Финансовые аспекты использования вахтового метода в арктическом регионе (на примере Ямало-Ненецкого автономного округа)

Логинов В.Г., Захарчук Е.А., Пасынков А.Ф., Максимчик М.А.
Financial aspects of the rotation based work in the Arctic region (on the example of the Yamalo-Nenets Autonomous District) - View in English

 Скачать PDF

Аннотация:
Использование вахтового метода при разработке удаленных месторождений становится все более распространенной практикой в России. Малоизученным в российской и мировой практике остается вопрос определения соотношения финансовых затрат на привлеченные трудовые ресурсы и постоянного (местного) населения. Авторским коллективом разработан методический подход расчета доли зарплат работников, занятых вахтовым методом, в общем фонде оплаты труда муниципальных образований. На примере четырех муниципальных образований Ямало-Ненецкого автономного округа (Ямальский и Тазовский муниципальные районы, гг. Новый Уренгой и Ноябрьск) определены соотношения доходов вахтовиков и проживающего населения по видам экономической деятельности. Выделены особенности использования вахтового метода на каждой территории, связанные с технологическими циклами освоения природных ресурсов. Также авторами выделено соотношение фонда заработных плат в целом по исследуемым муниципальным образованиям и доли работников занятых вахтовым методом, в разрезе основных видов деятельности. В заключительной части работы сделаны вывод, что использование вахтового метода зависит от множества факторов и условий, определяющих необходимость использования трудовых ресурсов как на внутри региональной вахте, так и привлечения работников из других регионов страны

JEL-классификация:

Финансирование:
Публикация подготовлена в соответствие с государственным заданием для ФГБУН Института экономики УрО РАН на 2020–2022 гг.
Цитировать публикацию:
Логинов В.Г., Захарчук Е.А., Пасынков А.Ф., Максимчик М.А. Финансовые аспекты использования вахтового метода в арктическом регионе (на примере Ямало-Ненецкого автономного округа) // Креативная экономика. – 2020. – Том 14. – № 12. – С. 3581-3600. – doi: 10.18334/ce.14.12.111378

Loginov, V.G., Zakharchuk, E.A., Pasynkov, A.F., & Maksimchik, M.A. (2020) Financial aspects of the rotation based work in the Arctic region (on the example of the Yamalo-Nenets Autonomous District). Creative Economy, 14(12), 3581-3600. doi: 10.18334/ce.14.12.111378 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

В трудовой деятельности, где рабочее место находится на значительном удалении от места проживания, наиболее распространен так называемый вахтовый метод. Наиболее часто такой вид деятельности используется при работе в научных экспедициях, таких как геологоразведочные, лесоустроительные, археологические и др. Важное место занимает вахтовый метод в производственной деятельности на отдаленных объектах, например, старательская артель, морское и океаническое рыболовство. Также сложилась практика использования такого метода в горнодобывающих и нефтегазовых территориях за рубежом (Австралия, Канада, Финляндия и др.) и в нашей стране [1–7] (Büscher, Urry, 2009; Keith Storey Mark Shrimpton, 1998; Agranat, 1984; Khaytun, 1982; Loginov, Ignateva, Yurak, Drozdova, 2020; Loginov, 2007; Silin, 2011). Так, в Канаде использование его на удаленных объектах является установившейся практикой в нефтегазовой промышленности, значительно выросла роль вахты в горнорудной промышленности, проявляются признаки ее роста в рыбной и гидроэнергетической промышленности, в строительстве.

Важность увеличения использования этого метода заключается в регулярном временном и пространственном разделении места работы и места жительства и в том воздействии, которое эта система оказывает на организацию работы, жизнь рабочих и их семей, а также жизнь поселков и соответствующих регионов [2] (Keith Storey Mark Shrimpton, 1998). Работа вахтовым методом закреплена в нашей стране законодательно: «Вахтовый метод – особая форма осуществления трудового процесса вне места постоянного проживания работников, когда не может быть обеспечено ежедневное их возвращение к месту постоянного проживания. Вахтовый метод применяется при значительном удалении места работы от места постоянного проживания работников или места нахождения работодателя в целях сокращения сроков строительства, ремонта или реконструкции объектов производственного, социального и иного назначения в необжитых, отдаленных районах или районах с особыми природными условиями, а также в целях осуществления иной производственной деятельности» [1].

Такая система постепенно заменяет традиционный для России подход к решению вопроса трудовых ресурсов в удаленных областях, заключающийся в постройке там постоянных населенных пунктов. Использование вахтового метода обеспечивает возможность разрабатывать природные ресурсы, которые при традиционном подходе имели бы низкую эффективность освоения месторождений полезных ископаемых. В то же время малоизученным в российской и мировой практике остается вопрос определения соотношения финансовых затрат на привлеченные трудовые ресурсы и постоянного (местного) населения. Особенно это важно при определении ресурсов муниципальной экономики в рамках прогнозирования их социально-экономического развития.

