Механизм адаптации элементов циркулярной экономики в бизнес-модель промышленного холдинга (на примере компании ПАО «СИБУР»)

Гурьева М.А., Бутко В.В.
The mechanism of adaptation of the circular economy elements in the business model of an industrial holding (on the example of SIBUR, PJSC) - View in English
Об авторах:

Гурьева М.А.1, Бутко В.В.1
1 Тюменский индустриальный университет

 Скачать PDF

Аннотация:
В статье рассматривается аспект актуализации процессов внедрения принципов циркулярной экономики в повседневную деятельность компаний. Особе внимание уделено практической деятельности компании ПАО «СИБУР», являющейся флагманом циркулярной экономики среди промышленных предприятий нефтегазовой отрасли, следовательно проведен анализ деятельности с позиции циркулярно-устойчивого развития. Представлены авторские разработки в направлении адаптации элементов циркулярной экономики в бизнес-модели и система мероприятий по интеграции принципов циркулярной экономики в компанию ПАО «СИБУР».

Ключевые слова:

устойчивое развитие, циркулярная экономика, принципы циркулярной экономики, бизнес-модель
Цитировать публикацию:
Гурьева М.А., Бутко В.В. Механизм адаптации элементов циркулярной экономики в бизнес-модель промышленного холдинга (на примере компании ПАО «СИБУР») // Креативная экономика. – 2021. – Том 15. – № 3. – С. 837-860. – doi: 10.18334/ce.15.3.111861

Guryeva, M.A., & Butko, V.V. (2021) The mechanism of adaptation of the circular economy elements in the business model of an industrial holding (on the example of SIBUR, PJSC). Creative Economy, 15(3), 837-860. doi: 10.18334/ce.15.3.111861 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение. Современные экологические концепции меняются под вектором устойчивого развития. Экономика замкнутого цикла отвечает условиям экологических тенденций. Именно внедрение принципов циркулярной экономики способно обеспечить обществу синтез экономических социальных и экологических механизмов.

Актуальность данной темы обоснована возрастающей ролью экологического фактора. Для обеспечения устойчивого развития и наращивания сбалансированного потенциала предприятия в современных условиях российской экономики и условиях экологизации необходимо постоянно совершенствовать методы и механизмы ведения производства.

В работах Н.Ф. Реймерса [28] (Reymers, 2012), В.И. Вернадского [12] (Vernadskiy, 2009), С.В. Бочко [11] (Bochko, 2016), В.И. Данилова-Данильяна [13] (Danilov-Danilyan, 2019), А.В. Шевчука [15] (Anisimov et al., 2017), Г.Е. Мекуш [22, 23] (Mekush, Stepanova, Lymareva, 2015; Mekush, 2006) и др. рассмотрены и подробно описаны проблемы становления экологического сознания общества и поиски пути решения глобальных экологических проблем.

Теоретическим и методическим вопросам развития устойчивости и зеленой экономики в различных ее проявлениях посвящены труды ряда ученых: С.Н. Бобылев [7–10] (Bobylev, 2007; Bobylev, Zakharov, 2012; Bobylev, 2013; Bobylev, Khodzhaev, 2003), О.В. Башорина [5] (Bashorina, 2013), Е.Р. Магарил, И.С. Белик [6] (Belik, Starodubets, Ivlev, Zverev, 2018), Н.Н. Яшалова [27] (Potravnyy, Yashalova, Gassiy, Chavez Ferreyra , 2019) и др.

Разнообразные взгляды на теоретико-методические аспекты циркулярной экономики представлены в трудах отечественных и зарубежных исследователей: В.Д. Александровой [1] (Aleksandrova, 2017), Н. Батовой, П. Сачек, И. Точицкой [2–4] (Batova, Sachek, Tochitskaya, 2018), М.А. Ветровой, Н.В. Паховомой [26] (Pakhomova, Rikhter, Vetrova, 2017), Л.А. Мочаловой [20, 21] (Mochalova, 2013; Mochalova, 2020) и др.

