Влияние онлайн-технологий на уровень концентрации на рынке образования: основные факторы

Тагаров Б.Ж.
Influence of online technologies on the level of concentration in the education market: main factors - View in English
Аннотация:
В данной статье рассматривается два сегмента рынка образования: традиционный рынок высшего образования и рынок онлайн-образования. Выделяются факторы, способствующие концентрации производства на обоих рынках. Отмечается, что даже в традиционном образовании цифровые технологии способствуют концентрации интеллектуальных ресурсов в «центре». Рынок онлайн-образования разделяется на рынок, основанный на образовательных цифровых платформах, и на рынок образовательного контента, производимый отдельными носителями знаний. Исследуется динамика индекса концентрации индекса Херфиндаля для рынка высшего образования и частично анализируется изменения доли крупнейших компаний на рынке онлайн-образования. Определяются «центробежные» факторы, ограничивающие централизацию в данной сфере.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Тагаров Б.Ж. Влияние онлайн-технологий на уровень концентрации на рынке образования: основные факторы // Креативная экономика. – 2020. – Том 14. – № 12. – С. 3731-3744. – doi: 10.18334/ce.14.12.111330

Tagarov, B.Zh. (2020) Influence of online technologies on the level of concentration in the education market: main factors. Kreativnaya ekonomika, 14(12), 3731-3744. doi: 10.18334/ce.14.12.111330 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Экономическая система, с точки зрения ее пространственной структуры, не является однородной. Согласно центр-периферийным теориям, в ней неизбежно образуются один или несколько центров, которые благодаря ряду преимуществ притягивают к себе ресурсы из менее развитых территорий. Данный процесс ограничивается центробежными силами, которые поддерживают существование и развитие последних.

Авторы подобных моделей, как правило, рассматривали закономерности концентрации материального производства и концентрации населения (например, [1] (Krugman, 1991)). В качестве причин стремления капитала и трудовых ресурсов в центр приводилось следующее: снижение транспортных издержек за счет близости к рынку сбыта и поставщикам, использование общих ресурсов, более глубокий уровень разделения труда и пр.

Современная экономика характеризуется ростом информационноемкости и наукоемкости товаров и услуг. То есть на первый план выходит производство знаний и информационных продуктов. В данной работе мы рассмотрим процессы концентрации в информационном производстве на примере образовательных услуг.

В связи с ускорением цифровизации образования в последние годы появилось довольно много работ, посвященных данному процессу и развитию онлайн-образования в России, как теоретического, так и эмпирического характера. К первым можно отнести научные работы таких ученых, как Т. Семенова, К. Вилкова, И. Щеглова [2] (Semenova, Vilkova, Shcheglova, 2018), Е. Кувшинова [3] (Kuvshinova, 2020), А. Тищенко [4] (Tishchenko, 2020), Н. Кузнецов [5] (Kuznetsov, 2019), Е. Устюжанина, С. Евстюков [6] (Ustyuzhanina, Evsyukov, 2018), О. Попова [7] (Popova, 2018), А. Самаруха, В. Самаруха [8] (Samarukha, Samarukha, 2020), Е. Китова [9] (Kitova, Troshkin, 2020) и др. Ко вторым принадлежат количественные исследования, проведенные Высшей школой экономики [10], компаниями «Интерфакс Академия» [11], «РБК» [12], «Нетология», TalentTech и EdMarket [13] и др.

Целью настоящей статьи является выявления факторов, обусловленных цифровизацией экономики и определяющих процессы концентрации образовательных услуг.

К элементам научной новизны работы можно отнести определение факторов концентрации информационного производства и получение аналитических данных о процессе концентрации в некоторых сегментах данного сектора экономики.

Центростремительные тенденции в высшем образовании

Для целей нашей работы все образовательные услуги можно разделить на две группы. В первую входят традиционные офлайн-услуги, предоставляемые, например, высшими учебными заведениями. Данный сегмент интересен для рассмотрения тем, что в отличие от учреждений среднего общего и среднего профессионального образования деятельность вузов не привязана жестко к местному рынку.

В текущем году в данном виде образования в связи с борьбой с пандемией COVID-19 произошел резкий переход на дистанционную форму обучения. В результате, несмотря на то, что после окончания пандемии образовательный процесс в вузах, скорее всего, вернется к прежнему формату, ожидается, что роль онлайн-технологий и ресурсов значительно вырастет. Эта тенденция наблюдается последние два десятилетия, но текущая ситуация дала ей дополнительный толчок. С точки зрения процессов концентрации образовательных услуг здесь важны три процесса.

