Роль проекта «Южный газовый коридор» в реализации энергетической стратегии Европейского союза

Бенашвили К.А.
The role of the Southern Gas Corridor project in the European Union's energy strategy - View in English
Аннотация:
В статье исследуются вопросы касательно транспортировки энергоресурсов Каспийского региона на рынки ЕС. В этой связи особое внимание уделяется потенциалу проекта Южный газовый коридор (ЮГК). ЮГК является крупным успешно реализуемым проектом в Каспийском регионе. Для ЕС это дополнительный источник природного газа и данный проект был поддержан в рамках программы диверсификации. В работе выявлено, что несмотря на активное развитие политики ЕС перехода на возобновляемые источники энергии, газ по-прежнему будет играть важную роль в энергетической стратегии ЕС. Также, для повышения экономической эффективности проекта ЮГК, особое внимание стоит уделить дальнейшему развитию путем привлечения дополнительных поставщиков природного газа, а также возможности выхода на новые рынки. Основные выводы данной статьи могут быть полезны в практической деятельности и при подготовке специалистов-международников.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Бенашвили К.А. Роль проекта «Южный газовый коридор» в реализации энергетической стратегии Европейского союза // Креативная экономика. – 2020. – Том 14. – № 9. – С. 2181-2193. – doi: 10.18334/ce.14.9.110811

Benashvili, K.A. (2020) The role of the Southern Gas Corridor project in the European Union's energy strategy. Kreativnaya ekonomika, 14(9), 2181-2193. doi: 10.18334/ce.14.9.110811 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Природный газ считается важным компонентом энергетического баланса ЕС, как в качестве замены для более загрязняющих ископаемых видов топлива, так и в качестве резервного для прерывистого производства возобновляемой энергии. Европейский союз сильно зависит от импорта природного газа. Потребление газа составляет приблизительно 25% от энергетического баланса ЕС, где оно уступает только нефти, что приблизительно составляет 34% валового внутреннего потребления ЕС [18] (Simoniya, Torkunov, 2015). Значение газа варьируется среди стран – членов ЕС. Газ играет важную роль в энергетическом балансе нескольких крупных членов ЕС, таких как Германия и Италия, а также в ряде стран Восточной и Центральной Европы. Италия и Германия имеют довольно диверсифицированный портфель источников и резервов, тогда как страны Восточной и Центральной Европы гораздо более зависимы от одного поставщика газа и не имеют существенных резервов в секторах, где он используется (например, в отоплении).

В то время как потребление газа в ЕС в последнее время сократилось, произошло одновременное сокращение добычи газа внутри страны, что связано, прежде всего, с истощением месторождений в Северном море. И таким образом, зависимость ЕС от импорта газа со временем стала только возрастать. Поскольку ожидается, что такая тенденция сохранится, Европейская комиссия уделяет все больше внимания безопасности своих поставок газа.

ЕС давно принял рыночный подход к энергетической политике и одновременно разработал программу декарбонизации. Однако растущая зависимость от импорта энергоносителей и случайные перебои с поставками в странах транзита привели к тому, что ЕС частично переформулировал свою позицию и занял геополитический подход к внешней энергетической политике. Целью этого подхода является повышение энергетической безопасности ЕС посредством новых маршрутов импорта газа [4] (Guliev, 2018). Проект «Южный газовый коридор» является одним из геополитических подходов ЕС к внешней энергетической политике.

«Южный газовый коридор» можно рассматривать как долгосрочный проект ЕС. На данный момент единственным надежным поставщиком является Азербайджан, но его газовые ресурсы ограничены. Поэтому одним из важных направлений развития ЮГК должно стать привлечение к проекту других поставщиков, что в перспективе будет способствовать значительному увеличению объемов экспорта газа. По мнению автора, значение проекта «Южный газовый коридор» будет расти по мере разработки месторождений в Каспийском регионе, а также расширения экспортной инфраструктуры.

