Технологический суверенитет: к вопросу о сущности

Афанасьев А.А.
Technological sovereignty: a question of essence - View in English
Об авторах:

Афанасьев А.А.1
1 МИРЭА – Российский технологический университет

 Скачать PDF

Аннотация:
Настоящая статья является продолжением цикла, посвященного исследованию теоретико-методологических основ технологического суверенитета. В работе раскрываются сущностные черты категории «технологический суверенитет» через характеристику основных компонент системы научно-технологической безопасности. С этой целью в статье сначала приводится описание сущности техносферы как ареала системы научно-технологической безопасности. Затем отражается перечень основных профильных доктринальных документов, фиксирующих основополагающие установки. После характеризуется комплекс национальных интересов в рассматриваемой сфере на основе анализа материалов доктрин. В продолжение обосновывается приоритетность технологического суверенитета как цели научно-технологического развития в текущих реалиях. В итоге дается характеристика технологического суверенитета с точки зрения критерия его достижения как устойчивого состояния экономической системы страны, при котором в контексте существующих и перспективных угроз обеспечивается возможность беспрепятственного использования в критически важных сферах ее жизнеобеспечения необходимых современных технологий, а также существует ресурсообеспеченная способность их воспроизводства.

Ключевые слова:

технологический суверенитет, техносфера, научно-техническое развитие, научно-технологическая безопасность, ограниченно открытая экономика, экономический суверенитет, технологическая независимость, национальные интересы, технологическая безопасность, критерий технологического суверенитета

JEL-классификация: O31, O32, O33

Цитировать публикацию:
Афанасьев А.А. Технологический суверенитет: к вопросу о сущности // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 10. – С. 3691-3708. – doi: 10.18334/ce.16.10.116406

Afanasyev, A.A. (2022) Technological sovereignty: a question of essence. Kreativnaya ekonomika, 16(10), 3691-3708. doi: 10.18334/ce.16.10.116406 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Изменения геополитических реалий, вызванные введением санкционных ограничений со стороны стран «коллективного Запада» и разрывом сформированных за последние десятилетия кооперационных связей коренным образом изменили формат интеграции отечественной экономики в мировое хозяйство, фактически обозначив демонтаж существовавшей последние десятилетия открытой экономики в постсоветской России. В этих условиях руководством РФ было принято решение о выборе стратегического курса на формирование новой модели суверенной экономики, важнейшей характерной чертой которой становится технологический суверенитет страны [1, c.61]. В этой связи резко возрастает актуальность соответствующих теоретико-методологических и прикладных исследований, направленных на уточнение сущности используемых категорий.

Автор настоящей статьи уже высказывался по данной проблематике, исследуя место категории «технологический суверенитет» в системе современного научного знания [2]. Следует напомнить, что была установлена ее неразрывная связь с построением и функционированием системы национальной безопасности, а именно ее научно-технологической составляющей. А также определено, что технологический суверенитет представляет собой достигнутый уровень реальной независимости страны в областях науки, техники и технологий, чем обеспечивается беспрепятственная реализация национальных интересов в техносфере с учетом существующих и перспективных угроз. Были названы основные компоненты соответствующей системы безопасности, а именно: 1) ареал ее функционирования; 2) доктринальное закрепление; 3) объект защиты; 4) высшая цель, т.е. предназначение системы; 5) критерии достижения высшей цели.

Целью настоящей статьи является раскрытие сущностных черт технологического суверенитета.

Авторская гипотеза состоит в том, что сущность технологического суверенитета как цели функционирования системы научно-технологической безопасности может быть раскрыта через характеристику прочих ее основных компонент.

