Цифровизация как источник обеспечения устойчивого развития российской промышленности в условиях инновационной экономики

Башаратьян М.М.
Digitalization as a source of sustainable development of Russian industry amidst an innovative economy - View in English
Об авторах:

Башаратьян М.М.1
1 Институт проблем рынка РАН

 Скачать PDF

Аннотация:
В настоящей публикации аргументируется необходимость обеспечения цифровизации промышленных предприятий в контексте обеспечения устойчивого развития. Представлены теоретические положения по поводу обеспечения устойчивости промышленных предприятий, указывается на ключевую роль устойчивости развития в детерминации системы экономической безопасности хозяйствующих субъектов.
Результат. Обоснована система больших угроз устойчивого развития российских предприятий промышленности в цифровую эпоху, показано, что отставание в цифровизации может рассматриваться в числе ключевых угроз экономической безопасности. Показано, что по уровню цифровизации российские промышленные предприятия существенно отстают от конкурентов из стран «Большой семерки», где цифровизация рассматривается как универсальный аспект повышения конкурентоспособности и устойчивого развития одновременно с экологической и экономической точек зрения, что обеспечивается через формирование корпоративной культуры инновационного типа. Представлены приоритетные направления цифровизации деятельности промышленных предприятий России, даны универсальные рекомендации по содействию цифровизации, применимые на предприятиях различных отраслей отечественной промышленности. Выводы. Проведенное исследование позволило сделать вывод, что цифровизация является стратегическим источником воздействия на формирование и/или укрепление устойчивости развития предприятий российской промышленности.

Ключевые слова:

цифровые трансформации, цифровая экономика, Индустрия 4.0, промышленные предприятия, устойчивое развитие, инновационный потенциал, адаптивные предпринимательские структуры, экономическая безопасность
Цитировать публикацию:
Башаратьян М.М. Цифровизация как источник обеспечения устойчивого развития российской промышленности в условиях инновационной экономики // Экономика и социум: современные модели развития. – 2021. – Том 11. – № 3. – С. 245-258. – doi: 10.18334/ecsoc.11.3.113453

Basharatian, M.M. (2021) Digitalization as a source of sustainable development of Russian industry amidst an innovative economy. Ekonomika i sotsium: sovremennye modeli razvitiya, 11(3), 245-258. doi: 10.18334/ecsoc.11.3.113453 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Актуальность исследования обусловлена необходимостью осуществления дальнейших цифровых преобразований российской промышленности в целях обеспечения конкурентоспособности предприятий и их продукции на внутренних и внешних рынках.

Нарастающее отставание от зарубежных конкурентов, в том числе от экспансии продукции китайской промышленности, по технологическим аспектам организации производства и сбыта, качественным характеристикам товарной продукции и по другим аналогичным аспектам даже в отрыве от трендов цифровой эпохи рассматривается в числе угроз экономической безопасности предприятий промышленности и выступает фактором, усиливающим системно-структурные диспропорции в базовых областях [14] (Morkovkin, Kurokhtina, 2019). Цифровая эпоха предоставляет инструментарий для оперативного и комплексного устранения недочетов (речь идет о сквозных цифровых технологиях), однако если этим инструментарием своевременно и грамотно не воспользоваться, то помимо цементирования хронических проблем и противоречий также будет иметь место колоссальное отставание по конкурентоспособности на целевых рынках, устранение которого в некоторых случаях будет не просто чрезвычайно затруднительным, но и в буквальном смысле невозможным.

В новой Стратегии национальной безопасности России особо подчеркивается значимость инноваций, цифровых инноваций в формировании устойчивого социально-экономического развития [1]. В этой связи и с учетом системной значимости ключевых отраслей промышленности для территориальной, региональной и национальной экономики важным направлением теоретических и прикладных исследований становится изучение возможностей и перспектив цифровизации деятельности российских промышленных предприятий.

Материалы, методы и организация исследования

Исследование подготовлено по материалам обзора публикаций в качественной академической литературе отечественных и зарубежных авторов и дополнено материалами из авторитетного исследования глобальной консалтинговой корпорации Deloitte [25]. Публикация опирается на положения теории инноваций Й. Шумпетера, новой индустриальной революции К. Шваба [6, 24] (Gurina, Rumyantseva, 2019; (Shirokovskikh, 2019), а также положений отечественной школы экономической безопасности [4, 7, 8, 10–12, 22, 23] (Bukhvald, 2019; Eshtokin, 2020; Ivanov, 2019; Karavaeva, Ivanov, Lev, 2020; Lev, 2020; Leshchenko, 2020; Chekmarev, 2020; Shirko, 2020).

