Теоретико-методологические подходы к изучению взаимодействия государства и бизнеса: региональный аспект

Бурдули В.Е.
Theoretical and methodological approaches to the study of interaction between government and business: regional aspect - View in English

 Скачать PDF | Загрузок: 4

Аннотация:
Предметом данного исследования стало взаимодействие государства и бизнеса. Целью данной статьи является изучение теоретико-методологических подходов к взаимодействию государства и бизнеса. Методология. В ходе своего исследования автор использовал сравнительно-исторический подход для изучения теоретических основ взаимодействия государства и бизнеса, методы анализа и синтеза для описания моделей и форм взаимодействия государства и бизнеса, также был использован системный подход для анализа системы экономических, политических и социальных показателей, объясняющих современное состояние изучаемой проблемы. Результаты. Автором исследованы теоретико-методологические аспекты взаимодействии государства и бизнеса на региональном уровне. В статье рассмотрены основные показатели, характеризующие конструктивное взаимодействие государства и бизнеса, а также его ключевые цели и задачи. Применение. Полученные результаты могут быть использованы в дальнейших исследованиях особенностей и параметров межсекторного взаимодействия, в частности государства и бизнеса.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Бурдули В.Е. Теоретико-методологические подходы к изучению взаимодействия государства и бизнеса: региональный аспект // Креативная экономика. – 2020. – Том 14. – № 8. – С. 1693-1708. – doi: 10.18334/ce.14.8.110700

Burduli, V.E. (2020) Theoretical and methodological approaches to the study of interaction between government and business: regional aspect. Kreativnaya ekonomika, 14(8), 1693-1708. doi: 10.18334/ce.14.8.110700 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Основой взаимоотношений государства и бизнеса являются экономические отношения, поскольку как бизнес не может существовать отдельно от государства, так и государство тесно взаимодействует с бизнесом. Государство выступает в роли регулятора, определяющего законы, нормы и правила функционирования хозяйствующих субъектов. Бизнес за счет своих ресурсов и своего потенциала обеспечивает реализацию части государственных функций в социуме.

Под бизнесом мы понимаем экономическую деятельность, реализация которой осуществляется по желанию и за счет денежных средств собственника-предпринимателя с целью получения прибыли и реализации своего потенциала.

Гражданское законодательство дает следующее определение предпринимательской деятельности: это «…самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг…» [1].

В социальных науках имеется достаточно много определений предпринимательства, среди которых выделяются определения, постулирующие его инновационную сущность. Так, например, согласно определению Й. Шумпетера, целью предпринимательской деятельности является продвижение инноваций на рынок посредством рискового бизнеса. Ф.Ф. Хайек полагал, что сущность предпринимательской деятельности заключается в поиске новых возможностей и их дальнейшем изучении, причем данная деятельность напрямую связана с личной свободой индивида и его самостоятельным использованием ресурсов, знаний, способностей, информации. П. Самуэльсон также связывал предпринимательскую деятельность с новаторством, наделяя предпринимателя способностями нестандартно мыслить и идти к достижению поставленной цели. П. Друкер в содержание предпринимательства включал нововведения во всех сферах общественной жизни, также нововведения распространяются и на управление.

Исходя из перечисленных выше подходов, под предпринимательством следует понимать непрерывный поиск новых возможностей и новых потребностей конечных потребителей услуг или товаров, а также удовлетворение выявленных потребностей путем использования инновационных технологий и подходов, обеспечивающих производственный максимум на каждом этапе производства.

Без взаимодействия власти и бизнеса реализация данных функций представляется невозможной, поскольку для данной деятельности необходимы благоприятные внешние условия, которые могут быть созданы только государством.

Результаты исследования

Изучению теоретико-методологических аспектов взаимодействия государства и бизнеса посвящено достаточно много трудов российских и зарубежных авторов.

