Актуализация потенциала системы государственного управления в рыночной экономике

Галицкий Ю.А., Женжебир В.Н.
Updating the potential of the public administration system in a market economy - View in English
Аннотация:
В условиях глобализации эффективной является инновационная экономика, под которой понимается способность ее субъектов производить новые продукты, востребованные рынком. Без эффективной системы госуправления невозможно создать условия для добросовестной конкуренции, стимулирующей субъектов рынка быть предельно восприимчивыми к инновациям, повышая тем самым спрос на НИОКР, эффективный менеджмент и креативный персонал. Без ускорения темпов модернизации невозможно увеличить долю своей продукции на мировом рынке высоких технологий. Перманентный ввод санкций ограничивает доступ наших компаний к передовым технологиям и финансовым ресурсам, поэтому для нас критически важно повышать эффективность системы госуправления. Для этого необходимо актуализировать потенциал системы госуправления, связанный с использованием преимуществ, заложенных в рыночном способе производства, к которым относятся добросовестная конкуренция, эффективные собственники и эффективный менеджмент. У нас, особенно в реальном секторе экономики, эти преимущества встречаются крайне редко, поэтому так медленно осуществляется технологическая модернизация, низкие темпы экономического роста и крайне неэффективная система госуправления.
В работе сформулирован новый подход к проблеме развития инновационной экономики. В его основе заложены принципы эффективности системы госуправления, актуализация которых позволит в полной мере раскрыть ее потенциал и эффективно влиять на темпы экономического роста, уровень жизни населения и социальную справедливость в обществе. Статья может быть интересна студентам, преподавателям и госчиновникам.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Галицкий Ю.А., Женжебир В.Н. Актуализация потенциала системы государственного управления в рыночной экономике // Креативная экономика. – 2020. – Том 14. – № 12. – С. 3143-3158. – doi: 10.18334/ce.14.12.111198

Galitskiy, Yu.A., & Zhenzhebir, V.N. (2020) Updating the potential of the public administration system in a market economy. Kreativnaya ekonomika, 14(12), 3143-3158. doi: 10.18334/ce.14.12.111198 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Актуальность. Ввод перманентных объективно ничем не обоснованных санкций, направленных странами Запада на ослабление России в экономическом, технологическом и военно-политическом отношении, требует от власти в кратчайшие сроки резко повысить эффективность системы государственного управления. Сделать это можно, создав необходимые условия для актуализации потенциала системы государственного управления, способного эффективно использовать преимущества рыночного способа производства [1, 3] (Alekseev, Galitsky, 2016).

С начала перехода к рыночной экономике прошло больше 30 лет, а конкурентоспособными на мировом рынке у нас по-прежнему остаются две отрасли: добыча природных ресурсов и производство оружия. Если систему управления экономикой оценивать по результатам инновационной деятельности, то она как была крайне неэффективной, так и осталась: показатель нашей доли на мировом рынке высоких технологий за прошедшие десятилетия практически не изменился и колеблется в диапазоне 0,3–0,4%. Отметим, что это ключевой показатель эффективности экономики в условиях глобализации.

Вместе с тем в плановой экономике достижений было несопоставимо больше, несмотря на преимущества рыночного способа производства, к которым относятся честная конкуренция, эффективные собственники и эффективный менеджмент. У нас этих преимуществ нет, потому что был нарушен закон эволюционного развития: за последние сто лет мы не прошли важнейшего этапа в развитии производственных отношений – этапа конкурентной борьбы, в результате которой появляется критическая масса эффективных собственников, менеджеров и других субъектов деятельности, заинтересованных и способных трансформировать власть в эффективную систему управления.

Научная новизна. Обоснованы и сформулированы основные принципы эффективной системы государственного управления. Если им следовать, то система управления будет постепенно трансформироваться, обретая новое качество, и начнет отвечать критериям эффективности. Только тогда она сможет в полной мере актуализировать свой потенциал и эффективно влиять на темпы экономического роста, уровень жизни населения и социальную справедливость в обществе.

Сформулированы необходимые условия для эффективного развития инновационной деятельности и дана их оценка в реальном секторе экономики. Ее развитие невозможно без доминирования честной конкуренции и создания эффективной системы государственного управления. Это взаимосвязанные процессы, в основе которых заложены принципы, определяющие эффективность системы управления [4, 7, 11, 17] (Dashkova, 2020, Gengebir, 2018, Kochurova, 2017, Yurevich, 2005).

