Переход современных развитых и развивающихся стран к киберэкономике в процессе цифровой модернизации: предпосылки и тенденции

Ештокин С.В.
The transition of modern developed and developing countries to the cyber economy in the process of digital modernization: preconditions and trends - View in English
Аннотация:
В данной статье рассматриваются предпосылки перехода стран мира к цифровой модернизации, представлена характеристика этапов перехода к цифровой экономике в рамках Четвертой промышленной революции с середины XVIII в. по настоящее время. Целью данной статьи является исследование предпосылок и тенденций перехода современных развитых и развивающихся стран к киберэкономике в процессе цифровой модернизации. Предметом исследования являются тенденции и проблемы перехода развитых и развивающихся стран к киберэкономике в процессе цифровой модернизации.
Результаты. Определены принципы проектирования, лежащих в основе Индустрии 4.0, в том числе, взаимосвязь, информационная прозрачность, техническая помощь и децентрализованные решения. Установлено, что проблемами развития цифровой экономики в развивающихся странах является низкий уровень проникновения сети Интернет. Показаны преимущества внедрения цифровизации для различных отраслей экономики, а также обозначены риски и угрозы цифровизации. В частности, на примере Китая показана опасность внедрения цифровой диктатуры для общества, негативными последствиями которой могут стать массовая безработица и социальная напряженность.
Выводы. Цифровая экономика является драйвером производительности труда и основой социально-экономического развитие мировой экономической системы. С ростом технического прогресса, изобретений и инновационных идей основное внимание было смещено в сторону усиления промышленной революции 4.0, и эта революция с каждым днем становится все более сложной и многогранной. Развитие Индустрии 4.0 – это преимущественно эпоха киберфизических систем, умных фабрик и Интернета вещей.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Ештокин С.В. Переход современных развитых и развивающихся стран к киберэкономике в процессе цифровой модернизации: предпосылки и тенденции // Экономика и социум: современные модели развития. – 2020. – Том 10. – № 3. – doi: 10.18334/ecsoc.10.3.111154

Eshtokin, S.V. (2020) The transition of modern developed and developing countries to the cyber economy in the process of digital modernization: preconditions and trends. Economics and society: contemporary models of development, 10(3). doi: 10.18334/ecsoc.10.3.111154 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Стремительное развитие прорывных цифровых технологий в начале XXI века инициировало активный поиск их практического применения для повышения эффективности и ускорения темпов роста и развития в современных социально-экономических системах. В большинстве прогрессивных стран мира уже стартовали программы, направленные на формирование информационного общества и цифровую модернизацию экономики на основе прорывных технологий Индустрии 4.0. Конечным результатом этой цифровой модернизации должно стать повышение глобальной конкурентоспособности отечественного предпринимательства и повышение уровня жизни граждан [5, p. 4].

Неразвитость основ цифровой модернизации в современных экономиках является главной причиной того, что существуют различные подходы к реализации программ цифровой модернизации [6, 7]. Например, в Германии, которая стала первой страной, принявшей программу цифровой модернизации своей экономики на основе прорывных технологий Индустрии 4.0 (2012), эта программа называется «Industrie 4.0» (Федеральное министерство Германии по экономическим вопросам и энергетике, федеральное Министерство образования и исследований Германии 2019); а в России, которая приняла свою программу после большинства других развитых стран (2017 год), программа называется «Цифровая экономика» (правительство РФ 2019 год). Противоречия, присущие различным национальным инициативам в сфере цифровой модернизации экономики, являются научно-практической проблемой современности [5, p. 4].

Обзор литературы

Проблеме развития цифровой экономики и цифровой модернизации общества значительное внимание уделяли современные отечественные и зарубежные исследователи, в частности: В. Филиппов, А. Чурсин, Ю. Рагулина, Е.Г. Попкова, Д. Тэпскотт, А. Найяр, А. Кумар и др. Концепция цифровой экономики сформировалась на основе теории постиндустриального и информационного общества, став их логическим продолжением. Первые дискуссии относительно указанной концепции возникли в конце XX в. с появлением электронной торговли. Так, в 1994 году канадский экономист Д. Тапскотт в своей книге «Digital Economy» («Цифровая экономика») [19, p. 33] одним из первых предложил этот термин. Несмотря на многочисленные исследования по развитию цифровой экономики, в условиях, когда цифровые технологии становятся все более совершенными и интегрированными, остаются недостаточно исследованными вопросы предпосылок и тенденций перехода современных развитых и развивающихся стран к киберэкономике в процессе цифровой модернизации.

