Экосистема рынка услуг совместного потребления: элементы, практика развития, перспективы роста в экономике и интеграция в глобальные цепи поставок

Куимов В.В., Щербенко Е.В., Ананина Р.Ф.
The ecosystem of the shared consumption services market: elements, development practices, growth prospects and integration into global supply chains - View in English
Об авторах:

Куимов В.В.1, Щербенко Е.В.1, Ананина Р.Ф.1
1 Сибирский федеральный университет

 Скачать PDF

Аннотация:
В статье представлены результаты исследования рынка услуг совместного потребления с точки зрения составных элементов, практики развития и участия в глобальных цепочках поставок.
Авторами рассмотрены перспективы роста рынка услуг совместного потребления, сформирована модель их интеграции в глобальные цепочки поставок, представлены направления развития с учетом современных условий экономических отношений.

Ключевые слова:

глобальные цепочки поставок, интеграция, организационные структуры, услуги, цифровая трансформация, экономика совместного потребления

JEL-классификация: M11, O31, O33

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, Правительства Красноярского края и Красноярского краевого фонда науки в рамках научного проекта № 20-410-242916.
Цитировать публикацию:
Куимов В.В., Щербенко Е.В., Ананина Р.Ф. Экосистема рынка услуг совместного потребления: элементы, практика развития, перспективы роста в экономике и интеграция в глобальные цепи поставок // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 7. – С. 2587-2598. – doi: 10.18334/ce.16.7.115004

Kuimov, V.V., Shcherbenko, E.V., & Ananina, R.F. (2022) The ecosystem of the shared consumption services market: elements, development practices, growth prospects and integration into global supply chains. Creative Economy, 16(7), 2587-2598. doi: 10.18334/ce.16.7.115004 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Усиление роли экономики совместного потребления в современных условиях экономических отношений обусловлено факторами, влияющими на развитие макроэкономики в целом. К числу таких факторов авторы относят изменение паттернов потребительского поведения, рост цифровизации всех общественных институтов, «замыкание» экономик на внутренние центры производства и продажи вследствие геополитических процессов, интеграция форм взаимодействий в различные экономические процессы.

Совокупность представленных факторов повлияла на развитие экономики совместного потребления в части отдельных рынков услуг, например, каршеринга, райдшеринга, фудшеринга, совместных закупок и др.

Взаимосвязь факторов и развитие рынка услуг совместного потребления является неотъемлемой частью целой экосистемы рассматриваемой сферы экономических отношений.

В этой связи целью исследования является развитие теоретических положений рынка услуг совместного потребления и определение интеграционных составляющих в глобальные цепочки поставок.

Представленное исследование обладает научной новизной, которая заключается в разработке модели глобальной цепочки поставок с участием экосистемы рынка услуг совместного потребления, что способствует формированию комплексного понимания существующих форм взаимодействия и элементов его развития.

Тогда гипотезой исследования является предположение о том, что построение модели глобальной цепочки поставок необходимо осуществляться с учетом различных экосистем.

Таким образом, изучение рынка услуг совместного потребления как предмета означает сбор большего количества знаний, а также поиск новых показателей, которые ранее были не систематизированы, стремление обозначить существующую проблему нехватки категориального аппарата, чтобы сделать его более определенным.

1. Теоретический обзор понятия «экосистема».

Необходимость понимания основ рынка услуг совместного потребления, формирующихся в новых экосистемных отношениях, актуализирует важность теоретического обзора понятия «экосистема», являющегося отправной точкой в начале исследования.

Поскольку экосистема как понятие впервые встречается в биологии, то рассматривая первоисточники, отметим ее основные характеристики: устойчивость, саморегуляция, жизнеспособность.

К вышеуказанным характеристикам впоследствии развития понятия в экономике были добавлены эмерджентность, коэволюция и адаптивность [15].

Представляется интересным мнение ученых, которые понимают экосистему как ряд взаимодействующих организаций в рамках единого цифрового контура на основе новых технологий и знаний [2, 7].

Благодаря наличию цифровой составляющей экосистема переходит из формы взаимодействий в систему взаимодействующих и взаимосвязанных элементов, имеющей единый центр управления, который координирует и планирует всю деятельность.

Появление географической независимости для крупных корпораций произошло за счет развития новых технологий, которые радикально меняют способ работы, в том числе и традиционное осуществление функций управления.

Как отмечает С.А. Калайда, возрастающая конкуренция на всех сегментах разных секторов экономики является движущей силой к формированию новых экосистемных отношений, а цифровизация выступает как новая современная тенденция общественного развития [5].

