Реинжиниринг бизнеса в цифровой экономике: проблемы и возможности «цифровой реанимации»

Титков И.А.
Business reengineering in the digital economy: problems and opportunities of digital reanimation - View in English
Об авторах:

Титков И.А.1
1 Институт проблем рынка РАН

 Скачать PDF

Аннотация:
Целью данной статьи является изучение проблем и возможностей проведения реинжиниринга бизнеса в цифровой экономике.
Предметом исследования выступают процессы реинжиниринга бизнес-модели организации в цифровой экономике.
Методология научного исследования базируется на использовании общенаучных методов познания, а также специальных экономических методов, а при изучении основных этапов формирования идей, концепций, теорий и методов реинжиниринга бизнес-модели использовались проблемно-хронологический и историко-генетический методы.
Полученные результаты: в статье аргументировано описаны проблемы и возможности реинжиниринга бизнеса в цифровой экономике с учетом актуальных проблем становления новой парадигмы организации бизнес-процессов, созданной четвертой технологической революцией. Отдельно рассмотрены бизнес-кейсы успешной диджитализации бизнес-моделей российских коммерческих организаций.
Применение. Полученные результаты научного исследования имеют практическую ценность для формирования стратегий цифровизации бизнес-моделей коммерческих организаций.

Ключевые слова:

бизнес-модель, диджитализация, цифровая экономика, гибкое мышление, проект, инвестиции, Индустрия 4.0, вызовы и угрозы

JEL-классификация: D25, M20, H43, O22

Цитировать публикацию:
Титков И.А. Реинжиниринг бизнеса в цифровой экономике: проблемы и возможности «цифровой реанимации» // Экономика и социум: современные модели развития. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 87-102. – doi: 10.18334/ecsoc.11.1.111735

Titkov, I.A. (2021) Business reengineering in the digital economy: problems and opportunities of digital reanimation. Ekonomika i sotsium: sovremennye modeli razvitiya, 11(1), 87-102. doi: 10.18334/ecsoc.11.1.111735 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение.

Жизненный цикл бизнес-модели во многом подчиняется законам развития биологических систем, т.к. фактически является биосоциальным организмом, а, значит, его динамика жизнедеятельности прямо зависит от понимания стратегии развития бизнеса топ-менеджментом компании и факторами внешней среды. Реинжиниринг в данном контексте можно справедливо рассматривать как инструмент «омолаживания» стареющей бизнес-модели организации и продление его жизни на рынке, а в особо сложных случаях – реанимировать потенциального банкрота и вернуть былое величие и авторитет на рынках присутствия [5; 7].

Вместе с тем следует понимать, что цифровая экономика – система высоких скоростей и проактивного управления бизнес-процессами, что создает как дополнительные выгоды и возможности для организаций, решившихся на «обнуление часов», так и сложно идентифицируемые во времени и зоне проявления угрозы устойчивого функционирования ввиду потребности в постоянной «гонке технологического обновления» [3, c. 62; 4]

Основная часть.

Реинжиниринг бизнес-модели можно в общем виде определить как процесс коренных организационно-структурных изменений, целью которых является формирование (восстановление) комфортных условий для продуктивного использования средств производства в краткосрочной перспективе и «повышения финансовой устойчивости и роста конкурентоспособности» в долгосрочной перспективе [8, c. 31]. При изучении экономической литературы для концептуально-понятийной конкретизации конструкта с учетом детерминант цифровой экономики было установлен достаточно явное различие понятия в отечественной и зарубежной литературе:

– для отечественных ученых данное понятие свойственно понимать исключительно в ключе организационно-экономических преобразований бизнес-процессов. Т.е. в отечественной практике реинжиниринг понимается как инструмент спасения бизнеса от крайне негативного итога – банкротства и его понятийное наполнение полностью подчинено данной цели;

– для зарубежных ученых реинжиниринг рассматривается в контексте цифровой трансформации архитектуры бизнес-модели на основе прорывных и инновационных технологий и решений, а также публичных digital-сервисов и ориентирована на «апргрейд» бизнеса до новейших требований рыночного пространства и стандартов взаимодействия с клиентами [6; 9; 17].