Гипотеза. Развитие инновационной экономики невозможно без доминирования честной конкуренции и создания эффективной системы государственного управления. Это взаимосвязанные процессы, в основе которых заложены принципы, определяющие эффективность системы государственного управления.

Следует отметить, что темпы экономического роста во многом обусловлены готовностью системы государственного управления максимально использовать преимущества рыночного способа производства, связанные с доминированием честной конкуренции и эффективным менеджментом.

На протяжении последних ста лет в России дважды менялась парадигма социально-экономического развития, а система управления как была, так и остается крайне неэффективной. Только эффективная система государственного управления может создавать условия для добросовестной конкуренции, стимулирующей субъектов рынка быть предельно восприимчивыми к инновациям, повышая тем самым спрос на НИОКР, эффективный менеджмент и креативный персонал. В статье рассматриваются вопросы, связанные с актуализацией потенциала системы государственного управления, необходимой для достижения высоких темпов экономического роста и повышения уровня жизни населения.

Переход к рыночной модели экономики в России был закономерным следствием развития плановой экономики, которая проиграла ей в конкурентной борьбе. Для его осуществления власть использовала приватизацию как способ форсированного становления класса частных собственников, являющихся основой рыночного способа производства. Ее идеологи излишнюю поспешность и непродуманность объясняли возможностью реставрации социализма. Время показало, что это не так, более того, проведенная таким образом приватизация спровоцировала колоссальные социально-экономические потрясения, которые могли бы вернуть все на «круги своя».

В результате перехода к рыночной экономике мы получили:

- беспрецедентное снижение ВВП;

- катастрофическое обнищание народа;

- резкое повышение смертности и снижение рождаемости;

- падение нравов и организованную преступность;

- неэффективных собственников;

- крайне неэффективную систему управления;

- коррумпированную власть;

- резкое увеличение расходов на содержание госаппарата;

- полную деградацию высокотехнологичных отраслей экономики;

- резкое снижение расходов на науку, образование и медицину;

- невосполнимую утечку умов и отток капитала;

- критическую зависимость от западных технологий;

- значительную утрату национального суверенитета [3, с. 44] (Galitskiy, 2015, р. 44).

Это качественная оценка социально-экономического положения страны в переходный период. Количественные показатели хорошо известны, их можно найти в статистических справочниках. Положение оценивается как катастрофическое абсолютным большинством, потому что по-другому объективно оценить его просто невозможно. Ответственность за это несут власть и крупный бизнес, так как созданные ими стартовые условия оказались крайне неблагоприятными для развития рыночной экономики, более того, эти условия существенно не улучшились до сих пор.

Стратегия перехода к рыночной модели у нас оказалась крайне неэффективной, так как для тех, кто принимал решения, приоритетом было личное обогащение, поэтому для них стратегическим приоритетом была конвертация власти в собственность [8, с. 408] (Ivashkovskiy, 2019, р. 408).

Реальный сектор экономики пострадал больше всего и до сих пор не восстановился, отрасли с высокой добавочной стоимостью или перестали существовать, или деградировали. Причины разные: снятие ограничений на импортную продукцию, превосходящую по соотношению цены/качества отечественную, и как следствие, банкротство предприятий, нелегитимная приватизация, запредельный уровень коррупции и некомпетентности во властных структурах и многое другое. В высокотехнологичных отраслях риски существенно выше, так как они требуют больших инвестиций и длительного срока окупаемости, а спрос на их продукцию менее предсказуем, чем в других отраслях. При этом владельцы крупных компаний, не уверенные в легитимности своей собственности, не только не вкладывают необходимые ресурсы в их развитие, но продолжают выводить капиталы в офшоры, обрекая производство на дальнейшую деградацию.

Олигархи получили от власти все и сразу, поэтому у них не было заинтересованности в развитии экономики, но если бы и была, то они все равно бы ничего не смогли сделать, так как не обладали для этого необходимыми качествами. Именно в этом состоит принципиальное отличие первоначального накопления капитала у нас и на Западе. Там изначально не было приватизации, поэтому чтобы стать крупным предпринимателем, нужно было иметь кроме финансовых ресурсов соответствующие личные качества и компетенции, без которых невозможно успешно развиваться на протяжении длительного периода в условиях жесткой конкуренции [9, с. 213] (Kaznachevskaya, 2020, р. 213).

