Региональное регулирование промышленного интернета вещей на примере Свердловской области

Шаблова Е.Г., Городнова Н.В., Жевняк О.В.
Regional regulation of the industrial Internet of Things on the example of the Sverdlovsk region - View in English
Об авторах:

Шаблова Е.Г.1, Городнова Н.В.2, Жевняк О.В.2
1 Уральский федеральный университет
2 Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина

 Скачать PDF

Аннотация:
В процессе формирования цифрового общества интернет вещей становится инновационной средой реализации всех сфер жизнедеятельности человека, включая производственно-технологический и финансовый сектор, услуги, транспорт и пр., в которой интернет-технологии позволяют обмениваться данными о функционировании экономических субъектов, реагировать на изменения внешних и внутренних факторов, оказывать влияние на процессы, без вмешательства человека.
Научная новизна состоит в развитии теории промышленного интернета в цифровой экономике, анализе текущего регулирования промышленного интернета вещей на территории Свердловской области, выработке конкретных рекомендаций по регулированию промышленного интернета вещей для региона, а также оценке эффективности внедрения предложенных мер.
Сделан вывод о том, что в рамках построения цифровой экономики совершенствование государственного регулирования промышленного интернета вещей требует применения системного подхода и согласованности ряда документов стратегического планирования, а также разработки концепции регулирования промышленного интернета вещей на федеральном и региональном уровнях.
Результаты могут быть полезными для специалистов, занимающихся вопросами внедрения интернет-технологий в деятельность экономических субъектов, а также органам публичной власти Свердловской области в качестве базы для проведения политики в сфере регионального регулирования промышленного интернета.

Ключевые слова:

интернет вещей, правовой режим промышленного интернета вещей, регулирование промышленного интернета вещей, региональное регулирование промышленного интернета вещей, промышленная политика Российской Федерации, промышленная политика на территории Свердловской области, документы стратегического планирования

JEL-классификация: O31, O32, O33, L86, R13

Цитировать публикацию:
Шаблова Е.Г., Городнова Н.В., Жевняк О.В. Региональное регулирование промышленного интернета вещей на примере Свердловской области // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 9. – С. 3435-3454. – doi: 10.18334/ce.16.9.116244

Shablova, E.G., Gorodnova, N.V., & Zhevnyak, O.V. (2022) Regional regulation of the industrial Internet of Things on the example of the Sverdlovsk region. Kreativnaya ekonomika, 16(9), 3435-3454. doi: 10.18334/ce.16.9.116244 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Актуальность темы. В данной работе под интернетом вещей (Internet of Things, IoT) следует понимать совокупность большого количества взаимосвязанного технологического информационного оборудования (сенсоров, приборов учета, различных датчиков и т. п.), соединенных проводными и беспроводными каналами связи, подключенными посредством мобильных операторов связи к сети интернет, позволяющая осуществить полную интеграцию физических производственно-экономических процессов с виртуальной средой цифровых устройств, компьютерного оборудования, и сквозных цифровых технологий [10].

В интернете вещей доступно применение межмашинного взаимодействия (Machine-to-Machine – M2M) – набора компьютерных (машинных) технологий, позволяющих оборудованию, связанному специальным программным сенсорами, датчиками и оснащением, осуществлять обмен информацией [3].

Промышленный (индустриальный) интернет вещей (Industrial Internet of Things, IIoT), как сегмент интернета вещей, становится неотъемлемой частью функционирования российских компаний и бизнеса [1].

IIoT – это совокупность объединенных компьютерных сетей предприятий и компаний и подключенных к ним промышленных объектов, оснащенных встроенными датчиками и специально разработанным программным обеспечением в целях сбора и обмена информацией, позволяющая осуществлять удаленный мониторинг и управление в автоматизированном режиме [7].

Ключевыми принципами концепции интернета вещей являются:

1) возможность сбора, обработки, хранения и анализа в режиме реального времени гигантских массивов данных, позволяя тем самым существенно сокращать труд человека, снижать риски появления ошибок вследствие наличия человеческого фактора, а также повышать эффективность процессов;

2) формирование больших баз данных (Big Data), что приводит к кардинальной смене парадигмы экономико-правового сопровождения производства и бизнеса;

3) экономия различного рода ресурсов (сырьевых, трудовых, финансовых, энергетических), что позволяет существенно снижать капитальные вложения и временные затраты, а также способствует реализации концепции энергосбережения и энергоэффективности;

4) возможность удаленного применения оборудования и удаленной работы сотрудников, что позволяет использовать оборудование и технологические решения в труднодоступных местах.