Научная новизна исследования состоит в том, что проект «Южный газовый коридор» рассматривается не в плане альтернативы российским проектам или с точки зрения угроз для России, как это сделано в большинстве имеющихся трудов, а как один из способов реализации основных целей энергетической стратегии ЕС, направленных на повышение энергетической безопасности и диверсификации поставок природного газа. Рассмотрение данного вопроса с этого ракурса позволит лучше понять мотивы и стремления европейских стран и станет основой для дальнейших исследований, направленных на поиск более эффективных путей выстраивания экономических и энергетических отношений России с ЕС.

Главная цель исследования заключается в выявлении ключевых факторов, которые создают проблемы реализации проекта «Южный газовый коридор», а также определяют дальнейшие перспективы развития в рамках долгосрочной стратегии диверсификации Европейского союза источников поставок газа на южном направлении.

Изучение проблем экономики и энергетики Каспийского региона представлено в публикациях высококвалифицированных отечественных специалистов: Гулиева И.А. [4] (Guliev, 2018), Долгушева Д.В. [5] (Dolgushev, 2011), Жизнина С.З. [6] (Zhiznin, Guliev, 2012), Жильцова С.С. [7, 8] (Zhiltsov, 2015; Zhiltsov, Zonn, 2017), Курамшина Д.Р. [11] (Kuramshin, 2016), Мамедова И.Б. [12] (Mamedov, 2015), Салыгина В.И. [17] (Salygin, Guliev, 2017).

Также среди исследователей, занимающихся вопросами, которые касаются энергетической безопасности ЕС, следует выделить Дэвида Вирта [3] (Virt, 2017), Кавешникова Н.Ю. [9] (Kaveshnikov, 2017), М. Касема [13] (Kasem, 2017), Симонии Н.А., Торкунова А.В. [18] (Simoniya, Torkunov, 2015).

«Южный газовый коридор» как проект энергетической безопасности

«Южный газовый коридор» (ЮГК) является крупным проектом в Каспийском регионе, который на данный момент успешно реализуется. Для ЕС это может быть дополнительным источником газа, поэтому в 2013 г. проект ЮГК был одобрен после провала проекта Nabucco, который был запланирован в качестве дальнейшего расширения Южно-Кавказского газопровода. Предполагалась поставка газа из Азербайджана, Ирана, Ирака, Туркменистана через Грузию, Турцию в Болгарию, Румынию, Венгрию и Австрию. Проектная мощность газопровода Nabucco после запуска в 2017 г. должна была составить 26–32 млрд куб. м в год [8] (Zhiltsov, Zonn, 2017). Соглашение о строительстве газопровода Nabucco было подписано в Анкаре в 2009 г., начало поставок планировалось на 2017 г., однако в 2013 г. проект был закрыт. Туркменистан переориентировал экспорт газа в Китай, нестабильность на Ближнем Востоке исключила этот источник поставок, объемы же азербайджанского газа оказались недостаточными. Соединенные Штаты также активно поддерживают ЮГК, поскольку рассматривают это как возможность снизить зависимость Юго-Восточной Европы от импорта российского газа.

ЮГК состоит из четырех секций, по которым газ с азербайджанских месторождений в Каспийском море доставляется в Турцию, Грецию и Италию. Его общая длина составляет около 3500 километров, сметная стоимость строительства – 45 млрд долларов США [15] (Murgash, 2018). Первый раздел включает в себя газовое месторождение Шах-Дениз-2 в Каспийском море. Вторая часть – это Южно-Кавказский газопровод, идущий из Баку в восточный турецкий город Эрзурум [3] (Virt, 2017). 30 ноября 2019 года введен полностью в строй трубопровод TANAP (Трансанатолийский трубопровод), по которому газ будет транспортироваться из Эрзурума на запад. Четвертый и последний участок ЮГК – TAP (Трансадриатический трубопровод) – будет транспортировать газ через Грецию, Албанию и Адриатическое море в Италию, его реализация уже превысила 90%. Главными акционерами консорциума TANAP являются ЗАО «Южный газовый коридор», компания SOCAR Turkey Enerji, государственная турецкая компания Botas и британская нефтегазовая компания BP (рис. 1).