В процессе становления рыночной экономики мы получили коррумпированную власть, зависимый от нее крупный бизнес, в принципе не способный и не заинтересованный в развитии экономики, и еще менее эффективную систему управления, чем была раньше. Вместе с тем в плановой экономике достижений было несопоставимо больше, несмотря на преимущества рыночного способа производства, к которым относятся честная конкуренция, эффективные собственники и эффективный менеджмент. У нас этих преимуществ нет, потому что был нарушен закон эволюционного развития, причем нарушен дважды. В начале прошлого века капиталистическая формация была разрушена революцией и гражданской войной в самом начале своего становления, и всю частную собственность большевики национализировали одномоментно, а в конце прошлого века в результате перестройки и контрреволюции одним росчерком пера «либеральная» власть и аффилированные с ней структуры приватизировали самые крупные и прибыльные предприятия. Из этого следует, что за последние сто лет мы не прошли важнейшего этапа в развитии производственных отношений – этапа конкурентной борьбы, в результате которой появляется критическая масса эффективных собственников, менеджеров и других субъектов деятельности, заинтересованных и способных трансформировать власть в эффективную систему управления. Основу последней составляет некоррумпированное большинство представителей высших органов власти, необходимое для успешной борьбы с коррупцией во всех ее проявлениях, что дает возможность системе сохранять инвариантность и устойчивость в процессе развития и ставить надежные фильтры для коррумпированных элементов, стремящихся в нее проникнуть и разрушить ее идентичность. Следует отметить, что темпы экономического роста во многом обусловлены готовностью системы управления эффективно использовать преимущества рыночного способа производства [4, с. 276] (Dashkova, Tkachenko, 2020, р. 276).

Развитие инновационной экономики невозможно без доминирования честной конкуренции и создания эффективной системы государственного управления. Это взаимосвязанные процессы, в основе которых заложены принципы, определяющие эффективность системы государственного управления.

Основные принципы эффективной системы государственного управления:

- честная и свободная конкуренция во всех сферах деятельности;

- справедливое распределение доходов бюджета;

- равенство всех перед законом;

- разделение властей;

- честные и свободные выборы;

- независимые от власти СМИ;

- персональная ответственность и сменяемость руководителей;

- объективные критерии отбора в органы исполнительной власти.

У нас эти принципы не соблюдаются на протяжении десятилетий, поэтому невозможно создать эффективную систему государственного управления. В реальном секторе экономики добросовестная конкуренция встречается крайне редко, поэтому так трудно объективно оценить уровень эффективности собственников или менеджмента. С помощью различных тестов определить это сложно, если вообще возможно. Кроме того, топ-менеджмент в них не участвует, так как назначается по принципу личной преданности, клановости или кумовства. У нас считается нормой, когда чиновники самого высокого уровня продвигают своих родственников или друзей на руководящие должности со сверхдоходами в государственные или частные структуры, работающие по госконтрактам. Формально это не коррупция, а по сути – ее латентная форма, наносящая невосполнимый ущерб эффективному развитию экономики и принципам социальной справедливости. Де-факто у нас нет разделения властей, и исполнительная власть реально ничем не ограничена, поэтому принимает решения, прежде всего, исходя из собственных интересов и интересов аффилированного с ней крупного капитала [7, с. 122] (Zhenzhebir, Rukina et al., 2018, р. 122).

Только страх потерять все в результате социального взрыва может заставить власть снизить уровень запредельной коррупции, несправедливости и некомпетентности в системе государственного управления, а может и не заставить, как это уже было у нас в начале прошлого века. Чем это закончилось, хорошо известно.

