Ремесленное производство в условиях четвертой промышленной революции: «шаг в прошлое» или «комфортное настоящее»?

Федорова О.И.
Handicraft production in the conditions of the fourth industrial revolution: step into the past or comfortable present? - View in English
Об авторах:

Федорова О.И.1
1 Оренбургский Государственный Университет

 Скачать PDF

Аннотация:
В настоящее время четвертая промышленная революция – это уже не теоретическая модель будущего, а реальная действительность, оказывающая влияние на все сферы жизнедеятельности общества. В статье описаны тенденции и проблемы осуществления экономической деятельности в условиях перехода к Индустрии «4.0». Через раскрытие функций ремесленного производства, показана его объективная необходимость в новых экономических условиях. Обоснована неимперативность массового производства и важность изменения отношения к ремеслу в российской экономике посредством переосмысления его месть в системе социально-экономических отношений с учетом специфики новой ступени развития общества - постиндустриальной экономики.

Ключевые слова:

ремесленное производство, четвертая промышленная революция, постиндустриальная экономика

JEL-классификация: O14, O31, O32, O33

Цитировать публикацию:
Федорова О.И. Ремесленное производство в условиях четвертой промышленной революции: «шаг в прошлое» или «комфортное настоящее»? // Креативная экономика. – 2021. – Том 15. – № 5. – С. 1595-1608. – doi: 10.18334/ce.15.5.112061

Fedorova, O.I. (2021) Handicraft production in the conditions of the fourth industrial revolution: step into the past or comfortable present?. Creative Economy, 15(5), 1595-1608. doi: 10.18334/ce.15.5.112061 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Индустрия 4.0 приближает страны к постиндустриальному обществу, а ее фундаментальными отличиями считаются: сокращение жизненного цикла благ и их большая персонификация, высокая степень гибкости производства, децентрализация системы принятия решений экономическими субъектами [6] (Dudin, Bryntsev, 2021).

Четвертая промышленная революция задала вектор движения в сторону «новой экономической реальности» [20] (Chikanova, 2020), что требует поиска ответов на множество вопросов, среди которых: какова цель производства и если она изменилась, то почему? происходит ли изменение системы ценностей экономических субъектов и их статусов? соответствуют ли социально-экономические институты и модели хозяйственного поведения новым условия? каково место традиционных форм деятельности, в том числе и ремесленного производства в формирующемся постиндустриальном обществе?

Цель проводимого исследования заключается в определении роли ремесленного производства в системе социально-экономических отношений постиндустриальной экономики.

Опираясь на терминологию ООН, под ремесленной деятельностью будем понимать «вид профессиональной деятельности по производству товаров, работ, оказанию услуг преимущественно потребительского назначения мелкими партиями, штучно, в том числе по индивидуальным заказам, с использованием особых знаний, специальных технологий, навыков, умений, традиции, секретов [2] (Vodyanova, 2010)».

Научный вклад проведенного исследования состоит в выделении потенциальных функций ремесленного производства в условиях четвертой технологической революции и барьеров, препятствующих его развитию в российской экономике.

Основной метод, используемый в работе для решения поставленной задачи, – системный подход, который обеспечивает возможность исследовать общество (экономику) и происходящие процессы как единое целое, выявить связи исследуемого объекта с элементами системы и выполняемые им функции.

Очень часто новый виток научно-технического прогресса, каждая последующая технологическая революция воспринимаются обществом как угроза существующему укладу общественной жизни, забывая о том, что вместе с изменениями в технологической базе и структуре экономики, механизме ее функционирования меняется и само общество. Наша задача на современном историческом этапе не сопротивляться «вживлению» ремесла в быстроразвивающийся организм высокотехнологичной экономики, а максимально безошибочно спрогнозировать будущее, скорректировать или сформировать необходимые для этого условия, что требует анализа процессов, происходящих в настоящее время в экономике.