Согласимся с выводом, сделанным М. Пелтониеми о том, что целью любой бизнес-сети является предоставление организациям возможности участвовать в деловых взаимодействиях (транзакциях) для осуществления своей основной деловой деятельности [7].

Благодаря интеграции множества экосистем (человек-окружающая среда-экономика), стало возможным определить, что экспоненциальный рост человеческой экосистемы и технологические достижения, способствующие увеличение спроса на ресурсы, радикально изменило соотношение этих экосистем за последние три столетия. Таким образом, применимость и осуществимость интеграции многочисленных экосистемных данных в среду хранения, интеллектуального анализа, визуализации и интерпретации таких данных оказывает влияние на знания об экосистемах [7].

2. Бизнес-экосистемы: современные подходы и реалии.

Элементы экосистемного подхода в экономических процессах стали проявляться в исследованиях во второй половине XX века, например, в работах Дж. Форестера, описавшего новые тенденции в крупных корпорациях, складывающиеся вокруг «центров прибыли», когда подразделения фирм между собой выстраивали отношения на основе «рыночных цен» [10]. Эти, а затем многие другие исследования (Дж. Липнек, Р. Майлз, Ч. Сноу, [13, 14]) зафиксировали поиск фирмами новых практик соорганизации своих бизнесов в форматах предпринимательских сетей, в которых Дж. Липнек и Дж. Стемпс [13] выделили основные принципы, на которых выстраиваются такие сетевые взаимодействия: единая цель, кооперация ресурсов, независимые члены, добровольная связанность, несколько лидеров.

Дальнейшие исследования связаны с конкретными проявлениями различных моделей взаимодействий бизнесов для достижения своих целей. Особое влияние на развитие новых форматов взаимодействия оказали различные варианты кооперации. Зародившись в далекие годы становления капитализма как массовое движение, кооперативы в их многочисленных проявлениях показали огромные возможности для реализации совместных задач, на основе согласования целей, различных ресурсов, инициативы и самостоятельности. Качественно новым и результативными вариантами взаимодействия бизнесов стали кластеры. Многие ученые отмечали, что наиболее успешными оказываются территории, где есть достаточная концентрация бизнесов, дополняющих друг друга в производственной цепочке. Развитие исследований в сфере совместного использования ресурсов послужили основой для выводов М. Портера, который сформулировал свое определение кластера, как группу географически соседствующих взаимосвязанных компаний (поставщики, производители и др.) и связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы государственного управления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере и взаимодополняющих друг друга [16].

Как само определение кластера, так и его составляющие в определенной степени выступают новым проявлением кооперации на более высоком уровне.

В настоящее время кластерные подходы стали активно использоваться бизнесами в соорганизации своих цепочек формирования ценности, т.е. в цепочках технологических, разработческих, подготовки кадров и др.

Следует отметить, что в российской практике такие территориально производственные концентрации и взаимодействия бизнесов, планировались и реализовывались в процессе индустриализации. Результатами их реализации стали развитые производственные комплексы Урала, Кузбасса, Норильска и других, сформированные в географической зоне мощных энергостанций Днепрогэса, Сибири и др. как взаимодействие производственных предприятий, проектных, научных, образовательных учреждений с развитой городской инфраструктурой и социальной сферой.

Качественно новые возможности согласованных взаимодействий в цепочках создания ценности проявляются в использовании цифровых технологий, в том числе и в системном обмене информацией, анализе больших данных, выработке наиболее достоверных решений и др. Результатом исследований этих новых возможностей стали понятия кооперационно-сетевых взаимодействий, бизнес-экосистем, координированных смарт-бизнесов.

Обратимся к анализу подходов, которые используют в своих практиках наиболее крупные консалтинговые корпорации, которые работают на стыке последних достижений науки и потребностей современного бизнеса. С этих позиций можно считать, что их подходы являются наиболее комплексными, так как являются результатом обоснованных теорий и одновременно отражают их практическую применимость в современных бизнесах.

В практике McKinsey «экосистема – это взаимосвязанный набор услуг, позволяющих пользователям удовлетворять различные потребности в одном интегрированном опыте». Экосистемы рассматриваются как шлюзы, гармонизирующих процессы взаимодействий, они же служат достижению сетевых эффектов, формирующих преимущества таких систем [17].