Барьерами на пути широкого применения промышленного интернета вещей в России выступают финансовая нестабильность, задержки в поставках микроэлектроники, проблемы с логистикой в целом, перенос сроков развертывания 5G-сетей, уязвимость информационной безопасности интернета вещей, инертность во внедрении новых технологий, свойственная российским предприятиям [6], отсутствие правового поля, сложность соблюдения государственных стандартов и взаимодействия с государственными органами [1].

Промышленный интернет вещей как правовая категория был исследован авторами в одной из предыдущих работ, где были выявлены особенности промышленного интернета вещей, имеющие юридическое значение, на базе чего разработаны идеи для концепции правового регулирования промышленного интернета вещей на федеральном уровне [12].

Научная гипотеза – регулирование промышленного интернета вещей возможно и на региональном уровне. В целях эффективного развития российских регионов необходима смена парадигмы их цифрового развития и смещение вектора функционирования промышленных компаний в сферу использования технологий IIoT. В этой связи необходимо совершенствование правовой базы функционирования промышленного интернета вещей на региональном уровне.

Цель – разработка предложений экономического и правового характера для развития промышленного интернета вещей на уровне региона, в частности, в Свердловской области. Эти рекомендации могут быть адресованы органам публичной власти Свердловской области и стать основой для проведения политики в этой сфере на территории Свердловской области.

Основной методологический прием – использование симбиоза инструментария экономической и юридической наук. Применение данного подхода является оправданным в связи с многоаспектностью понятия промышленного интернета вещей. Разрабатываемые рекомендации являются составной частью промышленной политики, в которую включаются правовые, экономические, организационные и иные меры (п. 1 ст. 3 Федерального закона «О промышленной политике в Российской Федерации» [2]).

Исследование проведено на примере Свердловской области, которая обладает значительным потенциалом для развития цифровой экономики [3].

Научная новизна заключается в развитии понятийно-категориального аппарата применения промышленного интернета в цифровой экономике, анализе текущего регулирования промышленного интернета вещей на территории Свердловской области, разработке рекомендаций по регулированию промышленного интернета вещей для Свердловской области и мер по оценке эффективности внедрения этих рекомендаций.

Основная часть. Анализ текущего состояния регулирования промышленного интернета вещей на территории Свердловской области

Анализ федеральных актов, которые действуют, в том числе, на территории Свердловской области, показывает, что регулированию промышленного интернета вещей посвящен ряд документов стратегического планирования. Так, Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы называет интернет вещей и промышленный интернет вещей (в терминологии Стратегии – «индустриальный интернет») в качестве одного из основных направлений развития российских информационных и коммуникационных технологий, а также технологической основы для развития российской экономики и социальной сферы через внедрение этой технологии в российских организациях (п. п. 36, 41 Стратегии) [4].

В Национальной программе «Цифровая экономика Российской Федерации» предусмотрены мероприятия по построению узкополосных беспроводных сетей связи «Интернет вещей» на территории Российской Федерации с разработкой требований к операторам промышленного интернета и стандартов безопасности для систем интернета вещей [5]. В ходе реализации указанной национальной программы принята Концепция построения и развития узкополосных беспроводных сетей связи «Интернета вещей», направленная на обеспечение создания и развития рынка услуг связи «Интернета вещей» [6].

Стратегическим вопросам, связанным с внедрением промышленного интернета вещей, посвящена одна из семи дорожных карт по развитию сквозных цифровых технологий в России до 2024 года [7].

Развитию интернета вещей уделяется внимание и в отраслевых документах стратегического планирования [8].

В связи с необходимостью обеспечения совместимости продуктов и технологий, используемых в промышленном интернете вещей, особое место в его регулировании занимает техническое регулирование. Начиная с 2019 г., Росстандартом утверждено более 30 предварительных национальных стандартов в области технологий интернета вещей, сенсорных сетей и промышленного интернета вещей, умного производства, развития умных городов. В марте 2022 г. на базе одного из них после проведения трехлетней апробации был утвержден первый национальный стандарт в области интернета вещей [9].

