Инфраструктурная поддержка цифровой трансформации промышленных кластеров

Донцова О.И.
Infrastructure support for digital transformation of industrial clusters - View in English
Об авторах:

Донцова О.И.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

 Скачать PDF

Аннотация:
Анализируя инфраструктуру поддержки цифровой трансформации российской промышленности, автор предлагает уделить существенное внимание комплексным мерам и инструментам вовлечения малого и среднего бизнеса в инновационно-ориентированную предпринимательскую деятельность. На практике значительное количество инноваций коммерциализируется субъектами малого и среднего бизнеса. В статье аргументировано сформулировано, что ключевую роль в современной инфраструктуре цифровой трансформации системы управления промышленными кластерами играют платформенные решения. Механизмы реализации платформенных решений призваны обеспечивать консолидацию участников, мобильность, общедоступность вне зависимости от места нахождения, использование для анализа больших массивов данных инструментов, которые основаны на применении статистико-математических методов. Материалы научного исследования могут быть полезны специалистам в экономической сфере, ученым, аспирантам, а также представителям малого и среднего бизнеса.

Ключевые слова:

кластеры, промышленность, промышленные кластеры, цифровизация, цифровая трансформация, малый и средний бизнес

JEL-классификация: L52, O31, L26, M11, M21

Цитировать публикацию:
Донцова О.И. Инфраструктурная поддержка цифровой трансформации промышленных кластеров // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 4. – С. 1581-1592. – doi: 10.18334/ce.16.4.114457

Dontsova, O.I. (2022) Infrastructure support for digital transformation of industrial clusters. Kreativnaya ekonomika, 16(4), 1581-1592. doi: 10.18334/ce.16.4.114457 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение.

Существенным элементом политики государства в сфере стимулирования цифровой трансформации промышленных кластеров является прямая и инфраструктурная поддержка фундаментальных и прикладных исследований в заданной плоскости [1,7,8].

Важным элементом инфраструктуры государственной поддержки инновационных разработок является грантовая система. В мировой практике архитектура инфраструктуры грантовой поддержки исследований и разработок (R&D) основывается на механизме финансирования через государственные институты развития.

Заметным примером таких институтов развития является Национальный научный фонд США (NSF). Российским «двойником» данного фонда можно считать Российский научный фонд.

Актуальность темы статьи. Фундаментальным отличием данных фондов от иных элементов инфраструктуры обеспечения цифровой трансформации промышленности России является фокусирование исключительно на финансировании фундаментальных исследований (в отличии от фондов из системы ВЭБ, которые в большей степени ориентированы на финансирование прикладных инженерных решений).

В качестве основного инструмента трансмиссии фундаментальных исследований в прикладные инженерные исследования в международной практике выступают многочисленные государственные программы поддержки инновационного бизнеса.

Цель исследования состоит в обосновании научно-методологических положений инструментальной системы управления промышленными кластерами. К методам, которые были применены в процессе исследования, отнесены: анализ, сравнение и обобщение данных, группировка, моделирование.

Основная часть

На поддержку ориентированного на цифровую экономику малого и среднего бизнеса направлены государственные программы поддержки в США, Японии, ЕС и других стран.

В США одним из ключевых элементов формирования инновационной инфраструктуры является программа поддержки инновационных исследований малого бизнеса (SBIR). Данный элемент поддержки инновационной деятельности, в том числе и в области цифровизации, был учрежден в 1982 году. В основе создания данной программы во многом лежало исследование Д. Бирча о влиянии малого и среднего бизнеса на увеличение занятости в США. [1] Следствием данного исследования стал нормативный акт (закон Бай-Дойла), который оставлял за представителями малого и среднего бизнеса, а также академическим учреждениям права собственности на запатентованные изобретения, которые созданы при реализации грантового финансирования фондов при правительстве США. Также, в качестве меры стимулирования инновационной активности был реализован такой инструмент, как налоговый вычет на исследования и разработки. Помимо этого, были законодательно снижены антимонопольные требования к организации совместной деятельности в сфере научно-технологического развития в США.