В основе современных теорий моделирования и изучения изменений социально-экономических и политических институтов общества лежат исследования П. Бурдье [5] (Burde, 2007), М. Олсона [16] (Olson, 1995), К. Поланьи [17] (Polani, 2002), С. Хантингтона [19] (Khantington, 2004) и других. В работах этих ученых заложены методологические основы анализа институциональных изменений, влияния социально-политических факторов на социально-экономические изменения. Данные методологические подходы обуславливают не только теоретическую направленность в изучении отношений бизнеса и государственных структур.

Системный подход к изучению взаимодействия государства и бизнеса представлен в трудах П. Лумана [14] (Luman, 2005) и Т. Парсонса [25] (Parsons, 1986), которые рассматривали власть как некий регулятор социальных систем, оказывающий на них коммуникативное воздействие. По Т. Парсонсу, индивиды, образуя коллективы, берут на себя определенные обязательства, которые могут полностью или частично не соответствовать их интересам, но их исполнение является очевидным, необходимым и обязательным для всех членов коллектива.

Среди российских политологов, социологов и экономистов можно выделить труды Дориной Е.А. [7] (Dorina, 2013), Киселя К.Ю. [11] (Kisel, 2013), Чириковой А.Е., Ледяева В.Г. [20] (Chirikova, Ledyaev, 2015), в которых представлены и описаны теоретико-методологические проблемы взаимодействия бизнеса и государства и предложены теоретические модели данного взаимодействия. Среди исследований, посвященных проблемам формирования и развития государственных механизмов поддержки бизнеса в условиях кризиса, а также особенностям поведения хозяйствующих субъектов в период кризиса, следует отметить работы Полякова Л.В., Вдовина И.А., Груздева В.С., Прохоровой А.А., Шохина А.Н. [4] (Shokhin, 2016) и других.

К числу зарубежных исследователей, изучающих проблемы взаимодействия бизнеса и власти, институционализации данного процесса, лоббирования интересов крупных корпораций, следует отнести работы Бемхагена П. [22] (Bemhagen, Mitchell, 2006), Боуэна П. [23] (Bouwen, 2001), Лейпхарта А. [13], Лембруха Дж. [24] (Lembruch, Schmitter, 1979), Шмиттера Ф. [21] (Shmitter, 1997), Шумпетера Й. [26] (Schumpeter, 2008) и других.

Проблемы развития государственно-частного партнерства (ГЧП), формы, модели и механизмы реализации проектов в данном контексте, региональные аспекты ГЧП рассмотрены в трудах Варнавского В.Г. [6] (Varnavskiy, 2011), Гусевой М.С., Житяевой Е.С. [9] (Zhityaeva, Guseva, 2016), Емельянова Ю.С. [8] (Emelyanov, 2012), Кочетковой С.А. [12] (Kochetkova, 2015) и других.

Несмотря на всестороннее изучение теоретико-методологических аспектов взаимодействия государства и бизнеса, исследовательский интерес представляет региональный уровень данного взаимодействия, который, на наш взгляд, является недостаточно глубоко изученным.

Как отмечалось выше, основой взаимодействия государства и бизнеса выступают экономические отношения. Основной целью бизнеса является систематическое получение прибыли и ее максимизация. Но это не единственная функция предпринимательства. Стремясь к увеличению прибыли, бизнес реализует еще и социально значимые функции, которые пересекаются и с функциями государства, то есть значительная доля предпринимателей ориентированы не только на свои интересы, но и на интересы всего общества.

Следует отметить, что взаимодействие государства и бизнеса строится на основе баланса интересов, то есть в данном случае речь идет об отсутствии необходимости тотального контроля за бизнесом со стороны государства.

Среди основных принципов взаимодействия государства и бизнеса можно выделить следующие:

· баланс интересов государства и бизнеса;

· демократизация взаимоотношений государства и бизнеса, проявляемая в прозрачности принимаемых управленческих решений;

· открытость власти и бизнеса перед социумом;

· стандартизация и информатизация взаимоотношений власти и бизнеса;

· пространственно-временная стабильность взаимодействия государства и бизнеса;

· ориентация и мотивация на построение взаимодействия между государством и бизнесом;

· направленность на достижение экономического роста и социального развития;

· ориентация на борьбу с коррупцией;

· партнерские взаимоотношения между государством и предпринимательством;

· сбалансированное воздействие рыночных и государственных механизмов на развитие экономических и социальных систем и отношений;

· создание и развитие новой образовательной среды для подготовки предпринимателей [3] (Ayrapetyan, 2014).

