Статья опубликована в журнале «Российское предпринимательство»11 / 2004

Творческий менеджмент в условиях неопределенности и риска

Бережнов Геннадий Викторович, докт. экон. наук, г. Астрахань, Россия

Translation will be available soon.

 Читать текст |  Скачать PDF | Загрузок: 20

Аннотация:
Окончание. Начало в № 8 2004, № 9 2004. Окончание публикации, посвященной рассмотрению роли творческой составляющей в современном управленческом механизме предприятия. Здесь автор попытался сформулировать некоторые методологические позиции в области соотношения тенденций развития рынка и стратегии предприятия на базе информационного обеспечения менеджмента.
Цитировать публикацию:
Бережнов Г.В. Творческий менеджмент в условиях неопределенности и риска // Российское предпринимательство. – 2004. – Том 5. – № 11. – С. 44-48.

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241


Окончание. Начало в №№ 8, 9 /2004

Появление и широкое распространение глобальных сетей, в особенности Интернета, породило так называемую информационную парадигму сетевого развития, смысл которой состоит в непрерывном ускорении динамики роста объема информации.

Неуклонное расширение информационного поля имеет радикальные последствия.

Во-первых, информация обладает ценой и асимметрично распределена между участниками обмена. Эффективная и целенаправленная обработка информации (в особенности конфиденциальной) требует очень высоких затрат и значительных инвестиций, которые доступны лишь крупным корпорациям и транснациональным компаниям (ТНК). Для современного рынка характерно информационное неравенство и закрытость конфиденциальной информации. На свободном рынке можно приобрести лишь общедоступную информацию. Кроме того, искажение информации связано с типом рациональности и механизмом ее восприятия [1].

Во-вторых, информационная система является инструментом формирования системы ожиданий и манипулирования потребительскими предпочтениями. Крупные корпорации, обладая совершенными информационными технологиями, заблаговременно готовят рынки, формируют спрос и вкусы потребителей. Успех на рынке предопределяется не следованием спросу, а его активным формированием, фактическим созданием рынка. Информационная система формирует и определяет престижно-смысловой характер потребительских предпочтений, создавая нужную систему ожиданий.

Сказанное позволяет сформулировать некоторые методологические позиции в области соотношения тенденций развития рынка и стратегии предприятия.  Массовое производство, основанное на разделении труда, требует сравнительно незначительных информационных затрат. Выпуск продукции на заказ превращает информацию в фактор производства, а само производство понимается как процесс преобразования информации. Фундаментальная проблема состоит в том, что информационные затраты нельзя выразить в стоимостном выражении, как обычный вид издержек (например, ресурсов или заработной платы). Можно измерить объем используемой памяти, но ценность данных или текстовой информации определить количественно нельзя. Появляется объективный фактор непреодолимой сложности, что можно определить как первый уровень неопределенности.

Порядок и детерминизм остаются эффективными на уровне линейной экстраполяции и жестких систем, а собственно развитие связано  не только с соотношением «причина-следствие», но и с соотношением «хаос-вероятность», где прогнозы могут стать невозможными, а результат – случайным. Это можно назвать вторым уровнем неопределенности.

В экономике каждая причина не является достаточной для своего следствия, т.е. не объясняет свое следствие полностью. Исходя из этого, предлагается заменить соотношение «причина – следствие» соотношением «производитель – продукт», где учитывается влияние внешней среды [2].

Итак, возникает опирающаяся на системный поход «телеологическая» позиция «производитель – продукт», где такие понятия, как выбор, цель и свобода воли, становятся  операциональными и объективно значимыми. Это дает возможность рассматривать систему «телеологически», с точки зрения выхода (из системы), а не «детерминистически», с точки зрения входа (в систему). Или, проще говоря, «телеологическая» позиция позволяет планировать будущее, что представляется спорным, поскольку в этом случае не учитывается проблема объемной несоотносимости причины и следствия, целей и средств.

С этим связан третий уровень неопределенности, который известен как «эффект бабочки», когда малозначительное изменение (взмах крыльев бабочки) в одном месте может вызвать в другом катастрофические последствия. В сложных или хаотичных образованиях последствия даже незначительных или случайных действий не предсказуемы, иначе говоря, незначительная причина может вызывать как значительные, так и незначительные следствия и наоборот. Дело в том, что в хаотичных процессах причина и следствие вообще не соотносимы по объему. Но, тем не менее, порядок и устойчивость постоянно сопутствуют хаосу в форме некоей самоорганизации [3].

Экономический объект (предприятие, процесс, результат) есть то, что он представляет собой в настоящий момент. Одновременно экономический объект есть то, чем он должен стать в результате достижения целей соответствующей стратегии. И, наконец, экономический объект есть то, чем он представляется в виде некоторого предвидения или идеала. Каждому из этих состояний (контролируемому, вероятному и неопределенному) в рамках общей концепции  соответствует своя модель развития.