Точно спрогнозировать время социального взрыва невозможно, но его предпосылки хорошо известны. Это крайне низкий уровень жизни населения, запредельный уровень коррупции и социального неравенства, незаинтересованность и неспособность власти эффективно решать эти проблемы на протяжении десятилетий. Отметим при этом, что без вовлеченности широких слоев населения в общественно политические процессы невозможно добиться реального повышения уровня жизни за счет справедливого перераспределения доходов здесь и сейчас, а не в отдаленной перспективе. В сущности, это и есть одна из основных целей демократии: через честные выборы, свободу слова, митингов и демонстраций добиваться справедливого с позиции большинства граждан распределения доходов между различными социальными группами и регионами. Ее реализация невозможна без фактического разделения властей, обеспечивающего систему сдержек и противовесов в отстаивании личных и групповых интересов и интересов страны в целом. Сделать это могут только политические партии или движения, находящиеся в оппозиции к власти и имеющие достаточно широкую электоральную поддержку. Свобода слова, честные выборы и т.п. являются инструментами демократии, а движение к социальной справедливости, прежде всего в распределении бюджетных средств, – одна из ее основных целей. Причем цель эта имеет четкие количественные параметры, а мониторинг расслоения в обществе показывает реальную траекторию движения в направлении социальной справедливости. Мы уже не одно десятилетие движемся в противоположном направлении [16, с. 67] (Filatov, Galitskiy, Dolgova, 2017, р. 67).

Равенство людей невозможно в принципе, ибо оно противоречит законам природы, общества и психологии человека. Речь идет о справедливом распределении доходов среди различных социальных групп и регионов. В первую очередь это относится к сверхдоходам высших чиновников и топ-менеджеров госкорпораций. Официальные доходы в крупнейших госмонополиях составляют более 500 млн руб. в год в среднем на каждого члена совета директоров, что в тысячи раз выше средней заработной платы в стране. И это происходит в России, где в 2019 году медианная заработная плата составляла 34,3 тыс. руб. в месяц [15]. Ни в одной экономически развитой стране топ-менеджеры госкомпаний не получают вознаграждение в десятки миллионов долларов в год – их доходы в десятки раз меньше. Как это у нас стало возможным и к чему такая запредельная социальная несправедливость может привести? В Конституции записано, что Россия – социальное государство, по факту она им может стать только при эффективной экономике и справедливом распределении доходов, под которым понимается уровень их обоснованности в восприятии большинства граждан.

Региональный разрыв в оплате труда работников, занимающих одни и те же позиции, у нас так же, как и расслоение между социальными группами, абсолютно неприемлем. Например, средняя заработная плата учителей в Москве составила в 2019 году 86 тыс. руб. в месяц, а в Ивановской области – 14 тыс. руб. [12, с. 95] (Mitroshin, Shipov, 2020, р. 95). На территории одного государства таких различий по одним и тем же позициям не должно быть в принципе. Это недопустимый уровень социального расслоения в обществе и одна из острейших социально-экономических проблем, которую власть не может решить на протяжении десятилетий. За норму социального расслоения можно принять соотношение доходов высших чиновников к средней заработной плате в таких странах, как Германия, Голландия или Швеция, и на законодательном уровне ее закрепить. В рыночном секторе экономики развитых социально ориентированных стран расслоение регулируется не менее чем 50% налогом на сверхдоходы, у нас богатые платят на порядок меньше! О какой справедливости и социальном государстве здесь можно говорить?

Если система управления строится на таких принципах, то она не может в полной мере актуализировать свой потенциал и эффективно влиять на темпы экономического роста, уровень жизни населения и социальную справедливость. Инвариантность этих принципов предопределила провальность всех реформ, проводимых в нашей стране за весь постсоветский период.

Добиваться высоких и устойчивых темпов роста экономики – ключевая задача любой власти. Без добросовестной конкуренции, снижения доли госмонополий и справедливого распределения доходов сделать это невозможно. На протяжении многих лет мы движемся в другую сторону: доля госмонополий в ВВП растет, добросовестная конкуренция, особенно в реальном секторе экономики, встречается крайне редко, а социальное расслоение в обществе только увеличивается [14, с. 69] (Novitskiy, Shestov, 2015, р. 69).

Эффективное управление государством строится на приведенных выше принципах. Если им следовать, то система будет постепенно трансформироваться, обретая новое качество, и начнет отвечать критериям эффективности.