Сущность устойчивого развития предприятий и место устойчивости в системе экономической безопасности промышленных предприятий. Под устойчивостью развития традиционно понимается сохранение траекторий развития вне зависимости от аспектов, в том числе силы воздействия со стороны внешней и внутренней среды [13] (Lyasnikov, Dudin, 2011).

При этом собственно развитие следует рассматривать как синоним прогресса, как поступательный переход на новые уровни функционирования (более совершенные продукты и способы организации производства и управления, использование новейшего оборудования и технологий, рационализация бизнес-процессов, наращивание сбыта, выход на новые рынки с сохранением старых и проч.), который сочетается с экономическим ростом бизнеса, выражаемым в росте капитализации, среднегодовой валовой выручки, экономической добавленной стоимости и проч. [15] (Brutyan, Dudin, Elshin et al., 2017).

В этой связи развитие не следует ассоциировать, собственно, с функционированием экономических субъектов, которое является объективным процессом, может включать как рост, так и спады и заканчиваться в том числе прекращением существования бизнеса. Между тем, как только начинается спад, регресс, тенденция к развитию прекращается, и если такие спады повторяются или же имеется существенный риск для их повторения, то и говорить об устойчивости экономического развития будет неправильно.

В этой связи понятие устойчивости развития хозяйствующих субъектов аккумулирует положительные экономические тенденции, и прервать такие тенденции способны многочисленные угрозы и риски со стороны внутренней и внешней среды, а собственно устойчивость развития является неотъемлемым элементом системы эконмической безопасности хозяйствующих субъектов, а именно неотъемлемой характеристикой состояния экономической безопасности [21] (Tulupov et al., 2018).

Тем самым функционирование системы экономической безопасности хозяйствующих субъектов должно приоритетным образом быть направлено на обеспечение устойчивости их экономического развития. Сказанное особенно актуально для предприятий отраслей промышленности, как правило, представляющих собой крупный бизнес с низким уровнем адаптивности к угрозам и вызовам из внешней и внутренней среды [2] (Balashova et al., 2020).

На низкую устойчивость развития предприятий российской промышленности в целом влияют такие факторы, как устаревшие технологии производства и промышленное оборудование, нехватка квалифицированного персонала, дефицит финансовых ресурсов, неэффективность бизнес-модели в целом и моделей организации ключевых бизнес-процессов, и многие другие [20] (Topoleva, 2018). Обеспечение устойчивого развития предприятий российской промышленности при этом выступает в качестве приоритета национальной экономической безопасности: российская экономика по-прежнему имеет ярко выраженный индустриальный характер [18] (Sukhorukova, Pogorelyy, Samorokov, 2020).

«Большие угрозы» устойчивого развития российских предприятий промышленности в современную эпоху. Любой предпринимательский субъект, безусловно, функционирует в условиях неопределенности и риска; риск является важной характеристикой предпринимательства как такового, – если субъект не принимает в своей деятельности рисков, его нельзя назвать предпринимательским [5] (Vatutina, 2019). По этой причине экономические угрозы и риски являются нормальными спутниками предпринимательской деятельности – их в целом необходимо учитывать и управлять ими.

Однако для определенных сфер хозяйственной деятельности формируются мощные и универсальные (то есть актуальные почти для каждого предпринимательского субъекта в отрасли) угрозы и риски, которые принято именовать «большими угрозами» экономической безопасности (и устойчивому экономическому развитию как элементу системы экономической безопасности).

Для предприятий российской промышленности к числу таких больших угроз устойчивого развития могут быть отнесены нижеследующие:

– высочайшая степень физического и морального износа технологического (производственного) оборудования, по определенным отраслям и предприятиям достигающая значений в 75–90% и более [3] (Baranovskiy, Korotkova, Petrov, 2020), устаревшие технологии производства, методы и инструменты обеспечения его организации и управления;

– колоссальный дефицит квалифицированных производственных кадров, в отдельных отраслях российской промышленности показатель вакантных должностей составляет 10–25% и выше [19] (Tinkova, Gulua, 2018) с тенденцией к росту дефицита в зависимости от уровня квалификации персонала. Аналогичный дефицит имеет место в отношении персонала российских промышленных предприятий с высоким уровнем сформированности цифровых компетенций [9] (Ilyina, Shesternina, 2019), притом что, как будет показано далее, цифровые трансформации предполагают опору на персонал с высоким уровнем развития знаний в области цифровых технологий и переход производственных работников от роли исполнительного труда к функциям манипуляторов и контролеров высокотехнологичного производственного оборудования и цифровых платформ управления;

– международные санкции, кардинально ограничивающие научно-техническое и инвестиционное сотрудничество, приводящие к срыву приоритетных проектов развития в отраслях промышленности и по конкретным компаниям (корпорациям) российской промышленности;

– низкий, вплоть до критического, уровень цифровизации основных и вспомогательных бизнес-процессов на российских промышленных предприятиях, не только не позволяющий с применением сквозных технологий цифровой эпохи решить комплекс накопившихся проблем и противоречий, но и усугубляющий их, в том числе в части нарастающего цифрового отставания от ключевых международных конкурентов.