Разделяя научную точку зрения Дж.М. Кейнса относительно главенствующей роли спроса, автор считает необходимым обратить внимание на то, что на рубеже XX–XXI веков в экономически развитых странах, прежде всего в Западной Европе, вместе с технологическими изменениями происходит и трансформация самого потребителя, системы его ценностей и логики принятия решений. «Ненасытный потребитель» [1] (Bodriyyar, 2006) по Ж. Бодрийяру сменяется на все более творческого и разумного, готового нести солидарную ответственность с производителем (что особенно актуально, так как отходы от индустриального типа производства составляют до 50% используемой массы природного сырья [16] (Rumyantsev, 2021)). Перепотребление как норма поведения общества потребления замещается на минимализм и zero waste (ноль отходов). В качестве важных факторов, определяющих спрос, все больше выступают такие как экологичность товара, его долговечность и уникальность, способность создать комфортную эмоциональную среду и придать процессу потребления смысл (выйти за рамки удовлетворения утилитарных потребностей).

Ремесло как никакой другой вид деятельности на современном этапе развития капитализма (подчеркнем, что происходящие изменения в условиях четвертой технологической революции затрагивают прежде всего технологический базис экономики, а общественный строй при этом остается прежним) способно отреагировать за короткий промежуток времени на потребности покупателя и даже смягчить проблемы, порождаемые обществом потребления, например, обеспечив вторую жизнь бывшим в использовании вещам. Если так называемая быстрая мода создает дополнительную нагрузку на окружающую среду, то ремесленное производство обладает соответствующим потенциалом субъекта зеленой экономики. Оно по своей природе готово взять на себя санирующую функцию и в соответствии с концепцией ответственного развития (sustainable development) построить производство с использованием вторичного сырья, в том числе и вступив в партнерские отношения с крупными компаниями (создав «бизнес-экосистему» [11] (Kuimov, Simonov, Kobalinskiy, Ananina et al., 2021)), опираясь, например, на такую форму кооперации предприятий, как аутсорсинг.

Еще одним общественным выигрышем от ремесленного производства можно назвать использование им преимущественно местного сырья, что обеспечивает через эффект мультипликатора рост регионального валового продукта. Однако ремесленная деятельность не всегда способна гарантировать уровень дохода, сложившийся, например, в индустриальном секторе. Но важно другое: она позволяет получить исполнителю индивидуальную оценку его способностям и умениям, которую «ставит» общество. Нередко цель ремесла в отличие от массового производства – это не только получение конечного продукта, но и удовлетворение от самого процесса его создания, от реализации творческого потенциала; оно требует не пассивного исполнения чьих-либо команд, а активно-творческого субъекта, способного принимать самостоятельные решения и испытывающего потребность в самореализации. В формирующейся постиндустриальной экономике нередко ремесленник свободен от модели «выживания» и ставит на первое место не столько желание максимизировать результат (а сверхприбыль здесь априори недостижима), сколько сам процесс создания новой потребительной стоимости. Не стоит забывать и о том, что только в рамках ремесленного штучного или единичного производства можно создать истинный предмет роскоши.

Процесс развития технологий, в том числе и все большая цифровизация экономической деятельности, создает объективные условия углубления проблемы обезличенности ее участников, что, в свою очередь, оборачивается нивелированием чувства сопричастности к результатам совместного труда. Ремесленная же деятельность снимает данную негативную тенденцию, так как основывается на высоком качестве индивидуальной работы, самостоятельности и ответственности [3] (Galiakbirova, 2012).

Если в условиях доиндустриального общества покупка благ ремесленного производства – это практически безальтернативный процесс, то в современном – результат свободного, осознанного выбора потребителя, следовательно, коммерциализация продукции ремесленников в силу широкого товарного ассортимента, который стал возможен на данной ступени развития общественного производства, достижима лишь в условиях высокой степени гибкости производителя. Последнее означает чуткое отношение к потребностям потенциальных покупателей, которые могут представлять собой как уже существующих (демонстрирующих лояльность к товару), так и новых. Именно индивидуальный подчерк и персонифицированный подход к покупателю отличает чаще всего продукцию ремесленника, создавая ей конкурентные преимущества на рынке. Массовое производство, как правило, влечет за собой формирование цепочки посредников между производителем и потребителем, лишая последних возможности прямого взаимодействия и завышая цену конечного продукта при исходных более низких издержках на единицу продукции по сравнению с ремесленным товаром.