Для предоставления обществу всестороннего и общего глобального понимания того, как цифровые технологии меняют теперешнюю жизнь и жизнь будущих поколений в экономических, социальных, экологических и культурных контекстах, под влиянием Четвертой промышленной революции создано множество инициатив, стратегий и программ на базе самых известных и влиятельных структурных образований [20].

Методы исследования: сравнительный анализ, статистический анализ, графический анализ, классификация.

Результаты исследования

Рост цифровой экономики определяется размерами и доступностью широкополосной инфраструктуры, отраслью прикладного развития, оборудованием, связанным с ИКТ, инновациями и внедрением технологий в производственные процессы, гарантируя доступ конечным пользователям (людям, предприятиям и правительствам), которые, в конечном итоге, формируют спрос на инфраструктуру, технологии, приложения, товары и услуги. В Докладе ООН о цифровой экономике отмечается, что в современном мире существует колоссальный разрыв между странами со слабым развитием Интернет-связи и странами с весьма высоким уровнем цифровизации [1].

Все страны мира можно условно разделить на две группы по характеру их поведения в вопросе развития и соответствующих структурных изменений в экономике. Одна из них – это те, кто играют пассивную роль в этих вопросах. Такие страны являются преимущественно приемниками глобальных тенденций развития. Они или адаптируются к ним и тогда становятся участниками процесса глобального экономического развития, или же не обращают внимание на глобальные сигналы или не способны, вследствие тех или иных причин, адаптироваться к ним – и тогда они неизбежно маргинализируются, становятся отсталой периферией мировой экономики, или даже ареной жесткой политической борьбы и могут вовсе исчезнуть с политической карты мира или потерять свою политическую независимость. Вторая группа – страны-лидеры, которые играют активную роль и задают направления развития. Они являются генераторами глобальных тенденций и существенно влияют на характер, масштабы и темпы структурных сдвигов в экономике. За эту свою активность они вознаграждаются возможностью присваивать относительно большую часть совокупного мирового дохода. Эта активная роль в формировании процессов экономического развития, которая задает направления структурной эволюции мирового хозяйства, базируется на трех «китах» – науке, образовании и инновациях (в сфере бизнеса и обществе в целом).

По данным статистической службы Statista, в 2019 году Китай занимал первое место среди стран с наибольшим количеством пользователей интернета. (854 млн пользователей интернета), что более чем в два раза больше, чем в США, занимающих третье место с чуть более чем 313 млн пользователей интернета (рис. 1).

Рис. 1. Число пользователей Интернет по странам мира в 2019 г. [18]

В целом на всех рынках стран БРИКС насчитывалось более 100 млн пользователей Интернета.

Во многих развивающихся странах большинство работников, по-прежнему, заняты на низкооплачиваемых работах, зачастую в неформальном секторе, не имея доступа к технологиям [19, 24, 25]. Благодаря применению цифровых технологий предприятия могу повысить производительность труда работников, но их внедрение остается на низком уровне, так как руководители предприятий недостаточно осведомлены о потенциальных выгодах цифровизации [27].

Постоянно меняющиеся требования потребителей во всем мире сегодня являются движущей силой глобальной конкуренции. Эти требования требуют радикальных изменений и адаптации в производственном процессе. Германия, являющаяся лидером в производственном секторе, выступила с инициативой «Индустрии 4.0» в рамках своей высокотехнологичной стратегии, выдвинув тем самым идею «полностью» интегрированной промышленности [2, p. 648], [23, p. 37-44]. С тех пор Индустрия 4.0 завоевала популярность и внимание за пределами Германии и превратилась в глобальную четвертую фазу промышленной революции. Ожидается, что успех всех индустриальных стран будет зависеть от их активного участия в Индустрии 4.0 [13]. Это включает в себя участие не только в разработке, но и в маркетинге и эксплуатации автономной, самоадаптирующейся производственной системы.

