Организация подготовки кадров в цифровой экономике

Анисимова Н.Ю.
Staff training in the digital economy - View in English
Об авторах:

Анисимова Н.Ю.1
1 Институт экономики и управления (структурное подразделение) федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского»

 Скачать PDF

Аннотация:
Актуальность вопросов организации подготовки кадров в цифровой экономике подтверждается значимостью роли высококвалифицированного персонала в условиях цифровой трансформации современных производственно-трудовых отношений. Научное обоснование реорганизации системы подготовки кадров от традиционного образования к дистанционному и смешанному обучению необходимо как с теоретико-методологической, так и организационно-практической точек зрения. В статье, на основании анализа существующих методов организации подготовки кадров, обоснована необходимость использования системно-процессного подхода, выделены классификационные признаки форм получения образования и обучения, показаны их взаимосвязь и взаимодействие. Дана развернутая характеристика смешанного обучения как совокупности традиционных и инновационных образовательных технологий, выявлены его достоинства и недостатки. Мониторинг организационных изменений системы подготовки кадров в цифровой экономике представлен оценкой ее элементов, включая институциональных участников, материально-техническое обеспечение и образовательную инфраструктуру. В заключении сделан вывод об объективном характере глобальных изменений организации подготовки кадров в условиях цифровизации, необходимости дальнейших научных исследований и разработке новых методологических подходов к цифровым производственно-трудовым отношениям

Ключевые слова:

подготовка кадров, организация, цифровизация, системно-процессный подход, традиционное образование, самообразование, смешанное обучение

JEL-классификация: I26, J82, O33, I29

Цитировать публикацию:
Анисимова Н.Ю. Организация подготовки кадров в цифровой экономике // Креативная экономика. – 2021. – Том 15. – № 3. – С. 735-748. – doi: 10.18334/ce.15.3.111846

Anisimova, N.Yu. (2021) Staff training in the digital economy. Creative Economy, 15(3), 735-748. doi: 10.18334/ce.15.3.111846 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Понятие подготовки кадров как системы и одновременно межотраслевого процесса формирования и эффективного функционирования человеческого капитала сформировалось относительно недавно. Как доминирующий фактор производства персонал и его личностные характеристики стали рассматриваться только в индустриальной экономике, обретя новые черты в постиндустриальный период [1, 2] (Smirnov, 2016; Isachkin, 2019). Данный подход можно назвать узким, системно-процессным, тогда как широкий, эволюционный подход считает истоками подготовки кадров зарождение образования как общественных отношений по поводу присвоения, производства и накопления знаний [3, 4] (Konopatov, Starozhuk, Rumyantsev, 2019; Angeloni, 2020).

Несомненно, профессиональное образование является фундаментом системы подготовки кадров, особенно в его основной, базовой части. Однако только им не ограничивается – процесс подготовки кадров является непрерывным, сопровождая не только всю трудовую карьеру работника, но и производственно-хозяйственную деятельность организации. Социально-экономические преобразования последнего десятилетия выдвинули на первый план научных исследований категорию самообучения не только индивида, но и функционирующей организации [5, 6] (Ovchinnikov, Chumakova, 2020; Kulkova, Kuryachaya, 2020).

Возможности самообразования как глобальной технологии обучения стали доступны благодаря цифровизации экономики. Цифровые коммуникации позволили овладевать новыми знаниями, умениями и навыками не только студентам, но и работникам, уже занятым профессиональной деятельностью, в свободное от нее время. Соответствующим образом изменилась и организация подготовки кадров, начиная от ее материально-технического обеспечения и заканчивая образовательными технологиями. Учитывая, что этот процесс протекает относительно короткий период времени, методологические подходы к его сущности и содержанию в полной мере не сформированы.

Цель статьи – научное обоснование реорганизации системы подготовки кадров в условиях цифровизации экономики.

Материалы и методы

В контексте данного исследования под «организацией» понимается одновременно строение и устройство системы подготовки кадров и составляющая процесса управления этой системой, содержание которой заключается в координации действий ее отдельных элементов и достижении взаимного соответствия их функционирования [7] (Rаisberg, Lozovsky, Starodubtseva, 2019). Данное определение соответствует системно-процессному подходу, который наиболее точно отражает особенности подготовки кадров как динамичной системы, постоянно адаптирующейся как под требования рынка труда, так и трудовой деятельности индивида.