На международном уровне разработкой стандартов занимаются Международная организация по стандартизации (ISO) и Международная электротехническая комиссия (IEC). В декабре 2019 г. при участии РФ был утвержден международный стандарт индикаторов умного города, в феврале 2022 г. – стандарт в сфере промышленного интернета вещей (первый стандарт цифровых технологий, предложенный РФ) [10].

Регулирование промышленного интернета вещей является частью регулирования промышленности, а концепция правового регулирования этого явления должна стать частью промышленной политики РФ. Основополагающим документом, регулирующим отношения, возникающие между субъектами деятельности в сфере промышленности, органами публичной власти всех уровней при формировании и реализации промышленной политики в Российской Федерации является Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации».

Стратегия развития информационного общества в Свердловской области на период до 2035 года напрямую не говорит о внедрении промышленного интернета вещей, но содержит мероприятия, которые, как представляется, имеют непосредственное отношение к его развитию. Среди них можно выделить создание сетей связи 5G на территории Свердловской области, создание сквозных цифровых технологий преимущественно на основе отечественных разработок, обеспечение ускоренного внедрения цифровых технологий в экономике и социальной сфере [11].

Стратегия социально-экономического развития Свердловской области на 2016-2030 годы в качестве одного из направлений социально-экономической политики Свердловской области на этот период называет повышение конкурентоспособности промышленного комплекса Свердловской области, что, как представляется, невозможно без внедрения технологии промышленного интернета вещей на предприятиях Свердловской области. Стратегия не содержит упоминания о развитии промышленного интернета вещей. Однако среди задач, направленных на достижение указанной цели, можно выделить те, решение которых напрямую связано с развитием этой технологии, например содействие созданию и развитию конкурентоспособных высокотехнологичных производств, обеспечивающих массовый переход на выпуск продукции нового технологического уклада.

Стратегия промышленного и инновационного развития Свердловской области на период до 2035 года [12] рассматривает цифровизацию как инструмент модернизации отраслей реального сектора экономики и создания условий для появления новых передовых промышленных технологий. Для каждой отрасли промышленного комплекса Свердловской области выделены свои перспективные технологии; среди них не названа технология TechNet, которую традиционно связывают с промышленным интернетом.

Государственная программа Свердловской области «Развитие промышленности и науки на территории Свердловской области до 2025 года» [13] вообще не уделяет внимание внедрению промышленного интернета вещей на предприятиях Свердловской области.

Исходя из анализа Федеральных законов «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации» [14] и «О промышленной политике в Российской Федерации» можно сделать вывод, что промышленная политика является предметом совместного ведения РФ и субъектов РФ [5].

Так, п. 145 ч. 1 ст. 44 Федерального закона «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации» к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации относится участие в осуществлении промышленной политики. Анализ категории «участие в осуществлении промышленной политики» дает основание выделить регулятивные полномочия субъекта РФ в рамках этой функции. К ним следует отнести установление мер стимулирования деятельности в сфере промышленности, осуществляемых за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации, а также установление дополнительных требований к индустриальным (промышленным) паркам, промышленным технопаркам, промышленным кластерам и их инфраструктурным организациям.

Ст. 2 Федерального закона «О промышленной политике в Российской Федерации» включает в систему правового регулирования в сфере промышленной политики законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. В ст. 5 органы государственной власти субъектов Российской Федерации названы среди участников формирования промышленной политики и ее реализации. Ст. 7 перечисляет полномочия этих органов в сфере промышленной политики.

В большинстве субъектов РФ после принятия указанного федерального закона были приняты региональные законы о промышленной политике [15]. Большинство из них в своих названиях содержит указание на промышленную политику в данном субъекте Российской Федерации или на территории данного субъекта; встречаются лишь единичные примеры законов с названием «О промышленной политике данного субъекта Российской Федерации» [16].

В Свердловской области действует Закон Свердловской области от 23 ноября 2015 г. № 136-ОЗ «Об отдельных вопросах реализации в Свердловской области промышленной политики Российской Федерации» [17]. Формулировка названия закона свидетельствует в пользу правильного использования термина «промышленная политика Российской Федерации», а не «промышленная политика Свердловской области» (сравним с недействующим ныне документом [18]).

Анализ действующих документов федерального и регионального уровня, действующих на территории Свердловской области, позволяет сделать нижеследующие выводы.