Честная или добросовестная конкуренция является внешним фактором, максимально стимулирующим эффективность деятельности, так как внутренней мотивации при всей ее значимости недостаточно. «Рука рынка», как обещал Гайдар, ничего не изменила и не расставила по своим местам, потому что это невозможно в принципе. У нас по-прежнему доминируют госмонополии, сдерживающие развитие конкуренции, без которой невозможно в полной мере реализовать инновационный потенциал любого субъекта деятельности и добиться лучших результатов. Именно поэтому талантливые и активные люди, мотивированные на самореализацию, продолжают уезжать из страны, и мы теряем невосполнимый интеллектуальный ресурс, без которого невозможно создать экономику знаний и конкурировать на мировом рынке высоких технологий. При этом только государство может создавать благоприятные условия для развития добросовестной конкуренции, если в этом заинтересовано. Наше государство по факту такой заинтересованности не проявляет.

Основные принципы добросовестной конкуренции:

- равный доступ всех субъектов рынка к финансовым и прочим ресурсам;

- отбор поставщиков по лучшему соотношению цены/качества продукции;

- льготное налогообложение предприятий МСБ;

- гарантированная доля госзаказа для предприятий МСБ;

- запрет на участие чиновников в бизнесе.

Свободная конкуренция гарантирует открытый доступ к конкурсам, аукционам и торгам всем участникам, заявки которых отвечают требованиям конкурсной документации. При этом требования должны быть изложены простым и понятным языком, не допускающим различных толкований, из-за которых заявку могут снять с конкурса. Только эффективная система государственного управления может создавать условия для добросовестной конкуренции, стимулирующей субъектов рынка быть предельно восприимчивыми к инновациям, повышая тем самым спрос на НИОКР, эффективный менеджмент и креативный персонал [13, с. 240] (Mumladze, 2019, р. 240).

В условиях глобализации эффективной является инновационная экономика, под которой понимается способность ее субъектов создавать новые продукты, востребованные рынком. Развитые страны обладает такой способностью, поэтому завоевали мировой рынок высоких технологий (доля США составляет почти треть этого рынка). Удается им это во многом за счет благоприятного инвестиционного климата, передовых позиций в науке и технологиях, эффективных систем управления и образования, развитой инфраструктуры и относительно высокого уровня жизни, которые привлекают туда наиболее креативных, предприимчивых и образованных людей со всего мира на протяжении многих десятилетий. Именно эти качества оказывают определяющее воздействие на конкурентные преимущества в процессе разработки и внедрения нового продукта и обеспечивают устойчивый рост доли США на мировом рынке высоких технологий [11, с. 420] (Kochurova, 2017, р. 420).

На инновационную деятельность большое влияние оказывают факторы внешней среды, отвечающие за создание необходимых условий для роста продукции отечественных компаний на внутреннем и мировом рынках высоких технологий. Политика государства – фактор внешней среды, играет особую роль в решении таких задач, как доступность образования и повышение его качества, развитие фундаментальной и прикладной науки, создание необходимых условий для честной конкуренции, благоприятного инвестиционного климата, снижения уровня коррупции и т.д. Без их решения невозможна технологическая модернизация и увеличение нашей доли на мировом рынке высоких технологий. При неэффективной системе государственного управления указанные проблемы десятилетиями не решаются должным образом, поэтому успешные компании появляются у нас крайне редко, когда складываются исключительно благоприятные для них внутренние условия, во многом они связаны с использованием эффективной модели корпоративного управления, на основе которой корректируются управленческие решения, повышающие устойчивость и восприимчивость корпоративной системы к внешним вызовам. Но основными внутренними факторами успеха являются стержневые компетенции и инновационная активность персонала, обеспечивающие реализацию стратегических целей компании и ее устойчивое развитие. Особую роль здесь играет авторитет руководителя, который при неблагоприятных внешних факторах должен пользоваться надежной поддержкой в структурах власти [10, с. 42] (Kobiashvili, Osinskaya, Fadeev, 2015, р. 42).

Если экономика определяет уровень и качество жизни, то политика – приоритеты научно-технического и социально-экономического развития, влияющие на структуру экономики, темпы ее роста и систему ценностей. Созидательной функцией обладают экономические субъекты, политические – регулирующей, связанной с институциональной средой, стимулирующей эффективность и устойчивость экономического роста. Существует прямая зависимость между инновационным потенциалом и рентабельностью: компании, готовые первыми предложить рынку новый востребованный продукт, имеют максимально высокий уровень рентабельности. В развитых странах стандарты потребления во многом обусловлены их доминированием на мировом рынке высоких технологий, открывающим новые возможности для увеличения расходов в человеческий капитал [6, с. 89] (Zhenzhebir, 2016, р. 89).