Во-первых, это переход студентов и преподавателей с информационных ресурсов вуза (библиотечных ресурсов и баз данных) на центральные и одновременно переход с вузовских точек доступа к таким ресурсам – к личным. Традиционные библиотеки, читальные залы, компьютерные классы с доступом к электронным ресурсам вуза теряют свою актуальность. Их пользователь все больше предпочитает подключиться со своего компьютера или смартфона к цифровым библиотекам или базам данным, используя подписку, оплаченную вузом.

Во-вторых, неизбежна замена ряда учебных курсов, разрабатываемых и читаемых местными преподавателями, на учебные курсы ведущих учебных заведений или независимых цифровых платформ [1]. Действительно, с точки зрения экономической эффективности образовательной системы в целом стандартным дисциплинам, не требующим обязательного личного взаимодействия с преподавателем и основанным на передаче «явных знаний», предпочтительнее обучать в удаленной форме с использованием централизованных ресурсов. Тем самым может достигаться максимальная выгода от использования эффекта экономии от масштаба. Кроме того, современные технологии позволяют кастомизировать данные курсы. То есть для пользователя данной образовательной услуги обучение их «центра» практически не будет отличаться от получения знаний в местном университете.

В-третьих, у преподавателей местных учебных заведений теряется мотивация к методической работе, поскольку открывается практически бесплатный доступ к методическим материалам, лидерам их областей знаний, и потребность «изобретать велосипед» исчезает. Соответственно, студенты также будут переключаться на сторонние учебные пособия.

Результатом данных тенденций будет являться сокращение персонала, занятого в этих сферах в «периферийных» учебных заведениях, и перенос создания информационных ресурсов и части творческого труда в «центр». Это позволяет предположить, что даже в традиционном образовании, довольно жестко контролируемом государством, процессы централизации производства, особенно интеллектуального, будут усиливаться. В крайнем случае учебные заведения на местах могут превратиться в неких агрегаторов учебных курсов, производимых «центром», главной функцией которых будет контроль за их освоением и тьютерство.

Заметим, что в России помимо цифровизации образовательного процесса в вузах процессу его централизации способствует рост учебной миграции, вызванный экономическим неравенством между центральными и периферийными регионами, введением ЕГЭ и другими факторами.

Для количественного измерения динамики уровня концентрации в высшем образовании рассчитаем на основе данных о занятости в данной сфере в регионах России индекс Херфиндаля. В нашем случае он будет равен сумме квадратов долей каждого региона в общем объеме занятых в сфере высшего образования в стране.

Таблица 1

Динамика индекса Херфиндаля для высшего образования

Отрасль
2009
2011
2013
2015
2017
2019
Изменение 2019/2009
Высшее профессиональное образование
0,181
0,182
0,185
0,185
0,187
0,199
9,9%
Источник: рассчитано автором по данным ЕМИСС [14].

Из данных таблицы 1 видно, что за последние 11 лет значение индекса концентрации выросло почти на 10%. При рассмотрении количественных данных по отдельным регионам можно увидеть, что в первую очередь рост был обеспечен относительной концентрацией образовательной деятельности в Москве и Санкт-Петербурге. Если снижение численности занятых в Сибирском федеральном округе составило 43,5%, в Уральском федеральном округе – 42,9%, Дальневосточном федеральном округе – 51,2%, то снижение данного показателя в г. Москве составило 30%, а в Санкт-Петербурге – 30,9% [14].

Рассмотрим, как изменилось количество занятых в данной сфере в целом и по отдельным категориям работников.

Таблица 2

Численность работников вузов в России на начало учебного года, тыс. чел.

Категория работников
2010/
2011
2013/
2014
2014/
2015
2015/
2016
2016/
2017
2017/
2018
2018/
2019
Изменения
ВСЕГО
903,4
824
779,4
724,5
673,8
633,5
607,9
-33%
Руководящий персонал
26,5
27,2
26,6
24
28,2
28,6
29,1
10%
Профессорско-преподавательский состав
356,8
319,3
299,8
279,8
261
245,1
236,1
-34%
Учебно-вспомогательный персонал
163,4
141,8
130,5
121,8
110,6
101,4
95,4
-42%
Количество обучаемых
7049,8
6129,4
5209
4766,5
4399,5
4245,9
4161,7
-41%
Источник: составлено автором по данным ВШЭ [10] (Bondarenko, Borodina, Gokhberg et al., 2020).

