Профиль портфеля проектов по молодежной политике в программе стратегического академического лидерства «Приоритет-2030»

Островкин Д.Л., Сандлер Д.Г.
Portfolio profile on youth policy in the Priority 2030 strategic academic leadership program - View in English
Об авторах:

Островкин Д.Л.1, Сандлер Д.Г.2
1 Уральский государственный лесотехнический университет
2 Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина

 Скачать PDF

Аннотация:
В статье приводятся результаты исследования деятельности университетов по формированию молодежной политики в рамках программы стратегического академического лидерства «Приоритет-2030». Исследование включало оценку более 100 программ развития вузов участников и кандидатов на участие в программе «Приоритет-2030» на предмет отражения в стратегических проектах основных направлений государственной молодежной политики в РФ. В результате проведенной работы были выявлены не только основные направления ГМО, реализуемые в ведущих вузах, но и типичные проекты в сфере молодежной политики университетов, а также выработаны ряд рекомендаций, направленных на усиление вклада университетов в соци-ально-экономическое развитие страны в соответствии с национальными це-лями развития России. Результаты проведённого комплексного анализа могут быть использованы участниками программы «Приоритет-2030» и вузами, которые планируют принять участие в программе, а также экспертным сообществом, вовлечённым в исследования развития российского образования.

Ключевые слова:

программа «Приоритет-2030», молодежная политика, университет, академическое лидерство, показатели деятельности университетов, программы развития университетов, портфель проектов

JEL-классификация: I23, I26, J13

Цитировать публикацию:
Островкин Д.Л., Сандлер Д.Г. Профиль портфеля проектов по молодежной политике в программе стратегического академического лидерства «Приоритет-2030» // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 10. – С. 3839-3858. – doi: 10.18334/ce.16.10.116399

Ostrovkin, D.L., & Sandler, D.G. (2022) Portfolio profile on youth policy in the Priority 2030 strategic academic leadership program. Kreativnaya ekonomika, 16(10), 3839-3858. doi: 10.18334/ce.16.10.116399 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение. В соответствии с целями, обозначенными в национальном проекте «Образование» Россия должна стать одним из лидеров среди стран по качеству образования, что, в свою очередь, обеспечит глобальную конкурентоспособность [1]. Для реализации данной задачи в последнее десятилетие были запущены ряд программ, с помощью которых проводилась модернизация и трансформация в университетской среде. Среди наиболее значимых в хорологическом порядке отменим те, которые уже завершили свою реализацию: создание сети федеральных университетов (ПП РФ №716), развитие национальных исследовательский университетов (ПП РФ №550), программа повышения конкурентоспособности ведущих университетов (Проект «5-100») (ПП РФ №211), формирование опорных университетов (ПП РФ №811). Кроме того, продолжается реализация программы по созданию научных центров мирового уровня (ПП РФ №538) и научно-образовательных центров мирового уровня (ПП РФ №537).

Но наиболее значима для развития высшего образования в России программа государственной поддержки российских вузов «Приоритет–2030», инициированная Министерством науки и высшего образования (Постановление Правительства РФ от 13.05.2021 № 729 «О мерах по реализации программы стратегического академического лидерства «Приоритет-2030» (далее – Программа)). Главная цель Программы – формирование большой группы российских университетов, которые должны внести существенный вклад в научно-технологическое лидерство России в мире и сыграть важную роль в региональном и отраслевом развитии, в том числе в обеспечении кадрами приоритетных направлений науки и технологий, отраслей экономики и социальной сферы. Кроме того, реализация Программы будет способствовать достижению национальных целей развития Российской Федерации на период до 2030 г., в том числе обеспечение её присутствия в числе десяти ведущих стран мира по объёму научных исследований и разработок [2].

В конкурсе Программы приняли участие 196 вузов. Победителями стали 106 вузов (из них пять творческих), 15 кандидатов на участие в программе, представляющих все федеральные округа России. Часть вузов стали победителями специального этапа Программы (следующей части конкурса): 18 университетов по треку «Исследовательское лидерство» и 28 университетов по треку «Территориальное и (или) отраслевое лидерство».

Отличительной особенностью Программы является то, что по результатам ежегодного анализа и рассмотрения промежуточных результатов реализации программ развития университетов, предполагается ротация вузов, исключением не являются даже участники двух выше упомянутых треков. В связи с этим, особенно важным является комплексный анализ факторов, позволивших университетам стать участниками Программы. В свою очередь это является востребованным и для вузов, которые только стремиться принять участие в программе в будущем.