Результаты инновационной деятельности в значительной мере обусловлены уровнем эффективности управления, развитием науки и образования, доминирующим технологическим укладом и качеством инфраструктуры.

Условия развития инновационной экономики:

- доминирование честной и свободной конкуренции;

- доступная и качественная система образования;

- передовые технологии и наука;

- квалифицированный и мотивированный персонал;

- благоприятный инвестиционный климат;

- развитая инфраструктура;

- государственно-частное партнерство;

- преференции для технологических стартапов;

- высокая эффективность результатов НИР [2, с. 128] (Bragin, Pankina, Nikishin, 2018, р. 128).

Такие условия способна обеспечить только эффективная система государственного управления. Без ускорения темпов модернизации государство не может увеличить свою долю на мировом рынке высоких технологий. Успех технологической модернизации определяется, прежде всего, инновационным потенциалом субъектов рынка, восприимчивостью реального сектора экономики к нововведениям и эффективностью системы государственного управления [1, с. 310] (Alekseev, Galitskiy et al., 2016, р. 310).

Порядковый разрыв в финансировании НИОКР по сравнению с развитыми странами существует у нас в корпоративной науке, играющей ключевую роль в технологической модернизации. В отсутствие сильной конкуренции в реальном секторе экономики прикладная наука не может быть востребована, поэтому государство должно ее финансировать для поддержания необходимого уровня стержневых компетенций в инновационной сфере. По мере усиления конкуренции ее востребованность начнет возрастать, и корпорации будут вынуждены увеличивать свои бюджеты на НИОКР. Только тогда государство может сокращать финансирование прикладных исследований. Что происходит у нас? Бюджеты корпораций на науку крайне низкие. В этих условиях государство должно становиться драйвером технологической модернизации и увеличивать расходы на прикладные исследования, вместо этого оно их резко сокращает, практически полностью прекратив финансирование отраслевых НИИ [17, с. 224] (Yurevich, 2005, р. 224).

В рамках существующей системы управления чиновники не заинтересованы в развитии науки, так как эффект от внедрения ее результатов невозможно прогнозировать с высокой степенью вероятности, и наступает он в долгосрочной перспективе далеко не всегда. Это одна из причин «нелюбви» власти к науке и экономии на ней, другая – связана с особенностями объекта управления, обладающего фундаментальными знаниями, системным и критическим мышлением. Наши чиновники не владеют компетенциями, необходимыми для адекватной оценки инновационных проектов и ожидаемых результатов НИР, поэтому не могут эффективно управлять таким сложным объектом. На этой почве у них развивается когнитивный диссонанс, который компенсируется хроническим недофинансированием науки, связанным, прежде всего, с чрезмерно завышенными расходами на содержание госаппарата и коррупцией. Обеспечить необходимый уровень финансирования науки при такой системе государственного управления невозможно в принципе, что подтверждается фактическими расходами на науку на протяжении всего постсоветского периода и ее результатами [5, с. 33] (Dorofeev, Filatov, 2010, р. 33).

Несмотря на то, что финансирование фундаментальной науки кратно возросло за последнее десятилетие, ее база в 90-х годах была настолько низкой, что расходы на НИР у нас по-прежнему в разы меньше, чем в экономически развитых странах. Следует добавить, что в отсутствие сильной конкуренции у бизнеса тоже нет мотивации финансировать НИОКР на должном уровне. Поэтому расходы на одного исследователя у нас на порядок ниже чем, например, в США или КНР. Кроме того, реформа системы управления наукой и образованием, по экспертным оценкам, проведена у нас крайне неудачно, что негативно отразилось на результатах НИР и качестве подготовки студентов.