Особое внимание стоит уделить оригинальным научным исследованиям зарубежных ученых, среди которых труды Г. Дейли [30] (Daly, 2007), Р. Констанца [29] (Costanza, Cumberland, Daly, Goodland, Norgaard, 2014), А. Хешмати [31] и др.

Цель исследования заключается в разработке путей и механизмов адаптации принципов экономики замкнутого цикла.

Объектом исследования является ПАО «СИБУР Холдинг», предметом – адаптационный механизм внедрения принципов циркулярной экономики.

Теоретическая и практическая основа исследования заключается в раскрытии поставленной темы и проблемы . Была изучена эволюция теорий и системы понятий от ключевых концепций устойчивости до современных трактовок циркулярности. В целях апробации инструментов циркулярной экономики был рассмотрен опыт функционирования российских и международных компаний в области химии и нефтепереработки.

В ходе исследования использовались общенаучные методические подходы, такие как системно-структурный, причинно-следственный, ситуационный, научное обобщение, общенаучный, эмпирический (наблюдение, сравнение и т.д.), теоретический (анализ и синтез, статистические методы исследования и т.д.), структурно-логический, графико-аналитический и др. В ходе исследования методами аналогии, аналитического сопоставления и моделирования был рассмотрен зарубежный и российский опыт внедрения циркулярных процессов.

Экономика замкнутого цикла способна привести страны в атмосферу живой и устойчивой среды. Главными рычагами трансформации могут послужить предприятия и компании, определяющие динамику экономического роста. В условиях нарастающих производственных темпов наиболее уместно внедрять стратегии циркулярной формы взаимодействия в перерабатывающие сектора и отрасли нефтехимии. Постепенная адаптация в условиях внутренней и внешней поддержки способна улучшить функционирование предприятий на микро- и макроуровне, укрепив их ответ на экологические вызовы.

В текущих условиях комбинирования экономических производственных и экологических течений среди представителей нефтехимической и перерабатывающей промышленности выделяется ПАО «СИБУР Холдинг» (далее – Компания). Компания и ее дочерние общества (далее – Группа) осуществляют деятельность как вертикально интегрированное нефтехимическое предприятие. Группа закупает сырье, перерабатывает его и производит топливные и нефтехимические продукты, которые реализует на внутреннем и международном рынках. Производственные мощности Группы расположены на территории Российской Федерации.

Показатели EBITDA СИБУРа позволяют компании занимать ведущие места среди главной десятки публичных нефтехимических компаний мира [29] (Costanza, Cumberland, Daly, Goodland, Norgaard, 2014). На российском рынке СИБУР занимает лидирующие позиции по основным нефтехимическим продуктам. Его географическая перспектива охватывает Западную Сибирь, представляющую собой рынок с одними из самых низких издержек на энергоресурсы, что является сильным конкурентным преимуществом для нефтехимического производства. Обширные ресурсы ШФЛУ наряду с ограниченными возможностями их использования предоставляют в распоряжение нефтехимической отрасли региона богатые запасы низкозатратного сырья.

Особенное внимание Компании было уделено построению сбалансированной бизнес-модели, которая включает в себя комплементарные бизнесы – нефтехимия, газопереработка и инфраструктура, взаимодействующие на рыночных условиях (рис. 1).

Рисунок 1. Сбалансированная интегрированная бизнес-модель

Источник: [18] (Latypova, 2004).

Сбалансированная бизнес-модель, позволяющая использовать как нефтегазовый, так и нефтехимический цикл, сглаживает таким образом волатильность денежных потоков и прибыли (рис. 2).

Рисунок 2. Интеграция переработки и устойчивая рентабельность по EBITDA (млрд руб.)

Источник: [18] (Latypova, 2004).

Выделяются основные факторы, обуславливающие данные показатели:

· интеграция сырьевой базы в функциональную рабочую модель;

· формула расчета цены, предусмотренная контрактами, позволяет переложить часть ценовых рисков на поставщиков;

· естественный хедж – колебания цен на нефть и курса рубля;

· растущий нефтехимический бизнес (стабильность денежных потоков).