Теория и проблематика

Проблемам применения вахтового метода в нефтегазовых районах Севера и Арктики посвящены многочисленные публикации отечественных и зарубежных ученых [1–13] (Büscher, Urry, 2009; Keith Storey Mark Shrimpton, 1998; Agranat, 1984; Khaytun, 1982; Loginov, Ignateva, Yurak, Drozdova, 2020; Loginov, 2007; Silin, 2011; Silin, 2015; Borisov, 2004; Belonozko, Silin, 2013; Saxinger, 2014; Silin, 2015; Solonin, Boyko, 2015).

Значительное количество исследований из разных научных областей посвящено изучению вахтового метода организации труда персонала: с позиции оценки состояния здоровья работников, в том числе и психологического, развития характерных заболеваний, оптимальной организации рабочего времени и многое другое. Поскольку, как правило, такой метод организации труда применяют в труднодоступных или климатически неблагоприятных территориях промышленного освоения, обеспечивая непрерывные циклы производства, важно оптимально использовать такой труд, получая экономический эффект и не подвергая опасности здоровье работников.

В своей работе [14] (Ado, 1980) авторы приводят подробный анализ природно-климатических факторов Арктики и дают оценку их влияния на работоспособность и здоровье постоянных и временных жителей Заполярья. Авторы предлагают ряд профилактических мероприятий, которые необходимо реализовывать с целью сохранения здоровья населения, проживающего на этих территориях. Особо выделяя мероприятия для людей, привлекаемых для работы кратковременно (вахтовым методом).

В исследованиях [15–17] (Khasnulin, 1998; Khasnulin, Khasnulin, 2012; Parkes, 2012) акцент сделан на возможных вариантах обеспечения трудовыми ресурсами проектов освоения экстремальных территорий. Отмечается, что создание постоянного населения не всегда является оптимальным с точки зрения сохранения здоровья людей. Поскольку может возникнуть риск развития у человека северного стресса или так называемого синдрома полярного напряжения, который впоследствии приводит к истощению резервных возможностей организма, а затем к возникновению патологических состояний. Поэтому при организации труда вахтовым методом важно больше внимания уделять мероприятиям, направленным на социальную адаптацию работников, а не на физиологическую.

Другим направлением научных исследований вахтового метода организации труда персонала выступает изучение и оценка оптимальных графиков работы и отдыха, продолжительности рабочих смен, чередования дневных и ночных выходов на работу на психофизиологическое состояние работников. Наиболее известные – работы К. Паркс, К. Альмондес, Х. Арайо, П. Кнауф [18–21] (Parkes, 2016; Almondes, Araújo, 2009; Knauth, 2007).

Изучению мобильности рабочей силы посвящены исследования Fiona Haslam McKenzie из университета Западной Австралии. На примере горнодобывающей промышленности Австралии она изучает методы, которые компании внедрили в организацию труда своего персонала, такие как fly-in/fly-out (FIFO) и drive-in/drive-out (DIDO) [22] (Caron Joanie, Asselin Hugo, Beaudoin Jean-Michel, 2019). С другой стороны, вопросы обеспечения кадрами горнодобывающих компаний Канады освещены в работе [23]. Результаты этого исследования по изучению отношения и поведения работодателей горнодобывающего сектора к рабочей силе коренных народов, а также на выявление мер по поощрению найма, интеграции и удержания работников из числа коренного населения показали, что важную роль в стимулировании работодателей к привлечению коренных этносов играет закрепление на законодательном уровне взаимодействий между ними.

Как видно из приведенного анализа, мало внимания уделяется изучению финансовых аспектов соотношения вахтового и местного персонала на отдаленных территориях.

Поэтому цель данного исследования заключается в определении доли доходов вахтенного персонала в общем объеме выплат на территории муниципальных образований ЯНАО, а также степени зависимости отдельных отраслей от вахтового метода.

Основным мотивом использования привлеченной рабочей силы является, прежде всего, возможность быстро реагировать на изменение ситуации в экономике, варьируя ее величину. Об этом свидетельствует ретроспективный анализ использования вахтового метода труда в Ямало-Ненецком автономном округе в разрезе отдельных муниципальных образований (табл. 1).

Как видно из таблицы, в советский период наблюдалась наименьшая численность работников, занятых вахтовым методом. Затем, в 2000-е годы количество привлеченного персонала заметно увеличилось (практически в полтора раза) и приблизилось к отметке в почти 100 тысяч человек. Вместе с тем произошли коренные изменения в территориальной структуре привлечения вахтовых рабочих. Так, в городах ЯНАО резко снизилось количество привлеченных работников (практически в 3 раза), зато в муниципальных районах Ямала оно значительно увеличилось (с 17 176 в 1989 г. до 79 353 человек в 2019 г.). Это можно объяснить тем, что в последние десятилетия промышленное освоение новых месторождений происходило в арктических широтах, где практически отсутствует инфраструктура для постоянного проживания населения. Как видно из таблицы, наиболее существенный прирост вахтовых рабочих произошел в Ямальском и Тазовском районах ЯНАО, которые расположены на крайнем севере Ямала.

Таблица 1

Динамика численности вахтового персонала Ямало-Ненецкого автономного, чел.