Системно-процессный подход позволяет охарактеризовать подготовку кадров в цифровой экономике как концептуально новый уровень образования, ознаменовавший очередной этап изменений структуры его укрупненных функций. В доиндустриальный период преобладающей в этой структуре являлась функция накопления и сохранения знаний, в индустриальную эпоху – функция их передачи и массовой ретрансляции, в постиндустриальной, цифровой экономике, на первый план выходит разработка новых знаний и овладение методикой их создания в течение всей жизни человека.

Таким образом, цифровизация образования меняет не только способы передачи знаний и технологии обучения, она меняет саму систему и процесс подготовки кадров. Об этом свидетельствует и многообразие новых терминов, продуцируемых цифровой экономикой, часть из которых нашла свое нормативное закрепление в Федеральном законе РФ «Об образовании в Российской Федерации» [8]. В частности, ст. 16 данного Закона устанавливает порядок реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, ст. 17 – формы получения образования и формы обучения, включая самообразование.

Данные формы соотносятся с терминологией, принятой ЮНЕСКО для отражения уровней институционализации системы подготовки кадров и включающей формальное, неформальное и информальное образование [9, 10] (Moldovan, Bocoş-Binţinţan, 2015; Gorshkovа, 2020). Под формальной формой образования при этом понимается иерархически упорядоченная система обучения с выдачей соответствующего диплома, неформальной – разнообразные формы дополнительного образования с получением удостоверения или сертификата, информальной – индивидуальная траектория самообразования без документально зафиксированного результата.

Традиционная форма получения образования, согласно действующему национальному законодательству, включает очное, очно-заочное и заочное обучение. Такие формы, как экстернат и вечернее обучение, отдельного правового статуса не получили, однако ст. 33 и ст. 34 Федерального закона РФ «Об образовании в Российской Федерации» регламентируют возможность прохождения обучения экстерном при освоении образовательных программ в форме самообразования. В традиционных формах обучения основой образовательного процесса выступает аудиторное общение преподавателей и обучающихся, а носителями информации – преимущественно печатные издания.

Электронное обучение представляет собой образовательную технологию, в процессе освоения которой основными носителями учебной информации выступают электронные образовательные ресурсы, а общение преподавателей и обучающихся основано на использовании коммуникационных технологий.

Дистанционное обучение подразумевает индивидуальный процесс получения компетенций и способов познавательной деятельности обучающегося, который происходит при опосредованном взаимодействии участников образовательного процесса в виртуальной среде, функционирующей на основе современных психолого-педагогических и коммуникационных технологий.

Отдельные авторы выделяют и такую нетрадиционную форму получения образования, как мобильное обучение [11, 12] (García, López, Castillo, 2019; Osadchaya, 2020). Данная форма предусматривает обучение с использованием мобильных устройств, в частности нетбуков, планшетов, персональных цифровых помощников, аудиоустройств для записи и прослушивания лекций, электронных книжек, мобильных телефонов, смартфонов, карманных персональных компьютеров и т.д. Мобильное обучение, по мнению его сторонников, предоставляет обучающемуся более высокий уровень интерактивности и свободы передвижения по сравнению с дистанционной формой получения образования, что позволяет идентифицировать его как отдельную образовательную технологию. С нашей точки зрения, это выделение является недостаточно обоснованным, так как критерием их классификации в данном контексте выступает не сам процесс обучения, а его материально-техническое обеспечение.

Перечисленные формы получения образования и формы обучения в условиях цифровизации можно сгруппировать следующим образом (рис. 1):

Рисунок 1. Классификация форм подготовки кадров в цифровой экономике

Источник: составлено автором.

Анализируя представленные на рисунке 1 современные формы подготовки кадров, можно констатировать, что, несмотря на различные классификационные признаки, все они тесно взаимосвязаны между собой. Так, формальное, традиционное и аудиторное обучение одинаковы и по сути, и по содержанию, отличаясь лишь формулировками понятийного аппарата. Электронное и мобильное обучение можно объединить одним термином «дистанционное», так как эти образовательные технологии осуществляются в онлайн-формате. Но самым комплексным понятием из рассмотренных форм получения образования является смешанное обучение, возникшее на пересечении традиционных и инновационных образовательных технологий.

