Институциональный механизм формирования умных городов

Семячков К.А.
Institutional mechanism for smart cities development - View in English
Аннотация:
Цель настоящего исследования заключается в разработке институционального механизма формирования умного города. В работе показано, что одним из перспективных направлений развития современных городов является концепция умного города, основой реализации которой являются цифровые технологии. В исследовании проведена систематизация институтов, влияющих на формирование и развитие умных городов на основе таких критериев, как место их возникновения, масштаб, уровень формализации, степень влияния. Показано, что для развития инициатив в области формирования умных городов крайне важны инклюзивные институты, способствующие вовлечению населения в процессы реализации проектов по формированию умной городской среды. В работе представлен институциональный механизм формирования умных городов, демонстрирующий возможные причины неэффективности проектов в области цифровизации городской среды и показывающий, каким образом институциональная среда влияет на возможности реализации проектов по цифровизации. Представленные результаты исследования могут быть использованы при реализации проектов в области формирования и развития умных городов.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Семячков К.А. Институциональный механизм формирования умных городов // Креативная экономика. – 2020. – Том 14. – № 8. – doi: 10.18334/ce.14.8.110685

Semyachkov, K.A. (2020) Institutional mechanism for smart cities development. Kreativnaya ekonomika, 14(8). doi: 10.18334/ce.14.8.110685 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Города выступают важными точками роста современной экономики и все чаще воспринимаются как центры предпринимательской и инновационной активности. Влияние цифровых технологий способствует быстрому распространению знаний в густонаселенных городских условиях. В этой связи цифровые технологии все чаще рассматриваются в качестве основы для развития современных городов, базовым элементом реализации концепции умного города (smart city), которая получила широкое распространение среди ведущих городов мира в последние десятилетия [1] (Ojo, Curry, Janowski, Dzhusupova, 2015).

Развитие цифровых технологий изменило функционирование современных социально-экономических систем разного уровня: предприятий, городов, стран. Городские службы теперь могут опираться на данные в режиме реального времени и подстраиваться под граждан [2] (AlAwadhi, Scholl (Jochen), 2013). Главная цель муниципальных властей в современных условиях заключается не столько в повышении функциональной эффективности конкретных услуг, сколько в более широкой поддержке и продвижении широких общественных преобразований, которые могут способствовать повышению качества жизни граждан независимо от уровня их доходов, возраста или других аспектов [3, 4] (Macke, Casagrande, Sarate, Silva, 2018; Van den Bergh, Viaene, 2016). Например, проблемы в области защиты окружающей среды часто вызваны сложными отношениями отдельных лиц, организаций и учреждений и все чаще характерны для большинства городов независимо от их особенностей. В настоящее время существует значительное число исследований различных аспектов умных городов, в том числе технологического [5, 6] (Lee, Phaal, Lee, 2012; Jin, Gubbi, Marusic, Palaniswami, 2014), социального [7, 8] (Lee, Lee, 2014; Cardullo, Kitchin, 2019), экологического [9, 10] (Colding, Barthel, 2017; Ahvenniemi, Huovila, Pinto-Seppä, Airaksinen, 2017), информационного характера [11, 12] (Li, Dai, Ming, Qiu, 2016; Hashem, Chang, Anuar, Adewole, Yaqoob, Gani, Chiroma, Ejaz, 2016). При этом, как отмечают ряд исследователей, для реализации концепции умного развития городов необходимы глубокие изменения в самой структуре и организации современного общества [13] (Van Waart, Mulder, de Bont, 2016). Такие изменения предполагают развитие инновационной институциональной среды, создание институциональных механизмов, способствующих реализации проектов в области формирования умных городов.

Исходя из этого, целью настоящей работы является разработка институционального механизма формирования умных городов. В процессе достижения этой цели были рассмотрены особенности концепции умного города, определено понятие институциональной среды умного города, рассмотрены возможные подходы к классификации институтов умного города, представлен авторский подход к реализации институционального механизма формирования умных городов. Основная гипотеза исследования заключается в том, что институциональная среда играет важнейшую роль в вопросе формирования умных городов. Научная новизна настоящего исследования заключается в развитии положений институциональной теории касательно организации умных городов в условиях формирования цифрового общества.