Каждый сегмент продукции в ее общей органической структуре влияет на общую экономическую картину Компании, в связи с чем совершенствование стратегий в разрезе наиболее актуальных задач является существенным этапом в организационной деятельности Компании (табл. 1). Основные виды предоставляемых продуктов и услуг также тесно связаны с географическими особенностями, выстроенными предприятием.

Таблица 1

Структура бизнеса Компании

Сегмент
Доля в выручки
Основная деятельность
Производственные мощности
Потребители
Олефины и полиолефины
18%
Производство и реализация полипропилена и его производных, полиэтилена, олефинов этилена и пропилена
– мощности по производству олефинов – более 1 млн тонн в год;
– 2 завода по производству полипропилена и полиэтилена низкой плотности, 5 заводов по производству БОПП-пленок
Производители упаковки (39%), потребительских товаров (23%), строительные компании (10%), химическая промышленность (10%), производители бытовой химии и средств гигиены (9%) и др.
Пластики, эластомеры и промежуточные продукты
30%
Производство пластиков и продуктов органического синтеза, эластомеров, метил-трет-бутилового эфира (МТБЭ), топливных компонентов, а также промежуточных продуктов
– около 1 млн тонн в год мощности по производству полиэтиленгликольтерефталата (ПЭТФ), гликолей, спиртов, вспенивающегося полистирола, акрилатов (4 завода);
– более 500 тыс. тонн в год мощности по производству базовых и специальных каучуков и термоэластопластов (3 завода);
– выпуск 3,8 млн тонн промежуточных продуктов в год;
– 77% полуфабрикатов перерабатываются на мощностях СИБУРа
Предприятия химической промышленности (23%), трейдинговые компании (17%), предприятия автомобилестроения (16%), производители потребительских товаров (15%) и др.
Газопереработка и инфраструктура
42%
Решает задачу обеспечения сырьем нефтехимических производств Компании за счет переработки попутного нефтяного газа (ПНГ) и других видов углеводородов, осуществляет транспортировку, маркетинг и продажи топливно-сырьевых продуктов
– 96% – средняя глубина переработки на уровне лучших мировых аналогов (8 ГПЗ);
– выпуск 5,4 млн тонн ШФЛУ в год, 19 млрд м3 сухого (природного) газа в год (5 компрессорных станций).
– 8,6 млн тонн по переработке ШФЛУ в год (2 газофракционирующие установки);
– 6 наливных ж/д эстакад;
– выпуск 7,6 млн тонн СУГ в год, 1,5 млн тонн нефти в год
Продукты сегмента распределяются между нефтехимическими предприятиями (53%), коммунальным хозяйством (28%), трейдинговыми и другими компаниями (19%)
Источник: составлено авторами на основе [18] (Latypova, 2004).

Основные бизнес-сегменты предоставляют 90% выручки Компании, остальные 10% поступают из других источников, включая услуги в сфере управления проектами и строительства. На рисунке 3 отображена динамика выручки по действующим сегментам с 2016–2020 гг.

Рисунок 3. Выручка по основным сегментам за 2016–2020 гг.

Источник: [18] (Latypova, 2004).

Компания обладает рядом конкурентных преимуществ и стремится улучшить свои позиции в инвестиционной среде. К 2020 г. был отмечен ряд ведущих характеристик Компании, обозначивших ее инвестиционную привлекательность:

· диверсифицированные рынки сбыта, использование возможностей географического роста и преимуществ;

· ведущие позиции в сфере нефтехимии на развивающихся рынках;

· в условиях высоких входных барьеров преимущество по себестоимости на рынке;

· отлаженная система введения менеджмента, опытность акционеров, поднимающих стоимость бизнеса, прозрачное корпоративное управление;

· высокая рентабельность и стабильные денежные потоки на протяжении цикла.

Среди целевых установок по укреплению лидирующих позиций наблюдаются:

· укрепление позиций компании на локальном рынке нефтехимии;

· расширение присутствия на глобальных рынках за счет структурных преимуществ;

· привлечение новых сегментов (глобализация полимерного потребления, доступ на азиатский рынок).