Результаты

Смешанное обучение (англ. blended learning) в отечественной научной литературе трактуется достаточно широко, как с точки зрения самого определения, так и его внутреннего содержания [13] (Mardoyan, 2020). Наряду с понятием «смешанное» используются термины «комбинированное» и «гибридное», которые характеризуют данную форму получения образования, как:

1) процесс обучения, при котором традиционные технологии объединяются с инновационными технологиями электронного, дистанционного и мобильного обучения с целью оптимизации теоретической и практической подготовки обучающихся;

2) образовательную концепцию, в рамках которой обучающийся получает знания, навыки и умения как самостоятельно (онлайн), так и взаимодействуя с преподавателем (офлайн);

3) целенаправленный процесс приобретения компетенций в условиях интеграции аудиторной и внеаудиторной учебной деятельности субъектов образовательного процесса на основе взаимного дополнения технологий традиционного, электронного, дистанционного и мобильного обучения.

Несмотря на различия в трактовках, все авторы сходятся в том, что смешанное обучение позволяет минимизировать недостатки и традиционного, и дистанционного образования, в то же время более полно используя их преимущества. К наиболее значимым из них можно отнести [14] (Ustyuzhanina, Evsyukov, 2018):

− увеличение доступности образования в условиях как внутренних, так и внешних ограничений;

− расширение возможностей выбора у всех участников процесса подготовки кадров;

− снижение трансакционных издержек системы подготовки кадров;

− решение проблем социализации, воспитания, обучения конвенциальным ролям и нормам;

− передача неявного знания, неотделимого от человека, но передаваемого другому лицу в процессе совместной деятельности.

Следует отметить, что последние две задачи играют особую роль в процессе подготовки кадров в условиях цифровой экономики. Психологическая поддержка обучающихся и искусство интеллектуального поиска являются сегодня основными причинами нецелесообразности полной цифровизации системы образования, несмотря на имеющиеся у нее преимущества.

Смешанное обучение благодаря разнообразным вариантам сочетания традиционной и дистанционной технологий обладает достаточно обширным аппаратом образовательных моделей [15] (Shrol, 2016). Из них наиболее апробированными в педагогической практике являются следующие:

1. Ротационные модели (Rotation modal) – обучение реализуется в рамках одной дисциплины (либо курса) и предполагает чередование аудиторных занятий и опосредованного взаимодействия участников образовательного процесса с использованием информационно-коммуникационных технологий. Порядок чередования форм обучения может быть фиксированным (по расписанию) или гибким, используются интерактивные методы работы, индивидуальные и групповые проекты, консультации, письменные задачи и т.п.

Реализация ротационной модели может проходить по четырем образовательным траекториям:

1.1. Ротация по станциям (Station Rotation) – это модель организации курса, в котором обучающиеся переходят между разными «станциями» (персонализированное онлайн-обучение, работа с преподавателем, работа в группах) в пределах одного или нескольких кабинетов.

1.2. Ротация по лабораториям (Lab Rotation) – эта модель организации предусматривает освоение учебной программы в условиях электронного обучения на специальном сайте образовательного учреждения и в специально оборудованных компьютерных аудиториях. Помимо онлайн-курсов возможно и традиционное обучение.

1.3. «Перевернутый класс» (Flipped Classroom) – в этой модели базовая теоретическая часть курса осваивается обучающимися самостоятельно, в онлайн-режиме. Затем на основе полученных знаний и соответствующих инструкций они переходят к проектной деятельности, получая дополнительную информацию от преподавателя.

1.4. Индивидуальная ротация (Individual rotation) – это модель, при которой каждый обучающийся имеет индивидуальный график, со свободным (необязательным) посещением всех доступных «станций».

2. Гибкая модель (Flex model) – направлена на усвоение большей части учебной программы в условиях электронного обучения, в режиме онлайн в пределах образовательной организации. Преподаватель выступает в роли координатора, объясняя сложные для понимания темы в коллективном и индивидуальном порядке.

3. Модель «Сделай сам» (Self-Blend или A La Carte) – предоставляет обучающимся возможность выбирать дополнительные курсы к основному образованию как в одном, так и в нескольких образовательных учреждениях. Данная модель требует высокой мотивации студентов к обучению.

4) Модель обогащенного виртуального обучения (Online Driver или Enriched Virtual model) – данная модель направлена на самостоятельное освоение большей части учебной программы с помощью электронных ресурсов и консультаций с преподавателем как в офлайн-, так и в онлайн-режиме.