1. Государственное регулирование промышленного интернета вещей в настоящее время происходит по следующим направлениям: регулирование развития информационного общества, регулирование цифровой экономики, регулирование услуг связи, техническое регулирование, регулирование промышленности. При этом отсутствует системный подход к регулированию, согласованность ряда документов стратегического планирования. Не разработана концепция развития и регулирования промышленного интернета вещей. Сказанное относится как к федеральному, так и к региональному уровню (уровню Свердловской области). Федеральные документы уделяют внимание регулированию промышленного интернета вещей, что оправдано с точки зрения необходимости обеспечения единства экономического пространства РФ.

2. Технология промышленного интернета вещей не заявлена в документах стратегического планирования Свердловской области в качестве приоритетной технологии развития промышленности и экономики в целом. Документы стратегического планирования в сфере информационного общества, экономики и промышленности лишь косвенно касаются этой технологии через то, что они содержат мероприятия, способствующие развитию иных цифровых технологий. Полагаем, что это происходит, в частности, из-за отставания регулирования. Развитие цифровых технологий происходит настолько стремительно, что за несколько лет, прошедших с момента принятия анализируемых документов стратегического планирования, нарастает отставание в регулировании. Отсутствует системный контроль и корректировка этих документов с учетом развития технологий. Отсутствует согласованность документов стратегического планирования в различных сферах. Отсутствует публичная отчетность по этим документам, что помогло бы анализу выполнения планируемых мероприятий.

3. Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации» не использует понятие промышленной политики субъекта Российской Федерации. Таким образом, с формально-юридической точки зрения промышленная политика является федеральным явлением, не существует промышленной политики субъекта РФ, а лишь промышленная политика РФ; субъект РФ участвует в ее осуществлении, в том числе с помощью принятия нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере промышленной политики на их территории, но только те, которые определены федеральным законом.

4. На основании вышесказанного следует отметить, что нормативно-правовое регулирование промышленности на территории Свердловской области может осуществляться лишь в направлении установления мер стимулирования деятельности промышленных предприятий и дополнительных требований к специализированным субъектам промышленности. Таким образом, Свердловская область имеет полномочия по установлению в нормативных актах мер стимулирования для предприятий, внедряющих технологии промышленного интернета, включение этой технологии в качестве условия стимулирования или обязательного требования при создании новых промышленных парков, технопарков и кластеров.

Разработка предложений по совершенствованию регулирования промышленного интернета вещей на территории Свердловской области

Приведенные выводы позволяют сформулировать предложения по совершенствованию регулирования промышленного интернета вещей на территории Свердловской области.

1. Необходимо отразить внедрение и развитие промышленного интернета вещей в качестве одной из основных сквозных цифровых технологий в документах стратегического планирования Свердловской области, касающихся развития промышленности, цифровой экономики и информационного общества. Необходима гармонизация этих документов, их сопряжение. По мере развития технологии целесообразно задуматься о создании единого документа, направленного на развитие технологии промышленного интернета вещей.

2. Необходимо внедрение системы контроля и корректировки документов стратегического планирования, введение публичной отчетности по выполнению планируемых мероприятий.

3. Нормативное регулирование промышленного интернета вещей на уровне Свердловской области допускается федеральным законодательством в узких рамках, которые необходимо максимально использовать: разработать меры стимулирования промышленных предприятий, внедряющих эту технологию, за счет бюджета Свердловской области, которые могут включать налоговые, иные финансовые меры, меры организационного характера. Это должно стать основным направлением регулирования промышленного интернета вещей как элемента отношений в сфере промышленности на региональном уровне.

4. Особым направлением регулирования могут стать, в соответствии с федеральным законом о промышленной политике, разработка и реализация региональных научно-технических и инновационных программ поддержки развития промышленного интернета вещей за счет средств бюджета Свердловской области, в том числе поддержки научных исследований в этой сфере, поддержки учебных заведений и программ, участвующих в формировании компетенций, необходимых для развития промышленного интернета вещей, поддержки программ обучения и профессиональной переподготовки кадров промышленности.

5. В качестве разработки организационных стимулирующих мер можно предложить создание регионального фонда лучших практик внедрения промышленного интернета вещей, создание бизнес-инкубаторов внедрения такой технологии в муниципальных образованиях.