Объектом исследования являются процессы формирования умных городов. Методом исследования является институциональный анализ процессов формирования умных городов. Алгоритм исследования был следующим: проанализировали совокупность исследований по развитию умных городов, выделили основные компоненты институционального механизма формирования умных городов и их взаимосвязь, определили последовательность развития умных городов (инициация, инвенция, имитация, адаптация), при обсуждении результатов обозначили возможности реализации данного механизма в рамках развития современных городов.

Города в эпоху цифровизации

Несмотря на то, что современные города используют различные подходы для решения усугубляющихся социально-экономических и экологических проблем, в возникающих решениях можно увидеть общую закономерность: все они используют цифровые технологии для решения этих проблем. Новые решения в области цифровых технологий, такие как мобильная связь, социальные сети, «Интернет вещей» и облачные вычисления, все чаще ставят конечного пользователя в центр инновационных процессов, перенося акцент с технологий на людей. Таким образом, цифровые технологии не только способствуют повышению эффективности, но и являются ключевым фактором новых форм организации социально-экономических систем разного уровня. Новые модели взаимодействия муниципальных властей и граждан формируют партнерские отношения для предоставления услуг, обеспечения прозрачности и содействия эффективному управлению на местном уровне [14] (Snow, Håkonsson, Obel, 2016).

Комплексный подход к развитию городской среды на основе концепции умного города предполагает применение аналогичной логики во всех функциональных элементах города, включая транспорт, управление отходами, мониторинг качества воздуха и воды и другие аспекты городской среды. Такая концепция основана на широком использовании сложной цифровой инфраструктуры, способной детальным образом анализировать происходящие в городе процессы. Современные коммуникационные технологии позволяют объединить все данные в единую систему мониторинга городских процессов, а интерактивные системы управления на основе анализа представленных данных позволяют напрямую управлять текущими процессами, адаптируя их к конкретным потребностям и обстоятельствам [15, 16] (Petrolo, Loscrì, Mitton, 2015; Huston, Rahimzad, Parsa, 2015).

Практика реализации концепции умных городов в разных странах показывает, что сложившиеся противоречия в области городского управления можно решить только с помощью вовлечения населения в процессы управления современными городами. Таким образом, города, в которых ожидаются перемены, могут сделать выбор в пользу открытости гражданских инноваций [17] (Shelton, Zook, Wiig, 2014). В таких условиях самым важным элементом развития городской среды становятся не технические или финансовые аспекты, а институциональные преобразования, необходимые для успешной реализации концепции умного города. В этой связи можно отметить по крайней мере две важные особенности реализации концепции умных городов в современных условиях. Во-первых, методы управления современными городами смещаются от директивного управления к управлению открытыми инновационными процессами, что требует развития инструментов сотрудничества и вовлечения широкого круга заинтересованных сторон в процессы принятия управленческих решений. Во-вторых, чтобы создать условия для плодотворного участия заинтересованных сторон, необходимо формирование прозрачной системы принятия решений на муниципальном уровне, развитие инклюзивных институтов городского развития. Таким образом, главным принципом управления становится не планирование социально-экономических показателей развития, а формирование прозрачной системы управления, вовлечение граждан в процессы управления и разделение совместной ответственности и рисков муниципального развития [18] (Bergh, Viaene, 2015). При этом возможности, альтернативы, риски и угрозы реализации проектов по цифровизации городской среды должны рассматриваться в различных плоскостях. Для муниципальных структур задача состоит не столько во внедрении новейших технологий, сколько в том, чтобы создать условия для социальной трансформации, гарантируя открытость и прозрачные условия принятия решений, в которых могут развиваться гражданские инновационные процессы [19, 20] (Popov, Semyachkov, Fayruzova, 2019; Crivello, 2014).