Технология смешанного обучения иллюстрирует организационные изменения процесса подготовки кадров в цифровой экономике, трансформация же внутреннего строения традиционной системы подготовки кадров представлена в таблице 1.

Таблица 1

Характеристика элементов организации подготовки кадров

Элемент
Формы обучения
Традиционное
Дистанционное
Смешанное
Образовательные организации
Государственные и частные учебные заведения
Организации, реализующие онлайн-технологии обучения
Учебные заведения и организации, функционирующие в онлайн и офлайн форматах
Преподаватели
Дипломированные педагоги, ученые и профессионалы
Педагоги, ученые и специалисты различного уровня профессионализма
Обучающиеся
Студенты, официально прикрепленные к учебному заведению
Студенты организаций основного и дополнительного профессионального образования, слушатели курсов, программ переподготовки и повышения квалификации, обучающих тренингов, блогов и др.
Материально-техническое обеспечение
Учебные аудитории, печатная литература, компьютерная техника
Образовательные пространства и технические средства связи с доступом к глобальным компьютерным сетям
Учебные аудитории, образовательные пространства, средства связи с доступом к внешним и внутренним компьютерным сетям
Образовательная инфраструктура
Внутренние средства связи образовательных учреждений, Интранет, телефония
IP-телефония, Интернет
Интранет, Интернет, Экстранет
Источник: составлено автором.

Как видно из содержания таблицы 1, элементы данной системы качественно видоизменились под влиянием процесса цифровизации, начиная с учебных учреждений и заканчивая образовательной инфраструктурой. На смену традиционным аудиторным занятиям пришли различные формы внеаудиторного обучения с использованием цифровых технологий. Это позволило активнее вовлекать в процесс подготовки кадров не только выпускников системы среднего общего образования, но и работающих специалистов, как для целей повышения их квалификации, так и профессиональной переподготовки.

Несмотря на внедрение Министерством труда и социальной защиты РФ профессиональных стандартов для различных сфер и направлений деятельности [16], многие коммерческие предприятия подбирают кадры, исходя из реальной компетентности работника, а не подтверждающих ее документов. В свою очередь, цифровизация процесса образования позволяет уже принятым на работу сотрудникам получить необходимый диплом без отрыва от трудовой деятельности, в свободное от работы время. Условия дистанционной работы, закрепленной Трудовым кодексом РФ [17], открывают еще больше возможностей для совмещения трудовых и образовательных задач конкретного работника.

Цифровая экономика меняет и подходы к организации деятельности образовательных учреждений как источников продуцирования знаний, умений и навыков. Глобализация цифрового пространства позволяет обучающимся получать необходимые компетенции не только в официально лицензированных учебных учреждениях, но и у специалистов-практиков, ведущих образовательные курсы, блоги, семинары. Аналогичным образом могут повышать свое педагогическое мастерство и преподаватели, участвуя в мастер-классах и передавая накопленный опыт коллегам. Онлайн-формат международных научно-практических конференций создает мощное интеллектуальное поле общемирового уровня без привязки к конкретной территории и необходимости длительного отрыва от педагогической деятельности.

Трансформация формы организации подготовки кадров влечет за собой и изменение роли преподавателя в образовательном процессе. В дистанционном обучении педагог становится тьютором, осуществляющим методическое руководство учебным процессом, в смешанном – фасилитатором, обеспечивающим оптимальную групповую коммуникацию всех участников, включая их интеллектуальное, психологическое и социальное взаимодействие.

Развитие цифровых отношений ведет к снижению не только трансакционных издержек системы подготовки кадров, но и к удешевлению и упрощению технических средств коммуникации. Наряду с разработкой электронных девайсов с привлекательными потребительскими характеристиками и сложных программно-вычислительных комплексов рынок предлагает все большее количество доступных моделей для получения информационного контента. Множится и разнообразие коммуникационных сетей, составляющих инфраструктуру системы подготовки кадров, от локальных до глобальных, с различными вариантами доступа и защиты данных.

Таким образом, организация подготовки кадров в цифровой экономике трансформируется как с точки зрения образовательного процесса, так и внутреннего устройства системы, продуцирующей высококвалифицированных специалистов. Она имеет свои достоинства и недостатки по сравнению с традиционной формой обучения, однако является объективной реальностью в условиях цифровизации общественных отношений.