6. Основным направлением государственного регулирования промышленного интернета вещей на федеральном уровне является его техническое регулирование. Свердловская область, с учетом уровня ее научного и кадрового потенциала, способна участвовать в разработке технических стандартов. Можно предложить создание рабочей группы по разработке проектов таких стандартов и инициирование их принятия на федеральном уровне.

7. Использование Свердловской областью инициативы в разработке и принятии иных актов регулирования промышленного интернета вещей на федеральном уровне может происходить и по другим направлениям регулирования.

8. Промышленный интернет вещей попадает в зону технологий для экспериментальных правовых режимов [19], которые могут стать основной для создания и развития его правового режима. Не стоит упускать использование механизма экспериментального правового режима в целях апробации моделей правового регулирования. Свердловская область могла бы инициировать создание регуляторных песочниц в сфере промышленного интернета вещей на базе тех передовых примеров, которые уже показали эффективность. Можно рекомендовать выступление с подобной инициативой перед федеральными органами власти, участие в соответствующих конкурсах, разработку предложений для федеральных органов нормотворчества по включению правил в экспериментальный правовой режим промышленного интернета вещей, который бы реализовывался на территории Свердловской области.

9. В связи со стремительным развитием сквозных цифровых технологий их регулирование будет неизбежно отставать, поэтому можно прогнозировать смещение акцентов нормативного регулирования использования промышленного интернета вещей на уровень локального регулирования. Свердловская область во взаимодействии с промышленными предприятиями и их объединениями, с привлечением представителей научного сообщества, могла бы участвовать в разработке механизмов «мягкого права», используемых в регулировании промышленного интернета вещей: модельных локальных положений, регулирующих использование промышленного интернета на конкретном предприятии, модельных договоров о создании технологий промышленного интернета вещей, заключаемых промышленными предприятиями с работниками или внешними контрагентами, модельных должностных инструкций специалистов, работающих в сфере применения технологии промышленного интернета вещей.

Разработка методического подхода к оценке эффективности внедрения рекомендаций

Методика оценки развития российских регионов включает такой критерий эффективности, как «цифровая зрелость» [8], представляющий собой удельный вес цифровизации региональных органов исполнительной власти (РОИВ) и местного самоуправления, а также деятельности в таких сферах, как здравоохранение, образование, строительства, ЖКХ, общественный транспорт, применяющих отечественные IT-решения. Динамика роста цифровой зрелости закреплена в Постановлении Правительства РФ [20].

К 2030 году цифровая зрелость каждого российского региона должна составлять 100%. Следует отметить, что индекс цифровизации бизнеса, рассчитанному, как среднеарифметический показатель удельного веса компаний, использующих широкополосный интернет, облачные сервисы и иные технологии к общему числу компаний предпринимательского сектора, в России составляет 0,31 (31%). К примеру, в Финляндии – 0,5 [9], Бельгии и Норвегии – 0,33, Швеции – 0,32, Дании – 0,3 [4].

На рисунке показаны статистические данные по применению промышленного интернета вещей в РФ по сферам деятельности.

Рисунок – Распределение рынка промышленного интернета вещей (IIoT) в РФ по сферам деятельности по состоянию на 2019 год [21]

Как видно из рисунка, основные сектора внедрения промышленного интернета в РФ – это системы мониторинга транспорта, организация системы безопасности компаний, а также удаленная передача данных от банкоматов и платежных терминалов.

Авторами разработан методический подход к оценке эффективности внедрения экономико-правовых рекомендаций, состоящий из следующих шагов:

Шаг 1. Назначение временного интервала для сбора и обработки данных, начальный и фактический моменты времени для оценки показателей, характеризующих цифровую зрелость региона.

Шаг 2. Определение индекса цифровой зрелости региона в соответствии с методикой Правительства РФ, сопоставление фактических и целевых показателей 2030 года для каждого индикатора отрасли либо фактически достигнутые и прогнозные значения каждого индикатора сферы государственного управления.

Шаг 3. Определение индексов, оценивающих показатель цифровой зрелости органов государственной власти и отдельных отраслей экономики Ii осуществляется в соответствии с методическими рекомендациями Правительства РФ, и учитывают перечень специфических показателей сферы деятельности и отрасли.

Шаг 4. Определение изменений в результате реализации экономико-правовых мероприятий и оценка затрат ресурсов (финансов, времени, труда) на реализацию экономико-правовых рекомендаций.