Исследователи влияния на экономические процессы Индустрии 4.0 предрекают «технологическую безработицу, поляризацию и неравенство доходов населения [10] (Koropets, Tukhtarova, 2021)», но как хорошо известно, рыночно-капиталистическая экономика по своей природе не может находиться перманентно в сбалансированном состоянии. Несмотря на множество теорий (в том числе и проверенных на практике), помогающих справиться с внешними и внутренними шоками (а четвертая технологическая революция – это, безусловно, шок), экономическим системам приходится каждый раз приспосабливаться к новым вызовам. Ремесленный сектор в силу специфики процесса производства, создаваемого продукта и доли производителя на рынке меньше подвержен проблеме перепроизводства, поэтому все больше соответствует критериям «тихой гавани». Ремесло может выполнить функцию и автоматического стабилизатора, так как способно сглаживать проблему сезонной занятости. В условиях развитой системы переподготовки для ремесленного сектора последний может аккумулировать высвободившуюся в результате технологических сдвигов рабочую силу.

Условием развития ремесла, как и других типов деятельности, выступает востребованность его конечного результата. Если в качестве объекта исследования выбрать российскую экономику, то можно выделить несколько серьезных барьеров на пути возрождения исследуемого сектора (или ловушек, которые устойчиво воспроизводит само общество), которые позволяют объяснить наблюдаемую тенденцию «развеществления жизни, при которой отношения человека и конкретной вещи становятся малозначимыми» [4] (Golofast, 2000):

- потребительский снобизм россиян (как признак экономически незрелого субъекта, который посредством окружающих его благ демонстрирует обществу свои возможности, что нередко, опираясь на У. Шекспира, можно выразить фразой: «казаться, а не быть»; к тому же, делая выбор, покупатель стремится удовлетворить потребность не столько в самом товаре с набором соответствующих функций, сколько в возможности обладания продукцией определенного производителя/бренда);

- стереотипность мышления (например, глубоко укоренившееся в сознании «советского и постсоветского человека» отношение к условно ручному производству как к «самопалу» или «кустарному»);

- ликвидация института частной собственности в советский период как «источника эксплуатации» рабочего класса и его сложное восстановление после отказа от административно-командной экономики (создание формальных правил и готовность общества следовать им – эти процессы далеко не всегда синхронизированы друг с другом);

- отсутствие в общественном сознании потребности созидать и творить [15] (Romantsev et al., 2012) и уже ставшая традиционной низкая оценка результатов «живого» труда;

- быстрое погружение в пучину мирового массового рынка с начала 90-х годов после длительного периода тотального дефицита (нередко в личных интересах искусственно поддерживаемого работниками советской торговли).

Предпочтение продукта массового производства, отношения с которым не носят долгосрочного характера, а издержки эксплуатации невысоки (в силу его относительно низкой цены, распространенности, утилитарности и т.д.), может восприниматься результатом рационального выбора российского потребителя XXI века, испытывающего серьезные временные и бюджетные ограничения и не желающего обременять себя дополнительными затратами, связанными с обслуживанием товаров, наделяемых самим пользователем особой ценностью (что нередко случается с благом, произведенным ремесленником). Практика же показывает, что это поверхностное суждение. Условный выигрыш в краткосрочном периоде оборачивается потерями в долгосрочном. И речь идет не только о серьезной нагрузке на окружающую среду в процессе производства и потребления блага после периода его эксплуатации, но и об игнорировании обществом того, что, например, произведенный ремесленником предмет интерьера может стать семейной реликвией, ценность которой многократно превосходит «трендовый» товар массового сегмента.