В конце XIX века с изобретением электричества началась вторая промышленная революция. Она также известна под названием технологической революции, так как она положила начало различным технологиям. Именно во время второй революции быстро развивались железные дороги, производство бумаги, синтетических красителей, нефтеперерабатывающая промышленность. Этапы развития промышленной революции представлены в табл. 1.

Таблица 1 – Этапы развития промышленной революции [15, p. 3]

Наименование этапа
Годы этапа
Ключевые направления
Первая промышленная революция
Середина XVIII – II половина XIX в.
Механическое производство
Новые энергетические ресурсы – энергия воды и пара
Новое сырье, главным образом – железо и сталь
Новые машины – Прядильная Дженни и силовой ткацкий станок
Фабричная система, разделение труда, специализация
Локомотив
Паровые двигатели ватта и Ньюкомена
Железная, угольная, текстильная, паровая промышленность
Расширение мировой торговли
Вторая промышленная революция
Примерно с 1870 г. – до 1945-1950 гг.
Электрическая энергия, паровая энергия и нефть
Небоскребы
Крупномасштабное производство чугуна и стали
Телефоны и телеграф, пишущая машинка, фонограф, кинофильмы
Широкое использование машин в производстве
Автомобили, самолеты, дизельные двигатели, велосипеды, железные дороги
Химические, резиновые, бумажные фабрики, удобрения
Прикладная наука
Новые формы организации бизнеса
Третья промышленная революция
примерно с 1970-х годов – до начала XXI в.
Автоматизация производства
Информация и технологии
Использование электрической механизации
Телесвязь
Компьютерная и автоматизированная, электронная и атомная промышленность
Промышленная робототехника
Бизнес-компьютеры, суперкомпьютеры, бизнес-программное обеспечение
Интернет и Всемирная паутина
Четвертая промышленная революция
2012 год – настоящее время
Умное производство
Облачные вычисления
Анализ больших данных
IIoT
Интеллектуальный датчик
Виртуализация
Аддитивное Производство
Машинное обучение

Третья промышленная революция была обусловлена развитием инноваций в области электротехники, она также известна как цифровая революция. В конце XX в., с изобретением цифровых компьютеров, интернет-технологии изменили способ обработки продуктов. Индустрия 4.0 использует концепцию киберфизических систем (CPS), облачных вычислений и интернета технологий (IoT) [22, p. 7373].

В настоящее время человечество является свидетелем развития Четвертой промышленной революции, широко известной как «Индустрия 4.0», основанной на концепции умного производства. Концепция состоит в том, чтобы использовать цифровизацию для проектирования, создания и развития виртуального мира, который будет управлять физическим миром. Цель состоит в том, чтобы объединить все производства и обеспечить их взаимодействие в режиме реального времени. Облачные вычисления, аналитика больших данных, промышленный Интернет вещей (IIoT) и киберфизические системы являются ключевыми технологическими основами этой промышленной революции. Хотя первая инициатива по переходу к Индустрии 4.0 исходит из Германии, аналогичные концепции были внедрены и в других странах мира. General Electric представила концепцию «промышленного интернета» в Северной Америке в конце 2012 года как тесное объединение физического и виртуального миров на основе сочетания Интернета вещей и аналитики больших данных. Эта концепция охватывает широкий спектр областей, таких как распределение и производство электроэнергии, Индустрия здравоохранения, транспортная промышленность, различные государственные секторы, обрабатывающая промышленность и горнодобывающая промышленность [9, p. 66]. Концепция «Индустрии будущего» была представлена во Франции как основа будущей промышленной революции во Франции. Она основана на пяти столпах, а именно на передовых технологиях, поддержке малого и среднего бизнеса, широкое обучение рабочих, укрепление международной кооперации на основе индустриальных принципов и продвижение французской промышленности [16]. В 2015 году была представлена инициатива «Сделано в Китае 2025» министерства промышленности и информационных технологий Китая в сотрудничестве с экспертами Китайской инженерной академии [21]. Главная цель состоит в том, чтобы всесторонне модернизировать китайскую промышленность, вдохновляясь инициативой Германии и ее адаптацией к китайским потребностям. Долгосрочная цель состоит в том, чтобы перейти от недорогих к высококачественным продуктам и стать промышленной сверхдержавой слова до 2049 года. Два направления развития определяют будущее проекта «Промышленность 4.0». Первый – это притяжение приложений, вызванное короткими периодами разработки, индивидуализацией по требованию, гибкостью, децентрализацией и эффективностью использования ресурсов. Другое направление – это современная технологическая тяга за счет увеличения механизации и автоматизации, цифровизации и сетевого взаимодействия [14, p. 240].