Таким образом, под взаимодействием государства и бизнеса мы понимаем двусторонне направленный процесс совместной деятельности власти и предпринимательства, ориентированной на развитие социально-экономической сферы в целом, а также ее отдельных элементов, учитывая их экономические интересы и ресурсы. Во взаимодействии бизнеса и власти особое внимание уделяется их сотрудничеству, основанному на балансе их интересов. Сотрудничество предполагает движение субъектов «в одном направлении», достижение общей цели на основе баланса интересов.

На современном этапе развития государственно-предпринимательских отношений выделяют две противоположные модели взаимодействия: плюралистическую и неокорпоративистскую. Причем следует отметить, что в реальности «в чистом виде» ни одна модель не существует. Мы встречаем смешанные модели и идентифицируем наиболее ярко выраженные признаки типа, вследствие чего относим к нему рассматриваемую форму взаимодействия власти и бизнес-структур.

Описывая плюралистическую и корпоративистскую модели взаимодействия бизнес-структур и власти, многие ученые обращаются к трудам Й. Шумпетера.

Так, для плюралистической модели свойственно наличие большого количества объединений, которые конкурируют друг с другом, не контролируются государством и не обладают монополией, государство занимает пассивную позицию. Конкуренция является движущей силой развития экономики и общества, а прибыль рассматривается как показатель успешности. Государство занимает внешнюю позицию, не вмешивается в экономику, а разрабатывает правила и постулаты регулирования и разрешения конфликтов в бизнес-среде, а также разрабатывает инструменты поддержки внешнеэкономических отношений.

Отличительными чертами плюралистической модели являются:

· большое количество бизнес-структур, которые конкурируют между собой за влияние на государство и политику;

· независимое положение государства в отношении бизнес-объединений и структур, которые постоянно продолжают выдвигать предложения, некоторые из которых могут быть институциализированы государством [11] (Kisel, 2013).

Корпоративистская (неокорпоративистская) модель отличается существованием ограниченного количества бизнес-объединений, причем данные коалиции (союзы) имеют определенную иерархию и обладают правом выражения своих интересов. Бизнес-объединения участвуют в планировании, развитии и реализации государственной политики. В основе взаимоотношений власти и бизнеса лежат партнерство и сотрудничество, а не конкуренция. Основной акцент делается не на получении индивидуальной прибыли, а на развитии и поддержании национальной экономики в целом, на сохранении необходимого уровня жизни и предотвращении возможных кризисных явлений, то есть бизнес-объединения несут еще и социальные обязательства. Государство выступает в роли экономического агента и разрабатывает общие для всех «правила игры». Поскольку государство несет социальные обязательства перед обществом и является гарантом социальных прав и свобод, оно может диктовать правила взаимодействия и выдвигать требования бизнес-объединениям. Конфликты регулируются и разрешаются посредством переговоров между заинтересованными сторонами, обращение в суд возможно в том случае, если все способы досудебного решения вопросов не принесли результата.

В 60–70 гг. XX в. в Швеции, Норвегии, Нидерландах, Финляндии и Австрии формируется новое направление корпоративизма – неокорпоративизм, отличительной особенностью которого становится взаимодействие государства и корпоративных ассоциаций на добровольной основе, несмотря на то, что корпорации являются составными частями государства.

Описывая корпоративистскую модель, в качестве ключевых особенностей Ф. Шмиттер указывал следующие:

· официальное признание бизнес-объединений со стороны государства;

· отсутствие конкуренции;

· наличие монополии на представительство в определенной области, а также наличие монопольного права на взаимодействие с властными структурами от лица объединения [21] (Shmitter, 1997).