Как показывает мировая практика, нередко консерватизм потребителей и культ традиций, которые в условиях индустриальной эпохи оценивались как ограничения (препятствия) на пути технического прогресса, в новой экономической реальности становятся драйверами сбалансированного развития.

Никого не стоит убеждать в том, что ремесло – это культурный феномен. Продукция ремесленников полифункциональна. Так, кроме утилитарной, она способна выполнить общекультурную и образовательную функции. Народные ремесла позволяют не только создать рабочие места, удовлетворить спрос местных жителей и туристов, увеличить налогооблагаемую базу (что особенно актуально в условиях, когда в ближайшем периоде прогнозируются низкие темпы роста экономики страны и рост задолженности региональных бюджетов [8]), но и выступить в качестве канала социализации, а также передачи последующим поколениям традиционных ценностей.

Ремесленник сегодня – это полноправный субъект креативной экономики, представляющей собой «экономику, в которой действуют экономические агенты, создающие культурные, художественные, инновационные [18] (Sopina, 2021)» блага.

Если современное массовое производство стирает различия между странами, то ремесло, напротив, поддерживает (в каких-то случаях и восстанавливает) культурно-страновое многообразие, помогает идентифицировать (сохранить) этническую принадлежность человека, которая относится к базовым потребностям индивида. Этническая принадлежность – это одно из средств приспособления, ориентации и достижения социальных целей; это способ выделиться, обратить на себя внимание, повысить свою ценность [7] (Zakirov, 2011).

Исторически центрами ремесла были города в силу разных причин (среди которых и большая емкость рынка). В последние несколько лет стремительно меняются возможности по расширению рынка сбыта продукции ремесленного сектора за счет развития онлайн-торговли (чему способствует и рост «общего уровня цифровой грамотности населения» [5] (Grachev, 2021)), например, через использование витрины в социальных сетях [19] (Trofimova, 2018). Более 100 тысяч российских ремесленников уже используют возможность найти своего покупателя на платформе «Ярмарка Мастеров». Ранее локальный ремесленный рынок приобретает черты глобального, обеспечивая реализацию принципа открытости национальной экономики и позволяя получить признание «мировым» покупателем (что особенно важно в условиях отсутствия или низкого спроса на внутреннем рынке, в том числе и по причинам, которые были описаны выше). Кроме того, онлайн-торговля обеспечивает ремесленника большей свободой выбора места жительства (от мегаполиса до самого малого населенного пункта), что особенно важно, если перед обществом стоит проблема неравномерных миграционных потоков, оттока населения с удаленных территорий.

Виртуальное взаимодействие производителя и потребителя обеспечивает и условия реализации модели поведения, получившей название дауншифтинг (осознанный выбор такой служебной позиции или вида деятельности, которая позволяет высвободить больше свободного времени [13] (Lipsits, 2012)). Последняя тенденция стала результатом того, что в странах с высоким уровнем экономического развития уровень заработной платы перестает быть решающим фактором при выборе сферы деятельности (профессии). Нередко в качестве главных критериев выступают возможность самостоятельного распределения времени между работой и досугом и (или) увеличение доли отдыха с целью более качественной организации личной жизни. И ремесло в этом случае становится одной из оптимальных сфер занятости. Если в доиндустриальную эпоху ремесло традиционно «передавалось по наследству», то сегодня это нередко удел интеллектуально состоявшихся личностей; оно вышло за рамки источника получения дохода и для части ремесленников приобрело характер философии жизни. Эмоциональный интеллект и когнитивная гибкость (которые входят в топ-10 востребованных навыков для бизнеса) отличают современного ремесленника.