В настоящий момент фокус авторов, исследующих практики Программы, сосредоточен на образовательной, научно-исследовательской, международной и финансовой деятельности, а также участии в предыдущих основных стратегических инициативах российского высшего образования [3, 4, 5]. Однако новшеством данной Программы является то, что впервые в планах по достижению целевой модели политики университета в основных направлениях деятельности выделен отдельный раздел с молодежной политикой. В его рамках предполагается реализация амбициозных творческих и социально-гуманитарных проектов.

Вместе с тем, опыт реализации молодежной политики в контексте достижения академического лидерства пока малоизучен. В связи с чем, актуальность данной статьи заключается в устранении данного пробела за счет анализа проектов реализации молодежной политики в ведущих отечественных университетах (победителей и кандидатов программы «Приоритет-2030»), выявлении наиболее распространенных проектов в исследуемой группе, а также составление конкретных рекомендаций по реализации молодежной политики с учетом задач академического лидерства. Предусмотренная ротация участников и возможная коррекция программ усиливает актуальность рекомендаций по совершенствованию программ, в т.ч. в части молодежной политики, как для вузов-участников программы «Приоритет-2030», так и вузов, предполагающих участие в Программе.

Научная новизна исследования состоит в том, что авторы впервые в научной литературе предприняли попытку провести сопоставительный анализ содержания программ развития вузов, участников проекта «Приоритет-2030» и ключевых направления государственной молодежной политики, а также определения профиля портфеля, в части проектов и мероприятий, направленных на реализацию молодежной политики.

Авторами была сформулирована исследовательская цель, которая заключается в выявлении профиля портфеля основных проектов по направлению молодежной политики среди вузов, ставших победителями и претендентами на участие в Программе «Приоритет – 2030».

Анализ литературы. На сегодняшний день в исследовательской литературе отечественными авторами накоплена достаточно обширная база по вопросам реализации государственной молодежной политики. В результате поискового запроса по теме «молодежная политика» в электронной системе Elibrary платформа предлагает несколько сотен статей по данной тематике, где в названии, либо в ключевых словах встречается это словосочетание. Однако подавляющее большинство авторов рассматривают государственную молодежную политику в контексте реализации ее на федеративном, либо региональном уровне, разбирают ее понятие, изучают субъекты и факторы формирования.

Например, комплексный взгляд на молодежь, как на отдельную социально-демографическую группу, представлен в коллективной монографии, в которой авторы провели анализ теоретической и законодательной базы, организационно-правовых аспектов, а также тенденций, которые проявляются в молодежной среде в российском обществе [6]. Тема реализации государственной молодежной политики в РФ на современном этапе, а также оценка положения молодежи в современном обществе и пути формирования ее самобытной идентичности представлена в работе [7]. Исторический взгляд на проблему зарождения и становления молодежной политики рассмотрен в [8, 9].

Отметим, что исследователи справедливо указывают, что на сегодняшний день существует ряд проблемных вопросов в реализации государственной молодежной политики и призывают к поиску их решения. Среди которых: частая смена управленческих структур, разнородность общественных объединений и организаций в этой области за последние десятилетия, несовершенство органов управления [10, 11].

При этом, большинство исследователей едины в своих выводах о том, что молодежный ресурс является одним из главных драйверов на пути решения модернизационных задач внутри российского общества [12, 13].

Однако в нашем исследовании необходимо проанализировать влияние молодежной политики в сфере высшего образования и модернизации университетов. В этом отношении все немногочисленные публикации можно условно поделить на две группы: авторы, которые сосредотачиваются на опыте реализации молодежной политики в конкретном университете и исследователи, сделавшие комплексный обзор анализа программ и проектов в области молодежной политики в организациях высшего образования.

В рамках первого подхода отметим работу, в которой на примере Альметьевского государственного нефтяного институт Р.М. Рахимова раскрыла цель и понятие эффективности молодежной политики в вузе, которая, по мнению автора, заключается в создании «оптимального соотношения социальных и социализационных норм в установках и жизненных проектах студентов» [14]. К сожалению, автор не раскрывает данные понятия, не вводит конкретные показатели, каким образом возможно замерить это соотношение.