Наряду с общепринятыми мировыми моделями взаимодействия власти и бизнеса в российской современной политологии можно выделить еще ряд существующих моделей.

В работах Моисеева В.В., Ницевича В.В., Ницевича В.Ф. Шуртухиной Е.А предложено пять моделей взаимодействия бизнеса и власти:

1. Партнерство, предполагающее формирование партнерских взаимоотношений бизнеса и власти, ориентированных на социально-экономическое развитие страны в целом и регионов в частности. Власти принимают решения в отношении бизнеса после проведения консультаций с последним. Для партнерских отношений характерен обмен ресурсами между властью и бизнесом: как экономических, так и административных, политических, информационных и прочих.

2. Патронаж, характерными чертами которого является опека крупного бизнеса со стороны региональной власти, что приводит к их объединению. Данная модель представляет двустороннюю выгоду: для бизнеса она открывает возможность получения госзаказов и избегания лишних проверок, для властных структур – получение откатов и взяток.

3. Подавление и принуждение, предполагающее административное давление на бизнес со стороны власти для экономического и социального развития региона.

4. Невмешательство со стороны власти, характеризующееся отсутствием участия властных структур в социальной политике, реализуемой бизнесом.

5. Социальное партнерство, объединяющее интересы бизнеса и власти [15] (Nitsevich, 2013).

Анализируя взаимодействие органов государственной власти и бизнеса на региональном уровне, Р.Ф. Туровский также определил пять моделей:

1. Функциональная модель, характеризуется определенной дистанцией между органами власти и бизнесом, которые при возникновении необходимости могут решать проблемы сообща (данная модель зависит от типа лидерства в регионе).

2. Партнерская модель, предполагает сотрудничество между властью и бизнесом, где обе стороны ориентированы на решение социально-экономических задач региона.

3. Модель государственного патронажа, определяет доминирующее положение власти, осуществляющей контроль за бизнес-структурами и подавляющее воздействие, что приводит к формированию лояльных и нелояльных бизнес-структур, а также обеспечивает появление льгот и преимуществ для первых.

4. Симбиотическая модель, ориентирована на взаимопроникновение (сращивание) бизнеса и власти, то есть в регионе представлен доминирующий игрок, который очень тесно взаимодействует с органами власти, его интересы становятся приоритетными. Наблюдается зависимость власти от бизнеса.

5. Конфликтная модель демонстрирует отсутствие устойчивых взаимоотношений между органами власти и бизнесом и характеризуется наличием противоречий, которые могут переходить в острую борьбу за владение ресурсами. В данном случае в регионе могут наблюдаться отсутствие единого центра и разрозненные союзы между отдельными чиновниками и бизнесом [18] (Turovskiy, 2009).

В настоящее время существует достаточно большое количество моделей взаимодействия органов власти и бизнеса. Как мы видим из предложенных выше моделей, наиболее эффективной и конструктивной является партнерская модель, которая предполагает сотрудничество между властью и бизнесом для решения социально-экономических проблем региона. Но все же следует отметить, что «в чистом виде» в действительности ни одна модель не представлена, мы можем наблюдать сочетание нескольких видов моделей и выделять доминирующую.

Киварина М.В. в своей работе «Государство и бизнес: эволюция форм взаимодействия» выделяет в современной России две базовые модели взаимодействия власти и бизнеса: атомистическую и ассоциированную [10] (Kivarina, 2014). Атомистическую модель представляют экономически слабые бизнес-сообщества, взаимодействие между которыми носит конкурирующий характер, а с государством связь является односторонней или двусторонней. Государство играет роль внешней силы, которая разрабатывает правила, регулирующие экономические взаимоотношения, возникающее конфликтное взаимодействие, а также меры поддержки национальной экономики на международной арене. Ассоциированная модель характеризуется сильной позицией бизнеса, взаимодействие между бизнес-структурами строится на основе сотрудничества, целью которого является развитие национальной экономики. В этой модели государство выступает в роли субъекта, разрабатывающего и соблюдающего правила игры. Поскольку ассоциированная модель определяет ответственность со стороны государства за развитие гражданского общества и дает возможность выдвигать определенные требования к бизнес-структурам, которые приобретают позиции социально ответственных акторов. Для данной модели свойственно взаимодействие не отдельных предпринимателей. Ассоциации предпринимателей должны быть официально зарегистрированы, данные объединения имеют право принимать участие в выработке и принятии политических решений, но взамен они берут на себя обязательства по выполнению части социальных функций, которые закреплены за государством.