Цифровые аспекты проблематики обеспечения устойчивого экономического развития российских промышленных предприятий представляется целесообразным рассмотреть более детально.

Отставание в цифровизации как ключевая угроза экономической безопасности промышленных предприятий. Среди «больших» угроз экономической безопасности недостаточная цифровизация выступает одной из приоритетных, поскольку в новой экономике знаний цифровые технологии, прежде всего сквозные технологии цифровой экономики, не только позволяют оптимизировать традиционный бизнес, но и обеспечивают предпосылки для его опережающего развития [16] (Piskunov, 2019).

Отставание в цифровизации не позволяет догнать промышленность крупнейших индустриально развитых стран и постепенно формирует усиление разрывов в конкурентоспособности.

В исследованиях глобальной аудиторской и консалтинговой компании Deloitte [25] представлены сведения об уровне цифровизации ключевых бизнес-процессов (выделялось до 200–300 бизнес-процессов второго уровня, в зависимости от сферы экономической деятельности) в балльном выражении, где полностью цифровизованные процессы (например, такие, которые обслуживаются промышленной робототехникой и одновременно управляются интеллектуальными цифровыми платформами) оцениваются в максимальные 3 балла, частично цифровизованные процессы (когда цифровизация оказала значимое влияние на их трансформацию) оценивались в 2 балла, а во всех других случаях оценка цифровизации данного конкретного бизнес-процесса устанавливалась в 0 (ноль) баллов. Оценивались различные индустрии разных государств, где консультантам удалось получить релевантные исходные данные.

С позиций предмета настоящего исследования предлагается рассмотреть различия между уровнями цифровизации отраслей тяжелой и легкой промышленности России и стран «Большой семерки» (G7) (см. рис. 1). В настоящем исследовании рассматривались все отрасли промышленности (индустрии), в которых проведена аудиторская оценка Deloitte.

Рисунок 1. Показатели цифровизации отраслей тяжелой и легкой промышленности России и стран «Большой семерки», % от максимального

Источник: [25].

Как видно, состояние цифровизации в легкой промышленности России несколько лучше соответствующих показателей в тяжелой промышленности, что в целом обусловлено меньшими размерами бизнеса и его более высокой адаптивностью к переменам, в том числе цифрового характера.

Однако по сравнению с зарубежными конкурентами отставание российской промышленности по уровню цифровизации представляется существенным, а в части цифровизации тяжелой промышленности даже возникает вопрос о концептуальной преодолимости имеющихся разрывов.

Цифровизация – объективный источник трансформации моделей организации и деятельности предприятий промышленности как устойчивых с экономической и экологической точек зрения. Анализ зарубежного опыта цифровизации предприятий промышленности позволяет модифицировать взгляд на обеспечиваемую устойчивость развития: наряду с устойчивостью экономического развития синергия оптимизационных воздействий также положительно воздействует на устойчивость (англ. sustainability) развития промышленности с экологической точки зрения.

Для промышленных предприятий, большинству которых актуальны риски технологической безопасности и многие из которых оказывают значительное негативное воздействие на окружающую природную среду, возможности укрепления устойчивости собственного развития представляются уникальными. И данные возможности формируют и стимулируют цифровые инструменты и технологии: высокоточный анализ данных, технологии обработки больших массивов информации, роботизированное производство, сплошной цифровой интеллектуальный мониторинг и контроль промышленности объективно формируют устойчивые предпосылки к повышению экологичности промышленного производства, даже в тех случаях, когда соответствующий аспект или не рассматривается в качестве приоритетных, или воспринимается как поддающийся управлению с высокой степенью обоснованных сомнений.

Однако наиболее значимой трансформацией бизнес-модели можно рассматривать обновление и смену типа организационной культуры – от существующей к культуре инновационного типа, характеризующейся сломом философии корпоративного управления как такового. В организационной культуре инновационного типа роль владельческого управления предприятиями вместе с фигурой центров прибыли переходит к адхократическим структурам, таким как кросс-функциональные группы, рабочие лаборатории и проч., в рамках которых сосредотачивается интеллектуальный и предпринимательский потенциал человеческих ресурсов предприятия и осуществляется наиболее продуктивное взаимодействие с элементами внешней среды фактически без необходимости осуществления традиционного управления как такового [17] (Saltykov, Rusyaeva, 2017). Организационная культура нового типа – основа построения Индустрии 4.0 и одновременно залог успешного функционирования промышленных предприятий с высоким уровнем цифровизации деятельности.