Заключение

С позиции системно-процессного подхода организацию подготовки кадров можно рассматривать и как совокупность ее структурных элементов, и как составляющую процесса управления этой системой. Основой организации подготовки кадров выступает система образования, официально подтверждающая уровень квалификации профессиональных работников, однако в условиях цифровизации решаемые ею задачи существенно меняются. Статус современного педагога трансформируется от тьютора до фасилитатора, а в перечне выполняемых функций информационная уступает место социально-коммуникационной.

Цифровая экономика расширяет понятие подготовки кадров до неформального и информального образования, закрепляет инновационные технологии дистанционного, электронного и мобильного обучения. В организации образовательного процесса меняется состав и структура институциональных участников и закрепляются новые формы продуцируемых ими производственно-трудовых отношений. Все перечисленные элементы реорганизации традиционной системы подготовки кадров отражают лишь наиболее существенные стороны этого объективного процесса, требуют дальнейшего изучения и соответствующего методологического обоснования.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Смирнов И.В. Эволюционные проблемы изменения характера трудовой деятельности // Вестник Томского государственного университета. Экономика. – 2016. – № 1(33). – c. 60-64. – doi: 10.17223/19988648/33/18.
2. Исачкин В.С. Структурные основы теории постиндустриального общества // Теория и практика общественного развития. – 2019. – № 5(135). – c. 53-56. – doi: 10.24158/tipor.2019.5.8.
3. Конопатов С.Н., Старожук Е.А., Румянцев С.Н. Модернизация образования: перестройка или эволюция? // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Проблемы высшего образования. – 2019. – № 2. – c. 39-44.
4. Angeloni S. Education first: What really matters in working for sustainability // Futures. – 2020. – p. 102552. – doi: 10.1016/j.futures.2020.102552.
5. Овчинников Д.Д., Чумакова Т.Н. Управляемое самообучение – основная парадигма современного высшего образования // Вестник Донского государственного аграрного университета. – 2020. – № 4-2(38). – c. 65-68.
6. Кулькова И.А., Курячая Е.А. Самообучающиеся организации: количественные показатели // Компетентность. – 2020. – № 8. – c. 34-37. – doi: 10.24411/1993-8780-2020-10804.
7. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. - М.: ИНФРА-М, 2019. – 512 c.
8. Об образовании в Российской Федерации: Федеральный закон РФ от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ. КонсультантПлюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174/ (дата обращения: 20.02.2021).
9. Moldovan O., Bocoş-Binţinţan V. The Necessity of Reconsidering the Concept of Non-formal Education // Procedia - Social and Behavioral Sciences. – 2015. – p. 337-343. – doi: 10.1016/j.sbspro.2015.11.245.
10. Горшкова В.В. Аксиологический потенциал современного информального образования // Академия профессионального образования. – 2020. – № 4(95). – c. 9-13.
11. García M.V., López M.F.B., Castillo M.Á.S. Determinants of the acceptance of mobile learning as an element of human capital training in organisations // Technological Forecasting and Social Change. – 2019. – p. 119783. – doi: 10.1016/j.techfore.2019.119783.
12. Осадчая И.В. Мобильное обучение как приоритетный вектор цифровой педагогики // Проблемы современного педагогического образования. – 2020. – № 66-1. – c. 152-155.
13. Mardoyan А. Blended learning. Theoretical basis: definitions, models and a framework // Bulletin of the Russian-Armenian University.Humanities and Social Sciences. – 2020. – № 2(35). – p. 161-172.
14. Устюжанина Е.В., Евсюков С.Г. Цифровизация образовательной среды: возможности и угрозы // Вестник Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. – 2018. – № 1(97). – c. 3-12.
15. Шроль Т.С. Змішане навчання як нова форма організації ІКТ-освіти // Наукові записки РДГУ. Оновлення змісту, форм та методів навчання і виховання в закладах освіти. – 2016. – № 13(56). – c. 166-170.
16. О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации и статьи 11 и 73 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»: Федеральный закон РФ от 02.05.2015 г. № 122-ФЗ. КонсультантПлюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_178864/ (дата обращения: 27.02.2021).
17. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 г. № 197-ФЗ. КонсультантПлюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_34683/ (дата обращения: 28.02.2021).