М.Ю. Серова описала структуру, направления деятельности и проводимые мероприятия Санкт-Петербургского государственного экономического университета [15]. Однако от простого перечисления мероприятий, форумов и конкурсов, автор не перешла к главному: каким образом данные инициативы влияют на развитие вуза? Анализ молодежной политики на примере Казанского национального исследовательского технологического университета представлены в работе Л.Н Абуталиповой и Н.И. Суляева [16]. В этой же парадигме работа О.Л. Назарова, И.А. Ройтштейн, которые изложили в своем исследовании деятельность Магнитогорского государственного технического университета им. Г.И. Носова. Однако ценность данной статьи заключается в том, что авторы впервые обратили внимание на то, что молодежная политика направлена не только на студентов, но и сотрудников вуза [17].

В. Д. Кривоногова провела анализ не только молодежной политики в Курганском государственном университете, но важным аспектом данной работы является то, что автор провел социологическое исследование, которое показало, что лишь 34% обучающихся являются непосредственными участниками внеучебных мероприятий, а 52% имеют достаточно низкую личную мотивацию в организации мероприятий [18].

Среди редких работ, принадлежащих ко второй группе, отметим исследование, посвящённое мониторингу эффективности реализуемых программ и проектов в области молодежной политики в российских вузах [19]. В последующих работах, авторы, на основе анализа данных за 2016–2017 гг. выводят индикаторы оценки эффективности молодежной политики университета. Ценность данной работы составляет авторская система показателей, с помощью которых, по мнению исследователей, представляется возможным проследить результативность деятельности в данной сфере [20].

Таким образом, анализ литературы показал, что исторический, нормативно-правовой опыт реализации государственной молодежной политики является предметом пристального внимания исследователей. Сформирован серьезный исследовательский фундамент молодежной политики, имеющий важное теоретическое и практическое значение. Однако аспекты приложения молодежной политики в вузах как части программы развития университета направленной на достижение всего комплекса стратегических целей изучены абсолютно недостаточно. При этом мы имеем огромное поле для исследования, учитывая, что в настоящее время число обучающихся по программам бакалавриата, специалитета, магистратуры составляет 4 068.3 тыс. чел, а количество университетов – 724 [21].

Методология проведённого исследования. С точки зрения методических подходов и понятийного аппарата, мы опирались как на работы вышеприведенных авторов, так и на результаты исследований, посвященных различным аспектам реализации программ развития и повышения конкурентоспособности вузов и абсолютно разделяем точку зрения, что «понятие конкурентоспособности, как экономическая категория, используется для описания всех видов и сфер деятельности» [22]. Однако, исследования посвященные программам развития и конкурентоспособности университетов, даже затрагивающие максимально широкий круг факторов развития университетов, не затрагивают вопросы молодежной политики [23].

В части эмпирической базы при выполнении исследования использовались открытые данные портала Программы «Приоритет 2030» (https://priority2030.ru), раздел – аналитика программы, где представлены программы развития всех вузов, ставших победителями и претендентами на участие (всего 121 университет). Данный сайт осуществляет публикацию организационно-технических, информационных, методических, экспертно-аналитических материалов Программы.

В нашем исследовании основой методологического подхода стал сопоставительный анализ ключевых направления государственной молодежной политики и содержание программ развития университетов, ставших победителями и кандидатами на участие в программе стратегического академического лидерства «Приоритет 2030», в части инициатив и мероприятий, направленных на реализацию молодежной политики.

Анализ портфеля проектов по молодежной политике производился в рамках системного и комплексного подхода, который позволил рассмотреть программы развития вузов и набор инициатив университетов, а также дал возможность исследовать состав и структуру предлагаемых проектов.

Использованные методы анализа обеспечили наглядность итоговых результатов: они демонстрирует направления, наиболее востребованные вузами в программах развития, выраженно показывают профиль реализуемых проектов и «точки роста» в отношении модернизации основных сфер молодежной политики в вузах.

Результаты исследования. Сферу молодежной политики в настоящий момент регламентирует Федеральный закон от 30 декабря 2020 г. № 489-ФЗ «О молодежной политике в Российской Федерации» [24].

Закон регулирует отношения, возникающие между субъектами, осуществляющими деятельность в сфере молодежной политики, при формировании и реализации молодежной политики в Российской Федерации, определяет цели, принципы, основные направления и формы реализации молодежной политики в Российской Федерации. В соответствии со статьёй 6 определены основные направления реализации молодежной политики. В данный раздел вошли 21 направление. Однако для удобства авторы данной статьи объединили эти направления в 11 укрепленных групп. Таким образом, были определены ключевые приоритеты и направления молодежной политики, которые представлены в таблице 1.