В этой связи представляется, что для достижения сформулированной цели должны быть охарактеризованы основные компоненты исследуемой системы, для чего последовательно решаются следующие задачи: во-первых, конкретизируется сущностное содержание понятия «техносфера», представляющей собой ареал функционирования системы научно-технологической безопасности; во-вторых, приводится перечень соответствующих профильных доктринальных документов; в-третьих, выделяется комплекс национальных интересов в техносфере, представляющий собой объект защиты системы научно-технологической безопасности; в-четвертых, дается характеристика технологического суверенитета как высшей цели функционирования рассматриваемой системы безопасности; в-пятых, определяется критерий достижения технологического суверенитета.

В своей работе автор опирался на результаты исследований в области теории научно-технологического и промышленного развития, отраженных в трудах: Е.В.Семенова [3], Г.П.Белякова [4], А.И.Анчишкина [5], С.В.Егерев [6, 7], а также вопросов обеспечения технологической независимости стран, зафиксированных в работах: С.Г.Ковалева [8], А.А.Кокорина [9], А.Е.Варшавского [10].

Научная новизна работы непосредственно связана с реализацией поставленных цели и задач и заключается, во-первых, в раскрытие сущностных черт технологического суверенитета, во-вторых, в характеристике параметров системы научно-технологической безопасности.

В процессе исследования использовались методы: системного подхода; синтеза; сравнительного, статистического и нормативно-правового анализа.

Техносфера как ареал системы научно-технологической безопасности. Следует напомнить, что определение ареала соответствующей системы безопасности было связано с применением сферового подхода результатом которого стало выделение основополагающих сфер общественной жизни, а именно: экономической; социальной; экологической; духовно-культурной; геополитической; внутриполитической. Была подчеркнута особая роль экономической сферы, представляющей собой совокупность отношений по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных и нематериальных благ, услуг и т.д., образующей материальный фундамент всех сфер общественной жизни [2].

Экономическая сфера посредством дальнейшей декомпозиции также может быть представлена в виде совокупности взаимосвязанных и взаимозависимых сегментов. Выделение ее технологического базиса, связанного с применением технологий и их созданием, представляет собой искомую совокупность отношений и может быть обозначена как техносфера. В этой связи можно утверждать, что ареал действия системы научно-технологической безопасности представлен комплексом отношений по поводу функционирования и развития технологического базиса страны.

Сущностным наполнением рассматриваемого сегмента отношений является совокупность всех технологий, имеющихся в распоряжении общества, в объединении с иными производительными силами, определяющая способы и возможности его материального воспроизводства.

Следует отметить особую значимость рассматриваемой технологической составляющей, являющейся интеллектуальной основой жизнедеятельности страны и общественного воспроизводства, определяющей его структуру и конкурентоспособность [5, c.36], [8, c.33].

Техносфера и все ее составляющие (наука, техника и технология) давно являются объектами изучения. Представляется полезным дальнейшая опора на методологию, примененную Е.В.Семеновым для исследования проблем сущностного содержания рассматриваемых компонент и их сопоставления, основанную на использовании организационного, ресурсного и структурно-функционального подходов [3, c.95-96].

Применение организационного подхода, изучающего структуру техносферы, позволяет представить ее субъектный состав. В этом направлении следует обратиться к профильной Стратегии, определяющей, что единство и целостность научно-технологического развития страны должны обеспечивать «научные и образовательные организации, промышленные предприятия, иные организации, непосредственно осуществляющие научную, научно-техническую и инновационную деятельность и использующие результаты такой деятельности, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и находящиеся в их распоряжении инструменты» [11]. Субъектный состав техносферы может быть обозначен в виде трех сегментов: 1) пользователей технологий, представленных субъектами всех сфер жизнедеятельности общества и в первую очередь экономической; 2) разработчиков технологий, представляющих научно-технологический комплекс страны: предприятий, организаций, иных субъектов, осуществляющих деятельность в рамках цепочки от фундаментальных исследований до технологических разработок; 3) государственных органов власти, реализующих соответствующую политику в совокупности с имеющимися в их распоряжении инструментами. В данном контексте следует отметить, что в состав субъектов техносферы не включаются организации и предприятия, которые не связаны ни с техникой, ни с технологией, ни с производством (например, осуществляющие исследования в рамках социогуманитарной науки) [3, c.92].