Подобно предыдущей типологизации, в реальной жизни предложенные модели не существуют «в чистом виде», можно наблюдать их смешение. Атомистическая модель свойственна для развивающихся стран, ассоциированная – для развитых, поэтому можно сказать, что вторая модель является эволюционным продолжением первой.

В ходе научных исследований в контексте двух моделей – атомистической и ассоциированной – были разработаны четыре формы взаимодействия государства и бизнеса:

· Частное взаимодействие бизнеса и власти, характерное для атомистической модели, предполагает взаимодействие разрозненных бизнес-структур с органами власти. Ни властные, ни бизнес-структуры не могут диктовать условия и правила взаимодействия. Государство занимается законотворческой деятельностью, контролирует реализацию принятых законов, обеспечивает национальную безопасность, производит и накапливает социальные блага, реализует функции социальной защиты населения. В том случае, если государство самостоятельно не справляется с решением задач в социально-экономической сфере в связи с нехваткой финансирования, оно заключает соглашения с бизнес-структурами по поводу распределения общественной нагрузки в обмен на государственную поддержку и защиту. Размеры поддержки зависят от вклада бизнеса в решение социально-экономических проблем региона.

· Лидерство власти, распространенное в атомистических моделях, является односторонней формой взаимодействия бизнеса и власти и носит директивный характер, где условием выхода на рынок для предпринимателей становится реализация социальных функций.

· Лидерство бизнеса, подобно лидерству власти, так же представляет собой односторонние отношения. В этом случае власть номинально принадлежит государству, а фактически находится в руках крупных компаний, руководители которых могут входить в органы государственной власти. Результатом сложившейся ситуации является неравномерное распределение социальных функций в сторону бизнеса, фактически выполняющего значимую их долю, поэтому бизнес-структуры становятся основной движущей силой социально-экономического развития региона.

· Партнерство бизнеса и власти характеризуется осознанием бизнесом и властью необходимости сотрудничества. На основе конструктивного диалога власти выстраивают взаимовыгодные взаимоотношения с бизнес-структурами с целью решения социально-экономических задач региона. В данном диалоге участвуют не отдельные предприниматели, а бизнес-объединения. Причем данное партнерство имеет две формы, которые предполагают двустороннее или многостороннее взаимодействие, можно сказать, что вторая форма является эволюционным продолжением первой [10] (Kivarina, 2014).

Партнерство бизнеса и власти становится социальным партнерством, если к этому взаимодействию подключаются общественные организации. Трудовой кодекс РФ дает следующее определение социального партнерства: «Социальное партнерство в сфере труда – система взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), органами государственной власти, органами местного самоуправления, направленная на обеспечение согласования интересов работников и работодателей по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений» [2]. В контексте взаимодействия власти и бизнеса социальное партнерство рассматривается как социальный институт, регулирующий взаимоотношения между государством, бизнесом и обществом для решения социально-экономических и экологических проблем социума, приобретающий форму корпоративно-социальной ответственности.

Данные модели обеспечивают диалог между бизнес-структурами и государством на основе общих интересов, направленных на социально-экономическое развитие региона.

В настоящее время одной из форм взаимодействия бизнеса и власти являются открытые экономические форумы, которые проводятся как на региональном, так и на федеральном уровне. Проведение экономических форумов способствует выстраиванию открытого диалога, поиску путей решения социально-экономических проблем как на региональном уровне, так и во всей стране в целом.