Таб. 1. Основные направления государственной молодежной политики


Направление
деятельности
молодежной политики
Характеристика
направления
1
Студенческие инициативы
Популяризация студенческих клубов, студенческого самоуправления, студенческих отрядов.
2
Добровольчество
Экологическое, событийное, инклюзивное, культурно-просветительское, патриотическое, медицинское добровольчество и волонтерство в чрезвычайных ситуациях.
3
Развитие социальных лифтов и предпринимательства
Мероприятия, направленные на развитие Soft-Skills навыков, содействие в трудоустройстве, профориентация молодежи, наставничество, предпринимательство.
4
Творческая и культурно-досуговая деятельность
Архитектура, дизайн, урбанистика, литература, театр, кино, музыка, хореография, художественное творчество.
5
Патриотическое воспитание
Гражданско-патриотическое воспитание молодежи, сохранение традиционной культуры народов страны, сохранение исторической памяти, поисковое движение.
6
Спорт, ЗОЖ, туризм
Продвижение здорового образа жизни в молодежной среде, развитие физической культуры и спорта, развитие внутреннего молодежного туризма и краеведения.
7
Профилактика негативных проявлений в молодежной среде и межнациональное взаимодействие
Содействие укреплению межконфессионального и межнационального согласия в молодежной среде, противодействие курению, алкоголизму, наркомании в молодежной среде, профилактика и противодействие экстремизму.
8
Укрепление семейных ценностей
Семейные ценности среди молодежи, поддержка и развитие семейных мероприятий.
9
Молодежные медиа
Создание и проведение медиашкол, развитие молодежных СМИ и образовательных блогов, создание теле/радиопередач и каналов.
10
Социальная поддержка молодежи
Разработка эффективных мер социальной защищенности молодежи, а также поддержка молодых граждан, из числа особо незащищенных или оказавшихся в трудной жизненной ситуации.
11
Вовлечение молодежи в научную деятельность
Формирование навыков по выполнению научно-исследовательских работ, продвижение мер поддержки студенческих научных обществ, молодых ученых и аспирантов.
Источник: составлено авторами.

Как уже было сказано выше, для исследования из программ развития вузов был подвергнут анализу раздел молодежной политики, на предмет выявления стратегических направлений в данной сфере. Авторы, путем сопоставления стратегических инициатив вузов и направлений государственной молодежной политики проследили наличие или отсутствие проектов по этим направлениям в программах развития университетов. В результате, нами были определены ключевые направления проектов реализации молодежной политики, реализуемых в ведущих вузах, а также представлены проекты, в рамках молодежной политики, которые являются типичными для данной области. Показатели наличия проектов по основным направлениям государственной молодежной политики представлены на рисунке 1 (номер на рисунке соответствует номеру ключевых приоритетов и направлений молодежной политики).

Рис. 1. Наличие проектов по ключевым направлениям молодежной политики в исследуемых университетах

Источник: составлено авторами.

На рис. 1 видно, что безусловным лидером является направление, связанное с внедрением Soft-Skills навыков, молодежным предпринимательством и созданием условий для дополнительной профессиональной самореализации (проекты по данному направлению представлены в программа 91,7% вузов). Лидирующие позиции занимает также направление молодежной науки, в частности: развитие сети студенческих научных обществ, создание стартап-студий, развитие системы поддержки молодых ученых (72,7%).

Далее по распространению в программах развития расположились проекты, связанные со сферой студенческого самоуправления, студенческих инициатив и волонтерство (по 60,3% каждое направление). Ниже среднего показали результаты направления, относящиеся к культурно-творческим инициативам (36,3%), спорту и здоровому образу жизни (45,4%), а также патриотическому воспитанию молодежи (43,8%).

В соответствии с рис. 1 можно сделать вывод, что наименее востребованными среди вузовского сообщества являются направления, связанные с социальной политикой и развитием молодежных медиа ресурсов. Лишь 8% из исследуемых вузов отметили проекты, связанные с поддержкой молодых семей и укреплением семейных ценностей, а 19% вузов – проекты, относящиеся к социальной поддержке молодежи и молодых людей. Не пользуются популярностью и направление объединенное целью развивать молодежные СМИ, блоги и видеоблоги (15%).