Основной задачей проектов в рамках программы SBIR является коммерциализация результатов фундаментальных и прикладных исследований в приоритетных для правительства США отраслях национальной экономики. Ключевую роль в механизме коммерциализации научно-технологических инноваций отведена представителям малого и среднего бизнеса.

Основными критериями отбора проектов и компаний для участия в программе SBIR являются:

▪ Место юридического и налогового резидентства – США;

▪ Более половины уставного капитала компании принадлежат частным гражданам или резидентам США равно, как и юридическому лицу, которое принадлежит частным гражданам или резидентам США;

▪ Совокупное количество персонала не превышает 500 человек.

Механизм реализации государственной поддержки малого бизнеса в рамках программы SBIR реализуется в три этапа, которые включают в себя:

1. Оценка предлагаемой к дальнейшей разработке технологии или решения. Объем гранта на данном этапе колеблется вокруг суммы в 100 тысяч долларов США.

2. Создание минимально ценного продукта проекта (MPV). Длительность финансирования на данном этапе в среднем три года, а объем грантового финансирования составляет 500-800 тысяч долларов США.

3. Третий этап представляет собой полноценный запуск проекта производства и реализации продукции проекта. Да данном этапе начинают привлекаться финансирования от посевных инвесторов [2].

Пожалуй ключевая задача, которую выполняет программа SBIR, и которую целесообразно взять на вооружение при реализации инфраструктуры государственной поддержки цифровой трансформации промышленных кластеров России – это то, что программа SBIR является мощным драйвером повышения инновационной активности в национальной экономике США, а также реализует механизм трансмиссии между академической наукой, как реализующим фундаментальные исследования звеном и бизнес-сообществом, которое приводит результаты данных исследований на потребительский рынок.

Также данная программа является одной из точек притяжения инвестиций в высокорисковые проекты научно-технологического развития. Участие проекта в программе SBIR является крайне привлекательным критерием отбора для дальнейшего финансирования венчурными инвесторами США [3].

В различные годы участниками программы SBIR были стартапы, которые переросли в компании Symantec, Qualcomm, iRobot, Genetech [4].

Важной особенностью программы SBIR является регулярность проведения конкурсов по каждому из министерств или департаментов, имеющих соответствующий бюджет финансирования научных и прикладных исследований и разработок.

Ещё одним преимуществом программы поддержки развития высоких технологий SBIR является гибкий механизм принятия решения о выделении финансирования. Решения о принятии проекта в программу и выделение ему финансирования принимаются на уровне специальных подразделений профильных министерств и агентств.

Говоря о примерах эффективной инфраструктуры обеспечения технологического прорыва, сложно не отметить роль и место в данном направлении оборонно-промышленного комплекса и государственного оборонного заказа. Определяющее значение в парадигме участия оборонно-промышленного комплекса в научно-технологическом развитии имеет проработанный и эффективный механизм трансфера технологий из военного сектора в гражданский [5, 6, 7].

Примером создания эффективной инфраструктуры трансфера технологий опять можно привести США. Вопросы трансфера технологий из военного сектора в гражданский, в США начали подниматься в восьмидесятые годы ХХ века и приобрели систематический характер в начале двухтысячных.

С целью обеспечения эффективного трансфера технологий оборонно-промышленного комплекса в гражданский сектор США реализуется ряд государственных программ, среди которых можно выделить:

▪ Программа перспективных технологий (ATP);

▪ Программа реинвестирования технологий (TRP);

▪ Программа совершенствования производственных технологий (MEP);

▪ Программа развития новых транспортных средств (PNGV);

▪ Национальная информационная инициатива (NII).

Базовую позицию в инфраструктуре трансфера военных и двойных технологий в гражданский сектор занимает программа реинвестирования технологий.