Собственно, основные продукты (полиэтилен и полипропилен) являются наиболее широко используемыми полимерами в мире, что обусловлено их уникальными потребительскими свойствами. По аналитическим данным, их доля в мировом потреблении полимеров превысила 70% (IHS Markit, 2018 г.) [29] (Costanza, Cumberland, Daly, Goodland, Norgaard, 2014). Ожидается, что в ближайшие годы спрос в сегментах основных продуктов будет по-прежнему опережать рост мирового ВВП (рис. 4).

(1) ПЭ включает ПЭВП, ПЭНП, ЛПЭНП. (2) Включая спрос на исходные пластики.

Рисунок 4. Динамика потребления ПЭ /ПП и роста ВВП

Источник: [25].

Составленный прогноз основан на структурном потенциале роста потребления нефтехимических продуктов на развивающихся рынках, в том числе на приоритетном для СИБУРа рынке России.

Одной из отличительных черт компании является масштаб ее инфраструктуры, объединяющей в себе области переработки и транспортировки сырья. В течение последних восьми лет компания продолжает инвестировать в проекты по модернизации и расширению газоперерабатывающей и транспортной инфраструктуры в регионе. Подобное требует продуманной системы клиентской базы и маркетинговой экспертизы в нефтехимическом секторе.

Не пренебрегая опытом успешной адаптации мировых практик, в компании проводилось внедрение с последующей успешной сертификацией интегрированной системы менеджмента (ИСМ), которая отвечает требованиям международных стандартов и нацелена на увеличение положительных результатов деятельности СИБУРа (рис. 5).

Рисунок 5. ИСМ, соответствующая требованиям международных стандартов

Источник: составлено авторами на основе [17, 18] (Krepkov, 2012; Latypova, 2004).

Организация новых проектов, дальнейшая диверсификация сегментов и современные перерабатывающие установки не были бы успешны и качественны без поддержки инновационного сектора. СИБУР определяет приоритетными следующие направления инновационной деятельности:

· инновации в сфере менеджмента – разработка и использование новых методов эффективного управления бизнесом и его развития;

· инновации с целью адаптации – внедрение технологий и решений, разработанных другими предприятиями и организациями;

· собственные инновации – использование продуктов и технологий, созданных в компании.

Проекты, конструируемые компанией, дополняются модификациями и инновационными решениями благодаря центрам НИОСТ, научно-исследовательскому центру «Эластомеры», которые занимают ведущие позиции в доле НИОКР. Компания способствует развитию исследовательских подразделений, основанных в Томске, Красноярске, Перми, Тольятти и др.

Ввиду популярности тренда устойчивого развития и влияния экологического фактора СИБУР относится к социально ответственному предприятию. Проектирование и реализация стратегий устойчивого развития выступает в роли возможности для качественного роста Компании, создания долгосрочной стоимости и положительных эффектов для заинтересованных сторон.

В рамках устойчивого развития СИБУР взращивает и поддерживает эколого-экономический потенциал, обращая внимание на конструктивные меры по снижению негативного воздействия от результатов деятельности производств по всей географии присутствия.

Сформированная в результате корпоративных стратегий экологическая миссия акцентируется на высокой степени эффективности производственной деятельности, снижении высокого уровня использования природных ресурсов, а также ликвидации воздействия на состояние природной среды и ее регенерации среди регионов присутствия.

Важной составляющей вклада компании в борьбу с изменениями климата является энергосбережение. Одной из ежегодных плановых задач выступает снижение выбросов CO₂. В связи с чем компанией составляются возможные пути решения ключевых задач (рис. 6).

Рисунок 6. Пути реализации снижений выбросов вредных веществ Источник: составлено авторами на основе [18] (Latypova, 2004).

Подобные задачи требуют дополнительных инструментов. Основной для инвестирования дополнительных средств в побочные проекты выступает мониторинг окружающей среды и сопутствующих производственных единиц, резервуаров, коллекторов и пр., где стоит вопрос в необходимости проведения ремонтных работ и технического обслуживания. Большую часть отходов компании причисляют в четвертый и пятый классы опасности (IV, V кл.), что несет в себе малую степень опасности для окружающей среды:

· степень четвертого класса вредного воздействия опасных отходов считается низкой. При этом отмечается нарушение экологической системы, которая требует не менее 3 лет самовосстановления;

· вещества пятого класса несут в себе наименьшую опасность для экологии и человека, степень их воздействия достаточно низкая, что лишь частично нарушает компоненты окружающей среды [29] (Costanza, Cumberland, Daly, Goodland, Norgaard, 2014).