МО
Всего
Уд. вес вахтовиков, занятых
на межрегиональной вахте, %
1989 г.
2005 г.
2015 г.*
2019 г.
1989 г.
2005 г.
2015 г.
2019 г.
города
45986
16016
14842
17225
90,1
67,3
90,2
83,1
г. Надым
6454
172
752
1120
69,6
96,5
79,1
54,4
г. Новый Уренгой
16781
8280
9533
11271
84,8
67,3
91,3
86,7
г. Ноябрьск
21986
3651
561
6749
-
54,3
87,3
94,5
Муниципальные р-ны
17176
49229
67757
79353
79,2
78,5
77,8
81,2
Надымский
-
20681
15416
15242
-
78,8
78,6
79,1
Пуровский
13676
17028
23519
19770
77,5
78,9
71,5
72,7
Тазовский
-
8169
12430
13281
-
76,3
82,6
81,6
Ямальский МР
3500
1191
12370
25124
85,7
80,2
81,9
86,5
Всего
63162
65245
82599
96578
87,1
75,7
80,0
81,6
*3 кв.

Источник: составлено по данным Ямалстата.

Как видно из таблицы 2, основные сферы деятельности, привлекающие работников вахтовым методом, – это базовые (в основном добыча полезных ископаемых), а также строительная отрасль. В сфере добычи количество привлекаемых работников за 2010–2019 гг. по Ямало-Ненецкому автономному округу было достаточно стабильным и колебалось в коридоре 32–36 тыс. человек. В строительстве после достижения пика в 38 тыс. чел. (3 кв. 2018 г.) начался резкий спад занятых: 30,5 тыс. чел. (1 кв. 2019 г.), 21,6 тыс. чел. (1 кв. 2020 г.). За этот же период произошло значительное увеличение вахтового персонала в отраслях сферы обслуживания (абсолютная численность – в 2,6 раза, относительная – в 2 раза). К тому же сфера облуживания стала привлекать специалистов, работающих вахтовым методом, из-за пределов ЯНАО значительно чаще (с 14,5% в 2010 г. до 26,9% в 2019 г.)

Таблица 2

Численность работающих вахтовым методом по Ямало-Ненецкому автономному округу, чел.

Отрасль экономики
2010 г.
2012 г.
2014 г.
2016 г.
2017 г.
2018 г.
2019 г.
Всего
75487
90129
89125
89683
86019
100338
96578
в т.ч. из-за пределов ЯНАО, чел./%
58707
77,8
72107
80,0
71891
80,7
72447
80,8
63548
73,9
76365
76,4
72851
75,4
Базовые отрасли
32342
33546
36409
33209
31861
35654
35850
Уд. вес, %
42,8
37,2
40,9
37,0
37,0
35,5
37,1
Из-за пределов ЯНАО
22319
22755
26013
23638
20926
25023
25391
Уд. вес, %
38,0
31,6
36,2
32,6
26,9
32,8
30,3
Инфраструктурные
32249
44919
39343
42353
38363
43695
32785
Уд. вес, %
42,7
49,8
44,1
47,2
44,6
43,5
33,9
Из-за пределов ЯНАО
27882
40562
35370
38341
31243
36252
28023
Уд. вес, %
47,5
56,3
49,2
52,9
49,2
47,5
38,4
Сфера обслуживания
10896
11664
13373
14121
15795
20989
27943
Уд. вес, %
14,5
13,0
15,0
15,8
18,4
21,0
28,9
Из-за пределов ЯНАО
8506
8790
10508
10468
11379
15090
19437
Уд. вес, %
14,5
12,1
14,6
14,5
17,9
19,7
26,9
Примечание: в числителе – всего вахтовиков; в знаменателе – прибывшие из-за пределов ЯНАО (межрегиональная вахта).

Источник: рассчитано по данным Тюменьстата и Ямалстата.

Данные и методы

Исследование доли доходов персонала, занятого вахтовым методом, в экономике муниципального образования должно опираться на официальные статистические данные. В первую очередь мы используем данные отделения региональной статистики ЯНАО (Ямалстат) по численности работающих вахтовым методом на предприятиях и организациях Ямало-Ненецкого автономного округа. Данные таблицы представляются поквартально в разрезе как численности и фонда оплаты труда в целом по округу, так и в разрезе всех муниципальных образований. К тому же данные таблицы содержат информацию о фонде оплаты труда вахтовиков по основным видам экономической деятельности, детализированную по территориям Ямала. Дополнительно из данного источника можно определить территориальную привязку начисленной заработной платы, то есть к какому муниципальному образованию относится тот или иной работник, работающий вахтовым методом. Аналитическая ценность такой информации достаточно высока, поскольку позволяет проследить движение трудовых (финансовых) ресурсов между территориями ЯНАО.