Результатом применения ресурсного подхода, направленного на исследование техносферы с точки зрения составляющих ее элементов (ресурсов), становится определение технологического потенциала страны как максимально возможного результата деятельности техносферы с опорой на существующее наличие ресурсов. В данном контексте потенциал определяется совокупностью существующих в наличии и ожидаемых к получению в перспективе технологий, обеспеченных предназначенным для их использования и разработки человеческих, материально-технических, информационных, финансовых, организационных и т.д. ресурсов. В этом случае, технологический потенциал представляет собой ресурсообеспеченную способность всей совокупности субъектов техносферы к своему эффективному действию [3, c.83-96]. Следует отметить, что потенциал неразрывно связан с реализующими его субъектами. Их структура формирует соответствующие виды технологического потенциала.

Структурно-функциональный подход, направленный на исследование места и функций объекта в более широкой социальной системе, дает возможность определить техносферу как область разработки и применения технологий в общественном воспроизводстве.

Резюмируя данный фрагмент исследования представляется возможным привести следующую дефиницию: техносфера как ареал научно-технологической безопасности представляет собой совокупность отношений по поводу применения в народном хозяйстве, а также создания новых и развития существующих технологий с целью обеспечения жизнедеятельности общества.

Основные профильные доктринальные документы. Что касается доктринального обеспечения научно-технологической безопасности, то в настоящее время оно представлено, во-первых, разделом «Научно-технологическое развитие» Стратегии национальной безопасности Российской Федерации; во-вторых, - пунктами 17 и 18 Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года; в-третьих, - положениями Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации; в-четвертых, положениями Стратегии развития информационного общества, направленной на определение стратегических ориентиров развития в сегменте, представленного цифровыми технологиями. Следует указать, что согласно поручения Президента РФ Правительству в срок до 15 декабря 2022 года должна быть разработана и утверждена Концепция технологического развития на период до 2030 года, конкретизирующая его цели и механизмы достижения [12].

В свете вышеизложенного представляется целесообразной разработка единого профильного доктринального документа под названием «Стратегия научно-технологической безопасности Российской Федерации», включающей в себя также нормативное закрепления основ достижения технологического суверенитета.

Национальные интересы в техносфере как объект защиты. Как уже отмечалось, технологический суверенитет неразрывно связан с построением и функционированием системы национальной безопасности. В этой связи возможно указать на ее сложное уровневое строение. Представляется, что иерархическая связь систем национальной, экономической и научно-технологической безопасности, определяется в первую очередь широтой охвата выделенными сферами общественных отношений, содержащими соответствующие комплексы национальных интересов. Так, для системы научно-технологической безопасности объектом защиты являются национальные интересы в техносфере, а ее сущность может быть определена как состояние их защищенности от внешних и внутренних угроз.

В силу особой значимости рассматриваемый комплекс национальных интересов получил нормативное закрепление в ранее упомянутых доктринальных документах. Так, в Стратегии национальной безопасности научно-технологическое развитие выделено в качестве стратегического национального приоритета, имеющего своей целью «обеспечение технологической независимости и конкурентоспособности страны…» [13]. Стратегия экономической безопасности определяет, что одной из целей государственной политики в рассматриваемой сфере является «поддержание научно-технического потенциала развития экономики на мировом уровне и повышение ее конкурентоспособности» [14]. В Стратегии научно-технологического развития его цель представлена как «обеспечение независимости и конкурентоспособности страны за счет создания эффективной системы наращивания и наиболее полного использования интеллектуального потенциала нации» [15]. В этой связи уточняется, что «независимость - достижение самостоятельности в критически важных сферах жизнеобеспечения за счет высокой результативности исследований и разработок и практического применения полученных результатов», а «конкурентоспособность - формирование явных по отношению к другим государствам преимуществ в научно-технологической области и, как следствие, в социальной, культурной, образовательной и экономической областях» [15]. В рассмотренных доктринальных документах также получили свое отражение национальные приоритеты и задачи, выполнение которых направлено на реализацию соответствующих национальных интересов.