Объективно оценивая последствия четвертой технологической революции, не стоит забывать о том, что она не только выводит общество на новую ступень технико-экономического развития, но и обостряет ряд социально-экономических проблем, среди которых профессиональное выгорание. Последнее имеет множество причин и проявлений. Так, например, усложнение техники и технологий значительно меняет роль человека в производственном процессе: он все чаще выполняет лишь обслуживающую функцию по отношению к капиталу, в результате очень быстро «запускается» проблема «опривычивания: рациональные действия превращаются в полуавтоматические практики, не требующие ни умственных усилий, ни творческих способностей» [9] (Ilyin, 2011). Индивид, столкнувшийся с проблемой отсутствия творчества в процессе производства, трансформируясь в ремесленника, получает возможность восстановить утраченный навык самовыражения, позволяющий испытывать чувство самодостаточности и самоуважения.

«Позитивное, приносящее удовлетворение и связанное с работой состояние, которое характеризуется энергичностью, энтузиазмом и поглощенностью» [14] (Polunina, 2009) в психологии получило название увлеченности работой. Полная самоотдача, интерес к процессу и результату – это не только условия достижения высокой производительности труда, но и переживания эмоции счастья. Слова Адама Смита сегодня как никогда актуальны: «Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится служить им» [17] (Smit, 1993).

В 80-х гг. ХХ века советскими учеными была обоснована модель самосохранительного поведения как «системы действий и отношений, обусловливающих состояние здоровья и срок жизни индивида» [21] (Shelomentsev, Goncharova, 2020). Элементами данной модели выступают социальное самосохранение (предполагает реализацию личности в семье и обществе), психологическое (сохранение собственной индивидуальности) и физическое (неразрывно связано с ведением здорового образа жизни). Очевидно, что ремесленное производство и самосохранительное поведение комплиментарны друг другу; ремесло способно выполнить охранную функцию, но при условии готовности индивида следовать требованиям, с одой стороны, простой и понятной модели поведения, с другой – предполагающей высокую личную ответственность.

Заключение

Опираясь на изложенное выше, автор позволяет себе заключить, что в XXI веке меняется миссия ремесла, которая может быть выполнена только при условии осознания обществом его места в системе экономических отношений.

Уровень развития ремесла сегодня и его возможности – это не движение назад к натуральному (доиндустриальному) хозяйству и не результат инерционного развития, а продукт качественных фундаментальных трансформаций в производстве и потреблении, в сознании индивидов в условиях расширения технико-экономического потенциала общества.

В условиях четверной технологической революции создается все больше возможностей для гибридного (партнерского) сосуществования разных форм экономической деятельности. Она не отторгает старое, а напротив, придает новый импульс проверенному многовековой историей и даже расширяет его границы (например, создание и сопровождение интернет-сайтов – это удел ремесленников [12] (Leskova, 2017)). В то же время ремесло способно снять проблемы, неизбежно обостряющиеся в периоды трансформации условий хозяйствования, помочь создать комфортную среду для разлития личности, добавить эмоциональную составляющую в век глубокого проникновения новых, но все более обезличенных технологий.

Не только знание современного технико-экономического тренда, но и ретроспективный анализ ремесленного производства может стать хорошим механизмом поиска бизнес-идей, новых (а скорее забытых) форм творчества. Однако в современном российском обществе серьезно подорван престиж ремесел, и изменить ситуацию возможно только при условии больших усилий со стороны всех заинтересованных субъектов. И важнее всего не разработка эффективной экономической политики по поддержке малых хозяйственных форм, а трансформация экономического сознания (начиная от понимания категории «экономическая свобода»).