В целях достижения цели исследования нами также была сформирована база данных по фонду оплаты труда муниципальных образований Ямало-Ненецкого автономного округа в разрезе видов экономической деятельности, источником выступила база данных муниципальных образований Федеральной службы государственной статистики. Такие данные предоставляются также в квартальном виде нарастающим итогом по всем муниципальным образованиям, и проведя нехитрые вычисления, мы сформировали базу данных в разрезе Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД 2). В силу ограниченности предоставляемой информации динамика интересующих нас показателей была представлена шестью кварталами полностью за 2019 год и первое полугодие 2020 г.

Поскольку одной из задач настоящего исследования выступает проверка гипотезы о разном влиянии труда вахтовиков на экономику муниципальных образований, различающихся по населенности и географическому расположению, нами была сделана выборка нескольких территорий для исследования. В настоящее время основными центрами притяжения вахтовиков являются освоенные и пионерные (новые) районы разработки нефтегазовых ресурсов Ямало-Ненецкого автономного округа. В этом отношении территорию ЯНАО можно подразделить на три крупных района: южная нефтегазодобывающая часть округа (городские округа Муравленко, Ноябрьск, и Губкинский); промышленные газодобывающие районы центра (городской округ Новый Уренгой, Надымский и Пуровский муниципальные районы) и новые арктические нефтегазодобывающие районы (Ямальский и Тазовский МР).

Поэтому в качестве объектов исследования нами были выбраны следующие муниципальные образования ЯНАО: г. Ноябрьск (как наиболее старый центр нефтедобычи Ямала, расположенный на юге региона); г. Новый Уренгой (является крупнейшим населенным пунктом округа и центром газодобычи); Ямальский район (центр нового освоения месторождений природного газа, где началась промышленная эксплуатация); и Тазовский муниципальный район (начальный этап разработки месторождений).

Методологически определение доли заработной платы работников, занятых вахтовым методом, было проведено по видам экономической деятельности. В данных ямальской статистики заработная плата вахтовиков раскрыта по отраслям лишь частично, остальная информация сгруппирована «по другим видам деятельности».

Совместив данные по сформированным базам данных Росстата (заработная плата всех работников муниципального образования) и Ямалстата (заработная плата рабочих, занятых вахтовым методом), мы обнаружили ряд особенностей.

Во-первых, по некоторым отраслям имеются некоторые несоответствия по начисленной заработной плате в разных базах данных. Так, например, в Ямальском муниципальном районе по добыче полезных ископаемых заработная плата вахтовиков регулярно превышает весь фонд оплаты труда этого вида деятельности по данному муниципальному образованию. Превышение небольшое, на 5–6%, однако и в деятельности в области информации и связи есть значительные расхождения, еще в большую сторону. Такие нестыковки в базах данных можно объяснить различными источниками формирования статистических данных, а также временными лагами при отчетности. В Росстат предоставляются данные о заработной плате работников по «чистым» видам деятельности, то есть без учета вспомогательных производств. А данные по работникам, находящимся в режиме вахтового метода, по всей видимости, передаются в оперативном режиме на основе общей специализации предприятий.

Во-вторых, некоторые данные имеют явно статистические ошибки, например, в один из периодов отчетность по заработной плате вахтовиков г. Нового Уренгоя увеличилась практически на порядок и по добыче полезных ископаемых превысила весь фонд заработной платы муниципального образования в несколько раз. В этих случаях были проведены необходимые корректировки с ориентиром на средние данные по другим кварталам.

В-третьих, по некоторым муниципальным образованиям ЯНАО данные по фонду заработной платы работающих вахтовым методом сильно меняются. Например, в том же Новом Уренгое доля заработной платы вахтовиков по добыче полезных ископаемых в 1 квартале 2020 г. увеличилась по сравнению с первым кварталом 2019 г. практически в 3 раза. Это достаточно сомнительно с точки зрения развития газодобывающего комплекса городского округа, значит, наблюдается некое смещение статистической информации на основе административного перемещения привязки вахтовиков к той или иной территории.

Несмотря на некоторые расхождения в статистических данных по заработной плате работников, занятых вахтовым методом, в целом ряды данных показывают достаточно достоверную картину привлечения работников. Тем более что задачей исследования является определение общих тенденций использования вахтового метода на разных территориях Ямала, и поэтому достоверность полученных соотношений не вызывает сомнений.

Результаты

Проведенные расчеты по определению доли заработных плат работников, занятых вахтовым методом в муниципальных образованиях Ямало-Ненецкого автономного округа, позволили выделить особенности использования вахтового метода в каждой территории. В Ямальском муниципальном районе структура начисленной заработной платы вахтовиков по отношению ко всему фонду оплаты труда представлена в таблице 3. Из нее видно, что практически все занятые в добыче полезных ископаемых на полуострове Ямале работают вахтовым методом. Значительное количество работников в строительстве также заняты на ротационной основе, однако их доля в заработной плате данного сектора резко упала к середине 2020 г. в сравнении с началом 2019 г. Особенностью статистики по деятельности в области информации и связи по Ямальскому району выступает постоянное превышение фонда оплаты труда работников, занятых вахтовым методом, по сравнению с общим фондом по району. Вероятно, данное расхождение можно объяснить несовершенством системы сбора информации в части оперативного учета. Аномально высокой выглядит доля вахтовиков, занятых в оптовой и розничной торговле, около 70%, как правило, данный вид деятельности используют «постоянную» рабочую силу.

