Институциональные изменения на рынке непрерывного образования в постпандемическом мире

Максимова Ю.Ю., Русакович М.В., Крючков А.Н.
Institutional changes in the continuing education market in the post-pandemic world - View in English
Об авторах:

Максимова Ю.Ю.1, Русакович М.В.1, Крючков А.Н.1
1 ГОУ ВО МО «Государственный социально-гуманитарный университет»

 Скачать PDF

Аннотация:
Статья посвящена исследованию состояния и тенденций влияния COVID-19 на экономическую ситуацию в мире и определение социально-экономических потерь, которые понесет Россия. Страна столкнулась с вынужденным введением ряда ограничений, приостановкой работы предприятий, закрытием границ, а также с волотильностью цен на энергоресурсы. Результатами исследования являются оценка возможного воздействия пандемии коронавируса на ВВП и тенденции институциональных изменений на рынке непрерывного образования в России. Перспективами дальнейших исследований является проведение анализа экономических последствий пандемии, потерь мировой экономики после преодоления коронавирусной инфекции и реальных мер, которые были приняты для стабилизации финансово-экономической ситуации на микро- и макроуровне. Материал статьи заинтересует исследователей, занимающиеся вопросами воздействия коронакризиса на экономическое развитие и качество институциональных преобразований.

Ключевые слова:

цифровизация, дистанционный формат обучения, экономический рост, непрерывное образование

JEL-классификация: I21, I23, I25, I28

Цитировать публикацию:
Максимова Ю.Ю., Русакович М.В., Крючков А.Н. Институциональные изменения на рынке непрерывного образования в постпандемическом мире // Креативная экономика. – 2021. – Том 15. – № 11. – С. 4329-4342. – doi: 10.18334/ce.15.11.113805

Maksimova, Yu.Yu., Rusakovich, M.V., & Kryuchkov, A.N. (2021) Institutional changes in the continuing education market in the post-pandemic world. Kreativnaya ekonomika, 15(11), 4329-4342. doi: 10.18334/ce.15.11.113805 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




ВВЕДЕНИЕ

Ситуация, сложившаяся в мире в 2020 году, заставила производить революционные институциональные изменения, применять новые нестандартные методы и подходы к непрерывному образованию, являющиеся залогом адаптации к внешним факторам. Проведение оценки содержания и эффективности институциональных изменений, возникающих в ходе экономических трансформаций, представляет собой одну из ключевых задач современного развития экономической науки. Постепенная и всеохватывающая цифровизация всех сфер жизнедеятельности субъектов экономической деятельности становится уже обыденностью и нормой. В связи с этим, своевременное, адекватное и оперативное исследование некоторых проблем институционального развития в России приобретает все большую актуальность.

Целью проводимого исследования является анализ отдельных макроэкономических показателей, системы дистанционного обучения и непрерывного образования и на этой основе выработка комплекса стратегических мероприятий, направленных на формирование новых формальных и неформальных институтов в России в условиях кризисных явлений.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Реализация административной реформы в Российской Федерации (РФ) поспособствовала формированию соответствующей нормативно-правовой базы и формальных институтов, которые должны были позволить существенно повысить качество и доступность государственных услуг. Вместе с тем, как показывает зарубежный опыт «нового государственного менеджмента», основным фактором успеха реформ, их необратимости, могут стать изменения на уровне неформальных институтов, в институциональной среде, трансформации ментальных моделей и в государственных организациях, предоставляющих услуги населению, и бизнесу, и в среде потребителей [3].

Пандемия COVID-19 внесла серьезные коррективы в жизнь всех без исключения стран мира. На её фоне, в частности, ускорился процесс цифровизации: в течение последних полутора лет резко увеличилось число людей, которые обучаются или работают из дома, делают покупки в интернете. Однако инструмент государственного воздействия на ограничения передвижения различных категорий граждан, введения цифровых пропусков и QR-кодов имеет довольно много как правовых, так и этических вопросов.

Цифровые технологии, конечно, приносят позитивный опыт в плане экономического развития. Даже до пандемии оценивалось, что их вклад в мировую экономику – это 4 триллиона долларов к 2022 году, а сейчас еще больше, в связи с ускоренной цифровизацией [11].

Помимо изменений производственных и экономических цепочек в постпандемическом мире, в целом происходит трансформация сферы здравоохранения и образования. Информационно-телекоммуникационные технологии помогают, в том числе, в сдерживании распространения вируса, в разработке вакцин. Электронные платформы позволяют поддерживать экономику на плаву.