Направления цифровизации деятельности промышленных предприятий России и рекомендации по ее осуществлению. Синергия цифрового воздействия и адаптивных предпринимательских структур приводит к формированию предприятий Индустрии 4.0, причем внедрение данной концепции наилучшим образом осуществляется на технологически новых производствах – данное обстоятельство следует учитывать при проектировании производства и его модернизации. Именно проектируемые производства следует рассматривать как лучший полигон для испытания перспективных цифровых инструментов и методов, а в основу дальнейшего проектирования могут быть положены уже апробированные решения цифрового характера, прошедшие тиражирование и масштабирование. С учетом изложенного, если существующее промышленное производство неизбежно должно пройти глубинную модернизацию, ее осуществление, вполне вероятно, следует заменить на создание нового промышленного производства с »нуля» или же на его приобретение.

Так или иначе, для проведения цифровых трансформаций владельцы и менеджмент промышленных предприятий должны иметь развернутые сведения о перспективных цифровых технологиях, а также о направлениях воздействия таких технологий на деятельность промышленных предприятий.

В частности, цифровизации могут быть подчинены:

— анализ, планирование, прогнозирование и проектирование на промышленном предприятии, в том числе высокоточные и высокопроизводительные операции аналитического и смежного плана с обработкой «больших данных». Для этих целей могут быть применены цифровые платформы на основе искусственного интеллекта (ИИ) и нейросетей;

— мониторинг и контроль за производством, а также за безопасностью его организации, включая использование рабочей силы. Для этих целей, например, могут быть использованы интеллектуальные платформы с применением RFID-датчиков, технологий дополненной реальности и др.;

— принятие типовых, а затем и сложных интеллектуальных управленческих решений, с применением ИИ, самообучающихся нейросетей и многое другое.

Соответствующие рекомендации имеют универсальный характер, и могут быть применены на промышленных предприятиях всех отраслей без исключения.