В среднем по Ямальскому району ЯНАО фонд заработной платы вахтовиков составляет 78,2%, что свидетельствует о высокой зависимости экономики территории от вахтового метода привлечения рабочей силы. Если рассмотреть структуру привлеченных работников в зависимости от территории постоянного проживания, то из имеющихся данных видно, что основную часть работников в Ямальском районе составляют граждане РФ, проживающие вне ЯНАО. По состоянию на 2 квартал 2020 г. из 23 625 человек, работающих вахтовым методом, 17 564 работника приезжают из других регионов, 4767 – привлекаются из других районов ЯНАО, и лишь 3 136 человек проживают на территории Ямальского района. Учитывая эти данные, можно утверждать, что постоянно проживающее население полуострова Ямал формирует лишь 15–20% всего фонда оплаты труда.

Таблица 3

Доля заработной платы работников, занятых вахтовым методом, в общем фонде заработной платы Ямальского МР по видам экономической деятельности, в %

Виды деятельности
2019 год
2020 год
В среднем
I кв.
II кв.
III кв.
IV кв.
I кв.
II кв.
Добыча полезных ископаемых
106,8
105,4
89,9
98,3
99,0
103,5
100,4
Обрабатывающие производства
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
Обеспечение электрической энергией, газом и паром
61,6
77,0
64,3
58,7
57,8
50,5
60,6
Водоснабжение; водоотведение и пр.
н.д.
н.д.
н.д.
н.д.
н.д.
н.д.
н.д.
Строительство
99,8
87,0
77,0
75,7
35,6
32,3
69,5
Торговля оптовая и розничная
62,1
62,4
82,9
50,5
75,8
79,4
70,1
Транспортировка и хранение
15,3
14,2
13,1
26,8
21,9
16,0
17,8
Деятельность в области информации и связи
111,0
122,8
114,0
108,1
112,7
118,9
115,2
Деятельность профессиональная, научная и техническая
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
Прочие виды деятельности
104,0
66,0
91,0
88,6
68,1
97,2
85,8
Всего
95,2
78,8
77,8
80,5
63,8
73,9
78,2
Источник: рассчитано авторами по данным Росстата и Ямалстата.

Другое муниципальное образование пионерного освоения, Тазовский муниципальный район, хотя и расположен в похожих географических условиях, не настолько сильно зависим от вахтового метода. Судя по проведенным нами расчетам (табл. 4), наибольшее распространение вахтовый метод получил в сферах строительства и водоснабжения, где, таким образом, начислено около трех четвертей от всей заработной платы. Чуть менее половины фонда заработной платы начислено работникам, работающим вахтовым методом в сфере добычи полезных ископаемых и прочих видов деятельности, а торговля вообще не привлекала работников, занятых вахтовым методом.

В среднем на оплату труда вахтовиков в Тазовском МР было направлено порядка 45% всего фонда оплаты труда района, что значительно ниже, чем в Ямальском МР. Скорее всего, такие отличия сложились из-за сравнительно невысокого количества привлеченных работников на производственных объектах Тазовского района. Так, по данным за второй квартал 2020 г., в данном муниципальном образовании численность работников, привлекавшихся к работе вахтовым методом, составила 14 548 человек, из них не проживающих в ЯНАО – 11 411. Вторым фактором достаточно невысокой доли вахтового метода может выступать расположение района в относительной транспортной доступности к развитым центрам газодобычи, что снижает потребность в организации вахтового метода.

Таблица 4

Доля заработной платы работников, занятых вахтовым методом, в общем фонде заработной платы Тазовского МР по видам экономической деятельности, в %

Виды деятельности
2019 год
2020 год
В среднем
I кв.
II кв.
III кв.
IV кв.
I кв.
II кв.
Добыча полезных ископаемых
43,2
35,2
50,9
62,9
51,7
45,5
48,1
Обрабатывающие производства
1,1
0,9
2,2
2,6
15,4
19,6
7,3
Обеспечение электрической энергией, газом и паром
0,7
75,0
0,4
0,3
70,1
2,0
25,8
Водоснабжение; водоотведение и пр.
6,1
199,2
3,7
32,0
218,2
4,1
77,3
Строительство
98,8
92,6
98,4
69,2
65,4
59,6
76,3
Торговля оптовая и розничная
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
Транспортировка и хранение
42,3
38,0
42,4
19,9
35,3
34,9
35,4
Деятельность в области информации и связи
3,5
3,9
5,1
13,7
3,5
10,5
6,8
Деятельность профессиональная, научная и техническая
0,0
0,0
0,0
3,1
0,3
0,0
0,5
Прочие виды деятельности
39,0
62,5
42,7
45,2
42,5
31,1
43,8
Всего
43,0
47,9
47,9
47,2
46,5
38,5
44,8
Источник: рассчитано авторами по данным Росстата и Ямалстата.