По данным Минобрнауки в 1 квартале 2020 г. около 80% российских университетов перешли полностью на дистанционный формат работы со студентами, а из подведомственных Министерству вузов – все 100% [1]. Такой резкий переход на дистанционный формат – мера вынужденная и экстренная; в начале пандемии не все университеты были готовы к этой кардинальной перестройке учебного процесса исходя из объективно разного уровня развитости информационной инфраструктуры, обеспеченности дисциплин электронными образовательными ресурсами и готовности преподавателей к использованию цифровых платформ и сервисов в образовательном процессе (табл. 1).

Таблица 1. – Преимущества и недостатки дистанционной формы обучения, %

Показатель
Вузы субъектов РФ
Вузы Москвы
Вузы РФ (в среднем)
Высокое качество усвоения материала: его можно изучать в удобном темпе и виде
31,2
30,4
26,5
Урезанный формат обучения (нет лабораторных и практикумов, нет части предметов)
33,3
33,6
33,8
Трудно организовать свою работу
33,6
35,2
36,9
Повышение навыков самостоятельной работы
51,6
49,2
52,5
Возможность планировать свое время и больше успевать
55,7
54,3
53
Не хватает очного общения с сокурсниками и преподавателями
68,9
73,7
70,2
[Источник: составлено на основе [7]]

Как показало исследование Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), проведенное ещё в 2019 году, сами преподаватели вузов с учеными степенями низко оценивают свой уровень владения дистанционными технологиями (3,2 балла из 5); каждый 4-й из них ни разу за 2 - 3 года не использовал сервисы удаленной видеосвязи для участия в видео-конференциях или проведения аналогичных мероприятий [1]. На сегодняшний день в вузах России имеются достаточные возможности в рамках дистанционного обучения (табл. 2).

Таблица 2. – Какие возможности дистанционного обучения доступны в вузах, %

Показатель
Вузы субъектов РФ
Вузы Москвы
Вузы РФ (в среднем)
Индивидуальная работа с преподавателями с использованием видеочата
25,9
32,2
27,4
Просмотр записей видеоконференций
33,5
67,6
40,4
Контроль успеваемости в личном кабинете
58,9
56,7
56,4
Просмотр «живых» лекций в онлайн-формате (с возможностью задавать вопросы)
40,2
80,8
66,1
Посещение видеосеминаров (групповых занятий) в режиме онлайн)
40,3
82,4
69
Выполнение интерактивных заданий (тестов, опросов и др.)
79,4
64
72,3
Получение заданий в личном кабинете
71,3
64,2
75,3
Переписка с преподавателями, обмен документами
88,4
88,7
90,2
[Источник: составлено на основе [7]]

Пандемия коронавируса, связанные с ней ограничения и их последствия привели к стремительной и масштабной рецессии во многих странах, оказав значительное влияние на мировую экономику и перспективы ее дальнейшего развития. Мировая экономика после спада в 2020 г. на 3,1% продолжает восстанавливаться. Тем не менее, согласно оценкам Всемирного банка, опубликованным в отчёте за октябрь 2021 г. (WorldBank, 2021), прогнозируется рост мировой экономики на 5,9% в 2021 г. и на 4,9% в 2022 г. [11]. Снижение прогнозных значений реального валового внутреннего продукта (ВВП) по всем странам в 2022 г. по сравнению с 2021 г. связано с перебоями поставки комплектующих, полупроводников, снижением обеспеченности продовольствия, ухудшением течения пандемии и распространение нового коронавирусного штамма Дельта (табл. 3).

Таблица 3. – Прогнозы экономического роста Международного валютного фонда (МВФ) на 2021-2022 гг. по странам: реальный ВВП, %

Страна
Реальный ВВП
2020
Прогнозные значения
2021
2022
Мировой объем производства
-3,1
5,9
4,9
Страны с развитой экономикой
-4,5
5,2
4,5
Страны Европы
-6,3
5,0
4,3
США
-3,4
6,0
5,2
Страны с формирующимся рынком и развивающие страны
-2,1
6,4
5,1
Китай
2,3
8,0
5,6
Россия
-3,0
4,7
2,9
[Источник: составлено на основе [11]]

Нарушение цепочек поставок товаров, изменение режима работы ряда системообразующих предприятий и целых отраслей, отвлекает значительный объем ресурсов и увеличивает затраты, что отражается на существенном росте цен. Эти обстоятельства отражаются на общей производительности, структуре глобального производства, торговли, финансовых потоков, трудовой миграции, международного сотрудничества [6].