Рисунок 1. Главные акционеры проекта TANAP

Источник: [1] (Ayvazyan, Kuzmina, 2019).

В консорциум TAP входят SOCAR, BP и несколько европейских компаний: итальянская компания Snam S.p.A., бельгийская Fluxys, испанская Enagas и швейцарская Axpo (рис. 2).

Рисунок 2. Главные акционеры проекта TAP

Источник: [1] (Ayvazyan, Kuzmina, 2019).

Будущие соединения TAP включают газопровод IGB (Interconnector Greece-Bulgaria), по которому планируются поставки газа в Болгарию в объеме 2 млрд куб. м в 2020 году. Азербайджанская государственная нефтяная компания SOCAR уже заключила договор с болгарской компанией Bulgargaz c потенциальным увеличением объемов газа до 5 млрд куб. м в год [23]. Соединение IAP (Ионического Адриатического трубопровода) с Западными Балканами также позволяет расширить географию поставок газа и тем самым выводит его на рынки Албании, Хорватии, Черногории, а также Боснии и Герцеговины [20]. Для Европейского союза диверсификация поставок газа является глобальной концепцией, которая включает новые страны, новые компании-производители и новые экспортные маршруты, и ЮГК отвечает всем этим требованиям.

Учитывая все вышесказанное, возникает вопрос, что будет происходить после 2020 года и каковы потенциальные возможности проекта ЮГК. За последние 2–3 года Азербайджан испытывал значительные финансовые проблемы, в основном из-за низких мировых цен на энергоносители, что серьезно сказалось на экономике страны. До сих пор Азербайджан не смог диверсифицировать свою экономику, в результате чего страна по-прежнему сильно зависит от нефти и газа.

Впоследствии разработка месторождений Шах-Дениз и Апшерон стала дорогостоящей и чрезвычайно сложной для компании SOCAR, и это привело к тому, что азербайджанский нефтяной гигант впервые обратился за кредитом к ЕИБ (Европейский инвестиционный банк), ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития) и Всемирному банку. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) уже утвердил три кредита для газового месторождения Шах-Дениз 2-й стадии в размере 200 млн долл. США, 250 млн долл. и 100 млн долл., а также 500 млн долл. США для TANAP и 500 млн евро для TAP. Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) одобрил 1,5 млрд евро для TAP и 932 млн евро для TANAP. Всемирный банк утвердил два кредита на 400 млн долл. США для Турции и Азербайджана для TANAP. Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МИГА) Всемирного банка утвердило гарантию для проекта TANAP в размере до 950 млн долл. США от риска невыполнения суверенного финансового обязательства [22].

Обсуждение о разработке месторождения Шах-Дениз-3 отложено на период после 2030 года, и скорее всего, азербайджанского газа будет недостаточно для второй фазы «Южного газового коридора», особенно для расширения трубопроводов IGB и IAP. Вторая фаза TAP, мощность которой, по прогнозам, будет увеличена до 20 млрд куб. м в год, потребует соответствующего объема природного газа из других источников [22]. По этой причине Европейская комиссия не предусмотрела положение об исключении третьей стороны для этапа II, и в течение некоторого времени продолжается обсуждение вопроса о закачке природного газа из других источников в TANAP-TAP.

Впервые намерение открыть «Южный газовый коридор» для каждого потенциального источника природного газа, кроме Азербайджана, официально включено в коммюнике 4-го заседания министров Консультативного совета «Южного газового коридора», которое состоялось 15 февраля 2018 г. В заседании приняли участие президент Азербайджана Ильхам Алиев, а также представители различных структур стран – участниц ЮГК и вице-президент Европейской комиссии по Энергетическому союзу Марош Шефчович. В ходе заседания Консультативного совета говорилось о Транскаспийском газопроводе, который в течение многих лет сталкивался с рядом проблем по реализации проекта, в частности отсутствие правого статуса Каспийского моря. Но 12 августа 2018 года главами пяти государств, России, Азербайджана, Казахстана, Туркменистана и Ирана, на пятом саммите в Актау была подписана Конвенция о международно-правовом статусе Каспийского моря. Данная конвенция может стать дополнительным шагом в увеличении объемов экспорта газа через Трансадриатический трубопровод (TAP). Туркменистан надеется получить возможность строительства Транскаспийского газопровода по дну Каспийского моря до берегов Азербайджана с дальнейшим подключением к Трансанатолийскому трубопроводу (TANAP), продолжением которого является (TAP) [2] (Baldoni, 2019).