Более подробно указанные различия раскрыты в определении понятия «реинжиниринг» на основе изучения научных и практических публикаций отечественных и зарубежных авторов (таблица 1).

Таблица 1

Определение понятия «реинжиниринг» в отечественной и зарубежной литературе с учетом детерминант цифровой экономики

Автор (-ы)
Определение понятия
I. Отечественные авторы

1. А.Д. Кузьмичев
[5, c. 115]
Реинжиниринг – приведение организационно-управленческой и производственно-сырьевой базы бизнеса к таким параметрам их функционирования, при котором бизнес способен быть конкурентоспособен и инвестиционно привлекателен на рынках присутствия.
2. А. Фатхудинова
[9, c. 16]
Реинжиниринг – масштабные процессы пересмотра состава и структуры активов и обязательств предприятия с целью приведения их к нормальному состоянию и предотвращения банкротства или неплатежеспособности.
3. М. Григорьев [11]
Реинжиниринг – любые изменения в производственных процессах, структуре и форме капитала (прав собственности), которые не являются характерными и регулярными в деловом цикле бизнеса.
II. Зарубежные авторы

1. Gavrilova T., Alsufyev A., Yanson A.-S.
[20, c. 59]
Цифровая трансформация – коренное перепроектирование архитектуры бизнес-модели организации с учетом актуальных трендов развития цифровых технологий и сигналов стейкхолдеров на обновление формата коммуникаций.
2. Riyanto, A., Primiana, I. N. A., Yunizar, Y., Azis, Y. [23, c. 88]
Цифровая реформация – комплекс преобразований и коренных изменений бизнес-процессов внутри компании с учетом наиболее актуальных вызовов и угроз внешней среды с целью поддержания конкурентной позиции бизнеса на рынке и обеспечения инвестиционной привлекательности.
3. Sunil Kumar, M., Harshitha, D. [24, c. 2771]
Цифровой реинжиниринг – актуализация состояния бизнес-модели предприятия с учетом достижений парадигмы организации бизнеса в Индустрии 4.0 и дематериализации процессов создания ценности продуктов и сервисов.
Примечание – Источник: составлено автором на основе изучения специальной экономической литературы.

Как видно из таблицы зарубежные ученые осознанно вводят в зону функционального проявления реинжиниринга именно инструменты и механизмы цифрового разрешения сложных проблем поиска способ поддержания конкурентной позиции и инвестиционной привлекательности предприятий, в то время как отечественные ученые акцентируют внимание на функциональной роли реинжиниринга как инструмента антикризисного менеджмента [14; 15; 16; 18].

Следует понимать, что мировая практика развития реинжиниринга имеет сравнительно более долгую историю, что отчетливо прослеживается при хронологическом анализе развития методологии реинжиниринга (таблица 2).

Таблица 2

Основные хронологические этапы развития методологии реинжиниринга в мировой и отечественной практике