Институты формирования умного города

Институциональная среда является важнейшим фактором трансформации современных городов [21] (Ramírez de la Cruz, 2009). Представляя собой набор институтов, институциональных соглашений и механизмов, устанавливающих правила взаимодействия экономических агентов на различных этапах формирования умного города, институциональная среда может стать фактором как повышения результативности реализации проектов по цифровизации городской среды, так и существенным образом затормозить этот процесс.

В современной научной литературе описано множество подходов к классификации, систематизации, типологии экономических институтов. Среди основных критериев, наиболее часто встречающихся при систематизации институтов, можно отметить: степень формализации того или иного института (формальные и неформальные), сферу применения (экономические, социальные, политические, экологические), масштаб распространения (масштаб предприятия, отрасли, страны), уровень территориального образования (муниципальные, региональные, национальные, международные), уровень эффективности (эффективные, неэффективные), отраслевую принадлежность (транспорт, энергетика и т.д.), особенности воздействия (сдерживающие и стимулирующие, прямого и косвенного воздействия), место возникновения (эндогенные и экзогенные). В целом отметим, что выбор критериев для классификации экономических институтов зависит от задач, которые ставит перед собой тот или иной исследователь. С нашей точки зрения, важнейшим условием для развития умных городов являются инклюзивные институты, способствующие вовлечению граждан в процессы развития городской среды.

Основными категориями новой теории являются понятия инклюзивных и экстрактивных институтов. Под инклюзивными понимаются такие институты, которые разрешают и стимулируют участие больших групп населения в экономической активности, что, в свою очередь, позволяет наилучшим образом использовать их таланты и навыки. Иными словами, инклюзивные институты обеспечивают вовлечение в экономический круговорот широких масс и, соответственно, большого объема человеческого капитала. Экстрактивные институты ограничивают участие масс в экономическом круговороте и отводят им место эксплуатируемой социальной группы, не способной продуктивно использовать имеющейся у нее человеческий капитал [22] (Acemoglu, Robinson, 2012). Инклюзивные институты запускают цикл по созданию и эффективному приложению человеческого капитала, что продуцирует инновации и новые технологии, а это, в свою очередь, ведет к росту эффективности производства, более активному экономическому росту и возрастанию общественного благосостояния. Более высокий уровень жизни и более демократичные институты взаимодействия экономических агентов ведут к постоянному переосмыслению и совершенствованию существующих институтов, делая их еще более инклюзивными.

В центре внимания многих современных исследователей институциональной экономики находится вопрос о влиянии институтов на социально-экономическое развитие [23, 24] (Plotnikov, Zhigunov, 2014; Shelton, Lodato, 2019). Важным фактором развития современных городов является сочетание различных характеристик институтов и их влияние на процессы цифровизации городской среды. К примеру, ограничивающие или сдерживающие нормы взаимодействия выступают серьезным препятствием для реализации проектов в области развития умных городов. Напротив, стимулирующие или поддерживающие институты формируют благоприятную среду для реализации проектов по цифровизации городской среды [25] (Istomin, 2009).

Еще одним условием успешной реализации проектов в области формирования умных городов является экзогенная институциональная среда, представляющая собой набор норм и правил формирования умных городов в международном и национальном законодательстве, а также неформальные принципы внедрения цифровых технологий в городскую среду, характерные для той или иной территории. Одним из основных критериев систематизации институтов экзогенной среды является масштаб распространения института. В рамках исследования проектов в области цифровизации городской среды можно выделить международный, национальный, региональный уровни.

Другим критерием систематизации институтов экзогенной среды является характер и степень воздействия на проекты по цифровизации городской среды. С целью анализа экзогенной институциональной среды можно выделить стимулирующие и сдерживающие институты. Примером стимулирующих институтов являются институты поддержки реализации проектов по цифровизации городской среды. Ограничительные меры по распространению технологий препятствуют реализации проектов по формированию умных городов и являются примерами сдерживающих институтов. Для более детального раскрытия институциональной среды умных городов рассмотрим более детально формальные институты цифровизации городского пространства (табл. 1).