Таблица показывает, что за указанный период произошло снижение как численности работников вузов, так и количества обучаемых. При этом при падении численности профессорско-преподавательского состава и учебно-вспомогательного персонала количество руководящего персонала выросло на 10%. Количество организаций, осуществляющих образовательную деятельность по программам бакалавриата, специалитета, магистратуры, за этот период снизилось с 1115 до 741 (на 33%) [10] (Bondarenko, Borodina, Gokhberg et al., 2020).

Из этой информации следует, что роста эффективности в высшем образовании в России в целом с точки зрения количественного измерения производительности труда не наблюдается, так как отношение количества преподавателей к количеству студентов увеличилось. Об этом же свидетельствует и рост числа руководителей. То есть информатизация образовательного процесса в вузах благодаря ряду причин пока не приводит к росту численности аудитории, которую способен взаимодействовать преподаватель. Следовательно, рост концентрации в данной сфере деятельности вызван скорее физической миграцией обучающихся и ростом спроса на образовательные услуги в «центре», нежели ростом дистанционного обучения.

Концентрация в онлайн-образовании

Если исключить выход в интернет высших учебных заведений, то онлайн-образование будет представлено двумя основным секторами. К первому относятся цифровые платформы, соединяющие продавцов и покупателей образовательных услуг. К таким услугам относятся всевозможные онлайн-курсы, начиная с дошкольного обучения и заканчивая дополнительным профессиональным образованием. Ко второму сектору можно отнести создателей образовательного контента, размещающих его на отдельных сайтах, в социальных сетях и видеохостингах. Все эти услуги объединяются тем, что они являются самодостаточным образовательным продуктом, доступ к которому не зависит от места проживания клиентов.

В начале 2020 года группа крупнейших отечественных EdTech-компаний провела исследование российского рынка онлайн-образования [13]. Согласно данному исследованию, по итогам 2019 года объем данного рынка составил 38,5 млрд рублей. Рост рынка за эти годы был равен 20%. По результатам исследования был спрогнозирован рост рынка до 60 млрд рублей к 2023 году. Из данных значений видно, что в настоящий момент рынок онлайн-образования в России находится в стадии начального роста и его объем равен лишь 1,2% от вклада в ВВП отрасли образования в целом (3159,5 млрд рублей по итогам 2019 года [15]), тогда как в мировой экономике эта доля равна 3% [13]. Эти данные соответствуют уровню развития цифровой экономики в нашей стране (согласно индексу цифровой экономики и общества I-DESI, Россия существенно отстает в этой сфере от развитых стран [16] (Samarukha, Krasnova, Dulesov, 2020)). Тем не менее темпы роста рынок показывает существенные, и определенные процессы концентрации в нем уже происходят.

В отличие от рынка услуг высшего образования статистика рынка онлайн-образования носит отрывочный и нерегулярный характер. Кроме того, значительную часть такого рынка можно отнести к теневой экономике. Поэтому оценить степень и тенденции концентрации здесь мы можем лишь приблизительно. В таблице 3 приведен список 15 крупнейших российских EdTech-компаний и изменение их выручки.

Таблица 3

Крупнейшие EdTech-компании России


Компания
Местонахождение
Выручка (млн руб.)
Прирост (2019/2018)
2018
2019
1
SkyEng
Москва
1100
1700
55%
2
Нетология-групп
Москва
780
1100
41%
3
Scillbox
Москва
540
1000
85%
4
Учи.ру
Москва
500
1000
100%
5
Like Центр
Москва
0
932
-
6
iSpring
Республика Марий Эл
627
840
34%
7
Maximum Edication
Москва
600
835
39%
8
Geekbrains
Москва
482
800
66%
9
Getcourse
Москва
420
740
76%
10
Актион-МЦФЭР
Москва
546
720
32%
11
Дневни.ру
Санкт-Петербург
312
550
76%
12
Инфоуров
Смоленская область
246
386
57%
13
InternetUrok.ru
Москва
175
290
66%
14
City Business School
Москва
207
270
30%
15
Контур. Школа
Москва
100
227
127%
Итого
6635
11390
72%
Источник: составлено автором на основе исследования РБК [12].

Данные об изменении выручки компаний, представленные в таблице 3, показывают, что в 2019 году темпы ее роста, как в сумме, так и у каждой фирмы, существенно превысили темпы роста рынка онлайн-образования в целом. Если последний в 2019 году вырос на 20% [13], то крупнейшие компании показали прирост выручки в 72%. По итогам 2018 года их доля составила 21,4%, а по итогам 2019 года – 29,5%. Эти данные говорят о повышение доли лидеров рынка и о наличии тенденции к концентрации в данной сфере.