Этап
Мировая практика
Отечественная практика
? – 30-40-е гг. XX века
Классические теории научного (Ф. Тейлор, Г. Гант, А. Файоль) и бюрократического (М.Вебер) управления.
Методологическая парадигма: бизнес по мере развития и тестирования сценариев «набирает вес» из‑за лишних активов, и Реинжиниринг направлена на оптимизацию структуры активов и их эффективного использования с учетом рыночной конъюнктуры
Тектологическая теория (А. Богданов).
Методологическая парадигма: Реинжиниринг является одной из функций стратегического менеджмента и применяется преимущественно для исправления ошибок менеджеров и недопущения банкротства.
40 – 70-е гг. XX века
Теория организационного потенциала (И. Ансофф), теория агентских издержек (М. Дженсен, П. Друкер).
Методологическая парадигма: бизнес, взрослея, расширяет границы своего влияния, тем самым приумножая риски нарушения баланса интересов стейкхолдеров, а Реинжиниринг помогает устранить (временно) существующие дисбалансы интересов и целей.
Теория синергетического эффекта (С. Глазьев, Г. Клейнер, Н.В. Левкин).
Методологическая парадигма: бизнес по мере увеличения приобретает неосязаемый эффект влияния, когда управленческие решения влияют не только на определенный объект, но и на рыночное окружение. Задачей реинжиниринга является исправление ошибок восприятия окружающей средой бизнеса и восстановления его рыночного авторитета.
Этап
Мировая практика
Отечественная практика
80-е гг. – 2010 г.
Теория гибких бизнес-моделей (Т.Питерс, М. Хаммер, Дж. Часпи)
Методологическая парадигма: удержание бизнесом позиций на высококонкурентном рынке возможно только, если он будет меняться быстрее, чем его соперники. Реинжиниринг – это наука о быстрых и продуктивных изменениях отношений бизнеса с внешней средой.
Теория агентских отношений (Р. Нуреев, Р. Капелюшников, М.М. Юдкевич)
Методологическая парадигма: Реинжиниринг бизнеса является инструментом управления интересами стейкхолдеров по мере усложнения архитектуры бизнес-модели предприятия, а также средством разрешения конфликтов и восстановления деловой активности и потенциала бизнеса
2011 г. – наст. вр.
Теории экосистемных реформаций (С.Брески, Б. Лундвал, Б. Карлсон, Ф. Малерба).
Методологическая парадигма:
реинжиниринг является инструментом перепроектирования бизнес-модели с учетом динамической стратегии развития предприятия в реалиях цифровой экономики.
Теория неоинституционализма (А. Шастико, А. Олейник, Я. Кузьминов)
Методологическая парадигма: обеспечение проактивного развития бизнеса требует активное участие государства в процессах реинжиниринга бизнес-моделей стратегических агентов рынка и их мотивация к digital-реформации.
Примечание – Источник: составлено автором по данным [7; 8; 10].

Исходя из описания хронологических вех развития методологии реинжиниринга бизнеса, видно, что в российской практике вплоть до 2011 г. данный инструмент рассматривался исключительно как крайние меры по спасению и перезапуску бизнеса в случае наступления кризисных явлений, но даже начавшееся сближение позиций российских и зарубежных менеджеров в вопросах понимания парадигм реинжиниринга в условиях цифровизации экономики «не является одномоментным разрешением всех разночтений и пониманий возможностей данного инструмента в контексте обновления бизнес-модели» организации и придания ей нового ценностного наполнения [2, c. 49-50]

Данный тезис подтверждается сравнительным анализом реализации методологии в России и мировой практике в контексте формирования цифровой экономики (в качестве основы взяты практики ЕС и США) (таблица 3).

Таблица 3

Сравнительный анализ применения методологии реинжиниринга в РФ и мире в контексте формирования цифровой экономики