Роль природного газа в Энергетической стратегии ЕС

Ключевым вопросом на среднесрочную и долгосрочную перспективу является место, которое ЕС предоставит природному газу в своем будущем энергетическом балансе. Снижение энергопотребления, и особенно потребления ископаемого топлива, представляется единственным способом постепенного решения энергетической проблемы ЕС. Это может быть достигнуто путем увеличения доли возобновляемых источников энергии в структуре энергопотребления и повышения энергоэффективности. ЕС установил целевые показатели в этих областях на 2020 и 2030 годы.

Ожидается, что к концу 2020 года ЕС сократит выбросы парниковых газов на 20% (по сравнению с уровнями 1990 года), произведет 20% своей энергии из возобновляемых источников энергии и повысит свою энергоэффективность на 20% [10]. На 2030 г. Европейская комиссия уже установила цель по сокращению выбросов парниковых газов на 40%. Также планируется 27% всех энергетических потребностей удовлетворять за счет возобновляемых источников [3] (Virt, 2017). Великобритания и Дания развивают свою шельфовую ветряную энергетику. Зависимая от угля Польша также планирует развивать возобновляемую энергетику быстрыми темпами.

Инвестиции в возобновляемые источники энергии отечественного производства и в повышение энергоэффективности уменьшат как степень, так и продолжительность зависимости ЕС от импорта ископаемого топлива. Кроме того, последующее сокращение выбросов парниковых газов окажет положительное влияние на степень загрязнения воздуха, которая достигла высокого уровня во многих европейских городах.

Тем не менее газ продолжает оставаться важным источником энергии для ЕС, особенно в таких секторах, как производство электроэнергии. Поскольку газ является экологически чистым топливом, предполагается, что он будет играть важную роль в переходе Европы к низкоуглеродной экономике в качестве замены ископаемого топлива, а именно нефти и угля, так и в качестве резерва для производства возобновляемой энергии. Запланированный поэтапный отказ от производства ядерной энергии в некоторых государствах-членах, особенно в Германии, главном промышленном производителе в ЕС, который к 2022 году закроет все свои атомные электростанции, еще больше увеличивает актуальность газа [16].

Заключение

Учитывая подход ЕС в рамках Стратегии энергетического союза и подчеркивая важность создания интегрированной европейской энергетической системы, а также долгосрочную цель Европейского союза по дальнейшему сокращению выбросов парниковых газов в соответствии с международными обязательствами, стоит отметить значительную роль природного газа в переходе на энергосистемы с низким и нулевым уровнем выбросов.

Стоит отметить, что «Южный газовый коридор» обеспечивает диверсификацию поставок природного газа и способствует безопасности поставок энергоносителей, а также региональному и европейскому сотрудничеству. Более того, он имеет стратегическое значение для Кавказа, Турции, Европы и других потенциальных поставщиков природного газа.

Главная проблема заключается в том, что объемов поставок газа Азербайджана будет недостаточно для полной загрузки газопровода, и тем более для его расширения. Поэтому выявленную проблему можно решить путем подключения к данному проекту новых поставщиков природного газа для дальнейшего активного развития проекта «Южный газовый коридор». Среди потенциальных дополнительных поставщиков стоит отметить страны из Каспийского бассейна, Центральной Азии, Ближнего Востока, бассейна Восточного Средиземноморья и Черного моря, которые проявляют интерес к использованию «Южного газового коридора» для дальнейшей диверсификации поставок природного газа в Европу и другие страны.