Рассчитать индекс концентрации для рынка онлайн-образования в рамках данной работы не представляется возможным из-за отсутствия всей необходимой информации. Тем не менее данные об их рыночной доле позволяют нам сделать вывод об относительно низком уровне монополизации рынка. Хотя в отдельных сегментах рынка уровень концентрации является довольно существенным. Например, согласно исследованию [13], объем рынка изучения иностранных языков в режиме онлайн равен примерно 5,3 млрд рублей, тогда как объем выручки лидера рынка, компании SkyEng, в 2019 году был равен 1,7 млрд рублей, что составляет 32% от всего рынка [12].

Факторы, способствующие концентрации в онлайн-образовании

Данные факторы объясняют, во-первых, почему рынок сферы онлайн-образования стремится к концентрации как в экономическом плане (крупные компании активно растут), так и в пространственном (компании стремятся к расположению в «центре»), а во-вторых, почему компании из «центра» имеют конкурентные преимущества перед компаниями из «периферии», несмотря на нахождение в единой цифровой среде.

1. Экономия на масштабе на уровне фирмы. Положительный эффект экономии от масштаба проявляется в снижении издержек на единицу продукции при росте объема производства. Деятельность компаний сферы онлайн-образования заключается в производстве обучающего контента, передаче его покупателям и обеспечении работы цифровой платформы. Во всех данных аспектах информационного производства экономия на масштабе проявляется весьма существенно.

2. Высокий уровень асимметрии информации на рынке. Образовательные услуги относятся к экспериментальным, а зачастую и к доверительным товарам. В особенности это касается рынка онлайн-образования, на котором еще только формируются правила игры и деловая репутация игроков. В этой ситуации, характеризуемой высоким уровнем неопределенности, крупные компании, уже сформировавшие свои бренды, имеют огромное преимущество перед малоизвестными фирмами.

3. Доступ к интеллектуальным ресурсам. Важнейшим конкурентным преимуществом в информационном производстве является доступ к интеллектуальным ресурсам, сконцентрированным в «центре». В цифровую эпоху доступ к ним может быть осуществлен из любого региона, но поскольку в этом процессе большую роль играет неформальное взаимодействие и неявные знания, нахождение в «центре» позволяет сделать это более эффективно.

4. Доступ к капиталу. Венчурное финансирование связано с высоким уровнем риска и асимметрией информации. Поэтому для инвесторов очень важно непосредственное общение с предпринимателями и нахождение с ними в одной среде. Именно данный факт во многом определяет важность таких институциональных образований, как «Кремниевая долина» .

5. Высокий уровень конкуренции. Согласно М. Портеру, чем выше уровень конкуренции на рынке, тем выше эффективность компаний, на нем присутствующих. В результате компании из «центра», прошедшие более жесткий отбор, являются более конкурентоспособными, чем компании из «периферии».

Центробежные факторы онлайн-образования

Эти факторы делают возможным существование небольших и «периферийных» компаний, несмотря на явные преимущества лидеров.

1. Низкие барьеры входа на рынок. Здесь речь идет, прежде всего, не о создании цифровых образовательных платформ, требующих привлечения относительно большого объема инвестиций, а об отдельных носителях знаний, которые извлекают из них доход, размещая образовательный контент в социальных сетях или на standalone-сайтах. Вообще, появление такой возможности является одним из главных изменений в экономике, возникшем благодаря развитию интернета. Множество учителей, психологов, сантехников, поваров, юристов и прочих носителей знаний стали передавать их всем желающим и зарабатывать либо на рекламе, либо на платном доступе к контенту.

2. Наличие небольших сегментов рынка. Рынок онлайн-образования весьма дифференцирован и содержит в себе много узких ниш, специализация на которых не привлекает крупные компании, что дает шанс малому бизнесу.

3. Большая роль офлайн-взаимодействия. Несмотря на резкий рост эффективности передачи знаний с помощью цифровых платформ, общение «вживую» все еще является важным для многих потребителей образовательного контента. Кроме того, это дает местным продавцам, успешно зарекомендовавшим себя на традиционном рынке образования, передать свою накопленную репутацию своим онлайн-курсам.

4. Относительно низкая стоимость ресурсов. Человеческие ресурсы и стоимость бизнес-услуг в «периферии», как правило, являются более дешевыми, чем в «центре». Поэтому, во-первых, это побуждает компании из «центра» переносить туда часть своего производства и задействовать местные ресурсы удаленно, а во-вторых, дает преимущество периферийным продавцам в области ценовой конкуренции.