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры / Пер. с фр., послесл. и примеч. Е.А. Самарской. - М.: Республика; Культурная революция, 2006. - 269 с.- (Мыслители XX века). ISBN 5-250-01894-7
2. Водянова И. Н. Новая ремесленная экономика как вид малого предпринимательства // Проблемы современной экономики. – 2010. - №2. – С. 206-209.
3. Галиакбирова О.Н. Роль ремесленничества и ремесленного образования в современном обществе // Среднее профессиональное образование. – 2012. - №1. – С.12-13.
4. Голофаст В. Люди и вещи // Социологический журнал.- 2000. - №1/2. - С. 58-65. - http://www.nir.ru/sj/sj/sj1-2-00gol.html
5. Грачев С.А. Анализ влияния цифровизации экономики на занятость в региональном научно-исследовательском секторе // Креативная экономика. – 2021. – Том 15. – № 3. – С. 675-694. – doi: 10.18334/ce.15.3.111767
6. Дудин М.Н., Брынцев А.Н. Стратегическое видение экономического развития России в условиях технологического перехода от индустриального уклада (Индустрия 2.0 и 3.0) к Индустрии 4.0 // Креативная экономика. – 2021. – Том 15. – № 3. – С. 783-804. – doi: 10.18334/ce.15.3.111810
7. Закиров А. Этническая принадлежность как особая социально-психологическая категория // Вестник Ошского государственного университета. – 2011. - №1. – С.101-105.
8. Ершов М. В., Танасова А. С., Соколова Е. Ю. О механизмах стимулирования внутреннего спроса как ключевого фактора роста экономики // Экономика региона. - 2021. - Т. 17 (вып. 1). - С. 114-129. https://doi.org/10.17059/ ekon.reg.2021-1-9
9. Ильин В. Креативный консюмеризм как тренд современного общества потребления // Журнал социологии и социальной антропологии. - 2011. - Т. 14 (№ 5). - С. 41-54.
10. Коропец О. А., Тухтарова Е. Х. Влияние передовых технологий Индустрии 4.0 на безработицу в российских регионах // Экономика региона. - 2021. - Т. 17 (вып. 1). - С. 182-196. https://doi.org/10.17059/ekon.reg.2021-1-14
11. Куимов В.В., Симонов К.В., Кобалинский М.В., Ананина Р.Ф. и др. Бизнес-экосистемы региона: возможности развития в цифровом пространстве // Креативная экономика. – 2021. – Том 15. – № 2. – С. 359-378. – doi: 10.18334/ce.15.2.111752
12. Лескова М.И. Ремесло в постиндустриальном обществе: на гребне «третьей волны» // Социально-экономический и гуманитарный журнал Красноярского ГАУ. – 2017. - №1. – С.29-42.
13. Липсиц И.В. Трансформация культуры и изменения в моделях потребительского поведения // Вопросы экономики. – 2012. - №8. – С.64-79.
14. Полунина О.В. Увлеченность работой и профессиональное выгорание: особенности взаимосвязей // Психологический журнал. - 2009. - Т. 27 (2). - С. 73-85.
15. Проблемы становления профессионального ремесленного образования в России: коллективная монография / Г.М. Романцев [и др.]; под ред. Г.М. Романцева. Екатеринбург: Изд-во Рос. гос. проф.-пед. ун-та, 2012. 233 с. ISBN 978-5-8050-0491-0
16. Румянцев А. А. Постиндустриальные технологии в экономике Северо-Запада России // Экономика региона. - 2021. - Т. 17 (вып. 1). - С. 103-113. https://doi.org/10.17059/ekon.reg.2021–1-8
17. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народа: отдельные главы / А. Смит. - Петрозаводск: Петроком, 1993. - 320 с.
18. Сопина Н.В. Развитие креативных индустрий в регионах России: возможности и их реализация // Креативная экономика. – 2021. – Том 15. – № 2. – С. 277-294. – doi: 10.18334/ce.15.2.111549
19. Трофимова В.В. Развитие Интернет-торговли в России и мире // Бизнес-образование в экономике знаний. – 2018. -№2. – С.73-76
20. Чиканова Е.С. Феномен новой экономической реальности: исследование природы // Креативная экономика. – 2020. – Том 14. – № 12. – С. 3159-3168. – doi: 10.18334/ce.14.12.111503
21. Шеломенцев А. Г., Гончарова К. С. Численное исследование зависимости структуры расходов домохозяйств от уровня их доходов в контексте концепции самосохранительного поведения // Экономика региона. -2020. - Т. 16 (вып. 3). - С. 791-806 https://doi.org/10.17059/ekon.reg.2020-3-9