В науке, особенно фундаментальной, далеко не все решают деньги: одаренность, мотивация и востребованность играют чрезвычайно важную роль, но порядковые различия в объеме финансирования НИР с основными конкурентами абсолютно недопустимы. Поэтому высококвалифицированные специалисты продолжают уезжать из России, где научно-техническая сфера по факту не является престижной и востребованной. Во многом благодаря нашим соотечественникам в США добились такой концентрации талантливых, хорошо подготовленных и мотивированных на достижение высших результатов научных работников, без которых невозможно занять лидирующие позиции на рынке высоких технологий. Там создана уникальная творческая атмосфера, максимально стимулирующая развитие инновационного потенциала, необходимого для достижения лучших результатов в мире. Именно это привлекает туда одаренных и амбициозных людей со всего мира, а не только деньги. Если положение в ближайшее время кардинально не изменится, то наше отставание от конкурентов в разработке новых технологий будет необратимым. При этом модернизацию реального сектора приходится осуществлять в условиях нарастающих санкций, резко ограничивающих доступ наших компаний к передовым технологиям и финансовым ресурсам Запада, поэтому для нас критически важно создать эффективную систему государственного управления. Это является сверхзадачей, которую Россия не может решить уже более 100 лет.

Заключение

Обоснованы и сформулированы основные принципы эффективной системы государственного управления. Если им следовать, то система управления будет постепенно трансформироваться, обретая новое качество, и начнет отвечать критериям эффективности. Только тогда она сможет в полной мере актуализировать свой потенциал и эффективно влиять на темпы экономического роста, уровень жизни населения и социальную справедливость в обществе.

Сформулированы необходимые условия для эффективного развития инновационной деятельности и дана их оценка в реальном секторе экономики. Ее развитие невозможно без доминирования честной конкуренции и создания эффективной системы государственного управления. Это взаимосвязанные процессы, в основе которых заложены принципы, определяющие эффективность системы управления.

Технологическая модернизация проводится в условиях санкций, поэтому для нас критически важно создать эффективную систему государственного управления. Это сверхзадача, которую Россия не может решить уже более 100 лет.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Алексеев А.Е., Галицкий Ю.А. Методология ценообразования инновационных проектов и научно-исследовательских работ, выполняемых по госзаказу органов исполнительной власти. Коллективная монография / Москва, 2016. С.355
2. Брагин Л.А., Панкина Т.В., Никишин А.Ф. Конкурентоспособность организаций малого бизнеса в сфере торговли // Российское предпринимательство. 2018. Т. 19. № 11. С. 128
3. Галицкий Ю.А. Эффективность НИР, выполняемых по заказу органов исполнительной власти. «Энергия: экономика, техника, экология» М.: Наука, РАН 2015 № 8. С.44.
4. Дашкова И.А., Ткаченко И.В. Менеджмент. Методы принятия управленческих решений. М.: Юрайт. 2020. С. 276.
5. Дорофеев А.Ю., Филатов В.В. Анализ проблем, возникающих при формализации бизнес-процессов и автоматизации менеджмента организации. Современные гуманитарные исследования. 2010. №3 (34). С. 33.
6. Женжебир В.Н. Исследование проблем современного машиностроения.
Наука и инновации. 2016. № 43. С. 89.
7. Женжебир В.Н., Рукина И.М. Экономическая конвергенция и технологическое предвидение. Микроэкономика. 2018. № 2. С. 122.
8. Ивашковский С.Н. Экономика для менеджеров. Микро – и макроуровень. М.: Дело. 2019. С. 408.
9. Казначевская Г.Б. Основы экономической теории. М.: Феникс. 2020. С. 213.
10. Кобиашвили Н.А., Осинская Т.В., Фадеев А.С. Повышение эффективности системы качества предприятия на основе оптимизации функциональной подсистемы. Интернет-журнал Науковедение. 2015. Т. 7. № 3 (28). С. 42.
11. Кочурова Т.Б. Стратегия управления инновационными процессами. М.: РГГУ. 2017. С. 420.
12. Митрошин А.А., Шипов Ю.А. Методы оценки качества жизни населения и социально-экономической дифференциации территорий. М.: ИНФРА – М. 2020. С. 95.
13. Мумладзе Р. Г. Инновационный менеджмент: теория и практика. М.: Русайнс. 2019. С. 240.
14. Новицкий И.Ю., Шестов А.В. Энергетическая безопасность как фактор международного развития. Интернет-журнал Науковедение. 2015. Т. 7 № 6 (31). С. 69.
15. Статистический бюллетень Росстата за 2019.
16. Филатов В.В., Галицкий Ю.А., Долгова В.Н. Справочник. «Менеджмент традиционные и современные модели» М.: ИНФРА-М, 2017, С. 67.
17. Юревич А.В. Науковедение и новые тенденции в развитии российской науке «Расслоение российского научного сообщества» М.: МИОН, 2005. С. 224.