Критерии сравнения
Мировая практика (ЕС, США)
Отечественная практика (РФ)
1. Роль и место высокотехнологичных компаний
IT-компании и финтех-бизнесы принимают активное участие в процессах реинжиниринга, не только мотивируя к цифровым реформам, но и задавая траектории диджитализации
IT-компании и финтех-бизнесы являются точечными агентами изменений и ввиду определенной слабости рыночного положения не способны быть катализаторами цифровых реформ, а выступают техническими исполнителями запросов крупных бизнесов
2. Стиль менеджмента бизнеса
Проактивный, творческий. Реинжиниринг является процессом конструирования новой экономической реальности
и от комфортности ее архитектуры зависит деловая активность инициатора перемен.
Реактивно-исполнительский. Ключевые инициаторы перемен (мегабизнесы банковской, энергетической и логистической сферы)
следуют административным решениям, закрепленных в таких НПА как Программа цифровой экономики (утв. распоряжением Правительства 1632-р от 28.07.2017 г.), Федеральный проект «Цифровое государственное управление» (протокол № 9 от 28.05.2019) [12; 13]
3. Стратегические цели цифровой реинжиниринга
Формирование IT- и финтех-бизнесами открытого цифрового ландшафта для проектирования физическими бизнесами своих цифровых двойников и тестирования digital-продуктов в формате песочницы.
Формирование мегабизнесами в формате технологической коллаборации с IT- и финтех-компаниями автономных цифровых островов с реализацией собственных стратегий опережающего развития.
4. Интересы государственных институтов-стейкхолдероов
Государственные институты-регуляторы оказывают комплексное корректирующее воздействие на процессы цифровизации с целью антимонополизации рынка мегабизнесами (например, FAMGA, BAT)
Государственные институты-регуляторы являются агентами протекционизма и донорами государственной финансовой поддержки для стратегических мегабизнесов с либеральным отношением к рискам монополизации рынка и обеспечением им юридической защиты на высшем уровне.
Примечание – Источник: составлено автором по данным [11; 21; 22].

Как видно из данных таблицы, в РФ реинжиниринга бизнеса в формирующихся реалиях цифровой экономики придается роль катализатора прорывных инноваций для достаточно узкой группы бизнесов, которые являются стратегически важными для национальной экономики с позиции ее безопасности и устойчивости.

В зарубежной практике же мегабизнесы напротив создают цифровые площадки в формате Open Space с целью привлечения максимального числа мелких и средних бизнесов из физического формата в формат цифры и генерации ими новых идей и решений для наращивания совокупного рыночного потенциала экономики страны. Это подтверждается проведенным PWC и исследовательским институтом Oxford Economics опроса целей цифровой реинжиниринга в зарубежных странах и России (рисунок 1).

Рисунок 1 – Основные цели цифровой реинжиниринга бизнес-модели в мире и РФ в 2019 – 2020 гг.

Примечание – Источник: составлено автором по данным [22].

Как видно из динамики целей на рисунке в РФ опрошенные представители бизнеса отдают преимущество цели повышению операционной эффективности бизнес-модели за счет сокращения удельного веса рутинных операций с участием персонала и, как следствие, сокращение влияния человеческого фактора и связанных с ним ошибок – 51,0 %, в то время как лидером мнений среди зарубежных управленцев – катализатор инновационного развития бизнеса – 36,0 % (развитие цифровых платформ с открытыми инновациями, например, «Медицина будущего», Евразийские технологические платформы, KickStarter, позволяет ускорить инновационное развитие бизнеса, сформировать проектные технологические и финансовые коллаборации с другими партнерами из сферы бизнеса и науки).

В 2020 г. топ-целью российского менеджмента осталось повышение операционной эффективности бизнес-модели – 63,0 %, в мире – изменение фокуса генерации ценности продукта или сервиса для клиента – 37,0 % (благодаря развитию цифровых практик у бизнеса появляется возможность тестировать новые решения и формы подачи продукта (услуги) на базе цифровых двойников клиентов, тем самым поддерживая их лояльность и верность бизнесу), и катализатор инновационного развития – 49,0 % [19].

На следующем этапе рассмотрим основные модели реинжиниринга бизнеса в условиях становления цифровой экономики России и определим их проблемные места и возможности:

1. Следующий гигант – мегабизнесы России, имеющие в настоящее время физическую бизнес-модель, активно инвестируют в стратегические проекты цифровой реинжиниринга, которые направлены на создание автономных цифровых ландшафтов с привлечением определенного круга партнеров [14]. Основным преимуществом такой модели является укрепление стратегических бизнесов страны, повышение их инвестиционной привлекательности и конкурентной позиции в мировых рейтингах, а к недостаткам следует отнести риски монополизации рынка, создания искусственных барьеров и диктата политики поведения партнеров. Бизнес-кейс: формирование банковской экосистемы ПАО «Сбербанк» с вовлечением в орбиту влияния более 100 различных партнеров из сегментов FMCG, HoReCa, индустрии развлечений, аренды жилья, медицины и др. К 2025 г. ожидается, что в экосистеме «Банк без границ» будет состоять более 39,5 % всех клиентов банка и бизнесов России.