Предприятия крупнейшего центра добычи природного газа Ямало-Ненецкого автономного округа, г. Нового Уренгоя, занимаются разработкой месторождений практически во всем Заполярье округа. Поэтому использование вахтового метода в данном муниципальном образовании достаточно широко распространено и в среднем занимает 39% от всего фонда оплаты труда города. В отраслевом разрезе (табл. 5) привлечение работников вахтовым методом распределено достаточно равномерно. Судя по полученным данным, наибольшая доля заработной платы вахтенного метода наблюдается в обрабатывающих производствах и водоснабжении. В то же время, как видно из таблицы, по данным видам деятельности имеются скачкообразные изменения рядов данных, что может свидетельствовать о неточностях в предоставляемой информации. В основных для этого региона отраслях (добыча полезных ископаемых и строительство) доля заработной платы вахтенных рабочих занимает около половины, что чуть выше среднего значения. Из более чем 20 000 человек, занятых вахтовым методом по г. Новому Уренгою, чуть менее четверти (4 588 человек) были жителями Ямало-Ненецкого автономного округа, наибольшее значение межрегиональной вахты принадлежит Пуровскому району. Таким образом, вахтовый метод работы для предприятий г. Нового Уренгоя служит как источником привлечения рабочей силы из-за пределов ЯНАО, так и способом организации труда для жителей города и близлежащих муниципальных районов.

Таблица 5

Доля заработной платы работников, занятых вахтовым методом, в общем фонде заработной платы г. Новый Уренгой по видам экономической деятельности, в %

Виды деятельности
2019 год
2020 год
В среднем
I кв.
II кв.
III кв.
IV кв.
I кв.
II кв.
Добыча полезных ископаемых
25,5
19,2
24,5
37,0
78,8
59,9
41,1
Обрабатывающие производства
115,2
104,1
102,3
3,6
25,3
14,8
62,6
Обеспечение электрической энергией, газом и паром
36,4
21,5
14,7
39,0
55,3
84,3
44,0
Водоснабжение; водоотведение и пр.
178,0
1,8
2,3
112,6
1,8
205,6
83,5
Строительство
54,4
53,9
65,1
35,0
50,6
51,2
51,2
Торговля оптовая и розничная
0,1
0,3
0,1
0,3
0,2
0,3
0,2
Транспортировка и хранение
19,4
25,7
13,1
19,3
16,4
24,3
20,0
Деятельность в области информации и связи
6,3
8,2
13,1
22,0
67,7
141,7
50,3
Деятельность профессиональная, научная и техническая
1,0
0,8
1,2
0,0
92,8
76,1
30,5
Прочие виды деятельности
39,1
46,6
35,9
4,4
43,3
65,1
39,1
Всего
31,3
28,7
27,8
23,7
56,5
59,2
39,0
Источник: рассчитано авторами по данным Росстата и Ямалстата.

Другим крупным центром разработки и эксплуатации месторождений углеводородов в ЯНАО является г. Ноябрьск, расположенный на юге автономного округа. Несмотря на сопоставимые данные по численности населения с г. Новый Уренгой, доля заработных плат работников, занятых вахтовым методом, в общем объеме заработной платы города достаточно низка и составляет, согласно нашим расчетам, всего 12,8% (табл. 6). Наибольшее значение наблюдается в сфере добычи полезных ископаемых (27,7%) и водоснабжении (19,1%). В остальных сферах деятельности доля вахтового метода либо незначительна, либо отсутствует вообще. Примечательно, что в строительстве, согласно Ямалстату, в г. Ноябрьске нет вахтового метода, это единственное исследуемое муниципальное образование, где сложилось такое положение. Стоит также отметить, что по данным статистики, во 2 квартале 2019 г. количество вахтовиков, занятых в хозяйственном комплексе города, составило лишь 3050 человек, из них проживающих за пределами автономного округа – 1712. То есть более 40% персонала, занятого вахтовым методом, – это жители округа, преимущественно из Пуровского района (844 человека) и, собственно, г. Ноябрьска (304 человека).

Таблица 6

Доля заработной платы работников, занятых вахтовым методом, в общем фонде заработной платы г. Ноябрьска по видам экономической деятельности, в %

Виды деятельности
2019 год
2020 год
В среднем
I кв.
II кв.
III кв.
IV кв.
I кв.
II кв.
Добыча полезных ископаемых
11,9
21,1
11,4
34,8
39,3
43,0
27,7
Обрабатывающие производства
0,0
0,0
0,0
19,4
0,0
12,5
5,8
Обеспечение электрической энергией, газом и паром
5,1
5,3
3,1
3,2
3,3
3,3
3,9
Водоснабжение; водоотведение и пр.
43,7
40,6
35,4
0,8
0,0
0,0
19,1
Строительство
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
Торговля оптовая и розничная
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
Транспортировка и хранение
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
Деятельность в области информации и связи
4,2
3,2
4,5
5,0
7,6
5,7
5,0
Деятельность профессиональная, научная и техническая
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
0,0
Прочие виды деятельности
13,1
7,7
12,8
8,4
8,9
7,9
9,8
Всего
9,0
9,6
8,7
15,3
16,5
16,4
12,8
Источник: рассчитано авторами по данным Росстата и Ямалстата.