Можно выделить систему замкнутого цикла в процессе водооборота, который входит в программу приоритетных пунктов по ресурсосбережению Компании. Индикаторы использования электроэнергии значительно сокращаются при очистке и перекачке воды, отмечается умеренное потребления речной воды и образования сточных вод. Сокращение стоков, в свою очередь, положительно сказывается на работе очистных сооружений (рис. 7).

https://www.sibur.ru/local/templates/corporate/img/sust/Group_17.png

Рисунок 7. Общее водопотребление млн м³

Источник: [25].

В ходе комплексного анализа Компании были выявлены потенциальные возможности роста и ее продвижения по пути экологического развития в рамках циркулярной экономики. Более наглядная оценка эффективности проведения экологических параметров системного аналитического образа представлена в «зеленом» паспорте предприятия.

Бизнес-стратегия Компании ориентирована на сохранение стабильного и устойчивого роста, а также на содействие переходу экономики страны от сырьевой модели к современным моделям экономики замкнутого цикла (рис. 8).

Рисунок 8. Бизнес стратегии Компании

Источник: составлено авторами.

Проверенная временем концепция BAT позволяет Компании выстраивать пути снижения вредных выбросов при производстве. В СИБУРе также активно инвестируются средства в R&D-проекты, отвечающие за переработку полимерных отходов и вовлечение возобновляемых источников сырья. Среди группы социальных целей подняты вопросы об обеспечении безопасных условий труда для всех сотрудников и подрядчиков, а также о полном исключении смертельных случаев на производстве.

Поддерживается социальная инициатива в городах присутствия компании, включающая такие сферы, как развитие городов, образование и наука, спорт и здоровый образ жизни, охрана окружающей среды, культура и волонтерство («Формула хороших дел», 2016 г.).

Среди ключевых направлений устойчивого развития выделяются: ответственное ведение бизнеса, охрана окружающей среды, общество и партнерство, устойчивый продуктовый портфель и снижение климатического воздействия. В свою очередь, системному функционированию предприятия в рамках меняющихся экономических условий нужно интегрировать актуальные аспекты инвестиционного процесса. Число инвесторов, учитывающих экологические и социальные факторы, постепенно растет, однако следует брать во внимание, что сторонников интеграции таких аспектов в инвестиционный процесс изначально было малое количество. Вопросы корпоративного управления – наиболее распространенный фактор из всех факторов ESG (environmental, social and corporate governance), учитываемых инвесторами.

Основными факторами, способствующими распространению практики ESG-интеграции, являются управление рисками и заинтересованность клиентов. Основные препятствующие факторы – недостаточное понимание специфики ESG и отсутствие сопоставимых данных по ESG. Инвесторы отмечают значительный прогресс в области раскрытия компаниями ESG-данных, признавая, однако, что предстоит еще проделать большую работу по повышению их качества и сопоставимости.

Российские инвесторы учитывают факторы ESG в инвестиционном анализе, но при этом отмечается низкая информированность о преимуществах и особенностях этого подхода. Практику интеграции ESG в традиционный финансовый анализ часто путают со скринингом (отсеиванием) различных отраслей, компаний или продуктов.

Внедрение принципов экономики замкнутого цикла опирается не только на инновационные решения, но и на сотрудничество с другими компаниями, участниками рынка и органами государственной власти в целях реализации совместных проектов.

Существенным замедляющим фактором в активизации процессов адаптации экологических стратегий и циркулярных сценариев являются окружающие общество барьеры. Они могут быть обусловлены многими факторами: недостаточный потенциал по внешним оценкам, неоправданные риски, изменение уровня доходности и прочие. В целом можно выделить преграды:

· технологические (инновационные технологии);

· экономические (высокие инвестиционные затраты и длительный период окупаемости развития циркулярных бизнес-моделей);

· правовые (отсутствие развитого экологического законодательства и требований к сертификации продукции).