В такой ситуации многие страны вынуждены справляться как с экономическими последствиями внутренних ограничений, так и с внешними шоками, вызванными международными ограничениями, глобальными процессами и кризисом в других странах. Также, пандемия может оказать негативное влияние и на фундаментальные факторы долгосрочного экономического роста, ослабив его дальнейшие перспективы. Требуется политическая воля на всех уровнях власти в сфере развертывания вакцин, изменения климата и поддержания баланса процессов глобализации и специализации для формирования глобальных экономических перспектив [11].

Существенное негативное влияние на долгосрочный экономический рост может оказать затяжная безработица, ведущая к утрате человеческого капитала и снижению активности в поиске работы (табл. 4).

Таблица 4. – Динамика уровня безработицы в 2019-2021 гг. в России (по методологии Международной организации труда (МОТ))

Показатели
2018
2019
2020
2021, I кв.
2021, II кв.
Уровень безработицы, NS/SA (% от рабочей силы)
4,8
4,6
5,8
5,6
4,9
[Источник: составлено на основе [2]]

Снижение благосостояния населения и связанное с ним снижение расходов на образование и здравоохранение также могут негативно влиять на процесс накопления человеческого капитала. Кроме того, закрытие рабочих мест и введение карантина, по всей вероятности, ограничат распространение новых технологий и знаний, что еще более усилит негативное влияние на производительность.

Негативные последствия пандемии могут оказаться долгосрочными также за счет изменения потребительского поведения экономических агентов, поскольку повышение неопределенности и вероятности возникновения определенных потерь может привести к изменению структуры расходов и спроса домохозяйств и предприятий, ограничивая возможности для восстановления ряда секторов.

Восстановительный рост мировой экономики в 2021 г. после начала пандемии продолжается, но более умеренными темпами. Значительный уровень инфляции во всем мире поддерживается узкими местами в логистических цепочках. По состоянию на октябрь 2021 г., в России этот показатель в 2021 г. по официальным данным Центробанка РФ составил 7,4 – 7,9% [8]. В 2022 г. регулятор прогнозирует снижение этого макроэкономического показателя до целевых значений. Стремление предприятий обезопасить себя от перебоев с поставками, увеличивает спрос на сырье и комплектующие, что подстегивает инфляционное давление. Цены на нефть продолжат расти, но в среднесрочной перспективе просматривается нисходящая динамика [8].

Общее замедление мировой экономики ожидалось еще до распространения коронавируса и вызванного начавшейся пандемией кризиса, в результате которого не только усилились наблюдавшиеся до этого тенденции, но и добавились совершенно новые риски. Скорость восстановления мировой экономики будет зависеть не только от эффективности мер, направленных на сдерживание пандемии и текущую поддержку экономики, но и от мер, призванных смягчить последствия кризиса и стать ответом на изменившиеся социально-экономические условия, в том числе за счет улучшений в сфере государственного управления, инвестиционной привлекательности, образования и здравоохранения.

Вовлеченность взрослого населения в непрерывное образование является одним из главных индикаторов развития человеческого капитала страны, в особенности в ситуации, когда развитие технологий и возрастающая волатильность на рынке труда требуют от людей постоянно повышать свои компетенции для дальнейшей активности.

Также, прослеживается тенденция снижения оплаты труда в различных отраслях или сохранение ее на прежнем уровне без соответствующей индексации, что идет вразрез с данными Росстата. Сильнее оплата труда просела в строительстве, в торговле и в сфере обслуживания, где негативная динамика фиксировалась в 65-75% случаях. Среди самозанятых заработки уменьшились у 75%, а у занятых на средних и крупных предприятиях, – лишь у 48%. Сотрудники в возрасте до 30 лет, в основном, потеряли в заработках сильнее, чем работники среднего возраста, а те, в свою очередь сильнее, чем работники старшего возраста. В то же время у мужчин и женщин, а также у обладателей высокого и низкого образования риски снижения оплаты труда были примерно одинаковыми [7].

В России Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) за последние пять лет вырос в 2 раза и составил 12,7 тыс. руб. по состоянию на 1 января 2021 г. Средняя заработная плата в стране в 2020 г. составила 51 тыс. руб., что на 33% выше аналогичного показателя 2015 г. [5]. В Москве рассмотренные показатели находятся почти на порядок выше. Стоит заметить, что средний уровень оплаты труда не отражает реальную картину по доходам населения в стране и воспринимается как «средняя температура по больнице». Более достоверно воспринимается показатель медианной заработной платы, которая в России составила 35 тыс. руб. в 2020 г. и этот индикатор показывает, что 50% населения получает зарплату выше этого уровня, а остальные 50% - соответственно ниже [5] (рис. 1).