2. Новаторы – инновационно активные бизнесы России из сферы IT или финтеха, создающие принципиально новый продукт без привязки к конкретной материнской компании. Их формат работы – открытые инновации, а процесс коммерциализации происходит через механизм аукциона на специальных технологических платформах [9; 10].

Бизнес-кейс: венчурная компания осуществляет презентацию инновационного проекта на технологической платформе, а эксперты и инвесторы в области венчурного финансирования предлагают схемы финансирования или выкупа прав на инновационный проект (пример, краудфандинговые площадки Kroogi.com, Planeta.ru, Проект «Вместе» от Яндекс).

3. Охотники за эффективными решениями – традиционные компании с целью уменьшить конкурентный и технологический разрыв с лидерами отечественного и зарубежных рынков проводят активную политику M&A-сделок, а также реализуют хед-хантинг с целью привлечения интеллектуального капитала из других бизнесов [3; 4]. Основными преимуществами такой бизнес-модели является сравнительно быстрый экономический рост за счет приобретения готовых цифровых решений; качественное обновление компетенций сотрудников и наращивание интеллектуального потенциала; создание уникальных монопольных барьеров за счет установления строгих технологических стандартов и требованиям к профессиональным компетенциям сотрудников и партнеров.

Недостатками такой бизнес-модели цифровой реинжиниринга являются высокие стартовые расходы на реализацию M&A-сделок и хед-хантинга персонала, ограниченную емкость рынка ценных специалистов в области цифровой экономики и его строгую сегментацию между бизнесами сферы IT и финтеха; сложно прогнозируемые финансовые и конкурентные выгоды и риски M&A-сделок и хед-хантинга персонала; критическая зависимость будущего бизнеса от исхода сделки M&A или процедуры хедхантинга.

Бизнес-кейс: ПАО «Роснефть» приобрела в 2016 г. в рамках сделки M&A венчурную компанию Honeywell, с пакетом прав на использование ее технологий по цифровой геологоразведке на 10 лет, но уже в 2019 г. ввиду введения третьего пакета санкций против импорта технологий лицензионные разрешения на объекты компании были аннулированы и сегодня не поддерживаются авторизованными сервисами.

4. Блокбастерная модель цифровой реинжиниринга – традиционный физический бизнес проводит глубокой анализ собственной бизнес-модели с конкурентами и с применением методики бенчмаркинга определяет критические точки уязвимости с точки зрения эффективности организации бизнес-процессов по сравнению с лидером рынка (отрасли) и направляет усилия на проведение точечной или тематической реинжиниринга проблемной зоны [6; 8; 9].

Основными преимуществами такого вариант цифровой реинжиниринга является сравнительно невысокие затраты на реализацию процессов реформирования, четкое понимание руководством компании состояния бизнес-процессов «до и после», возможность использования успешного опыта конкурентов. Недостатками модели является «вырванность» методологии цифровой реинжиниринга из общего контекста (бизнес остается в остальном неизменным), копирование чужого опыта не гарантирует достижения того же экономического эффекта, а сам проект реинжиниринга может иметь достаточно краткосрочный эффект ввиду быстрого устаревания заимствованного решения.

Бизнес-кейс: контакт-центр ООО ДоДо-Пицца насчитывает более 150 сотрудников на удаленной работе при ежемесячном объеме звонков более 250 000 ед., что приводит к росту косвенных издержек на оплату услуг специалистов колл-центра, их обучению. Решением стало использование голосового ассистента, построенного на базе искусственного интеллекта, который отвечал на наиболее распространенные вопросы клиентов. Итогом точечной цифровой реинжиниринга стало сокращение штата колл-центра до 50 чел., рост лояльности клиентов к бизнесу и увеличение конверсии заказов.