В качестве подведения итога данного фрагмента статьи представляется возможным выделить три основные группы комплекса национальных интересов в техносфере: 1) ее устойчивое функционирование, определяющее возможность общественного воспроизводства в народном хозяйстве на современной технологической основе; 2) независимость развития и функционирования, представляющая: способность страны самостоятельно выбирать траекторию научно-технологического развития; функционировать используя отечественные и зарубежные разработки с высокой степенью автономности; иметь возможность самостоятельно адекватно реагировать на текущие и перспективные угрозы; 3) обеспечение конкурентоспособности страны, путем формирования явных по отношению к другим государствам преимуществ в научно-технологической области.

Технологический суверенитет как высшая цель системы научно-технологической безопасности. В Стратегии научно-технологического развития, принятой в 2016 году, представлены два альтернативных сценария для Российской Федерации. Первый предполагает утрату технологической независимости, развитие за счет импорта технологий и международной научно-технологической интеграции. Второй – независимость и обеспечение лидерства в ключевых областях. Представляется, что в текущих реалиях, когда, как отметил В.В.Путин, «против нашей страны намеренно, специально используются сегодня не просто ограничения, а практически полное закрытие доступа к зарубежным высокотехнологичным продуктам» [16], первый сценарий как траектория развития закрыт. Научно-технологическое развитие России возможно только в рамках второго сценария. В этих условиях обеспечение технологической независимости и автономности функционирования приобретают определяющее для жизнедеятельности общества значение. Состояние национальной экономической системы при котором достигается высокий уровень такой независимости определяется как технологический суверенитет. В настоящее время его достижение становится высшей целью функционирования системы научно-технологической безопасности.

К вопросу о критериях достижения технологического суверенитета. Вопросы технологической независимости как способа обеспечения национальной безопасности давно находятся в поле зрения отечественных и зарубежных ученых и практиков. Так, еще в конце 70-х годов прошлого столетия Научным советом Канады отмечалось, что важнейшее значение для обеспечения национального суверенитета в условиях технологического доминирования США имеет независимость технологического развития. Его целью определялся технологический суверенитет, достигаемый за счет промышленной политики, направленной на контроль и поддержание развития национальных технологических возможностей [17, c.42].

Для уточнения искомого критерия, представляющего собой характеристику особого состояния национальной экономической системы, при котором достигается технологический суверенитет, представляется полезным обратиться к ряду соответствующих наработок и результатов полученных зарубежными и отечественными учеными и практиками.

Евросоюз. Следует отметить, что уже несколько лет в Евросоюзе на самом высоком политическом уровне идут обсуждения о возможности принятия технологического суверенитета в качестве национальной модели развития. Так, Председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен в своем программном выступлении 2019 года обозначила в качестве приоритета развития суверенный контроль над ключевыми технологиями [18]. В этой связи было подчеркнуто, что для реализации планов энергетической и цифровой трансформации экономики Евросоюза необходимо осуществление экономического развития стран ЕС на основе технологического суверенитета, подразумевающего высокую степень технологической автономии. Отмечалась особая важность его достижения на фоне нестабильности из-за усиливающейся конкуренции между США и Китаем за технологическое лидерство [19, c.348] и высоким уровнем технологической зависимости экономики ЕС от этих стран. Эти позиции получили широкую поддержку и развитие во время кризиса, вызванного пандемией COVID-19 [19, c352].

Ученые из группы научного прогнозирования Европейской службы парламентских исследований отмечают особое значение суверенного обладания ключевыми технологиями для обеспечения технологического суверенитета, определяя критерием его достижения национальную возможность разработки и реализации ключевых технологий, необходимых для экономического процветания граждан и бизнеса, обеспечение независимости в условиях глобализации [20].