С учетом полученных результатов можно сделать вывод о том, что не все вузы учли тот факт, что программы развития университетов должны быть направлены на достижение национальных целей развития Российской Федерации на период до 2030 года, такие как:

- увеличение доли граждан, систематически занимающихся физической культурой и спортом, до 70 процентов;

- формирование эффективной системы выявления, поддержки и развития способностей и талантов у детей и молодежи;

- создание условий для воспитания гармонично развитой и социально ответственной личности на основе духовно-нравственных ценностей народов Российской Федерации, исторических и национально-культурных традиций;

- увеличение доли граждан, занимающихся волонтерской (добровольческой) деятельностью или вовлеченных в деятельность волонтерских (добровольческих) организаций, до 15 процентов;

- увеличение числа посещений культурных мероприятий в три раза по сравнению с показателем 2019 года;

- увеличение численности занятых в сфере малого и среднего предпринимательства, включая индивидуальных предпринимателей и самозанятых [25].

Несмотря на существующее разнообразие направлений реализации молодежной политики в вузах, авторами были выделены наиболее общие проекты, которые во многом повторяются и присутствуют в наибольшем количестве в университетах. Данные представлены в таблице 2.

Таб. 2. Типичные проекты реализации молодежной политики в вузе

Название проекта
Краткое описание проекта
Развитие молодёжной науки
В рамках данного проекта акцент вузов сделан на обеспечение поддержки программ деятельности советов молодых ученых и студенческих научных обществ в образовательных организациях, содействие укреплению и развитию международных связей молодых ученых и специалистов. Часть университетов считает «прорывными» создание студенческих технопарков и бизнес-инкубаторов, направленных на обеспечения условий для развития научно-технического творчества и инновационной деятельности молодежи.
Университетское технологическое предпринимательство
Проект предполагает создание стартап-студий, которые должны стать «фабрикой», ориентированной на быструю проверку бизней-идей и массовое «производство» новых компаний. Стартап-студия формирует бизнес-гипотезы, апробирует продукт, осуществляет стартовые инвестиции.
Развитие лидерских качеств и мягких навыков у молодежи
Проект нацелен на формирование на базе вуза «Центров лидерства», которые формируют лидерские компетенций и развитие «мягких навыков», а также цифровых компетенций студентов.
Поддержка волонтерской деятельности, молодежных общественных объединений
Большинство университетов сходится во мнение, что в настоящий момент необходимо создание единого волонтерского центра образовательной организации, интеграция в федеральные проекты (например, в платформу Национальной лиги студенческих клубов). Приоритетными направлениями становится поддержка студенческих экологических инициатив, проектов по экологическому просвещению населения.
Центр развития карьеры молодежи
Проект предполагает создание системы сопровождения и консультирования студентов по вопросам трудоустройства и профессионального карьерного роста в условиях цифровой экономики. Такой проект нацелен на создание «биржи компетенций», обеспечивающих развитие активности молодежи и способствующих трудоустройству студентов во время обучения.
Студенческое самоуправление
В рамках проекта проходит содействие разностороннему и своевременному развитию молодых людей, их творческих способностей, навыков самоорганизации, самореализации личности путем включения в вопросы организации жизнедеятельности образовательной организации и коллегиальные органы управления университета.
Источник: составлено авторами.

На базе проведенного анализа исследуемых вузов нам удалось составить среднестатистическую модель соотношения направлений реализации молодежной политики в образовательной организации, которая представлена на рис. 2.

Рис. 2. Доминантное соотношение направлений деятельности в рамках молодежной политики

Источник: составлено авторами.

Если предположить, что университет, в том или ином виде реализует все направления государственной молодежной политики, то построенная модель, по нашему мнению, может судить о трудозатратах и внимании вузов к определенным направлениям деятельности. В соответствии с построенным рисунком 2 видно, что в настоящий момент имеет место диспропорции по реализации молодежной политики в университетах. Так, почти пятую часть от всех проектов вуза представляют инициативы, связанные с развитием «гибких навыков», надпрофессиональных компетенций. 15% – проекты, направленные на развитие молодежной науки, 13% и 12% соответственно – студенческие инициативы и волонтерство. Следуя данному принципу, можно сделать вывод, что наименее распространены в вузах события, связанные с укрепление семейных ценностей (2%), молодежных медиа (3%) и социальная поддержка молодежи (4%).