Шаг 5. Количественная оценка эффективности экономико-правовых рекомендаций на показатель цифровой зрелости региона [2]. Оценивается уровень таких показателей, как объем бюджетного финансирования на развитие промышленного интернета вещей в регионе, наличие реализованных или реализуемых в настоящее время проектов с применением сквозных цифровых технологий, применение IT-технологий в бизнес-процессах; уровень подготовки IT-специалистов в регионе; степень вовлеченности органов государственной власти в процесс развития промышленного интернета; общий уровень цифровой грамотности кадров в регионе. Набор оцениваемых показателей может быть модифицирован в зависимости от целей оценки.

По оценке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации по состоянию на август 2021 года Свердловская область вошла в число 14 аутсайдеров по уровню цифровой зрелости региона, которая признана Министерством низкой (ниже 25%) [22]. Данный показатель учитывает такие факторы, как объем бюджетного ассигнования на внедрение и применение современных цифровых решений, число специалистов, интенсивно применяющих информационно-коммуникационные технологии, а также показатели цифровой зрелости 12 отраслей, включая промышленное производство, финансовые услуги, сельское хозяйство, энергетическую инфраструктуру, государственное управление, здравоохранение и пр.

Повышение индекса цифровой зрелости региона будет свидетельствовать о позитивном эффекте разработанных и реализованных мероприятиях и рекомендациях. В процессе принятия и реализации IIoT-решений используется массив данных, поступающих с различных устройств и датчиков.

К основным экономическим рекомендациям повышения показателя цифровой зрелости региона следует отнести повышение квалификации сотрудников в IT-сфере, формирование современной цифровой культуры, развитие цифровых компетенций системы государственного управления и частного бизнеса [11], а также выявление и минимизацию рисков применения технологий промышленного интернета вещей.

Как показали исследования Федерального мобильного оператора ПАО «МегаФон», занимающего 1 место на рынке интернета вещей, и имеющего свыше 8 млн абонентов, применяющих технологии М2М, свыше 90% свердловских компаний удовлетворены результатами применения IIoT-решений, в процессе внедрения IIoT более 40% компаний сократили текущие расходы на производственные и бизнес-процессы в среднем на 16-17%, средний срок окупаемости капитальных вложений на IIoT-решения составляет 1,5 года, свыше 20% компаний отмечают увеличение доходов более, чем на 35% [23]. По нашим экспертным оценкам, разработанные рекомендации позволят охватить не менее 40% компаний Свердловской области.

Выводы

Государственное регулирование промышленного интернета вещей требует применения системного подхода и согласованности ряда документов стратегического планирования, включая разработку концепции развития и регулирования промышленного интернета вещей на федеральном и региональном уровнях.

Технология промышленного интернета вещей не заявлена в документах стратегического планирования Свердловской области в качестве приоритетной. Нормативно-правовое регулирование промышленности на территории региона может осуществляться лишь в направлении установления мер стимулирования деятельности промышленных предприятий и дополнительных требований к специализированным субъектам промышленности.

Разработанные в ходе исследования рекомендации позволят повысить эффективность применения технологий промышленного интернета для 40% компаний в Свердловской области.

[1]IIoT – Industrial Internet of Things (Промышленный интернет вещей) // Деловой портал «TAdviser. Государство. Бизнес. Технлогии». 24.02.2022. – Режим доступа: https://www.tadviser.ru/index.php/Статья:IIoT_-_Industrial_Internet_of_Things_(Промышленный_интернет_вещей)#:~:text=Индустриальный%20(часто%20Промышленный)%20Интернет%20Вещей,автоматизированном%20режиме%2C%20без%20участия%20человека (дата обращения: 16.05.2022 г.).

[2]Федеральный закон от 31 декабря 2014 г. № 488-ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации» (с изм. и доп.) // Официальный интернет-портал правовой информации: www.pravo.gov.ru. 2014. 31 декабря.

[3]Постановление Правительства Свердловской области от 28 июня 2019 г. № 383-ПП «Об утверждении Стратегии промышленного и инновационного развития Свердловской области на период до 2035 года» (с изм. и доп.) // Официальный интернет-портал правовой информации Свердловской области: www.pravo.gov66.ru. 2019. 2 июля.