Особое внимание на данном этапе уделяется кооперативным стратегиям, отвечающим за развитие циркулярных цепей поставок, взаимодействие с поставщиками. Еще одним актуальным пунктом на повестке циркулярных переходов выступают модели потребления. Требования покупателей трансформируются в более сложные системы выбора. Такие факторы, как качество и экологическое воздействие, преобразуют пользовательский интеллект.

Заключение. В предполагаемой системе циркулярной экономики модели повторного использования приведут к более глубокому раскрытию бизнес-потенциала. Актуальны действия по борьбе с глобальным загрязнением продуктов, приспособленных для рециклинга. Отходы, полученные от разных групп потребителей, должны быть допущены на вторичный рынок для дальнейшей переработки (рис. 9).

Рисунок 9. Путь полимерных отходов к переработке

Источник: составлено авторами.

В рабочей схеме пункты сбора должны напрямую сотрудничать как с населением, так и с промышленными предприятиями разного типа. Главным условием для вторичного рынка является качество полученного сырья, которое должно было пройти первичную сортировку. На пути схем сортировки стоят определенные препятствия: мотивация пользователей, создание распределительной сети, безопасные и доступные схемы логистики, создание экологической инфраструктуры. В настоящее время более распространена сортировка отходов и отбор полимеров для переработки специальными компаниями.

Данная система обусловлена совокупной работой как внутренних, так и внешних стимулов. Например, ключевым условием качественного и полноценного функционирования принципов циркулярной экономики являются проекты по реализации систем раздельного мусора. Согласно недавним исследованиям, на Россию приходится 70 млн т твердых бытовых отходов. Из них 44% – это органический и пищевой мусор, еще 17% – бумага и картон, а пластиковые отходы составляют около 12% (примерно 3 млн т) [17] (Krepkov, 2012). До стадии переработки доходят 5–10% всех отходов. Из-за отсутствия классифицированной системы перерабатывается десятая часть из общего процента полимерных отходов. Поэтому необходимо стимулировать вовлеченность населения в процесс сортировки в разрезе разносторонних институтов его жизнедеятельности. Возможны адаптации разных классификаторов мусора (от 1 до 7 групп): сгораемый, несгораемый, перерабатываемый, органический, крупногабаритный и прочие.

Задача каждой структурной единицы – поспособствовать городам из процветающего режима с высокой экономической производительностью перейти к живым и устойчивым городам, которые сочетают в себе улучшенное социальное взаимодействие и экологические принципы в производстве. Компания моделирует имеющиеся стратегии, поднимая уровень циркулярности, что способствует формированию новых подходов на пути к экологическому будущему, достигаемому путем модификации городских систем в том числе. Попробуем адаптировать семь ключевых элементов циркулярной экономики – DISRUPT, на основе которых выстроим паспорт предприятия, отвечающий за адаптацию принципов циркулярности (рис. 10).

Рисунок 10. Адаптация элементов циркулярной экономики в ПАО «СИБУР Холдинг»

Источник: составлено авторами.

Внедрение принципов циркулярной экономики требует отдельного стратегического подхода и рассмотрения ключевых элементов. Создание модернизируемой схемы реорганизации главной цепочки нефте- и газоперерабатывающей отрасли, включающей в себя многоступенчатый механизм запуска зеленых бизнес-моделей, станет ключом в раскрытии эколого-экономического баланса предприятий.

Наряду с внедрением принципов циркулярной экономики, а также изменением привычных сценариев поведения Компания может столкнуться с рядом проблем:

· система сборов отходов и вторичного сырья;

· низкокачественный рециклинг (организации, занимающиеся низкокачественной проработкой сырья);

· недостаточная поддержка со стороны государства;

· отсутствие осознанного потребления.