В перспективе «Южный газовый коридор» будет играть надежную роль в повышении безопасности и разнообразия поставок природного газа в Европу, учитывая его потенциал для усиления межгосударственного взаимодействия между государствами – членами ЕС в Центральной и Восточной Европе, а также на Балканах. Уже существующая газовая инфраструктура в регионе, а именно соединительная линия между Болгарией и Румынией, внесет значительный вклад в повышение роли «Южного газового коридора» благодаря возможностям выхода на новые рынки. На данный момент ЮГК достиг значительных успехов, несмотря на все трудности, вызванные пандемией коронавируса. Страны-участницы продолжают прилагать усилия для его своевременного завершения, что обеспечит поставки природного газа в европейские страны до конца 2020 года.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Айвазян Д.С., Кузьмина Е.М. Газотранспортные проекты в Каспийско-Черноморском регионе и интересы Европейского союза. Экономика и бизнес [Электронный ресурс] // Современная Европа. 2019. №3 (88). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gazotransportnye-proekty-v-kaspiysko-chernomorskom-regione-i-interesy-evropeyskogo-soyuza (дата обращения: 03.08.2020).
2. Бальдони М. Транскаспийский газопровод - реальные возможности или бесконечные обещания? Энергетическая дипломатия [Электронный ресурс]// Постсоветские исследования. 2019. №6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/transkaspiyskiy-gazoprovod-realnye-vozmozhnosti-ili-beskonechnye-obeschaniya (дата обращения 28.06.2020)
3. Вирт А. Дэвид Глобальное управление в сфере изменения климата Парижское соглашение: новый компонент климатического режима ООН. Право[Электронный ресурс]// Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2017. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/globalnoe-upravlenie-v-sfere-izmeneniya-klimata-parizhskoe-soglashenie-novyy-komponent-klimaticheskogo-rezhima-oon (дата обращения 04.07.2020).
4. Гулиев И.А. «К открытию Южногогазовогокоридора» Российский совет по международным делам [Электронный ресурс] // Энергетика. 2018.URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/k-otkrytiyu-yuzhnogo-gazovogo-koridora/ (дата обращения 07.07.2020)
5. Долгушев Дмитрий Валерьевич Конфликт энергетических интересов России и США в Центральной Азии и Каспийском регионе. Политологические науки [Электронный ресурс] // Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2011. №4 (16). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/konflikt-energeticheskih-interesov-rossii-i-ssha-v-tsentralnoy-azii-i-kaspiyskom-regione (дата обращения: 27.08.2020).
6. Жизнин Станислав Захарович, Гулиев Игбал Адиль Оглы Энергетическая дипломатия в Каспийском регионе. Экономика и бизнес [Электронный ресурс] // Вестник МГИМО. 2012. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/energeticheskaya-diplomatiya-v-kaspiyskom-regione (дата обращения: 27.08.2020).
7. Жильцов С. С. Каспийский регион: новые энергетические потоки и новые вызовы / С.С. Жильцов // Каспийский регион: политика, экономика, культура. – 2015. – No 3 (44). – С. 64–71.
8. Жильцов С.С., Зонн И.С. Каспийский регион: политика, экономика, сотрудничество/ С.С. Жильцов, И.С. Зонн. — 2017 — С. 9-13.
9. Кавешников Н.Ю. Энергетическая безопасность в стратегии Могерини: выводы для России. Политологические науки [Электронный ресурс]// Современная Европа. 2017. №1 (73). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/energeticheskaya-bezopasnost-v-strategii-mogerini-vyvody-dlya-rossii (дата обращения: 03.08.2020).
10. Климатическая повестка 2030. Российский совет по международным делам[Электронный ресурс] // Экология, экономика.URL:https://russiancouncil.ru/climate2030 (дата обращения 12.07.2020)