Таблица 1

Формальные институты развития умных городов

Уровень
Тип воздействия
Поддерживающий
Сдерживающий
Международный
Международные стандарты в области развития умных городов
Международные организации поддержки развития цифровых технологий
Институты распространения знаний и технологий
Санкции в области торговли высокотехнологичной продукцией в сфере цифровых технологий
Ограничения по движению трудовых, финансовых ресурсов
Национальный
Национальные стандарты формирования умных городов
Государственные программы развития цифровой экономики
Государственно-частное партнерство
Льготное налогообложение компаний цифрового сектора экономики
Институты трансфера технологий
Неэффективные нормы правового обеспечения и законодательства, в частности в сфере работы с цифровыми данными, интеллектуальной собственностью
Региональный
Региональные стратегии развития цифровой экономики и умных городов
Региональные институты поддержки высокотехнологичных компаний
Неэффективные нормы законодательства и правого обеспечения на региональном уровне
Источник: составлено автором.

Эндогенная институциональная среда представляет собой совокупность внутренних норм и правил реализации проектов по цифровизации городской среды. В связи с тем, что реализация проектов по формированию умных городов сопряжена с развитием в таких направлениях, как умная экономика, умная городская среда, умная окружающая среда, умные люди, умная мобильность, умное управление, целесообразно структурировать институты эндогенной среды по этим направлениям. В качестве второго критерия систематизации институтов рассмотрены стадии жизненного цикла проектов по цифровизации городской среды (табл. 2).

Таблица 2

Примеры эндогенных институтов формирования умных городов

Направления умного города
Стадии инновационного процесса
Инициация
Инвенция
Имитация
Адаптация
Умная экономика (smart economy)
Институты генерации идей в области умной экономики
Институты стратегического планирования
Практики проектирования решений в области умной экономики
Институты привлечения ресурсов
Институты диффузии инноваций, институты трансляции наилучших решений
Институты организационных изменений, реинжиниринга бизнес-процессов
Умная городская среда (smart living)
Институты инициации проектов в области развития городской среды
Институты вовлечения граждан в процессы управления городской средой
Институт связи с общественностью (вовлечение населения)
Институты распространения и анализа информации, институты коммуникаций
Институты мониторинга и анализа изменений городской среды
Умная окружающая среда (smart environment)
Экологические программы и проекты
Институты мониторинга состояния окружающей среды
Институты зеленой экономики
Институты стандартизации качества окружающей среды
Институты распространения экологической информации
Институты мониторинга изменений в экологической сфере
Умные люди (smart people)
Инициативы и стратегии повышения качества человеческого капитала
Институты переподготовки кадров
Институты онлайн-образования
Институты стандартизации качества образования и подготовки кадров
Институты реинжиниринга процессов в сфере образования, здравоохранения
Умная мобильность (smart mobility)
Инициативы в области развития транспортной системы города
Институты шеринга транспортных средств
Институты трансфера инноваций в транспортной сфере
Институты мониторинга изменений в транспортной сфере
Умное управление (smart governance)
Институты генерации инициатив в области умного управления
Институты электронного правительства
Институты трансфера практик управления умными городами
Институты вовлечения граждан в процессы управления
Институты реинжиниринга процессов управления городской средой
Источник: составлено автором.

Институциональный механизм формирования умных городов включает правовые, экономические, организационные формы воздействия на процессы цифровизации городской среды. Одну из ведущих ролей в процессах цифровизации городской среды играют государственные и муниципальные структуры, которые осуществляют регулирование в сфере развития цифровой экономики с помощью прямых и косвенных методов. К примеру, прямое воздействие на процессы цифровизации может проявляться в форме прямого бюджетного финансирования, образования и использования внебюджетных средств и фондов, субсидирования определенных проектов в области умного города.