Заключение

Подводя итоги проведенного исследования, можно констатировать, что стратегический характер предлагаемых трансформаций заключается в том, что их воздействие на экономику и управление промышленными предприятиями будет нести одновременно синергетический и опережающий характер. Синергия связана с тем, что цифровые технологии позволят разрешить ключевые проблемы организации производства и экономики промышленных предприятий, накопившиеся на момент их внедрения, и не позволят возникнуть или же усугубиться новым проблемам и противоречиям. Перспективный характер трансформаций связан с тем, что сквозные технологии цифровой эпохи сформируют существенный задел прочности в устойчивом развитии промышленного предприятия на будущее, предупреждая негативное влияние угроз и рисков и повышая уровень конкурентоспособности для опережения актуальных и потенциальных рыночных конкурентов. Это позволит обеспечить долгосрочное стратегическое целеполагание и планирование, формировать и успешно реализовывать масштабные инвестиционные программы, столь необходимые для концептуального перевооружения промышленных предприятий в Индустрию 4.0. Кроме того, внедрение цифровых технологий практически всегда сопровождается существенным положительным влиянием на финансы предприятий как через сокращение издержек, так и через наращивание прибыли, что обеспечит приток дополнительных собственных финансовых ресурсов, столь необходимых для развернутого финансирования цифровых инноваций. Иными словами, сформируется непрерывная адаптивная экосистема содействия стратегическим трансформациям, итогом воздействия которой станет неуклонный переход экономики промышленных предприятий на новые уровни развития.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Указ Президента РФ от 02.07.2021 № 400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». Собрание законодательства РФ. – 2021. – № 27 (часть II). – Ст. 5351
2. Балашова Е.С. и др. Научно-практические основы формирования стратегии устойчивого развития экономики промышленности // Вестник Забайкальского государственного университета. – 2020. – № 3. – c. 80-89. – doi: 10.21209/2227-9245-2020-26-3-80-89 .
3. Барановский В.В., Короткова Т.Ю., Петров А.Г. Анализ современного состояния оборудования промышленных тепловых электростанций предприятий целлюлозно-бумажной промышленности // Энергобезопасность и энергосбережение. – 2020. – № 4. – c. 34-38. – doi: 10.18635/2071-2219-2020-4-34-38 .
4. Бухвальд Е.М. Правовые и институциональные проблемы интеграции требований экономической безопасности в систему стратегического планирования // Экономическая безопасность. – 2019. – № 1. – c. 55-63. – doi: 10.18334/ecsec.2.1.100623.
5. Ватутина С.А. Предпринимательские риски: сущность, классификация, возможности управления // Вестник современных исследований. – 2019. – № 2.19(29). – c. 20-23.
6. Гурина М.А., Румянцева Ю.В. Системные вызовы четвертой промышленной революции: уберизация как новая модель бизнеса // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 3. – c. 1121-1134. – doi: 10.18334/vinec.9.3.40896.
7. Ештокин С.В. Высокие технологии обеспечения экономической безопасности коммерческих банков в условиях перехода в индустрию 4.0.: опыт азиатского региона // Экономика. – 2020. – № 3. – c. 221-232. – doi: 10.18334/asia.4.3.111627.
8. Иванов Е.А. Современные вызовы и угрозы экономической безопасности Российской Федерации // Экономическая безопасность. – 2019. – № 1. – c. 13-21. – doi: 10.18334/ecsec.2.1.100617.
9. Ильина Л.А., Шестернина М.В. Трансформация российской промышленности: цифровые компетенции, цифровые сотрудники, цифровые рабочие места. / Менеджмент и маркетинг в различных сферах деятельности: сборник научных трудов/под ред. И.Я. Рувенного. - Уфа: Уфимский государственный авиационный технический университет, 2019. – 88-94 c.
10. Караваева И.В., Иванов Е.А., Лев М.Ю. Паспортизация и оценка показателей состояния экономической безопасности России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2179-2198. – doi: 10.18334/epp.10.8.110705.
11. Лев М.Ю. Правовая природа экономической безопасности государства и ее институциональные аспекты // Экономические отношения. – 2020. – № 2. – c. 447-466. – doi: 10.18334/eo.10.2.100903.
12. Лещенко Ю.Г. Национальные интересы в контексте обеспечения экономической безопасности государства в условиях глобальной интеграции: эволюционно-теоретический аспект // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 2375-2390. – doi: 10.18334/vinec.10.4.110815.
13. Лясников Н.В., Дудин М.Н. Стратегическая устойчивость предпринимательских организаций и инновационное развитие России. / Монография. - М.: ИМСГС, 2011. – 245 c.
14. Морковкин Д.Е., Курохтина О.Ю. Пути преодоления диспропорций в развитии реального сектора российской экономики // Наука и общество. Ростов-на-Дону, 2019. – c. 362-370.
15. Брутян М.М., Дудин М.Н., Ельшин Л.А. и др. Направления устойчивого развития регионов России. / Монография. - Новосибирск: ЦРНС, 2017. – 157 c.
16. Пискунов А.И. Вызовы, угрозы и ожидания цифровизации для промышленных предприятий // Организатор производства. – 2019. – № 2. – c. 7-15. – doi: 10.25987/VSTU.2019.33.81.001 .
17. Салтыков С.А., Русяева Е.Ю. Инновационные компании: необходимость изменения корпоративной культуры в соответствии со стратификацией культурно-ментальных типов // Друкеровский вестник. – 2017. – № 5(19). – c. 103-110.
18. Сухорукова С.М., Погорелый А.М., Самороков А.В. Проблемы устойчивого развития при использовании современных технологических инноваций // Экономика и управление. – 2020. – № 1(12). – c. 54-65. – doi: 10.26730/2587-5574-2020-1-54-65 .
19. Тинькова Е.В., Гулуа С. Дефицит квалифицированных кадров и производственный потенциал // Дельта науки. – 2018. – № 1. – c. 12-14.
20. Тополева Т.Н. Устойчивое развитие машиностроительного комплекса в конкурентной среде // Экономические исследования и разработки. – 2018. – № 2. – c. 78-85.
21. Тулупов А.С. и др. Проблемы устойчивого развития России: эколого-экономический аспект (Промежуточный отчет). - М.: Институт проблем рынка РАН, 2018.
22. Чекмарев В.В. Теория экономической безопасности: эволюционный аспект // Экономическая безопасность. – 2020. – № 3. – c. 335-350. – doi: 10.18334/ecsec.3.3.110587.
23. Ширко Л.М. К вопросу о сущности экономической безопасности предприятия // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1555-1564. – doi: 10.18334/eo.10.4.111327.
24. Широковских С.А. Industry 4.0 как организационно-экономическая основа инновационного развития высокотехнологических компаний региона Центральной Азии и индустриально развитых стран // Экономика. – 2019. – № 4. – c. 229-238. – doi: 10.18334/asia.3.4.111599.
25. Deloitte Digital Innovation Outlook 2021 Review. – Amsterdam. - 2021