[4]Указ Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы» // Официальный интернет-портал правовой информации: www.pravo.gov.ru. 2017. 10 мая.

[5]Паспорт национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» (утв. президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам 24 декабря 2018 г. № 16) // https://base.garant.ru/72190282; Паспорт национального проекта Национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (утв. протоколом заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам от 4 июня 2019 г. № 7) // https://base.garant.ru/72296050.

[6]Приказ Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ от 29 марта 2019 г. № 113 «Об утверждении Концепции построения и развития узкополосных беспроводных сетей связи "Интернета вещей" на территории Российской Федерации» // https://base.garant.ru/72213754.

[7]Распоряжение Правительства РФ от 23 марта 2018 г. № 482-р «Об утверждении плана мероприятий («дорожной карты») по совершенствованию законодательства и устранению административных барьеров в целях обеспечения реализации национальной технологической инициативы по направлению «Технет» (передовые производственные технологии)» (с изм. и доп.) // Официальный интернет-портал правовой информации: www.pravo.gov.ru. 2018. 2 апреля.

[8]Распоряжение Правительства РФ от 13.06.2020 г. № 1582-р. «Об утверждении Программы развития угольной промышленности России на период до 2035 года // Там же. 2020. 18 июня; Распоряжение Правительства РФ от 5 ноября 2020 г. № 2869-р. «Об утверждении Стратегии развития станкоинструментальной промышленности на период до 2035 года // Там же. 2020. 9 ноября; Распоряжение Правительства Российской Федерации от 6 ноября 2021 г. № 3142-р «Стратегическое направление в области цифровой трансформации обрабатывающей промышленности» // Официальный интернет-портал правовой информации: www.pravo.gov.ru. 2021. 9 ноября. № 0001202111090018.

[9]Национальный стандарт ГОСТ Р 70036–2022 «Информационные технологии. Интернет вещей. Протокол беспроводной передачи данных на основе узкополосной модуляции радиосигнала (NB-Fi)», утв. Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 5 марта 2022 г. № 118-ст «Об утверждении национального стандарта Российской Федерации» // Гарант. URL: https://internet.garant.ru.

[10]Новости за 2018-2022 гг. // Сайт национального технического комитета «Киберфизические системы». – Режим доступа: http://tc194.ru/ (дата обращения: 16.05.2022).

[11]Постановление Правительства Свердловской области от 28 июня 2019 г. № 400-ПП «Об утверждении Стратегии развития информационного общества в Свердловской области на период до 2035 года» // Официальны интернет-портал правовой информации Свердловской области: www.pravo.gov66.ru. 2019. 2 июля.

[12]Постановление Правительства Свердловской области от 28 июня 2019 г. № 383-ПП «Об утверждении Стратегии промышленного и инновационного развития Свердловской области на период до 2035 года» (с изм. и доп.) // Там же.

[13]Постановление Правительства Свердловской области от 24 октября 2013 г. № 1293-ПП «Об утверждении государственной программы Свердловской области "Развитие промышленности и науки на территории Свердловской области до 2025 года"» (с изм. и доп.) // Областная газета. 2013. 12 ноября. № 535–539. С. 1.

[14]Федеральный закон от 21 декабря 2021 г. № 414-ФЗ «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации» (с изм. и доп.) // Официальный интернет-портал правовой информации: www.pravo.gov.ru. 2021. 21 декабря.

[15]Docs.cntd.ru – электронный фонд нормативно-технической и нормативно-правовой информации Консорциума «Кодекс»: URL: https://docs.cntd.ru/search?q=закон%20о%20промышленной%20политике&tab=4 // (доступ свободный; дата обращения: 23.08.2022 г.).

[16]Закон г. Москвы от 7 октября 2015 г. № 55 «О промышленной политике города Москвы», Закон Удмуртской Республики «О государственной промышленной политике Удмуртской Республики», Закон Курганской области «Об основах промышленной политике Курганской области».

[17]Закон Свердловской области от 23 ноября 2015 г. № 136-ОЗ «Об отдельных вопросах реализации в Свердловской области промышленной политики Российской Федерации» (с изм. и доп.) // Официальный интернет-портал правовой информации Свердловской области: www.pravo.gov66.ru. 2015. 25 ноября.

[18]Постановление Правительства Свердловской области от 3 ноября 1999 г. № 1266-ПП «О концепции промышленной политики Свердловской области» (с изм. и доп.) // Собрание законодательства Свердловской области. 1999. № 11. Ст.1150 (утратило силу).