Развитие есть единый процесс взаимодействия действительной, возможной и идеальной организации. Объектом развития может выступать действующее предприятие, а также существующая как возможность  цель ‑ в сознании или в виде интеллектуальных продуктов (стратегий, планов, проектов, расчетов, сценариев и т.п.). В этом же ряду ‑ предприятие как идеальное образование (в виде образов, догадок, неочевидных предположений или ценностей). Цель всегда включает элементы действительной, возможной и идеальной организации. Поэтому в проблеме развития предприятия можно выделить три составляющих: а) реальную; б) действующую в схеме «затраты-результаты»; в) возможную (наиболее вероятную), где риски измеримы в определенном диапазоне; г) идеальную, где количественные оценки рисков невозможны, но возможны качественные ориентиры на основе предвидения.

Развитие реальной организации есть процесс ее трансформации. Диверсификация будущей организации есть процесс ее интеллектуализации. Развитие идеальной организации есть процесс ее аксиологизации (аксиология – теория ценностей), т.е. процесс переосмысления системы критериев (норм оценки) основных параметров предприятия не с позиций абстрактного совершенства, а с позиций предполагаемого будущего. Однако важно акцентировать внимание на том, что эти различия носят методологический характер, т.е. действуют в пределах теоретического анализа проблемы развития предприятия. Реально же основной формой развития предприятия является его трансформация, а процессы интеллектуализации и аксиологизациии – это скорее атрибутивные (неотъемлемые) признаки развивающегося (трансформирующегося) предприятия.

Таким образом, в развитии предприятия со всей определенностью проявляются три структурных элемента: трансформация, интеллектуализация и аксиологизация. Заметим, что интеллектуальные процессы (повседневное использование знаний для решения возникающих проблем, направленность на поиск будущих критериев успеха) сегодня являются обычной деятельностью развивающихся предприятий.

Представляется необходимой разработка более продуктивной и ясной концептуальной основы стратегической деятельности, чем бесконечное противопоставление традиционных подходов к стратегии и функционированию «новой» экономики, огульное отрицание ценности плановых стратегий или расширение этого понятия до пределов, когда оно теряет смысл. В частности, можно выделить три концептуальных подхода к стратегической деятельности: плановый, экспериментальный и предвидения.

Место плановых стратегий все еще незыблемо. Все, что можно контролировать, нужно контролировать. При этом стратегическое и общеуправленческое планирование также развивается в направлении повышения гибкости. Известны разработки И. Ансоффа в части теории управления стратегическим поведением организаций, обслуживающих внешнюю среду, а именно: рассмотрение вероятности создания концепции внешней турбулентности, определение парадигмы возможного стратегического успеха и, в особенности, формулирование метода стратегического управления в реальном времени, который представляет собой вариант управления будущей средой организации на основе ее формирования. Однако существуют концептуальные ограничения, которые нельзя преодолеть на пути усовершенствований достижения стратегических целей. В плановых стратегиях такими ограничениями являются принцип обособленности предприятия и внешней среды и принцип контроля.

При возникновении качественно новой ситуации, исключающей полный или частичный, прямой или косвенный контроль рыночных процессов, возникает принципиально новая задача ‑ формирование способности реагирования на неожидаемые ситуации на рынке. Это задача экспериментальной стратегии, поскольку способность реагирования обеспечивается системой непрерывной проверки вариантов реагирования. Стратегическая деятельность в данном случае основывается на принципе реагирования не только на контролируемые или вероятные события, как в стратегическом планировании, а на любые. Управление на основе принципа реагирования предполагает непрерывный процесс (стратегию) экспериментирования.

Вместе с тем, плановые и экспериментальные стратегии не в состоянии разрешить вопросы о будущих ценностях и не создают возможностей видения на основании новых теоретических положений.

Предвидение, или видение будущего, становится атрибутом современного управления, когда важно не отрываться не только от реальности, но и от идеала, от видения будущего. Стратегия предвидения -  это не просто использование стимулирующих творчество методов управления, но, главным образом, специализированная деятельность, совмещающая в себе интеллектуальные и интуитивные элементы.

Поскольку сами изменения ускоряются, то найденные решения краткосрочны и часто относятся к проблемам, которые уже исчезли или изменились. Для преодоления отставания от реальности в рамках планирования и реагирования необходима принципиально иная направленность  стратегического мышления и действий.

Учет будущего состоит в реализации, на этот раз действительно телеологической (от дальней цели), последовательности рассмотрения процессов, а именно: от неопределенных к вероятностным, а от них – к устойчивым. Традиционная последовательность стратегических действий (от устойчивой тенденции) чревата попаданием в экстраполяционную ловушку и утратой понимания направленности процессов развития. От предвидения, основанного на интеллектуальной интуиции, к вероятным рыночным событиям, а от них - к относительно определенным, от будущего к настоящему -  такова парадигма творческого менеджмента.

В заключение следует отметить, что реальные возможности стратегического синтеза весьма ограничены, в том числе это касается и указанных трех составляющих. Синтез, т.е. возникновение органичного четвертого образования, в действительности невозможен, т.к. эти процессы не сводимы полностью друг к другу. Методологически продуктивным представляется непротиворечивое совмещение этих трех подходов на основе найденного принципа взаимообогащения. Возникающий при этом виртуальный синтез действительности, вероятности и идеала, который постоянно воспроизводится и видоизменяется, собственно и составляет процесс творческого менеджмента, понимания стратегии развития и общей модели успеха современного предприятия.


Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241