Особенности и модели взаимодействия органов власти и представителей крупного, среднего и малого бизнеса в регионах России зависят от многих факторов. Ниже предложена матрица, отражающая типы взаимодействия власти и бизнеса в зависимости от проявления их силы и (или) слабости (рис. 1.).

Рисунок 1. Матрица взаимодействия бизнеса и власти на региональном уровне

Источник: составлено автором на основе работ [11, 15, 20] (Kisel, 2013; Nitsevich, 2013; Chirikova, Ledyaev, 2015).

Позиция 1 предполагает два варианта взаимодействия бизнеса и власти. В случае подавления между органами власти и бизнесом отсутствует конструктивное взаимодействие, государство без участия бизнес-структур единовластно принимает ключевые решения и реализует их. При патронаже региональные власти поддерживают бизнес.

Позиция 2 может демонстрировать две противоположные модели взаимодействия: партнерство или конфликт. При первой наиболее привлекательной модели взаимодействия бизнес и власть равноправны, сильны, строят взаимовыгодное сотрудничество. Для конфликтного взаимодействия характерно наличие противоречий, переходящих в борьбу за пользование ресурсами.

Позиция 3 предполагает стратегию невмешательства, что отличается слабостью как власти, так и бизнеса. Государство в данном случае не обращает внимания на бизнес, не оказывает поддержки. Данная модель свойственна для кризисных и переходных периодов.

Для позиции 4 свойственно то, что сильные бизнес-структуры оказывают существенное воздействие на принимаемые органами государственной власти решения. Модель захвата власти характерна для регионов и городов, где крупные предприятия обеспечивают занятость населения и реализуют налоговые поступления (например, так называемые градообразующие предприятия).

Предложенная матрица поможет определить тип взаимодействия власти и бизнес-структур на региональном уровне при оценке силы и (или) слабости проявления сторон.

Заключение

В ходе проведенного исследования были сделаны следующие заключения:

1. Изучение теоретико-методических аспектов взаимодействия бизнеса и власти носит основополагающий характер, позволяющий в дальнейшем детально анализировать особенности данного взаимодействия, выявлять факторы, влияющие на него, идентифицировать проблемы, а в дальнейшем разрабатывать рекомендации по его совершенствованию.

2. В настоящее время существует достаточно много моделей взаимодействия бизнеса и власти. В данной статье предложена матрица, синтезирующая в себе несколько подходов к выделению моделей взаимодействия бизнес-структур и власти, в зависимости от их силы и (или) слабости.

3. Особенности взаимодействия между бизнесом и властными структурами определяются большим спектром факторов, к числу которых следует отнести как социально-экономическое развитие региона, так и стиль управления.

4. В кризисные периоды модель взаимодействия бизнеса и власти может меняться, обнаруживая новые пути и технологии решения социально-экономических проблем общества.