Наряду с трансфером военных технологий, на развитие высоких (в том числе и цифровых) технологий США оказывают программы передачи технологий, разрабатываемых в рамках сотрудничества частного бизнеса с NASA в сфере освоения космоса. Значительная часть перспективных исследований и разработок в данном направлении первоначально финансируется в рамках все той же программы SBIR. Государственно-частное партнерство в области освоения космоса в рамках программы SBIR во много стало одним из первых успешных экспериментов освоения цифровых технологий. Так, именно в этом русле стартовали пилотные проекты внедрения электронного документооборота – проект Electronic Handbook (EHB).

В отличии от США, в России помимо формирования институциональной инфраструктуры процесс эффективной цифровой трансформации промышленных кластеров нуждается в развитии физической инфраструктуры развития инноваций в области цифровой экономики.

Цифровая инфраструктура представляет собой базовые технологические элементы, при помощи которых реализуется процесс создания и коммерциализации инноваций. Принципы организации и ключевые функции, которые свойственны инновационной инфраструктуре претерпевают системные изменения в контексте заданного вектора цифровой трансформации российской экономики [8, 9].

Физически цифровая инфраструктура представлена активами, которые обеспечивают высокоскоростной доступ в сеть Интернет, дата-центры, алгоритмизированные программные решения и т.д.

Прежде всего, за основу целесообразно брать принципы удаленности и всеобщего подключения к глобальной сети. Также немаловажными становятся вопросы обеспечения информационной безопасности или киберзащиты. Помимо сугубо цифровых аспектов трансформации промышленности, важное место при построении цифровой инфраструктуры необходимо отвести вопросам устойчивого экологического развития [10, 11, 12].

Таким образом инфраструктурную поддержку цифровой трансформации промышленных кластеров России выгодно реализовать в двух системных плоскостях:

1. Институциональная поддержка цифровой трансформации;

2. Технологическая поддержка цифровой трансформации.

В сферу инфраструктурной поддержки предлагается отнести такие аспекты, как:

1. Формирование нормативно-правовой базы системы регулирования взаимоотношений в сфере оборота цифровых активов;

2. Формирование эффективного механизма защиты прав интеллектуальной собственности;

3. Система национальных, федеральных и региональных проектов, направленных на цифровое развитие промышленности России;

4. Система государственных и государственно-частных институтов развития:

a. ВЭБ.РФ как базовый финансовый институт развития в российской экономике;

b. Государственные агентства и автономные некоммерческие организации, осуществляющие поддержку предпринимательской инициативы в области цифровой трансформации;

c. Система бизнес-ангелов, венчурных и инвестиционных фондов, государственных фондов поддержки науки и инновационного предпринимательства;

d. Консультационные и экспертные центры, осуществляющие поддержку в области информационного обеспечения цифровой трансформации.

5. Система государственно-частной поддержки в области коммерциализации и диффузии технологий:

a. Электронные платформенные решения по продвижению инновационной продукции и организации инновационной деятельности, ориентированной на инновации предпринимательства;

b. Инфраструктура поддержки инновационного цифрового экспорта и цифрового импортозамещения;

c. Посреднические фирмы в области развития и коммерциализации цифровых технологий;

d. Центры передачи технологий.

6. Институты кадрового обеспечения цифровой трансформации промышленности России: высшие учебные заведения, центры повышения квалификации, корпоративные университеты и центры подготовки персонала, центры проведения образовательных семинаров и курсов.

7. Инфраструктура создания цифровых технологий и цифровых решений в сфере управления промышленными кластерами:

a. Имплементированные в промышленные кластеры исследовательские лаборатории при высших учебных заведениях и научно-исследовательских институтах;

b. Инкорпорированные в систему промышленных кластеров бизнес-инкубаторы, технопарки, акселераторы, инжиниринговые центры;

c. Платформенные решения в области хранения, обработки, передачи данных, а также облачного инструментария их предиктивного анализа.