Заключение

Процессы концентрации производства усиливаются как на традиционном рынке образования, так и на стремительно развивающемся рынке онлайн-образования. Этому способствует переход студентов и преподавателей на информационные ресурсы центра и начинающаяся тенденция к замене некоторых учебных курсов на местах на их аналог, предоставляемый удаленно лидерами отрасли. На рынке онлайн-образования концентрация происходит благодаря экономии на масштабе, высокому уровню асимметрии информации на рынке, повышающему важность брендов, сосредоточению интеллектуальных ресурсов и венчурного капитала в «центре».

Это подтверждается и статистикой. Например, на рынке высшего образования рост индекса концентрации Херфиндаля, рассчитанного на основе численности занятости в данной сфере в регионах, за последние 11 лет составил 9,9%. На онлайн-рынке в 2019 году доля 15 крупнейших EdTech-компаний выросла с 21,4% до 29,5%.

Тем не менее процесс концентрации сдерживается так называемыми центробежными факторами, которые делают возможным существование небольших и «периферийных» компаний, несмотря на явные преимущества лидеров. К ним относятся: низкие барьеры входа на рынок онлайн-образования и информационных ресурсов, наличие множества узких сегментов рынка, все еще сохраняющаяся роль офлайн-взаимодействия в онлайн-образовании, а также относительно низкая стоимость ресурсов на «периферии».

[1] Примером такой платформы может служить проект Coursera, основанный профессорами информатики Стэнфордского университета. Данная платформа позволяет учебных заведениям публиковать и вести образовательные курсы по различным отраслям знаний и обеспечивает доступ к этим курсам с компьютеров и мобильных устройств.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Krugman P. Increasing returns and economic geography // Journal of Po-litical Economy. – 1991. – No 99. – p. 483-499.
2. Семенова Т. В., Вилкова К. А., Щеглова И. А. Рынок массовых открытых онлайн-курсов: перспективы для России // Вопросы образования. –2018. – № 2. – С. 173-197
3. Кувшинова Е. Е. Дистанционное обучение в условиях кризиса 2020 (на примере Финансового университета при Правительства РФ) // Современное педагогическое образование. – 2020. – №4. – С. 8-15.
4. Тищенко А. С. Влияние пандемии на экономику образования // Экономическое развитие России. – 2020. – Т. 27, № 5. – С. 90-97.
5. Кузнецов Н. В. Онлайн-образование: ключевые тренды и препятствия // E-Management. – 2019. – Т. 2, № 1. – С. 19-25.
6. Устюжанина Е. В., Евсюков С. Г. Цифровизация образовательной среды: возможности и угрозы // Вестник Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова. – 2018. – № 1 (97). – С. 3-12.
7. Попова О. И. Трансформация высшего образования в условиях цифровой экономики // Вопросы управления. – 2018. – № 5 (35). – С. 158-160.
8. Самаруха В. И., Самаруха А. В. Трансформация рынка образовательных услуг в Российской Федерации // Baikal Research Journal. – 2020. – Т. 11, № 2. – DOI: 10.17150/2411-6262.2020.11(2).5.
9. Китова Е. Б., Трошкин М. И. Учебная мотивация и влияние перехода на дистант глазами студентов вузов // Известия Байкальского государственного университета. – 2020. – Т. 30, № 3. – С. 341-350. – DOI: 10.17150/2500- 2759.2020.30(3).341-350.
10. Индикаторы образования: 2020 : статистический сборник / Н.В. Бондаренко, Д.Р. Бородина, Л.М. Гохберг и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М. : НИУ ВШЭ, 2020. – 496 с.
11. Коммерсант. Ученье – сайт [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4275439 (дата обращения: 07.12.2020).
12. РБК. Тренды образования: кто вошел в топ-10 крупнейших EdTech-компаний России [Электронный ресурс]. URL: https://trends.rbc.ru/trends/education/5f15a4cc9a794734e5a2469f (дата обращения: 07.12.2020).
13. EdMarket. Исследование рынка онлайн-образования 2020 [Электронный ресурс]. URL: https://research.edmarket.ru (дата обращения: 07.12.2020).
14. Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС) [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru (дата обращения: 07.12.2020).
15. Росстат. Национальные счета [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/accounts (дата обращения: 07.12.2020).
16. Самаруха В. И., Краснова Т. Г., Дулесов А. Н. Интеграция производственных систем на базе цифровой платформы // Известия Байкальского государственного университета. – 2020. – Т. 30, № 2. – С. 309-317. – DOI: 10.17150/2500- 2759.2020.30(2).309-317.