[19]Постановление Правительства РФ от 28 октября 2020 г. № 1750 «Об утверждении перечня технологий, применяемых в рамках экспериментальных правовых режимов в сфере цифровых инноваций» // Официальный интернет-портал правовой информации: www.pravo.gov.ru. 2020. 29 октября; Федеральный закон от 31 июля 2020 г. № 258-ФЗ «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации» (с изм. и доп.) // Там же. 2020. 31 июля.

[20]Постановление Правительства РФ от 3 апреля 2021 г. № 542 «Об утверждении методик расчета показателей для оценки эффективности деятельности высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации и деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных положений постановления Правительства Российской Федерации от 17 июля 2019 г. № 915» // Официальный интернет-портал правовой информации: - Режим доступа: www.pravo.gov.ru *дата обращения 13.04.2021 г.).

[21]Построено авторами по статистическим материалам Компании «Центр 2М». – Режим доступа: https://center2m.ru/ (дата обращения 17.07.2022 г.).

[22]Минцифры представило рейтинг «цифровой зрелости» регионов. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rossaprimavera.ru/news/f0e25183?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop (дата обращения: 17.07.2022 г.).

[23] IoT-индекс в России. Отчет ПАО «МегаФон» по результатам исследования среди пользователей IoT-решений. 2021. Сайт МегаФон. – Режим доступа: https://iot-index.megafon.ru/ (дата обращения: 19.07.2022 г.).



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Ануфриенко А.Ю. Применение средств Интернета вещей для автоматизации управления жизненным циклом // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 3. – c. 1093-1100. – doi: 10.18334/vinec.10.3.110438.
2. Барашкова О.В. Теоретические основания сравнительного анализа экономического развития регионов. / Дис. … к-та эконом. наук. - Москва, 2020.
3. Городнова Н.В. Метод оценки качества информационных потоков при формировании big data в цифровой экономике // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 1. – c. 607-624. – doi: 10.18334/vinec.12.1.114142.
4. Кокуйцева Т.В., Овчинникова О.П. Методические подходы к оценке эффективности цифровой трансформации предприятий высокотехнологичных отраслей промышленности // Креативная экономика. – 2021. – № 6. – c. 2413-2430. – doi: 10.18334/ce.15.6.112192.
5. Минпромторг России и Ассоциация интернета вещей заключили соглашение о сотрудничестве. Сайт Ассоциации Интернета вещей. [Электронный ресурс]. URL: https://iotas.ru/media/news_aiv/1204 (дата обращения: 16.05.2022).
6. Российский рынок промышленного интернета вещей: драйверы роста, тенденции и перспективы. Обзор TAdviser. Деловой портал «TAdviser. Государство. Бизнес. Технлогии». [Электронный ресурс]. URL: https://www.tadviser.ru/index.php/Статья:Промышленный_интернет_вещей_в_России._Обзор_TAdviser_2022 (дата обращения: 24.08.2022).
7. Овсянников М.В., Подкопаев С.А. Облачная система управления производством в рамках жизненного цикла продукции на основе интернета вещей // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 3. – c. 1311-1318. – doi: 10.18334/vinec.10.3.110521.
8. Степанов Д. В России будут оценивать губернаторов по «цифровой зрелости». Интернет-издание о высоких технологиях – CNews. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cnews.ru/news/top/2021-04-14_v_rossii_otsenyat_rabotu_gubernatorov (дата обращения: 18.07.2022).
9. Абдрахманова Г.И., Баскакова О.Е., Вишневский К.О., Гохберг Л.М. и др. Тенденции развития интернета в России и зарубежных странах. / Аналитический доклад. - М.: НИУ ВШЭ, 2020. – 144 c.
10. Хэ Я. Промышленный интернет – фундамент глобальных цифровых бизнес-моделей // Управление. – 2022. – № 31. – c. 61-62.
11. Чичерин А.Е. Эффективность государственного управления экономикой региона: содержание, оценка, направления повышения. / Дисс. … к-та эконом. наук. - Воронеж, 2019. – 15 c.
12. Шаблова Е.Г., Жевняк О.В. Разработка концепции правового режима промышленного интернета вещей // Право и экономика. – 2022. – № 10.