Заявленная тема исследования требует дальнейшего изучения, особенно в контексте социальной политики государства и развития социально ответственного бизнеса.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 16.12.2019, с изм. от 28.04.2020) // Официальный сайт компании «Консультант Плюс»: www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142 (Дата обращения 08.05.2020).
2. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 24.04.2020)// Официальный сайт компании Консультант плюс: www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34683 (Ст. 23). (Дата обращения 21.05.2020.
3. Айрапетян Л.Н. Взаимодействие власти и бизнеса при разработке и реализации целевых программ: дис. ... канд. экон. наук: 08.00.05 /Айрапетян Лиана Нарэновна – Москва, 2014. – 188 с.
4. Бизнес и власть в России: взаимодействие в условиях кризиса [Текст]: коллект. монография / науч. ред. и рук. авт. колл. А. Н. Шохин; координатор проекта И. Б. Орлов; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2016. – 279, [1] с. Бизнес и власть в России: теория и практика взаимодействия / науч. ред. и рук. авт. колл. А. Н. Шохин. М.: НИУ ВШЭ, 2011. – 352 с.
5. Бурдье П., Социальное пространство: поля и практики. – СПб., 2007.
6. Варнавский В.Г. Государственно-частное партнерство: некоторые вопросы теории и практики// Мировая экономика и международные отношения. – 2011. – № 9. – С. 41–50.
7. Дорина Е.А. Взаимодействие государства и бизнес-корпораций в современной России: автореф. дис. ... канд. полит. наук: 23.00.02 / Дорина Евгения Анатольевна. – Москва, 2013, 21 с.
8. Емельянов, Ю. С. Государственно-частное партнерство в инновационной сфере: зарубежный и российский опыт. – М.: УРСС: Книжный дом «Либроком». – 2012. – 253 с.
9. Житяева Е.С., Гусева М.С. Формы, модели и механизмы реализации инвестиционных проектов на основе государственно-частного партнерства // Региональное развитие: электронный научно-практический журнал. 2016. № 5(17). URL: https://regrazvitie.ru/formy-modeli-i-mehanizmy-realizatsii-investitsionnyh-proektov-naosnove-gosudarstvenno-chastnogo-partnerstva/ (Дата обращения: 14.05.2020).
10. Киварина М.В. Государство и бизнес: эволюция форм взаимодействия // Государственночастное партнерство. – 2014. – Том 1. № 1. – С. 57-72. - http://www.creativeconomy.ru/journals/index.php/ppp/article/view/27/
11. Кисель К.Ю. Современные модели взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти: дис. ... канд. полит. наук: 23.00.02 / Кисель Кирилл Юрьевич – Москва, 2013. – 176 с.
12. Кочеткова С. А. Развитие государственно-частного партнерства в регионе: организационно-правовой механизм // Научный журнал НИУ ИТМО. Серия: Экономика и экологический менеджмент. – 2015. – № 1. – С. 113-120.
13. Лейпхарт А. Многосоставные общества и демократические режимы. – Электронный ресурс: http://www.civisbook.ru/files/File/Leiphart_1992-_1.pdf (Дата обращения: 13.05.2020).
14. Луман Н. Медиа коммуникации. Пер. с нем. А. Глухов, О. Никифоров. –Москва: Логос, 2005.
15. Ницевич В.Ф. Взаимодействие власти и бизнеса: институциональные механизмы и пути совершенствования (в соавторстве с Моисеевым В.В., Ницевич В.В., Шуртухиной Е.А.) – Орел: Изд-во Орловский филиал РАНХиГС, 2013. – 256 с.
16. Олсон М. Логика коллективных действий. Общественные блага и теория групп / Пер. с англ. Е. Окороченко. – М.: Фонд Экономической Инициативы, 1995.
17. Поланьи К., Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени. – СПб., 2002.
18. Туровский Р.Ф. Региональные модели взаимодействия между деловыми и властными элитами: современные процессы и их социально-политические последствия. Итоговый аналитический доклад. 2009 [Электронный ресурс] politcom – Режим доступа: http://www.politcom.ru/8474.html (Дата обращения: 15.05.2020).
19. Хантингтон С., Политический порядок в меняющихся обществах. –М.,2004
20. Чирикова А.Е., Ледяев В.Г. Власть в малых российских городах: модели взаимодействия исполнительной и представительной власти // Мир России: Власть и бизнес. – 2015. – № 3. – С. 6-32.
21. Шмиттер Ф. Неокорпоративизм // Полис. –1997. – № 5. (Электронный ресурс: http://www.civisbook.ru/files/File/Shmitter_1997_2.pdf (Дата обращения 13.05.2020).
22. Bemhagen P., Mitchell N. Global Corporations and Lobbying in the European Union. II University of Aberdeen.Department of Politics and International Relations. Aberdeen, 2006.
23. Bouwen P. Corporate Lobbying in the EU: Towards a Theory of Access. Working paper SPS 01/5. EUI. 2001.
24. Lembruch G., Schmitter P. Trends Towards Comporativs Intermediation. Beverly Hills and L., 1979.
25. Parsons T. Power and the Social System // Power / Ed. by S. Lukes. Oxford: Blackwell, 1986.
26. Schumpeter J.A. Theory of economic development. M., 2008.