Группа ученых из Европы, возглавляемая Джакобом Эдлером, отмечает особую значимость для достижения безопасности в настоящее время национального контроля за технологиями. С их точки зрения технологический суверенитет заключается с одной стороны в обладании страной технологиями критически важными для состояния экономики, уровня конкурентоспособности, возможности реализации собственных стратегических планов развития, а с другой - осуществление суверенного контроля за используемыми решениями в критической инфраструктуре. Основной идеей данного подхода становится избирательность при использовании иностранных технологических решений, надежность использования которых обеспечивается только взаимной зависимостью государств при встречных технологических обменах. В этом случае определяющим фактором является исключение односторонней зависимости [21, c.3].

Развивая вышеупомянутый подход группа ученых из Европы, возглавляемая Франческо Креспи, подчеркивает, что ни одна страна не в состоянии полагаться только на свои собственные мощности и размер рынка для поддержания абсолютной технологической независимости в глобализированной и взаимосвязанной мировой экономике. В этой связи, суверенитет не просто подразумевает технологическую самостоятельность, а состоит в максимально возможной автономии в отношении ключевых технологий, и обеспечения минимального уровня технологической зависимости от других стран. Определяющими факторами достижения технологического суверенитета становятся степень технологической автономности и надежность партнерских отношений, обеспеченной прежде всего политическими установками государств при осуществлении технологических связей [19, c.348-353].

Китай. Концепция достижения технологической независимости, обозначенная в качестве стратегии развития Китая, была представлена на майском заседании Политбюро ЦК КПК в 2020 году Председателем КНР Си Цзиньпином. Так, модель развития «два контура», предполагает преимущественную опору на внутренний контур, ориентированный на внутренний спрос, по сравнению с внешним, ориентированным на внешние рынки и внешние ресурсы [22]. Отмечается, что данная концепция продолжает в себе идеи реформаторов Китая, выдвигаемые еще в ХХ веке направленные на формирование «самостоятельной, целостной промышленной системы» [23, c.17].

Россия. Исследование проблем независимого технологического развития отечественными учеными получили широкое освещение в научной литературе. В этой связи особого внимания заслуживают разработки, направленные на его осмысление в условиях модели открытой экономики постсоветской России, характеризующейся глубокой международной кооперации и технологической зависимости. Так, В.К.Фальцман, представляет технологический суверенитет как способность того или иного вида экономической деятельности страны обеспечить народное хозяйство необходимой продукцией надлежащего качества, как за счет национальной производственной системы, так и финансово-сбалансированной внешнеэкономической деятельностью [24, c.83]. С.Г.Ковалев определяет, что необходимая продукция должна быть произведена на экономической территории страны за счет применения собственных или заимствованных способов производства. Ключевое значение приобретает наличие целостной национальной системы образования, науки, производства, соответствующих уровню развития используемых технологических решений. [8, c.33]. Видный государственный российский деятель и ученый А.А.Кокошин, рассматривал возможность достижения реального суверенитета только на «основе собственных технологий или технологий, разработанных во взаимовыгодном взаимодействии с компаниями дружественных или по-настоящему нейтральных государств» [9, c.14]. Представляется, что данный плодотворный подход может иметь своим результатом формирование технологического контура, определяющего ареал безопасного технологического сотрудничества.

Как уже упоминалось, руководством Российской Федерации в современных условиях был принят стратегический курс на формирование новой модели суверенной экономики, важнейшей характерной чертой которой становится технологический суверенитет страны. Раскрывая сущность механизма международных контактов в технологической сфере спецпредставитель Президента РФ по вопросам технологического развития Д.Н.Песков обозначил, что «технологический суверенитет — это не изоляция. Это сильная переговорная позиция при выстраивании альянсов с другими странами. У вас либо есть обменный фонд, либо нет… будущее - это, конечно, зеркальные сделки» [25].

