экономической парадигмы, предполагающей широкое применение информационных систем и ресурсосберегающих технологий. В данных условиях актуализируется значимость определения динамической оценки результативности мероприятий, а не статической оценки, исходя из того, что персоналу предприятия требуется развиваться и учиться взаимодействовать со всеми заинтересованными сторонами в соответствии с трендами меняющейся деловой среды. При этом важным становится поиск оптимального соотношения элементов централизации и децентрализации в организации управления предприятием с помощью мониторинга и корректировки формальных правил и неформальных норм, регулирующих экономическое поведение и экономические взаимодействия, на основе выявления важнейших факторов, которые способствуют и препятствуют успешной деятельности.

Заключение

Создаваемые сегодня концептуальные описания предприятия как сложной системы представляют собой отражение сложившихся альтернативных исследовательских подходов к анализу его экономической деятельности. Данные подходы в соответствии с методологическим индивидуализмом исходят из эгоистической интерпретации экономических мотивов, поэтому коллективные феномены (ценности, нормы, правила и др.) неизбежно приобретают экзогенный статус, что не позволяет разрабатывать удовлетворительные объяснительные схемы бизнес-деятельности предприятия как ключевой формы организации экономической деятельности, определяющей успешность развития национальной экономики.

Для выхода на качественно новый уровень разработки теории современного предприятия важно использовать ценностно-ориентированный подход, который исходит из необходимости признания интерсубъективной природы экономической реальности и многообразия экономических мотивов поведения субъектов экономики. Данный подход способствует существенной коррекции исследовательской оптики, ее развороту к более реалистичному описанию экономического поведения предприятия в условиях усложняющейся деловой среды и преодолению трудностей, которые связаны с выбором и формирования эндогенных механизмов развития предприятия, обеспечивающей устойчивый рост его производительности и конкурентоспособности. При этом представленный подход к анализу предприятия может быть использован в качестве объединительной площадки для построения новой исследовательской программы.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Клейнер Г.Б., Пресняков В.Ф., Карпинская В.А. Поведение предприятия в моделях теории фирмы. Часть 1 // Экономическая наука современной России. – 2018. – № 2. – c. 7–23.
2. Фролов Д. П. Постинституционализм: за пределами институционального мейнстрима // Вопросы экономики. – 2020. – № 55. – c. 107—140. – doi: 10.32609/0042-8736-2020-5-107-140.
3. Кирдина С. Методологический индивидуализм и методологический институционализм // Вопросы экономики. – 2013. – № 10. – c. 66–89. – doi: 10.32609/0042-8736-2013-10-66-89.
4. Commons J.R. Institutional economics: Its place in political economy. - Madison, University of Wisconsin Press, 1959.
5. Coase R. The nature of the firm // Economica. – 1937. – № 4. – p. 386–405.
6. Hayek F.A. The use of knowledge in society // The American Economic Review. – 1945. – № 35(4). – p. 519–530.
7. Berle A., Means G. The modern corporation and private property. - New York, Harcourt Brace and World, Inc., 1932.
8. Williamson O. Markets and hierarchies: Antitrust implications. - New York, Free Press, 1975.
9. Alchian A., Demsetz H. Production, information costs, and economic organization. The economic nature of the firm. - Cambridge: Cambridge University Press, 2014. – 173 -196 p.
10. Сторчевой М. Экономическая теория фирмы: систематизация // Вопросы экономики. – 2012. – № 9. – c. 41 – 63. – doi: 10.32609/0042-8736-2012-9-41-63.
11. Grossman S. J., Hart O. D. The Costs and Benefits of Ownership: A Theory of Vertical and Lateral Integration // Journal of Political Economy. – 1986. – № 94(4). – p. 691 - 719.
12. Hart O., Moore J. Property Rights and the Nature of the Firm // Journal of Political Economy. – 1990. – № 98(6). – p. 1119 – 1158.
13. Teece D. J. A capability theory of the firm: an economics and (Strategic) management perspective // New Zealand Economic Papers. – 2019. – № 53(1). – p. 1 – 43. – doi: 10.1080/00779954.2017.1371208.
14. Нельсон Р., Уинтер С. Эволюционная теория экономических изменений. - М.: Дело, 2002. – 536 c.
15. Barney J. B. Firm resources and sustained competitive advantage // Journal of Management. – 1991. – № 17(1). – p. 99–120.
16. Conner K. R., Prahalad C. K. A resource-based theory of the firm: Knowledge versus opportunism // Organization Science. – 1996. – № 7(5). – p. 477–501.
17. Rumelt R.P., Schendel D., Teece D. J. Strategic management and economics // Strategic Management Journal. – 1991. – № 12. – p. 5–29.
18. Felin T., Foss N.J. Strategic organization: A field in search of micro-foundations // Strategic Organization. – 2005. – № 3(4). – p. 441–455.
19. Сэмюэлс У. Институциональная экономическая теория. / Панорама экономической мысли в конце 20 века. Т.1. - СПб.: Экономическая школа, 2002. – 125 – 141 c.
20. Кабалина В. И., Решетникова К. В. Ценности российских менеджеров и корпоративные ценности // Российский журнал менеджмента. – 2014. – № 2. – c. 37 – 66.
21. Долан С., Гарсия С. Управление на основе ценностей. Корпоративное руководство по выживанию, успешной жизнедеятельности и умению зарабатывать деньги в ХХI веке. - М.: Претекст, 2008. – 320 c.
22. Клейнер Г. Б. Спиральная динамика, системные циклы и новые организационные модели: перламутровые предприятия // Российский журнал менеджмента. – 2020. – № 4. – c. 27 – 33. – doi: 10.21638/spbu18.2020.401.
23. Boyer P., Petersen M. B. The naturalness of (many) social institutions: Evolved cognition as their foundation // Journal of Institutional Economics. – 2012. – № 8(1). – p. 1-25.
24. Ставерен И. ван Этика эффективности // Вопросы экономики. – 2009. – № 12. – c. 58–71. – doi: 10.32609/0042-8736-2009-12-58-71.