Институциональный механизм в широком понимании является связующим звеном организации и самоорганизации агентов в сложной системе социально-экономических отношений, обеспечивая формирование, функционирование и развитие соответствующей системы институтов или институциональной среды [26] (Zaloznaya, Taspaev, 2006). Зачастую неформальные институты выступают в качестве новых средств, облегчающих взаимодействие между отдельными участниками социально-экономических взаимодействий, которые трансформируются со временем в устойчивые формализованные нормы, или формальные институты. Действие организационного механизма может направлять траекторию процессов самоорганизации таким образом, что начинают проявляться негативные по своей сути неформальные институты. В итоге хозяйственный механизм деформируется, теряет целостность и способность выполнять свою основную функцию [27] (Salyev, 2006). Таким образом, институциональный механизм выступает в качестве инструмента для координации взаимодействий экономических агентов [28] (Zhuk, 2009). Можно сказать, что данный механизм представляет собой набор способов и правил, благодаря которым при повторяющихся, совпадающих условиях происходит взаимодействие в рамках функционирования социально-экономических систем разного уровня: предприятий, городов, стран. Такая повторяемость условий вызвана необходимостью получения одними субъектами точной информации о поведении других субъектов в целях прогнозирования действий последних, без чего невозможно устойчивое социально-экономическое взаимодействие [29] (Lebedeva, 2003). Эффективное функционирование социально-экономической системы невозможно без институциональной компоненты, которая обеспечивает устойчивые связи отдельных элементов, а структура характеризуется наличием взаимосвязи между процессами формирования и внедрения институциональных ограничений в хозяйственную жизнь, их использованием и коррекцией, временной последовательностью их применения, совокупностью обратных связей. Такой подход к структуре институционального механизма позволяет выделить следующие функциональные блоки: формирование норм и правил; реализация и контроль над соблюдением норм и правил; коррекция норм и правил; интернализация формальных норм и правил [30] (Migunov, 2017).

Институциональный механизм формирования умных городов

Анализ взаимодействий по поводу реализации проектов в области формирования умных городов позволил разработать институциональный механизм формирования умных городов, представленный на рисунке 1.

Рисунок 1. Институциональный механизм формирования умных городов

Источник: составлено автором.

Как показывает опыт реализации проектов по цифровизации городской среды и формирования умных городов, целый ряд компонент институционального механизма по формированию умных городов остается неразвитым, соответственно, тормозит эффективное развитие цифровизации различных сфер городской среды. Поэтому целесообразным было бы создание концепции институционального механизма управления деятельностью по цифровизации городской среды, основной направленностью которой стало бы формирование комплексной и сбалансированной институциональной среды цифрового развития современных городов. В общих чертах можно выделить следующие принципы этой концепции [31, 32] (Zakirova, 2011; Popov, Semyachkov, 2018):

- максимально быстрый выход создаваемых при государственной поддержке инновационных субъектов на режим самоокупаемости;

- баланс интересов государства, муниципалитета, бизнеса и населения, достигаемый формированием при государственной поддержке инфраструктурных элементов инновационной системы с последующим тиражированием технологий инновационного и синергетического менеджмента и технологий финансирования на другие города;

- использование в инновационной системе технологий и форм государственной и негосударственной поддержки;

- стимулирование синергетических эффектов инновационных проектов.

Важное значение имеют взаимосвязи между различными институтами формирования умного города. Такие взаимосвязи между институтами формирования умного города поддерживают, стимулируют и регулируют процессы цифровизации городской среды. Среди основных норм формирования умных городов можно отметить следующие институты [33] (Podgornova, 2009).

1. Подготовка и переподготовка научных и инженерных кадров, менеджеров инновационного бизнеса, специалистов в области интеллектуальной собственности.

2. Предоставление квалифицированных технических и консультационных услуг при реализации инновационных проектов.

3. Содействие коммерциализации научных разработок.

4. Готовые идеи, проекты, разработки, результаты научной и инновационной деятельности.

5. Обучение специалистов и организация стажировок.

6. Передача, продажа и обмен результатами интеллектуальной деятельности.

7. