Социальная ответственность бизнеса на предприятиях лесной отрасли в России

Морозов А.А.
Corporate social responsibility at the timber industry enterprises in Russia - View in English
Об авторах:

Морозов А.А.1
1 Институт экономики Федерального исследовательского центра Карельский научный центр Российской академии наук

 Скачать PDF

Аннотация:
Статья посвящена одной из важнейшей социально-экономической категории – социальной ответственности бизнеса в лесном секторе. Лесное отрасль сталкивается с такими проблемами, как экологическая безопасность, изменение климата, отсутствие инфраструктуры и тяжелые географические условия, а также играет важную роль в устойчивом развитии. Лесные компании стали объектом критики со стороны общественности за нерациональное использование лесных ресурсов, огромное потребление энергии, высокие выбросы выхлопных газов и загрязнение воды. В условиях глобализации и растущих ожиданий общества в отношении устойчивого использования лесов практика корпоративной социальной ответственности (КСО) в лесном секторе привлекает внимание и приобретает все большее значение из-за экологически чувствительного характера лесных предприятий. КСО может помочь лесным компаниям улучшить отношения с заинтересованными сторонами, поддерживать легитимность, решать проблемы, обеспечивать устойчивое развитие и достигать конкурентных преимуществ, а также положительно влиять на развитие малых территорий и территорий присутствия. Лесной сектор России является одним из крупных в национальной экономике, несмотря на его спад за последние годы. В статье рассматриваются основные аспекты социальная ответственность бизнеса на предприятиях лесной отрасли. Приведены примеры реализации принципов социальной ответственности бизнеса на предприятиях и территориях присутствия в некоторых северных регионах России. Проведён анализ мнения жителей о работе предприятий лесной отрасли.

Ключевые слова:

социальная ответственность бизнеса, лесная отрасль, лесопромышленный комплекс, региональная экономика

JEL-классификация: M14, L73, M11

Финансирование:
Материал подготовлен в рамках Государственного задания КарНЦ РАН «Институты и социальное неравенство в условиях глобальных вызовов и региональных ограничений» (0218-2019-0090).
Цитировать публикацию:
Морозов А.А. Социальная ответственность бизнеса на предприятиях лесной отрасли в России // Креативная экономика. – 2021. – Том 15. – № 9. – С. 3611-3628. – doi: 10.18334/ce.15.9.113472

Morozov, A.A. (2021) Corporate social responsibility at the timber industry enterprises in Russia. Kreativnaya ekonomika, 15(9), 3611-3628. doi: 10.18334/ce.15.9.113472 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Понятие социальной ответственности бизнеса (СОБ) на протяжении довольно долгого времени является предметом интереса научного сообщества и практиков бизнеса. По мере включения в процесс анализа сущности социальной ответственности новых заинтересованных сторон и постоянного изменения в связи с этим исследовательского фокуса менялись и подходы к пониманию социальной ответственности бизнеса, количество определений многократно увеличивалось. Современные российские трактовки СОБ основаны в первую очередь на результатах зарубежных исследований [1] (Abdokova, 2017), а также на практике ведения социальной деятельности в российском бизнесе, что является для него делом относительно новым. В этом контексте становится очевидным отсутствие целостного понимания социальной ответственности предприятия, что препятствует дальнейшему развитию (как теоретическому, так и практическому) этого крайне важного для социальной сферы подхода.

Концепция социальной ответственности по отношению к бизнесу означает, что фирма функционирует для достижения своих финансовых целей, а также служит обществу. Ни один бизнес не существует изолированно. Каждый орган общества способствует успеху бизнеса. Таким образом, становится необходимым, чтобы бизнес тоже делал что-то для общества взамен. Такая ответственность бизнеса перед обществом называется социальной ответственностью. Социально ответственная фирма не должна работать исключительно для максимизации прибыли, но также должна стремиться к благополучию различных слоев общества. Социальная ответственность бизнеса относится к его обязательствам принимать те решения и выполнять те действия, которые приемлемы с точки зрения целей и ценностей общества.

Бизнес может значительно способствовать развитию отсталых регионов, сельского хозяйства, более слабых слоев общества, социального обеспечения, а также может вести к развитию сообщества. Имея в своем распоряжении огромные ресурсы, бизнес-организации, особенно более крупные, могут определенно играть важную роль в социальном обеспечении и, таким образом, могут быть лидерами.

Концепция социальной ответственности заключается в том, что бизнес должен учитывать благосостояние всех затронутых им групп общества при ведении своих дел. По мнению Луи В. Кабот, президента Cabot Corporation, СОБ – это принятие деловых решений, причем не с учетом соображений целесообразности, а с реальным усилием судить правильность, и неправильность и использование тех же стандартов в бизнесе, что и во всех остальных личных отношениях [2] (Cabot, 1978).

В настоящее время отсутствует общепризнанная точка зрения относительно этических обязательств бизнеса и содержания КСО, дискуссионным является и вопрос о целесообразности добровольно взятых компаниями обязательств перед обществом. Наиболее распространенными являются следующие позиции, рассматривающие различные аспекты ответственности бизнеса [1] (Abdokova, 2017):

1. Первый подход основан на отрицании этичности бизнеса: «В бизнесе нет места этике». Согласно тезису, выдвинутому Н. Рэнкен в работе «Мораль и бизнес», бизнесмена нельзя рассматривать в качестве морального субъекта, поскольку он озабочен проблемами выживания, роста и прибыли и в принципе не способен к альтруистическим поступкам [3] (Danshina, 2016). В рамках данного подхода отрицается «тезис о гармонии», согласно которому все, что является полезным для бизнеса, также приемлемо с точки зрения морали. Сторонники Н. Рэнкен исходят из того, что предприниматели не должны нести ответственность в случае нанесения кому-либо ущерба. Ответственность предпринимателя ограничена лишь нормами права, следовательно, речь может идти лишь о юридической ответственности. Таким образом, в рамках данного подхода любые действия, адекватные с точки зрения юридической законности, могут считаться также социально ответственными.

2. Следующий подход, названный теорией «корпоративного эгоизма», опирается на принцип: «Единственная цель и обязанность бизнеса – это максимальная прибыль». Основатель подхода М. Фридман и его сторонники утверждают, что «существует одна и только одна социальная ответственность бизнеса – использовать свои ресурсы и энергию в действиях, влекущих увеличение прибыли, пока это осуществляется в пределах правил игры». Таким образом, границы этической ответственности менеджеров обусловлены интересами собственников, а социальная ответственность обозначена как профессиональная ответственность, которая определяется нормами взаимодействия нанимателя и профессионала [4] (Friedman, 1970).

3. Приверженцы третьей позиции существование социальной ответственности не отрицают, но понимают ее лишь как инструмент или условие, которое менеджеры используют для достижения целей корпорации в экономике. Социальная ответственность необходима организации лишь тогда, когда она может помочь компании добиться успеха и способствовать его сохранению, в обратном случае от нее возможно отказаться. Сторонники этой позиции считают, что о специфической социальной ответственности предпринимателей можно говорить не только в рамках юридической или профессиональной ответственности, но и в более широком аспекте, при условии, что эта деятельность будет приносить пользу. Здесь речь идет об экономической ответственности.

4. С точки зрения четвертого подхода, который расширяет границы социальной ответственности и видит социально ответственной такую организацию, которая считает себя морально ответственной не только перед людьми, которые в ней работают, но и перед всеми заинтересованными сторонами (стейкхолдерами). В данном случае ответственность бизнеса регулируется морально-этическими нормами, которые устанавливают справедливое и честное распределение между всеми участниками процесса пользы жизнедеятельности организации. Это можно назвать морально-этической ответственностью.

В экономике Российской Федерации (РФ) лесные компании сталкиваются с серьезными проблемами, связанными с ухудшением состояния окружающей среды, торговыми трениями и безответственным корпоративным поведением. Например, российские лесные компании обвиняются в использовании большого количества нелегальной древесины. В связи с активизацией усилий правительства по защите окружающей среды и повышением экологических барьеров в торговле корпоративная социальная ответственность (КСО) стала новым порогом для выживания лесных компаний на внутреннем и международном рынках.

Согласно теории ресурсов, крупные лесохозяйственные компании имеют больший доступ к ресурсам и большую нехватку ресурсов, что, как было установлено, существенно влияет на приверженность КСО. Напротив, небольшие лесные компании часто имеют ограниченные или неадекватные ресурсы, что может сделать их участие в инициативах КСО нежизнеспособным. Крупные лесозаготовительные компании могут также иметь более развитые административные процессы, иначе воспринимать внешнюю среду и реагировать на нее, учитывая их бизнес-риски. Таким образом, они могут внедрять более широкий спектр и более высокие уровни КСО, чем небольшие лесохозяйственные компании [5] (Eilbirt, Parket, 1973).

С точки зрения видимости фирмы и теории заинтересованных сторон, крупные лесные компании имеют более широкий круг заинтересованных сторон и оказывают большее социальное воздействие, имеют тенденцию быть более заметными и с большей вероятностью привлекают внимание общественности. Следовательно, у таких компаний больше заинтересованных сторон, и они, вероятно, будут более социально ответственными. Маленькие лесохозяйственные компании, напротив, могут столкнуться с меньшим давлением или получить мало признания со стороны КСО, учитывая их сравнительно меньшую известность. Таким образом, крупные лесохозяйственные компании более заинтересованы в реализации КСО для выполнения своих социальных обязательств, и следовательно, спектр их инициатив в области КСО более широк. Кроме того, при наличии экономии на масштабе средние затраты на корпоративную социальную ответственность в крупных лесных компаниях ниже. Это означает, что такие компании могут предоставлять больше атрибутов КСО [6] (McWilliams, Siegel, 2001).

Компании, работающие в различных отраслях лесного хозяйства, демонстрируют различные промышленные характеристики, такие как структура рынка, рыночные показатели и характеристики продукции. Теория непредвиденных обстоятельств настаивает на том, что оптимальные решения фирм по КСО зависят от различных внутренних и внешних факторов. В разных отраслях могут быть разные знания, мотивация и стратегии реализации КСО. Лесные компании в отраслях с низкой концентрацией рынка и дифференциацией продукции могут применять больше КСО для достижения стратегии дифференциации и получения ограниченных ресурсов, контролируемых заинтересованными сторонами. С точки зрения заинтересованных сторон КСО, в разных отраслях есть разные влиятельные заинтересованные стороны, интересы которых могут быть разными. Поэтому лесные компании в разных отраслях могут проявлять разные социальные обязательства. Следовательно, тип отрасли может повлиять на КСО лесных компаний. Таким образом, крупные лесные компании с большей вероятностью будут придерживаться КСО, а содержание и уровни корпоративной социальной ответственности могут различаться в лесозаготовительных компаниях разного размера.

Целью данной работы является показать, на какой стадии сейчас находится СОБ на предприятиях лесной отрасли в северных районах России, и проанализировать эмпирические данные.

Воспроизводство лесов – важнейшая часть лесного комплекса РФ, которая включает в себя такие элементы, как лесное семеноводство, лесовосстановление, уход за лесами. Лесовосстановление осуществляет возобновление погибших, вырубленных и поврежденных лесов, а уход за лесами направлен на сохранение полезных функций, а также на повышение продуктивности лесов [7]. Лес широко используется как сырье для производства, ресурс энергии, строительный материал и нуждается в воспроизводстве.

Лесной сектор РФ постепенно становится одним из основных в национальной экономике. Доля экспорта лесоматериалов и целлюлозно-бумажных изделий в январе – июне 2021 года осталась на прежнем уровне и составила 3,6%. В товарной структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля этих товаров составила 3,4% (в январе – июне 2020 года – 3,5%), в страны СНГ – 4,7% (4,6%). Стоимостной объем экспорта данной товарной группы возрос на 27,6%, а физический – на 6,7%. Возросли физические объемы поставок фанеры клееной на 12,9%, необработанных лесоматериалов – на 12,6%, при этом снизились физические объемы экспорта бумаги газетной – на 19,2%, пиломатериалов – на 0,3%.

Основные решения по лесоуправлению должны приниматься с учетом позиции не только отдельного социального актора, но и общественного мнения. Население лесосырьевых территорий, участвуя в процессе производства, создает лесной доход, но только опосредованно пользуется его результатами. Общественная значимость непосредственных участников формирования лесного дохода обосновывается созданием благоприятных условий для роста их благосостояния. В свою очередь, у местного населения появляется стимул сбережения среды обитания. Таким образом, устойчивое лесоуправление включает в себя не просто эффективные экономические действия, оно закладывает и социальную компенсацию за эти действия [8] (Kozyreva, Volkov, 2019).

Далее рассмотрим более конкретно три северных лесосырьевых региона России, а именно Республику Карелию, Республику Коми и Пермский край, и реализацию принципов СОБ на этих территориях.

Данные регионы рассматриваются в связи со схожими показателям в лесопромышленном комплексе (ЛПК). Лесная промышленность является базовым элементом экономики Республики Коми. По выпуску промышленной продукции лесопромышленный комплекс занимает второе место в Республике Коми после топливно-энергетического. ЛПК представлен организациями лесозаготовительной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной промышленности. Пермский край – один из экономически развитых регионов России. Лесопромышленный комплекс края базируется на использовании богатейших лесных ресурсов Прикамья. Лесозаготовительные мощности расположены преимущественно на севере края. В Пермском крае расположены три целлюлозно-бумажных комбината: в Краснокамскe, Перми и Соликамскe (АО «Соликамскбумпром»). На территории края находится одно из крупнейших предприятий страны, производящих фанеру, – НАО «Свеза Уральский» (поселок Уральский, Нытвенский район Пермского края).

Ниже представлен индекс производства по видам экономической деятельности (ЛПК) в этих регионах на основе данных Росстата за последние 3 года.

Рисунок 1. Индекс производства по видам экономической деятельности. Обработка древесины и производство изделий из дерева и пробки, кроме мебели, производство изделий из соломки и материалов для плетения

Источник: составлено автором на основе данных Росстата.

Рисунок 2. Индекс производства по видам экономической деятельности. Производство бумаги и бумажных изделий

Источник: составлено автором на основе данных Росстата.

Из рисунков 1, 2 мы можем видеть, что к 2020 г. индекс производства в Республике Карелия и Республике Коми по обработке древесины и производства изделий из древесины снижается по сравнению с Пермским краем. В сфере производства бумаги и бумажных изделий (картон) Карелия также снижает свои темпы, в то время как остальные регионы стабильно держатся. Это может быть связано со слабой конкурентоспособностью местной продукции и переориентированием государственного внимания на тему туризма.

Говоря о социальной ответственности на предприятиях, нужно отметить количество работников этих предприятий. На рисунках 3–5 представлено количество работников предприятий ЛПК в рассматриваемых регионах.

Рисунок 3. Среднесписочная численность работников в организациях по видам экономической деятельности (тыс. чел)

Источник: составлено автором на основе данных Карелиястат [9].

Как можно видеть на рисунке 4, в Карелии кадровый состав снижается только в сфере производстве бумаги и бумажных изделий. Это может быть связано с автоматизацией системы и освоением нового оборудования, однако, как видно из рисунка 3, индекс производства в этой сфере также падает. То есть данная отрасль падает. В отчетах КарелияСтат за 2020 г. показано, что в среднем количество организаций по рассматриваемым видам деятельности также падает. Например, в сфере производства бумаги и бумажных изделий на 2019 г. числятся 25 предприятий, а на 2020 г. – 23. В сфере обработки древесины и производства изделий из дерева на 2018 г. – 408 компаний, на 2020 г. – 305.

Несмотря на то, что в сфере обработки древесины и производства изделий из дерева заметен рост работников, индекс производства существенно упал в 2020 г. по сравнению с 2019 г.

Рисунок 4. Среднесписочная численность работников по видам экономической деятельности и формам собственности (тыс. чел.)

Источник: составлено автором на основе данных Пермьстат [10].

К сожалению, в отчетах ПермьСтата нет разделений по конкретным видам деятельности. Но как мы видим из рисунка 5, численность работников отрасли падает. В Пермском крае работает порядка 49 предприятий в области производства бумаги и бумажных изделий и около 570 предприятий по обработке древесины и производству изделий из дерева.

Рисунок 5. Число замещенных рабочих мест в организациях по видам экономической деятельности (тыс. чел.)

Источник: составлено автором на основе данных Комистат [11].

Ситуация в Коми чуть стабильнее в отличие от других регионов. В сфере обработки древесины и производства изделий из дерева количество работников немного выросло с 2019 г., однако индекс производства снизился. Но в отличие от других регионов – незначительно. По сфере производства бумаги и бумажных изделий свежей информации в КомиСтат нет, но индекс производства немного вырос. Количество предприятий в этой области в Республике Коми невелико, всего 3.

Исследуя данные Росстата и представленные рисунки, можно сказать, что ЛПК в Карелии и Коми сейчас переживает не лучшее время. Снижается индекс промышленного производства, где-то это сопровождается сокращением работников. Но чаще предприятия стараются оставить тех людей, в кого они вложили некоторый капитал. Предприятия Пермского края придерживаются стабильности.

Говоря о Карелии, следует отметить, что в 2019 г. глава республики Артур Парфенчиков подписал распоряжение об утверждении основного стратегического документа развития лесного комплекса Карелии до 2030 года. Задача Стратегии заключается в создании необходимых условий для долгосрочного устойчивого развития лесного комплекса региона, решении вопросов лесообеспечения, сохранения и накопления человеческого капитала в отрасли. В документе отмечено, что необходимо реализовать комплекс мероприятий, направленных на полное освоение лесного фонда республики, совершенствование лесного законодательства, проведение интенсификации лесопользования, развитие сети лесных дорог, обновление основных фондов предприятий, повышение уровня заработной платы в лесной отрасли, эффективное использование низкосортной и лиственной древесины.

Далее проведем анализ результатов, полученных в рамках социологического опроса населения лесосырьевых территорий, проводимого сотрудниками отдела институционального развития регионов Института экономики Карельского научного центра РАН в 2018г. [1] Анкетный опрос представляет собой опрос 200 человек, в анкете содержатся вопросы о социальной ответственности бизнеса. Опрос проводился на территории Республики Карелия. В разных вопросах получено разное количество ответов, в среднем это 100–120 ответов.

Один из главных вопросов, который нас интересует, – как развивается лесной бизнес на этих территориях. На данный вопрос мы получили 99 ответов. Мы можем видеть достаточно однозначные ответы, а именно: 33% ответили, что предприятия работают стабильно, и 57% – что предприятия угасают. Еще 7% ответили, что некоторые предприятия закончили свою деятельность за последнее время, и лишь 1% ответили, что предприятие развивается.

Таблица 1

Ответы респондентов о социальной поддержке бизнеса для территорий

Какие виды социальной поддержки оказывает местный лесной бизнес в развитии Вашей территории (поселения)?
%
Материальная помощь многодетным семьям
0,7
Ремонт больницы, Дома культуры
2,1
Строительство детских площадок
2,9
Материальная помощь бывшим работникам, попавшим в трудную жизненную ситуацию
2,9
Обустройство отопительных систем
5
Помощь школе
6,4
Подарки участникам ВОВ и ветеранам труда
11,4
Ремонт и чистка дорог
12,9
Обеспечение население дровами
23,6
Другое
21,4
Затрудняюсь ответить
10,7
Всего
100
Источник: составлено авторами проекта.

Как видно из таблицы 1, предприятия лесной отрасли в основном помогают тем, чем располагают, а именно, это обеспечение населения дровами, ремонтом и чисткой дорог. Автор считает, что в основном это именно чистка дорог ввиду наличия специализированной техники на предприятиях, с ремонтом дела обстоят чуть хуже. Важным пунктом также являются подарки ветеранам войн и труда. Присутствует слабая поддержка социальных учреждений и учреждений культуры поселений.

На вопрос о предоставлении рабочих мест для местного населения группа получила 154 ответа, из которых 34% ответили, что при наличии специальности получить работу можно, 19% ответили, что если работник молодой и может получить специальность, то такая кандидатура интересует, и 16% ответили, что местному населению практически невозможно устроиться на работу. Интересно то, что 6% ответили, что предприятия лесной отрасли могут взять на работу человека, если он пройдет обучение, что показывает слабую корпоративную социальную ответственность этих предприятий.

Таблица 2

Социальная поддержка работников предприятий

Какие виды социальной поддержки работникам предприятия оказывает лесной бизнес?
%
Социальная поддержка не оказывается
1,3
Полная компенсация затрат на медицинское обслуживание
1,9
Улучшение жилищных условий
1,9
Улучшение условий труда
2,5
Частичная компенсации затраты на медицинское обслуживание (дорогостоящие операции, диагностические процедуры и др.)
3,2
Разовые оплаты медицинских услуг
4,4
Организация отдыха и досуга для работников и членов их семей
7,6
Частичная компенсация затрат на санаторно-курортное лечение
8,2
Оплата путевок для детей работников предприятия в оздоровительные лагеря
8,9
Ежегодный профосмотр для работников предприятия
34,8
Другое
4,4
Затрудняюсь ответить
20,9
Всего
100
Источник: составлено авторами проекта.

В таблице 2 представлены ответы респондентов на вопрос о социальной поддержке работников предприятий. Группа получила 158 ответов. Интересно, что 1% ответили, что никакой социальной поддержки не оказывается. Основными пунктами поддержки остаются оплата путевок для детей работников предприятий и частичная компенсация затрат на санаторно-курортное лечение. Отметим, что ситуация с положением элементов социальной поддержки за последние 20 лет не изменилась. Эти два пункта являются ведущими.

Немаловажным пунктом является техника безопасности (ТБ) на самих предприятиях, в анкете присутствовал такой вопрос. По мнению респондентов, на части предприятий присутствует практика выделения ограниченных финансовых средств на соблюдение правил ТБ (27%), 20% ответили, что на предприятиях существует хорошая организованная система ТБ и охраны труда. Почти 45% ответили, что затрудняются ответить. Это может быть связано с тем, что либо респонденты ничего не слышали о ТБ, либо боятся отвечать честно по каким-либо причинам. О том, что ТБ и охраны труда на низком уровне, ответили 4% респондентов.

Рисунок 6. Мнение респондентов о том, являются ли предприятия, работающие на их территориях, социально ответственными

Источник: составлено автором.

На рисунке 6 представлено мнение респондентов о том, являются ли эти предприятия социально ответственными. На данный вопрос группа получила 99 ответов, и лишь 3 анкеты были пропущены. То есть, как мы можем видеть, половина респондентов считают, что бизнес не является социально ответственным, и люди отвечали честно.

В анкете присутствовал вопрос о знании респондентов, что такое лесной сертификат. Для справки: одним из эффективных механизмов устойчивого лесоуправления, получивших в последнее время распространение в практике мирового лесного хозяйства, является лесная сертификация. Совладельцы и управляющие лесами проходят FSC-сертификацию, чтобы продемонстрировать, что они управляют своими лесами ответственно. Прохождение процесса сертифицирования для лесного бизнеса зачастую не сопровождается достаточным социальным обременением. Формально компания может объявить о несостоятельности местного населения и снять с себя лишние социальные обязательства. Лесной сертификат в данных условиях лесные компании получают с нарушением правил.

На данные вопросы группа получила 99 ответов, среди которых 80% – «затрудняюсь ответить». То есть люди могли слышать что-то о лесных сертификатах, но не понимают и не знают, что это такое, и лишь 13% ответили, что это документ, подтверждающий, что лесной бизнес работает без нарушений.

Говоря о социальной ответственности, не стоит забывать о такой модели, как «работник – работодатель» [12] (Morozov, 2015) и о диалоге между обществом, бизнесом и властью. В анкете присутствовал вопрос о том, может ли влиять местная власть на поведение лесного бизнеса, где 22% сказали, что они затрудняются ответить, 26% ответили, что да, но в том случае, если будет политическая воля со стороны федеральной власти. Около 20% ответили, что да, если совпадут ее интересы с интересом бизнеса, и 13% ответили, что в связи с тем, что в действующем законодательстве не заложена ответственность бизнеса за свои действия, такого влияния не может быть. Также около 93% респондентов считают, что население не играет или почти не играет никакой роли в управлении лесными ресурсами.

Заключение

Российские лесохозяйственные компании пытаются найти баланс между экономическими, экологическими и социальными элементами. Они осуществляют деятельность по КСО, аналогичную деятельности их международных коллег, хотя и с другими акцентами. И их международные партнеры уделяют особое внимание экологической ответственности и ответственности сотрудников и уделяют меньше внимания ответственности перед обществом. Однако стабильная работа сотрудников занимает первое место, после чего следует деятельность по охране окружающей среды. Некоторые исследования пришли к выводу, что экологическая ответственность является наиболее важной в лесном секторе [13] (Li, Toppinen, 2011). Сотрудники компаний являются одними из важнейших заинтересованных сторон лесозаготовительных компаний. Большинство компаний сталкиваются с проблемой высокой текучести кадров. Таким образом, они стремятся создать лучшую рабочую среду и условия. Совместным приоритетом является привлечение более квалифицированных работников и увеличение удержания сотрудников в компаниях. Лесохозяйственные компании применяют в основном экономические средства для реализации ответственности перед сотрудниками, такие как высокие зарплаты и социальное обеспечение. В меньшей степени используются неэкономические средства, такие как повышение квалификации сотрудников. В настоящее время в России возросла осведомленность общественности об охране окружающей среды и ужесточены наказания за нарушение экологических норм. Разрыв между уровнями экологической ответственности и ответственности пред сотрудниками на данный момент невелик.