Чтобы наглядно представить соотношение фонда заработных плат в целом по исследуемым муниципальным образованиям и доли работников, занятых вахтовым методом, в разрезе основных видов деятельности, нами подготовлен рисунок 1 на основе данных за 2 квартал 2020 г. Из него видно, что наибольший фонд заработной платы формируется в Новом Уренгое, в других муниципальных образованиях он колеблется около отметки в 10 млрд руб. В то же время величина выплат вахтовикам тоже максимальная в Новом Уренгое и составляет порядка 15 млрд руб. в квартал.

Структурно численность вахтового персонала и его удельный вес в среднегодовой численности занятых в пределах каждого из выделенных районов корреспондируется, прежде всего, с объемом и долей строительных работ и добычей полезных ископаемых. При этом следует отметить, что численность вахтовиков, работающих в Тазовском и Ямальском районах, в настоящее время превышает численность постоянного населения этих МР. Обращает на себя внимание низкая величина и доля вахтового персонала, занятого на внутримуниципальной вахте Ямальского МР (3,8–6,3%) в отличие от Тазовского (41,5–64,5%). Это обусловлено в первую очередь численностью и удельным весом коренных малочисленных народов Севера в постоянном населении, который в первом МР составляет 75%, во втором – около половины.

Рисунок 1. Структура фонда заработной платы муниципальных образований ЯНАО, всего и по видам деятельности работников, занятых вахтовым методом, 2 кв. 2020 г.

Источник: составлено авторами по данным Росстата и Ямалстата.

Если рассматривать динамику изменения показателей за исследуемый период, то самое существенное из них в количественном отношении в сравнении 1 квартала 2020 г. с предыдущими связано с сокращением вахтового персонала в Ямальском МР и увеличением его в Тазовским МР. Так, если в 4 квартале 2019 г. численность вахтовиков в первом МР составляла 25 тыс. чел., а во втором – 15,5 тыс. чел., то в 1 квартале 2020 г. –18,2 и 20,3 тыс. чел. соответственно. Это объясняется тем, что в Ямальском муниципальном районе основные строительные работы завершились, в частности создание завода по производству сжиженного природного газа «Ямал СПГ». В Тазовском, наоборот, строительные работы расширились в связи подготовкой пуска завода СПГ-2. Но объемы их были ниже, чем на Ямале, в связи с тем, что часть строительно-монтажных работ, в частности сборка заводских конструкций, будет осуществляться в Мурманской области.

Заключение

Проведенное исследование по вкладу работников, занятых вахтовым методом, в общий фонд оплаты труда нескольких муниципальных образований Ямало-Ненецкого автономного округа позволило сформировать ряд основополагающих выводов:

1. Гипотеза о зависимости использования вахтенного метода от суровых условий разработки месторождений и отдаленности от населенных пунктов подтверждена лишь частично.

2. При схожих климатических условиях и количестве местных трудовых ресурсов в Ямальском и Тазовском муниципальных районах имеется существенная разница по доле заработной платы работников, занятых вахтовым методом. Это обусловлено рядом факторов, наиболее значимыми, на наш взгляд, являются удаленность от основных центров освоения месторождений и интенсивность проведения работ на месторождениях.

3. Также при достаточно схожих параметрах городов Ноябрьск и Новый Уренгой разница в использовании вахтового метода очень значительна. Основной причиной такой дифференциации выступает ореол хозяйственного ведения муниципальных образований. Ноябрьск расположен среди относительно населенной местности и обслуживает ближайшие месторождения. Зона хозяйственного ведения г. Нового Уренгоя распространяется практически на весь Тазовский район и северную часть Пуровского, протянувшаяся на сотни километров.

4. Поэтому в сложившихся условиях промышленного освоения Ямало-Ненецкого автономного округа использование вахтового метода зависит от множества факторов и условий, определяющих необходимость использования трудовых ресурсов как на внутрирегиональной вахте, так и привлечения работников из других регионов страны.

5. В районах нового освоения, находящихся в труднодоступных территориях, использование вахтового метода неизбежно в силу как климатических, так и инфраструктурных особенностей освоения и эксплуатации месторождений. Построенная в советский период сеть населенных пунктов в ЯНАО позволяет использовать местные трудовые ресурсы в форме межрегиональной вахты.

В заключение отметим, что использование вахтового метода является одним из важных направлений привлечения высококвалифицированной рабочей силы для освоения малоосвоенных районов Арктики. В этой связи комбинирование различных видов вахтового метода (межрегиональной, внутрирегиональной, внутрирайонной), с одной стороны, позволит повысить эффективность разработки новых пространств, с другой – закрепить население в центрах добычи углеводородного сырья.