В целом проведённый анализ и построенная модель позволила сформировать ряд значимых рекомендаций в области реализации молодежной политики в вузе:

- Необходимо более сбалансированное составление программы развития молодежной политики в университете. Для этого рекомендуется составлять долговременную концепцию реализации молодежной политики в образовательной организации, которая позволит учесть все направления в данной сфере, создать «пул проектов» с целевыми показателями.

- Особое внимание необходимо уделить сегодня направлениям, связанным с социальной поддержкой молодежи. К примеру, в настоящее время экспертное сообщество солидарно, что молодым ученым наряду с необходимость повышения заработной платы и содействия в получении ученых степеней, необходимо предоставлять хотя бы минимальные условия для решения бытовых проблем и возможностей карьерного роста [26].

Внедрение эффективных мер социальной поддержки молодежи непосредственным образом может повлиять на выполнение показателей национального проекта «Наука и университеты». Так, в паспорте проекта определено, что доля профессорско-преподавательского состава (далее – ППС) в возрасте до 39 лет в общей численности ППС должна составить в 2022 г. – 30%, а в 2030 – 35% [27]. Однако, как показывают данные мониторинга деятельности вузов, данный показатель большинством университетов, входящих в программу «Приоритет 2030», не выполняется (рис. 3).

Рис. 3. Доля ППС в возрасте до 39 лет в общей численности ППС

Источник: Сайт https://monitoring.miccedu.ru. Подсчитано и составлено авторами.

- Учитывая актуальную международную и внешнеполитическую обстановку следует более пристальный аспект уделить проектам, направленным на предупреждение правонарушений и антиобщественных действий молодежи, а также проектам, которые направлены на формирование гражданской идентичности и патриотическое воспитание молодежи и тиражированию и популяризацию данных направлений через студенческие медиа-ресурсы, в том числе в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

- Требуется формирование и реализация пула современных, сквозных и востребованных проектов для самореализации молодежи, в том числе путем развития непрерывной сквозной системы поддержки не только обучающихся, но и выпускников университета в области профессионального становления на фоне высокой потребности в профессиональной самореализации.

Заключение. Проведённое комплексное исследование программ стратегического академического лидерства «Приоритет – 2030» определило профиль портфеля проектов в контексте реализации молодежной политики. Можно сделать вывод, что на сегодняшний день наметился переход от наличия простого количества проводимых мероприятий к качественным и измеримым проектам, а наличие грамотно выстроенных проектов по молодежной политике может стать реальным стимулом в развитии вуза.

Вместе с тем вузы, являясь основными центрами реализации молодежной политики, содействуют через свои программы развития университета увеличению вклада российских университетов в достижение национальных целей развития Российской Федерации на период до 2030 года, что напрямую указано в задачах программы «Приоритет-2030». Поэтому при планировании молодежной политики в университете предлагается уделить внимание разработке целевой концепции молодежной политики непосредственно в вузе, с учетом поставленных государством стратегических целей развития молодежи. В связи с чем, необходимо более четко обозначать, критерии оценки, планируемые результаты деятельности, которые позволят подобрать наиболее оптимальные средства для их достижения.