Существует четыре ключевых принципа проектирования, лежащих в основе Индустрии 4.0, показанных на рис. 2, а именно взаимосвязь, информационная прозрачность, техническая помощь и децентрализованные решения [8, p. 3930].

Рис. 2. Принципы Индустрии 4.0 [8, p. 3931]

1. Взаимосвязь: основополагающим принципом Индустрии 4.0 является объединение и создание различных машин, киберфизических систем, датчиков, устройств и людей таким образом, чтобы они могли взаимодействовать и обмениваться данными, которые затем анализируются и преобразуются в информацию, которая поможет принятию решений и в конечном итоге приведет в действие различные производственные процессы.

2. Информационная прозрачность: прозрачность обеспечит полезную информацию для различных операторов, что позволит им принимать более эффективные решения. Большое количество данных может быть доступно в результате взаимодействия различных устройств, людей и технологий, тем самым повышая функциональность, стимулируя инновации и способствуя совершенствованию.

3. Техническая помощь: системы помощи могут собирать и визуализировать собранную информацию, тем самым помогая людям не только принимать более эффективные и обоснованные решения, но и решать срочные вопросы в короткие сроки.

4. Децентрализованные решения: Киберфизические системы обладают способностью принимать автономные решения, за исключением ситуаций, когда принятие решений делегируется более высоким уровням.

Эксперты считают, что развитие Индустрии 4.0 позволяет сократить производственные и логистические затраты на 10-30 % и затраты на управление качеством на 10-20 % [2, p. 44], сократить маркетинговые затраты, повысить лояльность клиентов, повысить эффективность использования природных ресурсов [17, p. 78]. Это позволит в полной мере осуществлять цифровое картографирование, широкомасштабную виртуализацию и виртуализацию в реальном времени наряду с прогнозирующим и проактивным техническим обслуживанием, которое позволит прогнозировать и планировать незапланированные простои, потенциальные риски, неисправности и отказы.

В то же время, положительный эффект от внедрения цифровой экономики распределяется неравномерно [11, 12]. Исследования Всемирного банка показывают, что не все получают из распространения интернета равные выгоды. Так, наблюдается рост неравенства, как между странами, так и среди групп населения внутри страны. В зависимости от правильного выбора механизмов внедрения цифровой трансформации, для одних – это прогресс, для других – опасные тенденции. Например, существует разрыв между европейскими странами. Так, пользователей сети Интернет в Норвегии 98,4 %, тогда как в Сан-Марино всего 60,2 % [10]. Различия между развитыми странами и развивающимися странами являются еще более существенными. Хотя наиболее быстрыми темпами сейчас рост пользователей интернета наблюдается в странах Азии и Африки. Так, если с 2000 г по 2019 г. в северной Америке зафиксирован рост уровня на 203 %, в Европе на 592 %, то в Азии на 1 913 %, а в Африке на 11 481 % [10].

Цифровизация выгодна, прежде всего, торговым компаниям и банкам. «Сквозные технологии» (роботизация, технология блокчейна, нейросети, искусственный интеллект, квантовая виртуальная и дополненная реальность) приводят к оптимизации производства, роботизации, удаленного контроля, и, как следствие, сокращение и ликвидация рабочих мест. В то же время внедрение цифровой экономики несет в себе и ряд угроз, в частности, возможность концентрации власти на рынке и усиления монополий; захват новых рынков транснациональными корпорациями и др.

При этом страх опасностей цифровизации за последнее время заметно усиливается. Большинство компаний опасаются технологических инноваций как таковых, в том числе кибер-инцидентов.