Несмотря на достаточно объективные преимущества от цифровизации бизнес-модели предприятия, следует знать о наличии и обратной стороны проектов реинжиниринга и связанных с ними вызов и угроз для устойчивого функционирования организации:

1. Угроза формирования цифровой автократии лидерами рынков или группой мегабизнесов – неравномерность развития цифровой экономики в странах СНГ и России, в частности, может привести к установлению наднациональных цифровых правил рыночной регуляции со стороны таких мегабизнесов, как Сбербанк, Банк ВТБ, Газпром, Роснефть, X5 Retail Group и т.п. Спрогнозировать конкретные последствия раздела сфер влияния на Евразийском рынке сейчас достаточно сложно, но опасность угнетения экономических интересов традиционных бизнесов очень высока [15].

2. Развитие новой эпохи связанных хакерских атак на цифровые бизнес-поселения – формирование цифровых ландшафтов для их «заселения» традиционными бизнесами с активной инновационной стратегией означает, что проведение хакерских атак теперь будет нести угрозу не только конкурентному цифровому бизнесу, но целой группе взаимосвязанных партнеров и клиентам, причем истинные масштабы потерь вероятно будут выходить за рамки цифровой платформы, т.к. бизнесы-резиденты по-прежнему будут активно работать и в реальном мире [17; 18].

3. Манипулирование цифровой инфраструктурой как инструмент конкуренции в эпоху Индустрии 4.0 – масштабные серийные пакеты цифровой реинжиниринга бизнеса повлечет за собой изменение инструментов конкурентной борьбы за клиента: теперь основным методом достижения рыночного лидерства будет защищенность бизнеса от вторжений в цифровую инфраструктуру и защищенность цифровой архитектуры данных о его бизнес-модели, т.к. любая попытка скопировать бизнес-модель приведет к его смерти в цифровой рыночной экосистеме ввиду потери уникальных идентификационных признаков [1; 2; 5].