Для более гибкого перехода и адаптации к циркулярной экономике необходима реализация некоторых мер, основанных на профессиональной и государственных перспективах:

· разработка технических норм, которые обеспечат высокое качество вторсырья;

· прозрачные механизмы для рынка отходов;

· разработка методологии оценки продуктов по критериям устойчивого развития;

· расширение возможностей социального партнерства;

· международные интеграции.

Ввиду активной динамики переработки и необходимости закупок дополнительного качественного вторсырья отдельные компоненты данных вопросов проходят стадии проектирования и разработок в частном порядке. Производители вынуждены выстраивать сложные сообщения в новых пространствах с учетом физических и цифровых рынков. Требуют внимания и решения проблемы доступа, эксплуатации и обслуживания, затрагивающие более широкий диапазон инфраструктуры и логистики.

По итогу анализа адаптивных рычагов циркулярной экономики предлагается обратить внимание на возможные процессы и сопутствующие им мероприятия по стимулированию рабочей схемы на примере СИБУРа, которые смогут выступить в качестве импульса к выстраиванию инициатив по взаимодействию с циркулярными процессами в других компаниях. Среди них можно выделить географический фактор, новые логистические решения, необходимость качественного разделения и отбора сырья (рис. 11).

Рисунок 11. Система мероприятий по интеграции принципов циркулярной экономики в компанию ПАО «СИБУР Холдинг»

Источник: составлено авторами.