Серьезную обеспокоенность вызывает и возможности установления общего контроля над гражданами с помощью цифровых технологий, когда появляется возможность отслеживать каждый шаг, каждое слово человека, а в дальнейшем и его мысли. Несколько лет назад в информационном пространстве появилась новость: «Китай вводит цифровую диктатуру» [4]. С такими заголовками можно было увидеть статьи, посвященные революционным инициативам китайского руководства, когда принято жесткое решение борьбы с коррупцией в масштабах всего общества, а также восстановление доверия в обществе. Это будет осуществляться с помощью цифровых технологий больших массивов данных (Big Data), что позволяет получить интегрированный показатель по каждому отдельному гражданину. Инициативы по внедрению индивидуальных рейтингов получила название «социального кредита». Информацию, в пределах утвержденного в 2016 г. Госсоветом КНР уточняющего перечня санкций «Механизмы предотвращения и наказания людей, склонных к нарушениям» будут собирать: интернет-провайдеры, сотовые операторы, владельцы сайтов, работодатели, университеты, правоохранители, налоговые органы. Пока в пилотном режиме в нескольких десятках городов Китая запущены только отдельные элементы программы социального рейтинга. Однако Китай – это информационно закрытая страна, и об особенностях применения системы на практике официально не сообщается.

Аналогичная практика существует во многих странах мира, однако китайская система уникальна в том, что, во-первых, все данные попадут в единую систему, а во-вторых, на их основании гражданам присваивают рейтинг, в соответствии с которым гражданин приобретает возможности пользовались льготами, в случае высокого индивидуального рейтинга, а в случае низкого социального рейтинга его ожидает поражение в гражданских, социальных и экономических правах.

На современном этапе развивающиеся страны, в том числе и Россия, только осуществляют переход к цифровизации с целью повышения конкурентоспособности на мировом рынке. В связи с этим органам государственной власти необходимо учитывать опыт развитых стран по внедрению цифровой экономики.

Выводы

Для развивающихся стран внедрение цифровой экономики может принести большие экономические эффекты, но и колоссальные риски. При успешном внедрении цифровой модернизации развивающиеся страны могут вырваться в мировые лидеры, как Китай, Республика Корея, страны Европы. В то же время, нужно учитывать возможные риски непринятия обществом повсеместной цифровой диктатуры.