Ключевую роль в современной инфраструктуре цифровой трансформации системы управления промышленными кластерами играют платформенные решения. Механизмы реализации платформенных решений призваны обеспечивать консолидацию участников, мобильность, общедоступность вне зависимости от места нахождения, использование для анализа больших массивов данных инструментов, которые основаны на применении статистико-математических методов. Также одним из важных в прикладном аспекте инструментов платформенных решений является имитационное моделирование [13].

Заключение

Выявленные проблемы. Одним из важных элементов эффективной работы платформенных решений является цифровая инфраструктура данных, которую можно определить, как набор персонализированных, структурированных и защищенных данных, позволяющих взаимодействовать в рамках цифровой экосистемы. Важной функциональной характеристикой инфраструктуры данных является доступность из любой точки и любого подключенного к интернету устройства. Данное обстоятельство размывает физические границы платформенных решений, в том числе и для промышленных кластеров, переводя существенную часть функционала в онлайн.

Развитие информационной инфраструктуры очень близко совпадает с концепциями воздействия инфраструктурного строительства на рост национальной экономики.

Авторские рекомендации. Теоретическим фундаментом развития цифровой инфраструктуры России, как одного из базовых драйверов роста экономики страны, во многом являются модели, которые обосновывают положительное воздействие государственных расходов на динамику роста экономики.

Единственным запланированным вектором развития российской экономики является национальный проект «Цифровая экономика», реализацию которого рекомендуется проводить наиболее эффективно.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Birtch D. Who Creates Jobs // Public Interest. – 1981. – p. 3-14.
2. Federal And State Technology (FAST) Partnership Program. Sbir. [Электронный ресурс]. URL: https://www.sbir.gov/about-fast (дата обращения: 05.12.2021).
3. Link A., Ruhm C. Bringing Science to Market: Commercializing from NIH SBIR Awards // Economics of Innovation and New Technology. – 2009. – № 4. – p. 381-402. – doi: 10.1080/10438590802208166.
4. Graves S. SBIR Reauthorization Opens Opportunities For Small Business. Alliance for affordable services. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cnbc.com/id/45697983.
5. Исайченкова В.В. Формирование эффективных промышленно-производственных кластеров в условиях цифровизации // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 1879-1890. – doi: 10.18334/eo.9.3.40934 .
6. Алмусаеди Хасан Кхайун Аббас, Кельчевская Н.Р. Исследование детерминант цифровизации в России на основе кластеризации регионов и анализа уровня их зрелости // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 4. – c. 1705-1720. – doi: 10.18334/vinec.11.4.113928.
7. Баранова И.В., Майоров С.В. Формирование цифровой среды инновационно-ориентированной кластерной структуры // Вопросы инновационной экономики. – 2017. – № 3.
8. Ямпольская Д.О., Володина Д.А. Инновационное развитие и кластеры стран БРИКС // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1175-1190. – doi: 10.18334/eo.10.4.110954 .
9. Морковкин Д.Е., Никогосян В.А. и др. Кластерный подход в управлении инновационно-технологическим развитием национальной экономики (на примере Великобритании) // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 1911-1928. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111138 .
10. Мухамадеев А.Ф. Методические подходы к идентификации кластеров и оценке их влияния на социально-экономическое развитие региона размещения // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 11. – c. 2637-2650. – doi: 10.18334/epp.10.11.111197 .
11. Кошелева Т.Н. Направления координации предпринимательского взаимодействия в рамках регионального кластера // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 10. – c. 2517-2528. – doi: 10.18334/epp.10.10.110906 .
12. Серебрякова Н.А., Петриков А.В. Принципы проектирования и организации функционирования инновационных инфраструктур в условиях Индустрии 4.0 // Вестник Воронежского государственного университета инженерных технологий. – 2018. – № 4. – c. 384-387. – doi: 10.20914/2310-1202-2018-4-384-387 .
13. Ступина А.А., Берг Т.И., Корпачева Л.Н., Федорова А.В. Цифровые инструменты управления инновационной инфраструктурой // Вестник КемГУ. Серия: Политические, социологические и экономические науки. – 2020. – № 3. – c. 408-416.