Экономический аспект деятельности в области КСО превышает социальный аспект. Этот вывод согласуется с гипотезой о том, что заинтересованные стороны лучше понимают экономический аспект деятельности в области КСО, чем социальный аспект [14] (Yanli Li, Lan Gao, 2019). Экономический аспект деятельности в области КСО включает в себя элементы, касающиеся сотрудников, потребителей и продуктов, а также инвесторов и кредиторов. Деятельность в области КСО, основанная на экономическом измерении, имеет прямое отношение к корпоративным операциям. Социальный аспект деятельности в области КСО имеет косвенную связь с корпоративными операциями, такими как деятельность в отношении сообществ и правительств. Лесохозяйственные компании реализуют больше мероприятий в области КСО, исходя из экономических аспектов, которые могут принести прямые экономические выгоды, и меньше участвуют в деятельности по КСО, выгоды от которых не отражаются напрямую в доходах. Приоритетом этих компаний является прибыль, а не социальная и экологическая помощь.

Лесная политика в современной России неэффективна. Лесное хозяйство является одной из самых низкодоходных отраслей экономики. Однако для некоторых северных регионов эта отрасль играет немаловажную роль. Социальные последствия лесной политики связаны с феноменом социального неравенства, проявляющимся в резком сужении или даже прекращении предоставления государственных жизненно необходимых социальных услуг населению лесосырьевых регионов [15] (Kozyreva, 2019).

В спектр интересов бизнеса не входят проблемы местного населения, которое не может реализовать свой трудовой потенциал и решить социальные проблемы. Государство в новых рыночных условиях не способно компенсировать из бюджета потерю доходов населения, что создает предпосылки к трудовой и социальной миграции и маргинализации населения. В результате этих процессов многие сельские населенные пункты практически обезлюдели.

[1] Проект «Исследование социальных последствий лесной политики России в контексте развития человеческого капитала» рук. Козырева Г.Б., 2018г.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Абдокова Л.З. Корпоративная социальная ответственность как основа корпоративного гражданства и социального партнерства в бизнесе // Успехи современной науки и образования. – 2017. – № 1. – c. 139-141.
2. Louis W. Cabot. Corporate support of education: no strings attached // Harvard Business Review. – 1978. – № 4. – p. 139-144.
3. Даньшина В.В. Классификация видов социальной ответственности бизнеса // Вестник Астраханского государственного технического университета. Серия: Экономика. – 2016. – № 3. – c. 41-51.
4. Friedman M. The social responsibility of business is to increase its profits. , 1970. – 32-33 p.
5. Eilbirt H., Parket I.R. The practice of business: The current status of corporate social responsibility // Business Horizons. – 1973. – № 4. – p. 5-14.
6. McWilliams A., Siegel D. Corporate social responsibility: A theory of the firm perspective // Academy of Management Review. – 2001. – № 1. – p. 117-127. – doi: 10.5465/AMR.2001.4011987.
7. Распоряжение правительства российской федерации «Об утверждении Основ государственной политики в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов в Российской Федерации на период до 2030 года». Docs.cntd.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/499047151 (дата обращения: 04.05.2021).
8. Козырева Г.Б., Волков А.Ю. Институты устойчивого развития лесосырьевых территорий современной России // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 2015-2030. – doi: 10.18334/eo.9.3.41007.
9. Республика Карелия в цифрах 2020. / краткий статистический сборник. - Петрозаводск: Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Карелия (Карелиястат), 2020. – 18-19 c.
10. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Пермскому краю. [Электронный ресурс]. URL: https://permstat.gks.ru/folder/33461.
11. Доклад. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Коми. [Электронный ресурс]. URL: https://komi.gks.ru/doklad.
12. Морозов А.А. Социальная ответственность бизнеса в системе «работник-работодатель»: опыт эмпирического изучения // Труды Карельского научного центра Российской академии наук. – 2015. – № 3. – c. 117-125.
13. Li N., Toppinen A. Corporate responsibility and sustainable competitive advantage in forest-based industry: Complementary or conflicting goals? // Forest Policy and Economics. – 2011. – № 2. – p. 113-123. – doi: 10.1016/j.forpol.2010.06.002.
14. Yanli Li, Lan Gao Corporate Social Responsibility of forestry companies in China: an analysis of contents, levels, strategies, determinants // Sustainability. – 2019. – № 16. – doi: 10.3390/su11164379.
15. Козырева Г.Б. Институты лесной политики в современной России // Экономический анализ: теория и практика. – 2019. – № 10. – c. 1796-1811. – doi: 10.24891/ea.18.10.1796 .