Дальнейшего исследования требует взаимосвязь результативности университетов в реализации программ развития и состава проектов и мероприятий молодежной политики вуза, с учетом изменившейся геополитической обстановки и хода реализации программы Приоритет 2030; необходимо научное обобщение новых практик, формируемых в рамках программы стратегического академического лидерства.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Паспорт Национального проект «Образование». [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/info/35566/ (дата обращения: 15.07.2022).
2. Указ Президента РФ от 21 июля 2020 г. № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года».
3. Гусева А.И., Калашник В.М., Каминский В.И., Киреев С.В. Исследовательское лидерство программы «Приоритет-2030»: факторы успеха // Высшее образование в России. – 2022. – № 1. – c. 42–48.
4. Гусева А.И., Калашник В.М., Каминский В.И., Киреев С.В. Анализ деятельности групп университетов трека «Территориальное и отраслевое лидерство» программы «Приоритет-2030» // Высшее образование в России. – 2022. – № 4. – c. 9 – 28.
5. Штыхно Д.А., Кулапов М.Н., Масленников В.В., Калинина И.А., Карасев П.А. Трансформация структуры университета в аспекте участия в программе стратегического академического лидерства «Приоритет-2030» // Вестник Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова. – 2022. – № 3 (123). – c. 145–157.
6. Российская молодежь: социально-демографический портрет и система ценностей в контексте многонациональной основы российского государства. / коллективная монография / под ред. чл.-корр. РАН, д‑ра экон. наук, проф. С. В. Рязанцева и д‑ра социол. наук, проф. Т. К. Ростовской., 2017. – 600 c.
7. Молодежная политика в системе формирования гражданской идентичности современной молодежи. / монография / Т. К. Ростовская [и др.]. - М.: Изд-во Российского государственного социального университета, 2018. – 198 c.
8. Ткаченко В.В. Исторический опыт формирования и реализации государственной молодежной политики (1991 - 2009 годы). / Монография. - Кострома: Авантитул, 2010.
9. Меркулов П.А. Государственная молодежная политика России – исторические этапы формирования. - СПб.: Алеф-Пресс, 2013.
10. Ромм Т.А., Богданова Е.В. Воспитание. Волонтерство. Молодежь. / Монография. - Новосибирск: Издательство СО РАН; НГТУ, 2015.
11. Кибанов А.Я., Ловчева М.В., Лукьянова Т.В. Реализация молодежной политики в Российской Федерации. / Монография. - М.: ИНФРА-М, 2012.
12. Тренды молодежной политики в зеркале социальных наук и технологий. / монография / А. В. Пономарев [и др.]; под общей редакцией д‑ра пед. наук А. В. Пономарева, канд. филос. наук Н. В. Поповой. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2018. – 260 c.
13. Прошин М.С., Нестеров А.Ю. Молодежная политика как инструмент формирования социальной базы модернизации и укрепления стабильности России (теория, методология, практика). / Монография. - М.: ИСПИ РАН, 2015.
14. Рахимова Р.М. Молодежная политика и социальное развитие студентов // Высшее образование. – 2005. – № 2. – c. 60–66.
15. Серова М.Ю. Молодежная политика в экономическом университете // Высшее образование в России. – 2011. – № 8–9. – c. 112–116.
16. Абуталиповой Л.Н., Суляева Н.И. Современная молодежная политика в вузе // Высшее образование в России. – 2015. – № 5. – c. 86-90.
17. Назарова О.Л., Ройтштейн И.А. Воспитательная работа и молодежная политика в вузе // Высшее образование в России. – 2011. – № 10. – c. 88–92.
18. Кривоногова В. Д. Развитие молодежной политики в Курганском государственном университете // Государственная молодежная политика: вызовы и современные технологии работы с молодежью: материалы Междунар. молодежн. науч.-исслед. конф. (Екатеринбург, 13 апреля 2021 г.) / под общ. ред. д‑ра пед. наук А. В. Пономарева – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та. 2021. – c. 54–58.
19. Казакова Е.О., Куликов С.П., Новиков С.В. Молодежная политика вузов: проблемы целеполагания и оценки результатов // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2017. – № 11. – c. 35–39.
20. Куликов С.П., Новиков С.В., Просвирина Н.В., Сорокин А.Е. Мониторинг эффективности реализуемых программ и проектов в области молодежной политики в российских образовательных организациях // Региональные проблемы преобразования экономики. – 2018. – № 10. – c. 76–83.
21. Образование в цифрах: краткий статистический сборник. [Электронный ресурс]. URL: https://www.hse.ru/mirror/pubs/share/404878648.pdf (дата обращения: 01.10.2022).
22. Сагинова О. В., Кондратьева А. А., Искандарян Р. А., Шипунова Т. С. Показатели конкурентоспособности в программах развития вузов // Вестник РГГУ. Серия: Экономика. Управление. Право. – 2019. – № 1. – c. 44–55.
23. Стукалова И.Б. Конкурентоспособность российских университетов и академические рейтинги // Современное образование. – 2019. – № 2. – c. 1–7.
24. Федеральный закон от 30 декабря 2020 г. N 489-ФЗ «О молодежной политике в Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/documents/2021/01/11/molodez-dok.html (дата обращения: 15.07.2022).
25. Указ о национальных целях развития России до 2030 года. [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/63728 (дата обращения: 15.09.2022).
26. Топ-30 вузов России по количеству молодых ученых. [Электронный ресурс]. URL: https://ruobraz.ru/ratings/top-30-vuzov-rossii-po-kolichestvu-molodykh-uchenykh/ (дата обращения: 01.10.2022).
27. Паспорт национального проекта «Наука и университеты». [Электронный ресурс]. URL: https://национальныепроекты.рф/projects/nauka-i-universitety (дата обращения: 01.10.2022).