В условиях органической и динамической систем жизнедеятельности современного общества существует ряд ограничивающих факторов на пути к качественному внедрению циркулярных процессов. На примере компании СИБУР как одного из главных представителей перерабатывающей российской отрасли можно утверждать о возможностях глубокой и эффективной адаптации новых стратегий. При этом имеет вес состыковка и готовность внешней и внутренней среды отрасли пойти навстречу зеленым инструментам будущего. Критерий осознанности и построение циркулярных цепочек играют наиболее важную роль в механизмах циркулярности.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Александрова В. Актуальность перехода к модели циркулярной экономики в России // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2017. – № 11. – c. 106-110.
2. Батова Н., Сачек П., Точицкая И. На пути к зеленому росту: окно возможностей циркулярной экономики. Beroc. [Электронный ресурс]. URL: http://www.beroc.by/webroot/delivery/files/GE_1.pdf.
3. Батова Н., Сачек П., Точицкая И. Финансирование циркулярных бизнес-проектов. Центр экономических исследований БЕРОК. [Электронный ресурс]. URL: http://www.beroc.by/webroot/delivery/files/PP_GE_6_finance.pdf.
4. Батова Н., Сачек П., Точицкая И. Циркулярная экономика в действии: формы организации и лучшие практики. Центр экономических исследований БЕРОК. [Электронный ресурс]. URL: http://www.beroc.by/webroot/delivery/files/PP_5_rus.pdf.
5. Башорина О.В. Экологизация экономики как фактор развития социального государства. / автореф. дис.,.. канд. экон. наук. - Томск: НИ ТГУ, 2013. – 27 c.
6. Белик И., Стародубец Н., Ивлев С., Зверев С. Формирование инвестиционного портфеля предприятия в соответствии с критериями циркулярной экономики // Вестник УрФУ. Серия: Экономика и управление. – 2018. – № 6. – c. 986-1004. – doi: 10.15826/vestnik.2018.17.6.044 .
7. Бобылев С.Н. Индикаторы устойчивого развития: региональное измерение. / Пособие по региональной экологической политике. Монография. - Москва: Акрополь, 2007. – 59 c.
8. Бобылев С.Н., Захаров В.М. «Зеленая» экономика и модернизация. Эколого-экономические основы устойчивого развития. Бюллетень Института устойчивого развития Общественной палаты РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ecopolicy.ru (дата обращения: 01.10.2018).
9. Бобылев С.Н. Экология и экономика: взгляд в будущее // Экологическое право. – 2013. – № 2. – c. 12-18.
10. Бобылев С.Н., Ходжаев А.Ш. Экономика природопользования. - Москва: МГУ,, 2003. – 567 c.
11. Бочко В.С. Методологические подходы к пониманию зеленой экономики // Российские регионы в фокусе перемен: сборник докладов X Международной конференции. Екатеринбург, 2016. – c. 217-227.
12. Вернадский В.И. Биосфера. - Москва: Мысль, 2009. – 114 c.
13. Данилов-Данильян В.И. Глобальная экологическая проблема и устойчивое развитие пространства // Вестник Московского университета. Серия 6: Экономика. – 2019. – № 4. – c. 8-23.
14. Бобылев С.Н., Григорьев Л.М. Доклад о человеческом развитии в Российской Федерации за 2016 год. Цели устойчивого развития ООН и Россия. - Москва: Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, 2016. – 298 c.
15. Анисимов С.П. и др. Зеленая экономика: перезагрузка. / Коллективная монография. - Москва: СОПС, 2017. – 448 c.
16. Климатическая повестка 2030. Russiancouncil.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://russiancouncil.ru/en/climate2030 (дата обращения: 24.02.2020).
17. Крепков Р.Б. Механизм обеспечения устойчивого развития предприятий топливно-энергетического комплекса. / автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. - М., 2012. – 26 c.
18. Латыпова О.В. Экономико-экологический анализ деятельности предприятия: теория, методология, методика и организация: теория, методология, методика и организация. / Дис.,.. д-ра экон. наук: 08.00.12. - М., 2004. – 302 c.
19. Магарил Е.Р., Березюк М.В., Рукавишникова И.В. Экономика природопользования: междисциплинарный подход. - Москва: КДУ, 2016. – 424 c.
20. Мочалова Л.А. Концепция устойчивого развития и переход к новой социально-экономической парадигме // Journal of new economy. – 2013. – № 2(46). – c. 5-10.
21. Мочалова Л.А. Циркулярная экономика в контексте реализации концепции устойчивого развития // Journal of new economy. – 2020. – № 4. – c. 5-27. – doi: 10.29141/2658-5081-2020-21-4-1 .
22. Мекуш Г.Е., Степанова Т.Е., Лымарева Е.В. Государственно-частное партнерство в реализации экологических проектов: региональный опыт // Теория и практика экономического регулирования природопользования и охраны окружающей среды: сб. трудов XIII Международной научно-практической конференции Российского общества экологической экономики RSEE-2015. Москва, 2015. – c. 529-535.
23. Мекуш Г.Е. Разработка критериев и индикаторов для оценки устойчивости регионального развития // Ползуновский вестник. – 2006. – № 12. – c. 41-47.
24. Новоселов, А.Л., Новоселова, И.Ю., Потравный, И.М., Мелехин Е.С. Экономика и управление природопользованием. Ресурсосбережение. / Учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры. - М.: Изд-во ЮРАЙТ, 2017. – 343 c.
25. ПАО «СИБУР Холдинг». [Электронный ресурс]. URL: http://investors.sibur.com/results-centre/historical-data-book.aspx?sc_lang=ru-RU (дата обращения: 14.04.2019).
26. Пахомова Н., Рихтер К., Ветрова М. Переход к циркулярной экономике и замкнутым цепям поставок как фактор устойчивого развития // Вестник Санкт-петербургского университета. Экономика. – 2017. – № 5. – c. 244-268. – doi: 10.21638/11701/spbu05.2017.203 .
27. Потравный И.М., Яшалова Н.Н., Гассий В.В., Чавез Феррейра К.Йе. Проектный подход в управлении экологически ориентированным развитием экономики региона // Экономика региона. – 2019. – № 3. – c. 806-821. – doi: 10.17059/2019-3-14 .
28. Реймерс Н.Ф. Экология. / Учебник. - Санкт-Петербург: ПИТЕР, 2012. – 367 c.
29. Costanza R., Cumberland J.H., Daly H., Goodland R., Norgaard R.B. An Introduction to Ecological Economics. - St. Lucie Press and International Society for Ecological Economics, USA, 2014. – 356 p.
30. Daly H.E. Ecological Economics and Sustainable Development: Selected Essays of Herman Daly. , 2007. – 270 p.
31. Heshmati Almas A Review of the Circular Economy and its Implementation. Ftp.iza.org. [Электронный ресурс]. URL: http://ftp.iza.org/dp9611.pdf.