Рисунок 1. - Динамика показателей оплаты труда в России (по данным Росстата), тыс. руб.

[Источник: составлено на основе [2, 5]]

С учетом инфляционной составляющей, роста курса валют, что влияют на стоимость многих промышленных и потребительских товаров, приобретаемых за рубежом, - все это девальвирует уровень оплаты труда, снижает реальный доход граждан, которые и без того становятся еще беднее [5].

Согласно оценкам МОТ, в результате последствий пандемии в 2021 г. количество отработанных рабочих часов по всему миру может сократиться на 4,3% по сравнению с периодом времени до пандемии, что эквивалентно потере 125 млн. рабочих мест (из расчета полного рабочего дня) [2].

В этой связи одной из первостепенных задач, которая стоит перед государством и бизнесом, является создание новых механизмов социальной защиты для тех, кто уже потерял работу или находится в зоне риска, в переориентации на профессии, которые востребованы в условиях предпочтения удаленных форматов работы и быстром приобретении соответствующих профессиональных навыков. Образовательные организации должны получать, и, в большинстве случаях получают дополнительную финансовую поддержку на запуск программ, позволяющих адаптировать сотрудников к постоянному применению цифровых технологий в личных и деловых целях.

Система непрерывного образования и обновления компетенций является одной из слабых мест российской социально-экономической модели, не обеспечивающей занятость населения на высокопроизводительные рабочие места. Россия в этом плане значительно отстает от развитых стран по масштабам дополнительного профессионального образования взрослых. Данные о снижении охвата образованием и обучением вполне соответствуют в стране с показателями уровня средней заработной платы.

Формирование эффективной системы дополнительного образования особенно актуально в условиях ускоряющихся изменений структуры рынка труда и роста нелинейных профессиональных траекторий, при которых работники меняют сферу деятельности несколько раз в течение своей карьеры. Причины такой ситуации: низкие доходы на работе по специальности, усталость от полученной профессии, сложности с поиском работы по специальности, смена места жительства и др. Большинство работников, а это порядка 76%, имеют возможность обучиться новой профессии самостоятельно [9]. В подобных условиях эффективная политика расширения и повышения доступности программ дополнительного профессионального образования может быть востребована гражданами, которые адаптируются под изменения рынка труда.

Значительное недофинансирование этой сферы образования, как со стороны государства, так и со стороны реального сектора экономики, – одна из основных причин недостаточного участия взрослых в обучении. В развитых странах государственные расходы на обучение составляют порядка 100 евро в год на одного работающего гражданина, тогда как в России – 4 евро [9]. К тому же, обучение только профессиональным навыкам не обеспечивает трудоустройство потенциального работника в компанию, вследствие увеличения в составе труда доли таких производственных операций, которые предусматривают высокую внутреннюю самоорганизацию, аналитические способности, межличностную коммуникацию и взаимодействие. В этой связи появляется прямой запрос рынка труда на комплекс образовательных программ для овладения softskills, который пока не предоставляется в полной мере. Отсутствуют и организационно-правовые стимулы для участия в постоянном обучении – возможности учета трудового опыта и полученного дополнительного профессионального образования в составе основных программ бакалавриата и магистратуры вузов.

В России с 2019 г. в рамках национальных проектов, были запущены меры по массовому обучению взрослых; начали внедряться комплексные консультационно-образовательные продукты по применению практик повышения производительности труда и поддержке предпринимательской инициативы. Постепенный характер принятия институциональных изменений и отработки механизмов взаимодействия различных государственных органов исполнительной власти с рынком труда замедляет получение значимого эффекта. Решение данной проблемы на наш взгляд заключается в формировании комплексной системы по получению необходимых компетенций и обучению взрослых, которая будет интегрирована в состав национального проекта «Образование».

В связи с выявленными проблемами в сфере получения необходимых компетенций для трудоустройства и конкурентоспособности на рынке труда, в качестве стратегических ориентиров предлагаются следующие меры по стимулированию формирования системы непрерывного образования взрослых в условиях выхода из последствий пандемии и реализации национального проекта «Образование»:

- мероприятия, направленные на повышение объемов уже принятых мер.

- адресная поддержка государства с комбинацией механизмов софинансирования со стороны граждан и частного сектора.