11. Курамшин Дамир Ринатович Приоритеты национальных нефтегазовых стратегий стран Каспийского региона . Экономика и бизнес [Электронный ресурс] // Вестник ГУУ. 2016. №9. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/prioritety-natsionalnyh-neftegazovyh-strategiy-stran-kaspiyskogo-regiona (дата обращения: 27.08.2020).
12. Мамедов Интигам Байрам Оглы Политическая активность зарубежных ТНК в Каспийском регионе: сравнительный анализ. Экономика и бизнес [Электронный ресурс] // Полит. наука. 2015. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/politicheskaya-aktivnost-zarubezhnyh-tnk-v-kaspiyskom-regione-sravnitelnyy-analiz (дата обращения: 27.08.2020).
13. Марат. К. Энергетическая безопасность Европы: противоборство США и России. Политологические науки [Электронный ресурс] // PolitBook. 2017. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/energeticheskaya-bezopasnost-evropy-protivoborstvo-ssha-i-rossii (дата обращения: 27.08.2020).
14. Маркелов Р. Баланс спроса и сжижения: потребление газа в Европе будет только нарастать. [Электронный ресурс] // Экономика. 2019.URL: https://rg.ru/2019/11/04/kakoe-mesto-zajmet-gaz-v-energetike-rossii-i-evropy.html (дата обращения - 26.06.2020)
15. Мургаш Р. Состояние отношений в сфере энергетики между Европейским союзом и Российской Федерацией. Энергетика[Электронный ресурс]// Мировая политика. – 2018. – № 3. – С. 25 - 46. URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=27391 (дата обращения 18.07.2020)
16. Рютер Г. Отказ от АЭС в Германии: процесс идет, будущее туманно. Энергетика [Электронный ресурс] // Политика и общество. URL:https://www.dw.com/ru/отказ-от-аэс-в-германии-процесс-идет-будущее-туманно/a-18542945 (дата обращения 22.07.2020)
17. Салыгин В.И. Современные вызовы добычи и транспортировки углеводородов в Каспийском регионе / В.И.Салыгин, И.А.Гулиев // Управление развитием крупномасштабных систем (MLSD’2017): материалы Десятой междунар. конфер., 2017 г., Москва: в 2-х т. / Ин-т проблем упр. им. В.А.Трапезникова Рос. акад. наук: Пленарные доклады, секции 1-4. — М.: ИПУ РАН, 2017. — С. 119-125.
18. Симония Н.А., Торкунов А.В. Энергобезопасность ЕС и Россия. Политологические науки[Электронный ресурс]// Вестник МГИМО. 2015. №4 (43). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/energobezopasnost-es-i-rossiya (дата обращения: 17.07.2020).
19. Соколов М.М. Перспективы потребления нефти в мире и динамика мировых цен на нее. Экономика и бизнес[Электронный ресурс]// Вестник Института экономики РАН. 2019. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/perspektivy-potrebleniya-nefti-v-mire-i-dinamika-mirovyh-tsen-na-nee (дата обращения 23.07.2020).
20. Тагизаде С.С. Проект энергетической безопасности Европы. Экономика и бизнес[Электронный ресурс]// International scientific review. 2019. №LV. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/proekt-energeticheskoy-bezopasnosti-evropy (дата обращения: 03.08.2020).
21. Халова Г.О., Иллерицкий Н.И., Смирнова В.А. Перспективысоздания«Южного газового коридора». Возможностидля России. Энергетика и рациональное природопользование [Электронный ресурс]// Инновации и инвестиции. 2018. №12. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/perspektivy-sozdaniya-yuzhnogo-gazovogo-koridora-vozmozhnosti-dlya-rossii (дата обращения: 03.08.2020).
22. CEE Bankwatch Network. Southern Gas Corridor. 2019[Электронный ресурс] // Energy projects. URL:https://bankwatch.org/project/southern-gas-corridor-euro-caspian-mega-pipeline(дата обращения 28.07.2020)
23. The Ministry of Energy of Republic of Azerbaijan [Электронный ресурс]. URL:http://minenergy.gov.az/en/posts/search/1?word=southern+gas+corridor (дата обращения 29.07.2020)