[1] Особенности регулирования труда лиц, работающих вахтовым методом. Трудовой кодекс РФ. Глава 47. Ст. 297.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1) Büscher, M., & Urry, J. (2009). Mobile Methods and the Empirical. European Journal of Social Theory, 12(1), 99–116. https://doi.org/10.1177/1368431008099642
2) Keith Storey & Mark Shrimpton (1988) “Fly-In” Mining and Northern Development Policy: The Impacts of Long-Distance Commuting in the Canadian Mining Sector, Impact Assessment, 6:2, 127-136, DOI: 10.1080/07349165.1988.9725640 3. Storey K. Fly-in/Fly-out: Implications for Community Sustainability. Sustainability. 2010; 2(5):1161-1181. https://doi.org/10.3390/su2051161
3) Агранат Г.А. Использование ресурсов и освоение территории зарубежного Севера. - М.: Наука, 1984. - 200 с.
4) Хайтун, А.Д. Экспедиционно-вахтовое строительство в Западной Сибири / А.Д. Хайтун. – Л.: Стройиздат, 1982 – 176 с.
5) Логинов В. Г., Игнатьева М. Н., Юрак В. В., Дроздова И. В. Вахтовый метод привлечения работников к освоению нефтегазовых ресурсов арктических территорий //Известия вузов. Горный журнал. – 2020. – №5. – С.66-79. DOI: 10.21440/0536-1028-2020-5-66-79
6) Логинов В.Г. Социально-экономическая оценка развития природно-ресурсных районов Севера. – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2007. – 311 с.
7) Силин А.Н. Межрегиональное использование человеческих ресурсов на Крайнем Севере // Социологические исследования. – 2011 – № 9 – С. 41-47.
8) Силин А.Н. Социологические аспекты вахтового труда на территориях севера Западной Сибири // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2015. № 4 (40). С. 109-123. DOI: 10.15838/esc/2015.4.40.7
9) .Борисов Д.В. Вахтовый метод как особая форма организации трудового процесса (на примере предприятий нефтегазовой промышленности): автореф. дисс. канд. эконом. наук, 2004. – 26 с. https://www.dissercat.com/content/vakhtovyi-metod-kak-osobaya-forma-organizatsii-trudovogo-protsessa-na-primere-predpriyatii-n (дата обращения 27.05.2020).
10) Belonozko, M.L. & Silin A.N. Russian North: change of social Situation. Middle-East Journal of Scientific Research 16 (2): 150-155, 2013 DOI: 10.5829/idosi.mejsr.2013.16.02.11888
11) Saxinger, G. (2014). Ich bin bereit – Die nächste Generation mobiler Fachkräfte in der russischen Erdgas – und Erdölindustrie / G. Saxinger, E. Öfner, E. Shakirova // Austrian Studies in Social Anthropology, 2, – Р. 1-24.
12) Silin, A.N. (2015) Long Distance Commuting in Oil and Gas Production Industry in the Northwestern Siberia: Sociological Analysis of Change. Mediterranean Journal of Social Sciences, 6(3), 199-206. DOI: 10.5901/mjss.2015.v6n3s5p199
13) Солонин Ю.Г., Бойко Е.Р. Медико-физиологические аспекты жизнедеятельности в Арктике// Арктика: экология и экономика. – 2015. - №1 (17). – С. 70-75
14) Адо А.Д. Опосредование биологического социальным в проблеме адаптации человека экстремальным условиям//Вестн. АМН СССР. — 1980 — № 4 — С. 57—63.
15) Хаснулин В. И. Введение в полярную медицину. — Новосибирск: СО РАМН, 1998 — 320 с.
16) Хаснулин В.И., Хаснулин П.В. Современные представления о механизмах формирования северного стресса у человека в высоких широтах // Экология человека. - 2012. - №1. - C. 3-11. doi: 10.33396/1728-0869-2012-1-3-11
17) Parkes K.R (2012) Shift schedules on North Sea oil/gas installations: A systematic review of their impact on performance, safety and health. Safety Science, 50, 1636-1651. DOI 10.1016/j.ssci.2012.01.010.
18) Parkes K.R. (2016) Age and work environment characteristics in relation to sleep: Additive, interactive and curvilinear effects. Applied Ergonomics, 54, 41 – 50. https://doi.org/10.1016/j.apergo.2015.11.009
19) Almondes K M., Araújo J.F. (2009) The impact of different shift work schedules on the levels of anxiety and stress in workers in a petrochemicals company. Estudos de Psicologia (Campinas), 26, 15-23. https://doi.org/10.1590/S0103-166X2009000100002
20) Knauth P. (2007) Extended work periods. Industrial Health, 45(1), 125 – 136. doi: 10.2486/indhealth.45.125.
21) Haslam McKenzie, Fiona. (2016). Long-Distance Commuting in Australia. DOI: 10.1007/978-981-10-2018-6_1.
22) Caron, Joanie & Asselin, Hugo & Beaudoin, Jean-Michel (2019) Attitudes and behaviors of mining sector employers towards the Indigenous workforce. Resources Policy, 61(C), 108-117. https://doi.org/10.1016/j.resourpol.2019.02.001
23) Storey K. Fly-in/Fly-out: Implications for Community Sustainability. Sustainability. 2010; 2(5):1161-1181. https://doi.org/10.3390/su2051161