В компании BCG Henderson Institute (стратегический аналитический центр Boston Consulting Group) определяется, что «бизнес-экосистема – это динамичная группа в значительной степени независимых игроков, которые создают продукты или услуги для решения единой задачи». По мнению компании в бизнес-системах взаимодействуют производители товаров и услуг и клиенты, объединяя услуги разных поставщиков -оптово-логистических центров, платежных систем и т.п. [11]. Признается особая роль бизнес-экосистем связывать «большое разнообразие участников посредством совместного использования ресурсов и опыта для коллективного предоставления продуктов…» [4]. Важным признаком таких систем выступает их способность «разрушения отраслевых барьеров, для создания кросс-функциональных продуктов и услуг, а также смешивают ранее сегрегированные рынки» и способности преобразовывать «не только сектора, но и широкие области экономики [3].

Уникальность роли бизнес-экосистем отводит корпорация Алибаба определяя, что она «деловая экосистема от продавцов до поставщиков софтверных решений и логистических партнеров» [8], которая «использует технологические решения для реализации и координирования усилий тысяч …компаний, создавая уникальную виртуальную деловую экосистему, которая быстрее, интеллектуальнее и эффективнее традиционной деловой инфраструктуры».

Анализ экосистем рынка услуг совместного потребления, с учетом, что ВРП более чем на 70% формируется на основе услуг побуждает особенно внимательно исследовать эти процессы с позиции концепции доминирования услуг (SDL) (Service Dominating Logic), предложенной С.Л Варго и соавторами [18]. Логика S-D утверждает, что для создания ценности, то есть для поддержания и повышения благосостояния и жизнеспособности, субъекты участвуют во взаимозависимом и взаимовыгодном обмене услугами. Исходя из этой теории все взаимодействия бизнесов – это обмен услугами, и на первый план выдвигаются обмены нематериальными ресурсами-знаниями, опытом, информацией, технологиями, отношениями. Важным фактором при этом становятся коммуникации в том числе виртуальные, социальные сети и др.

Все это ведет к развитию концепции сервисных экосистем, проявление которых можно видеть на примерах услуг совместного потребления.

3. Концепция сервисных систем в глобальных цепях поставок.

На основе концепции доминирования услуг можно видеть, что современная экономика, активно используя цифровые технологии, формируется как кооперационно-сетевое взаимодействие участников на основе обмена услугами.

С этих позиций нами выделяются следующие базовые линии её проявления:

- корпоративная экономика, в которой участники выстраивают свои взаимодействия на основе обмена услугами по кооперации ресурсов или их частей, самостоятельности, инициативности, активного взаимодействия с потребителями и властными структурами. Основываясь на традиционных индустриальных форматах обмена услугами по производству и сбыту конкретных изделий (товаров) активно выстраиваясь на цифровых платформах безбарьерного обмена услугами – эта экономика занимает ведущую составляющую всей экономики;

- экономика совместного потребления, в ней участники априори совместно используют необходимые им ресурсы – автомобили для проката, помещения, совместные закупки и др. Через оказание услуг участники вводят в экономический оборот или расширяют спектр и время их применения, что формирует новые ниши в экономической деятельности, может существенно снижать нагрузку на природу. Виды совместного пользования существенно расширяются на основе цифровых современных особенно мобильных приложений;

- экономика совместного ведения – формирует обмен услугами при совместном использовании ресурсов и распределении результатов. Наиболее полно она проявляется в открытых инновациях, поиске альтернативных технологий и форм организаций, в семейных, родственных реципроктных отношениях, где мотив прибыли и немедленного вознаграждения не является главным. Имеет существенные перспективы развития в форматах семейных, народных предприятий, где все участники обладают своей долей ресурсов и своего труда;

- в экономике потребительских кооперативов партнеры-участники, формируя разноуровневые отношения их союзы, обмениваются услугами для обеспечения всей цепочки создания ценности и выстраивания отношений с клиентами. Кооперативы, как самая массовая в мире соорганизация совместной деятельности формирует особый вариант сервисных массовых услуг первичного уровня, который приобретает еще большее значение для обеспечения жизнедеятельности населения в том числе на основе использования цифровых продуктов в том числе социальных сетей;

- экономика координированных экосистем (предпринимательских сетей) один из новых форматов выстраивается на основе цифровых платформ по взаимному оказанию услуг партнеров-участников, за счет интеграции неограниченного числа партнеров клиентов и партнеров подрядчиков оказания услуг. Наиболее полно реализованы в корпорации Алибаба, создающей новый тип взаимодействий по оказанию востребованных услуг, поиску и включению исполнителей в разных уровнях цепочки формирования ценности [1, 6].

Названные выше базовые линии экономик создают качественные условия для новых социально-экономических отношений в цифровую эпоху и становятся ведущими трендами постиндустриального развития.