Для успешного развития цифровой экономики и сокращения разрыва со странами-лидерами, развивающимся странам нужны стратегии опережающей цифровизации экономики. Данные стратегии должны, с одной стороны, учитывать их значительную структурную и технологическую отсталость от развитых стран, и выступать одним из рычагов быстрого преодоления этой отсталости, а с другой стороны, позволять существенно трансформировать подходы государств к процессам управления экономикой и системы принятия стратегических и оперативных решений для адекватного реагирования на текущие и будущие вызовы и угрозы.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Доклад ООН о цифровой экономике. Женева, 2019 [Электронный ресурс]. –Режим доступа: https://unctad.org/system/files/official-document/der2019_overview_ru.pdf (дата обращения 07.10.2020)
2. Bauernhansl T., Krüger J, Reinhart G., Schuh G. Wgp-Standpunkt Industrie4.0, Wissenschaftliche Gesellschaft für Produktionstechnik Wgp e. v., 2016.
3. Bauernhansl, T., Ten Hompel, M., & Vogel-Heuser, B. (Eds.). (2014). Industrie 4.0 in Produktion, Automatisierung und Logistik: Anwendung-Technologien-Migration (pp. 1-648)
4. China’s digital dictatorship. Worrying experiments with a new form of social control. The Economist, Dec 17th 2016 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.economist.com/leaders/2016/12/17/chinas-digital-dictatorship (дата обращения 07.10.2020)
5. Filippov V. Chursin A., Ragulina J., Popkova E.G. The Cyber Economy: Opportunities And Challenges For Artificial Intelligence In The Digital Workplace. New York: Springer, 2019. – 334 p.
6. Джапарова Д. Модернизация финансирования системы здравоохранения в реформируемой экономике Кыргызской Республики // Экономика Центральной Азии. – 2019. – Том 3. – № 4. – doi: 10.18334/asia.3.4.41274.
7. Боркова Е.А., Борискина Е.В., Глазкова А.О. Уровень цифровизации экономики стран Европейского союза и Российской Федерации // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – Том 9. – № 3. – С. 709-720. – doi: 10.18334/vinec.9.3.40906.
8. Hermann, M., Pentek, T., & Otto, B. (2016, January). Design principles for industrie 4.0 scenarios. In 2016 49th Hawaii international conference on system sciences (HICSS) (pp. 3928-3937). IEEE.
9. Industrial Internet Consortium, Industrial Internet Reference Architecture, Version 1.7, 2015.
10. Internetworldstats [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.internetworldstats.com/stats4.htm (дата обращения 07.11.2020)
11. Мерзлов И.Ю., Шилова Е.В., Санникова Е.А., Сединин М.А. Комплексная методика оценки уровня цифровизации организаций // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 9. – С. 2379-2396. – doi: 10.18334/epp.10.9.110856.
12. Карев А.В. Негативные эффекты цифровизации // Экономическая безопасность. – 2019. – Том 2. – № 3. – С. 197-201. – doi: 10.18334/ecsec.2.3.100638.
13. Kagermann, H., Wahlster, W., Helbig, J., Hellinger, A., & Karger, R. (2012). Im Fokus: das Zukunftsprojekt Industrie 4.0: Handlungsempfehlungen zur Umsetzung. Bericht der Promotorengruppe Kommunikation. Forschungsunion
14. Lasi, H., Fettke, P., Kemper, H. G., Feld, T., & Hoffmann, M. (2014). Industry 4.0. Business & information systems engineering, 6(4), 239-242.
15. Nayyar A., Kumar A. A Roadmap to Industry 4.0: Smart Production, Sharp Business and Sustainable Development. Springer, 2020. – 212 p. (p.3)
16. Presentation at the French Embassy in the Germany, “Industry of the future”, 2015. Available at. http://www.ambafrance-de.org/ Vorstellung-des-neuen-franzosischen-Plans-Industrie-du-Futur-inder-Botschaft (дата обращения 07.10.2020)
17. Rojko, A. (2017). Industry 4.0 concept: background and overview. International Journal of Interactive Mobile Technologies (iJIM), 11 (5), 77-90.
18. Statista [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.statista.com/statistics/262966/number-of-internet-users-in-selected-countries/ (дата обращения 07.10.2020)
19. Tapscott D. The Digital Economy AnniversaryEdition: Rethinking promise and peril in the age ofnetworked intelligence, McGraw$Hill; 2014. 448 p.
20. Зозуля Д.М. Цифровизация российской экономики и Индустрия 4.0: вызовы и перспективы // Вопросы инновационной экономики. – 2018. – Том 8. – № 1. – С. 1-14. – doi: 10.18334/vinec.8.1.38856.
21. The State Council of the People’s Republic of China, “Made in China 2025”, Available at: http://english.gov.cn/2016special/madeinchina2025/ (дата обращения 07.11.2020)
22. Wan, J., Tang, S., Shu, Z., Li, D., Wang, S., Imran, M., & Vasilakos, A. V. (2016). Software-defined industrial internet of things in the context of industry 4.0. IEEE Sensors Journal, 16(20), 7373-7380
23. Wiesbaden: Springer Vieweg; Brettel, M., Friederichsen, N., Keller, M., & Rosenberg, M. (2014). How virtualization, decentralization and network building change the manufacturing landscape: An Industry 4.0 Perspective. International journal of mechanical, industrial science and engineering, 8 (1), 37-44.
24. Гусейнова С.Г. кызы Основные направления модернизации аграрной отрасли в Азербайджане // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 2. – С. 795-808. – doi: 10.18334/eo.9.2.40647.
25. Долотбакова А.К., Орозонова А.А. Цифровизация туризма как фактор экономического развития Кыргызстана // Экономические отношения. – 2018. – Том 8. – № 4. – С. 715-725. – doi: 10.18334/eo.8.4.39465.
26. World development report 2019 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://documents1.worldbank.org/curated/en/816281518818814423/pdf/2019-WDR-Report.pdf (дата обращения 07.10.2020)
27. Аранжин В.В. Взаимосвязь заработной платы и производительности труда: тенденции в условиях цифровизации экономики // Экономика труда. – 2019. – Том 6. – № 1. – С. 523-534. – doi: 10.18334/et.6.1.39938.