Выводы. Происходящие в настоящее время коренные преобразования построения социально-экономических систем планетарного и регионального уровней несут в себе колоссальный потенциал для конструктивного развития отношений бизнесов, клиентов и государства. Вместе с тем следует понимать, что особенностью цифрового строительства в России является высокая роль административного рычага и наличие цифровых флагманов в сфере финансов, энергетики, промышленности, которые во многом и предопределяют траекторию цифровой реинжиниринга национальной экономики. Обобщая вышесказанное, отметим, что умение бизнеса интегрироваться в виртуальный мир и взаимодействовать со стейкхолдерами в рамках цифровых контрактов является насущной необходимостью самого выживания бизнеса и его сохранения статус-кво на рынках присутствия.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Вяткин В.Н., Гамза В.А., Хэмптон Д.Д. Финансовые решения в управлении бизнесом. / учеб.-практ. пособие– 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство Юрайт, 2015. – 325 c.
2. Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. - М.: Экономика, 2010. – 254 c.
3. Днепров М.Ю., Михайлюк О.В. Цифровая экономика как новая экономическая категория // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1279-1294. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41249.
4. Калюжная А.С. Методологические аспекты управления реструктуризацией компаний (нефтегазовый комплекс) // Инновации и инвестиции. – 2019. – № 2. – c. 60-65.
5. Кузьмичев А.Д. Главные задачи общей реинжиниринга компании // VIII Чарновские чтения по организации производства. Москва, 2018. – c. 113-117.
6. Марковская Е.И., Троицкая И.В. Агентская проблема в российской экономике: теория и практика // Вестник балтийской педагогической академии. – 2015. – № 117. – c. 33-46.
7. Масленников М.В. Влияние крупного бизнеса на реструктуризацию мировой и российской экономики // Экономика региона. – 2019. – № 2. – c. 590-600. – doi: 10.17059/2019-2-21.
8. Овсянников С.В. Реинжиниринг предприятий. / Учебное пособие. - Воронеж: ЦНТИ, 2009. – 117 c.
9. Фатхудинова А. Реструктуризация как инструмент, влияющий на функционирование компании. риски реструктуризации // Формула менеджмента. – 2019. – № 2. – c. 13-18.
10. Яковлева А.Ю. Факторы и модели формирования и развития инновационных экосистем. / дисс. на соискание канд.экон.наук., 2012. – 244 c.
11. Григорьев М. Цифровая трансформация бизнеса: как и зачем меняться в digital-эру. Vc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://vc.ru/flood/42092-cifrovaya-transformaciya-biznesa-kak-i-zachem-menyatsya-v-digital-eru (дата обращения: 10.02.2021).
12. Программа цифровой экономики: распоряжение Правительства РФ 1632-р от 28.07.2017 г. Static.government.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://static.government.ru/media/files/9gFM4FHj4PsB79I5v7yLVuPgu4bvR7M0.pdf (дата обращения: 10.02.2021).
13. Паспорт федерального проекта «Цифровое государственное управление». Digital.ac.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://digital.ac.gov.ru/poleznaya-informaciya/material/Паспорт-федерального-проекта-Цифровое-государственное-управление.pdf (дата обращения: 09.02.2021).
14. Горьков С.Н. Российские технологические платформы. Biotech2030.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://biotech2030.ru/wp-content/uploads/2019/02/TP_RUS-04.02.2019.pdf (дата обращения: 10.02.2021).
15. Ермашкевич Н.С., Чибисова Е.С. Модели антикризисного управления для обеспечения устойчивого развития организации // Лидерство и менеджмент. – 2019. – № 1. – c. 43-58. – doi: 10.18334/lim.6.1.40767.
16. Лукьянов П. Нефтегазовый венчур: в чем проблема промышленных стартапов. Forbes.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/tekhnologii/tekhnika-i-biznes/322135-neftegazovyi-venchur-v-chem-problema-promyshlennykh-startapov (дата обращения: 07.02.2021).
17. Чаадаев К.В. Методология реинжиниринга бизнес-процессов // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 3. – c. 587-600. – doi: 10.18334/epp.10.3.100725.
18. Щепакин М.Б., Губин В.А. Модель антикризисного управления предприятием как инструмент его инновационного развития в условиях априорной нестабильности // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 2. – c. 467-488. – doi: 10.18334/vinec.9.2.40709.
19. Яковлева Е.А., Платонов В.В., Карлик Е.М., Шарич Э.Э., Яковлева Д.Д. Эмпирическая модель систематизации финансовых показателей по функциям менеджмента как основа установления инновационного потенциала организации // Лидерство и менеджмент. – 2019. – № 2. – c. 73-90. – doi: 10.18334/lim.6.2.40883.
20. Gavrilova T., Alsufyev A., Yanson A.-S. Modern Notation of Business Models: Visual Trend // Foresight. – 2014. – № 2. – p. 56-70.
21. Digital IQ в России: как измерить цифровую зрелость российских компаний. Vc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://vc.ru/pwc/164734-digital-iq (дата обращения: 07.02.2021).
22. Всемирное исследование Digital IQ. Pwc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.pwc.ru/ru/publications/digital-iq-2020.html (дата обращения: 10.02.2021).
23. Riyanto A., Primiana I.N.A., Yunizar Y., Azis Y. Digital branch: A business process reengineering in indonesian banking // Journal of Engineering Science and Technology. – 2019. – № 14. – p. 82-91.
24. Sunil Kumar M., Harshitha D. Process innovation methods on business process reengineering // International Journal of Innovative Technology and Exploring Engineering. – 2019. – № 11. – p. 2766-2768. – doi: 10.35940/ijitee.K2244.0981119.