Исследовательский интерес представляет интеграция элементов экономики совместного потребления в глобальные цепи поставок. Экосистема здесь выступает как комплекс взаимодействующих участников, состав которых может быть разнообразен – это коммерческие организации, выступающие производителями / поставщиками / продавцами или обеспечивающие какую-либо функцию деятельности, например, владельцы и модераторы электронных платформ, а также покупатели товаров и / или услуг. Таким образом, модель экосистемы, действующей на мировом уровне при организации глобальной цепи поставок, выстраивается с учетом взаимодействующих элементов и функций деятельности (рисунок 1).

Рисунок 1 – Экосистема организации в экономике совместного потребления при интеграции в глобальные цепи поставок (составлено авторами)

Исходя из представленного состава элементов экономики совместного потребления, можно сделать вывод о том, что она является основополагающей сферой, способствующей быстрой адаптации различных экосистем в глобальные цепи поставок, где ведущее значение отводится электронной среде.

Заключение

Авторские исследованию дают основание считать, что в бизнес-системах взаимодействия участников «характеризуются как взаимопроникновение и гармонизация за счет одновременного платформенного действия на площадке производителей, потребителей, посредников на основе «признания общих целей, кооперации ресурсов, сохранении самостоятельности и лидерства участников, при соблюдении добровольной связанности и взаимодействия с властными и общественными структурами при использовании информационных технологий и коммуникаций, в том числе социальных сетей» [6].

Таким образом, результаты представленного исследования демонстрируют важность формирования экосистем в условиях экономики совместного потребления, так как она более адаптивна и универсальна с точки зрения реализации экономических отношений в глобальных цепях поставок.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Ананина Р.Ф., Куимов В.В. Организация совместных закупок как формы услуг в кооперационно-сетевых взаимодействиях. / монография. - М.: Первое экономическое издательство, 2020. – 244 c.
2. Бусалова А.Д. Креативный кластер или творческая бизнес-экосистема? // Креативная экономика. – 2021. – № 11. – c. 4215-4224.
3. Захаров В.Я., Трофимов О.В., Фролов В.Г. Механизмы интеграции и кооперации сложных экономических систем в соответствии с концепцией «Индустрия 4.0» // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1341-1356.
4. Иванов А.Л., Шустова И.С. Исследование цифровых экосистем как фундаментального элемента цифровой экономики // Креативная экономика. – 2020. – № 5. – c. 655-670.
5. Калайда С.А. Экосистема «Сбер» как институционально-организационная форма межсекторной финансовой конвергенции // Экономическая безопасность. – 2021. – № 3. – c. 823-838.
6. Куимов В.В. Экономика кооперационно-сетевых взаимодействий. Теория. Практика. Возможности. / монография. - М.: ИНФРА-М, 2019. – 220 c.
7. Тихонова А.Д. К вопросу о развитии инновационных экосистем в современной экономике // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1383-1392.
8. Цзэн М. Alibaba и умный бизнес будущего: как оцифровка бизнес-процессов изменила взгляд на стратегию. / пер. с англ. - М.: Альпина Паблишер, 2019. – 320 c.
9. Экосистема. Большая российская энциклопедия. [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/biology/text/4927341 (дата обращения: 22.06.2022).
10. Forrester J.W. A New Corporate Design // Industrial Management Review. – 1965.
11. Lang N., Szczepanski K., Wurzer C. The Emerging Art of Ecosystem Management. BCG Henderson Institute, January 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bcg.com/ru-ru/publications/2019/emerging-art-ecosystem-management.aspx (дата обращения: 22.06.2022).
12. Lindsay S., Vrijhoef Y. Introduction - A Sociological Focus on “Expert Patients” // Yealth Sociology Review. – 2009. – № 18. – p. 139-144.
13. Lipnack J., Stamps J. Virtual Teams: Reaching Across Space, Time, and Organizations with Technology. - Wiley, 1997.
14. Miles R. E., Snow C. C. Causes of failure in network organizations // California Management Review. – 1992.
15. Peltoniemi M. Cluster, Value Network and Business Ecosystem: Knowledge and Innovation Approach // Organisations, Innovation and Complexity: New Perspectives on the Knowledge Economy: conference, September 9-10, in Manchester, UK. 2004.
16. Porter M.E. The Competitive Advantage of Nations: With a New Introduction. - N.Y.: The Free Press, 1990, Palgrave Tenth Edition, 1998. – 855 p.
17. The Ecosystem Playbook: Winning in A World of Ecosystems. Mckinsey Global Institute, April 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mckinsey.com/industries/financial-services/our-insights/winning-in-a-world-of-ecosystems (дата обращения: 22.06.2022).
18. Vargo S. L., Lusch R. F., Morgan F. The Service-Dominant Logic of Marketing: Dialog, Debate. - Directions Publisher: M.E.Sharp, 2006. – 430 p.