- создание механизмов в рамках принятия соответствующего законодательного обеспечения, мотивирующие граждан к самостоятельному прохождению дополнительных профессиональных программ, включая применение цифровых технологий цифровых платформ [4].

Всего в рамках уже действующих национальных проектов возможно увеличение числа работающих граждан, обновивших свои компетенции, до 300 тыс. человек. Объем затрат на финансирование мероприятий составит порядка 7 млрд. руб. Международная практика показывает положительные эффекты от ориентированных на рынок мер по непрерывному образованию, которые включают обязательное софинансирование затрат на обучение со стороны реального сектора экономики и самих граждан [4].

Граждане России должны будут встраиваться в новые формы занятости с дистанционным трудом, новые формы виртуального совместного досуга, получать новые знания и компетенции, которые позволят быть им конкурентоспособными на рынке труда.

Развитие цифровых технологий после периода пандемии коронавируса, с одной стороны, приведет к формированию новых форм получения необходимых компетенций для дальнейшего трудоустройства. С другой стороны, COVID-19 демонстрирует готовность общества к сплочению в преодолении возникших трудностей и к изменению ценностных ориентиров граждан, правил поведения в обществе.

Кризисные явления в экономике от пандемии коронавируса длятся почти два года, и в общественном сознании подавляющего числа граждан России политика устойчивости стала важнее, чем политика роста. Государство, в случае, если оно представляет интересы своих граждан, востребовано, в первую очередь как гарант обеспечения устойчивого развития [10].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пандемия коронавирусной инфекции, оказавшая влияние на целые отрасли и значительное число предприятий по всему миру, вскрыла многие проблемы в экономике и в социальной сфере, накапливающиеся на протяжении десятилетий. Развитие цифровой экономики и цифровых технологий показало, что общество, государство и бизнес не готовы в полной мере к таким серьезным трансформациям. Рынок труда, сфера дистанционного и непрерывного образования должны приспособиться к новым тенденциям и новым экономическим реалиям. На сегодняшний день существующие формальные институты отстают от практического состояния дел в рассматриваемых областях и не формируют новые «правила игры», потребность в которых уже давно назрела. Представленные авторами меры для нивелирования сложившейся ситуации в сфере непрерывного образования взрослых позволят последним приспособиться к изменяющимся условиям на рынке труда и к трансформации экономики, её структуры и тенденциям развития.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Дистанционное обучение в экстремальных условиях. Who.int. [Электронный ресурс]. URL: https://www.who.int/csr/disease/swineflu/frequently_asked_questions/pandemic/ru (дата обращения: 08.11.2021).
2. ЕМИСС: государственная статистика. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/43062 (дата обращения: 08.11.2021).
3. Аузан А. Институциональная экономика. Новая институциональная экономическая теория. / 2-е изд., перераб. и доп.учеб. для студентов вузов, обучающихся по экон. специальностям. - М.: ИНФРА-М, 2011.
4. Анпилов С.М., Сорочайкин А.Н. Как пандемия COVID-19 изменит Россию. / Экономика, управление и право в современных условиях: межвуз. сб. ст. - Тольятти: Изд-во ИССТЭ, 2020. – 4-8 c.
5. Крючков А.Н. Корпоративная ответственность бизнеса. / учебное пособие для академического бакалавриата. - Коломна: Издательство ГСГУ, 2021. – 84-85 c.
6. Попов Е.В., Сухарев О.С. Институциональные факторы экономических изменений теории Дугласа Норта // Журнал экономической теории. – 2016. – № 3. – c. 117-133.
7. Дистанционное образование - 2020. Рейтинговое агентство RAEX. [Электронный ресурс]. URL: https://raex-a.ru/researches/distance_education (дата обращения: 08.11.2021).
8. Экономика. Доклад о денежно-кредитной политике. – октябрь 2021. Цб рф. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/analytics/dkp/ddcp/longread_4_36/page/.
9. Якимова Т.Б., Громова А.С., Потехина Н.В., Шулинина Ю.И. Проблемы воспроизводства человеческого капитала в россии // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2021. – № 3-1. – c. 120-125. – doi: 10.17513/vaael.1620.
10. Зюкин Д.В. COVID-19 или рестарт экономики // Наука и практика регионов. – 2020. – № 1(18). – c. 74-80.
11. Global Financial Stability Report. Imf. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/ru/Publications/WEO/Issues/2021/10/12/world-economic-outlook-october-2021#Projections (дата обращения: 08.11.2021).