Важнейшим инструментом обеспечения технологического суверенитета становится национальное обладание передовыми разработками в сфере ключевых технологий, что было подчеркнуто курирующим данное направление работы в руководстве страны видным государственным российским деятелем и ученым А.Р.Белоусовым во время своего выступления на заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам в июле 2022 года, отметившим, что важнейшей стратегической целью настоящего времени является «поддержание технологического паритета с ведущими странами мира, обладание ключевыми технологиями, определяющими возможность решения стратегических, социально-экономических и оборонных задач. Это то, что мы называем технологическим суверенитетом» [16].

Выступая на форуме «Технопром-2022», Вице-премьер Правительства России Д.Н.Чернышенко отметил близость руководству страны европейского подхода к пониманию сущности технологического суверенитета, определяемого как «способность государства располагать технологиями, которые считаются критически важными для обеспечения благосостояния и конкурентоспособности, а также возможность самостоятельно разрабатывать их или получать их от экономик других стран без односторонней структурной зависимости» [26].

Обобщая вышеизложенные подходы, представляется возможным определить сущностную характеристику технологического суверенитета с точки зрения критерия его достижения как устойчивое состояние экономической системы страны, при котором в контексте существующих и перспективных угроз обеспечивается возможность беспрепятственного использования в критически важных сферах ее жизнеобеспечения необходимых современных технологий, а также существует ресурсообеспеченная способность их воспроизводства.

Заключение

Как было отмечено, в текущих геополитических реалиях руководством страны был провозглашен курс на построение суверенной экономики главной характеристикой которой становится технологический суверенитет.

В рамках настоящего исследования был конкретизирован ряд аспектов, раскрывающих сущность используемого понятия, а именно: уточнено понятие техносфера, как ареала функционирования соответствующей системы безопасности; представлены профильные доктринальные документы; дано описание комплекса национальных интересов в техносфере, представляющих собой объект защиты системы научно-технологической безопасности; уточнена характеристика технологического суверенитета как высшей цели функционирования рассматриваемой системы безопасности; дано определение технологического суверенитета с точки зрения критериев его достижения.

Следует повторить, что технологический суверенитет не означает изоляцию или автаркию, а является состоянием, при котором в значительной мере обеспечена национальная безопасность, даже в условиях глубокой международной интеграции. Данные установки становятся главенствующими концепциями технологического развития, определяющими направления соответствующих политик ведущих держав мира.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Афанасьев А.А. Формирование ограниченно открытой экономики суверенного типа в современной России. - М.: Первое экономическое издательство, 2022.
2. Афанасьев А.А. «Технологический суверенитет» как научная категория в системе современного знания // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 9. – c. 2377-2394. – doi: 10.18334/epp.12.9.116243.
3. Семенов Е. В. Научно-технологическая сфера (сфера НИОКТР): способы представления объекта // Наука. Инновации. Образование. – 2013. – № 2. – c. 82-98.
4. Формирование и развитие научно-технологического комплекса России. / Г. П. Беляков, С. А. Беляков, А. А. Рыжая, А. С. Шпак. - Красноярск : Литера-Принт, 2021. – 328 c.
5. Анчишкин А. И. Наука - техника - экономика. – 2-е издание. - Москва : Экономика, 1989. – 383 c.
6. Егерев С. В. Изоляция сообществ и научно-технический прогресс // Науковедческие исследования. – 2018. – № 2. – c. 114-128. – doi: 10.31249/scis/2018.00.08.
7. Егерев С. В. Искушение автаркией // Управление наукой: теория и практика. – 2022. – № 2. – c. 68-76. – doi: 10.19181/smtp.2022.4.2.7.
8. Ковалев С. Г. Технологическая суверенность России в новейшем мировом порядке // Философия хозяйства. – 2020. – № 6. – c. 29-47.
9. Кокошин А. А. Национальные интересы, реальный суверенитет и национальная безопасность // Вопросы философии. – 2015. – № 10. – c. 5-19.
10. Варшавский А. Е. Методические принципы оценивания научно-технологической безопасности России // Вестник Московского университета. Серия 25: Международные отношения и мировая политика. – 2015. – № 4. – c. 73-100.
11. Указ Президента Российской Федерации от 01.12.2016 г. № 642 «О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/acts/bank/41449 (дата обращения: 15.10.2022).
12. Перечень поручений по итогам заседания Совета по стратегическому развитию и национальным проектам. Официальные сетевые ресурсы Президента РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/acts/assignments/orders/69277 (дата обращения: 21.09.2022).
13. Указ Президента Российской Федерации от 02.07.2021 г. № 400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». Официальные сетевые ресурсы Президента РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/47046 (дата обращения: 14.09.2022).
14. Указ Президента Российской Федерации от 13.05.2017 г. № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года». [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/acts/bank/41921 (дата обращения: 01.08.2022).
15. Указ Президента Российской Федерации от 01.12.2016 г. № 642 «О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/acts/bank/41449/page/1 (дата обращения: 17.08.2022).
16. Заседание Совета по стратегическому развитию и национальным проектам. Стенограмма. Официальные сетевые ресурсы Президента РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/events/councils/by-council/1029/69019 РФ (дата обращения: 19.08.2022).
17. Globerman S. Canadian Science Policy and Technological Sovereignty // Canadian Public Policy / Analyse de Politiques. – 1978. – № 4(1). – p. 34–45. – doi: 10.2307/3549936.
18. Стенограмма выступления Урсулы Фон дер Ляйен на пленарном заседании Европейского парламента. Официальные сетевые ресурсы Европейской Комиссии. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/commission/presscorner/detail/en/SPEECH_19_6408 (дата обращения: 21.09.2022).
19. Francesco Crespi, Serenella Caravella, Mirko Menghini and Chiara Salvatori European Technological Sovereignty: An Emerging Framework for Policy Strategy // Intereconomics: Review of European Economic Policy Centre for European Policy Studies (CEPS). – 2021. – № 56(6). – p. 348-354. – doi: 10.1007/s10272-021-1013-6.
20. Key enabling technologies for Europe's technological sovereignty. European Parliamentary Research Service. [Электронный ресурс]. URL: https://www.europarl.europa.eu/stoa/en/document/EPRS_STU(2021)697184 (дата обращения: 15.10.2022).
21. Jakob Edler, Knut Blind, Rainer Frietsch, Simone Kimpeler, Henning Kroll, Christian Lerch, Thomas Reiss, Florian Roth, Torben Schubert, Johanna Schuler, Rainer Walz Technology sovereignty. From demand to concept. - Karlsruhe, Germany, 2020.
22. Материалы заседания Постоянного комитет Политбюро ЦК КПК 14.05.2022. Xinhuanet. [Электронный ресурс]. URL: http://www.xinhuanet.com/politics/leaders/2020-05/14/c_1125986000.htm (дата обращения: 02.10.2022).
23. Салицкий А. И., Семенова Н. К. Два контура: Китай определился с глобализацией // Азия и Африка сегодня. – 2021. – № 9. – c. 14-22. – doi: 10.31857/S032150750016587-7.
24. Фальцман В. К. Технологические суверенитеты России. Статистические измерения // Современная Европа. – 2018. – № 3. – c. 83-91. – doi: 10.15211/soveurope320188391.
25. РБК: Дмитрий Песков. Почему для России важен технологический суверенитет. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2022/06/10/62a0e95b9a79472d8b713207 (дата обращения: 07.10.2022).
26. Окно возможностей: как Россия будет достигать технологического суверенитета. Национальные проекты. [Электронный ресурс]. URL: https://национальныепроекты.рф/news/okno-vozmozhnostey-kak-rossiya-budet-dostigat-tekhnologicheskogo-suvereniteta (дата обращения: 28.09.2022).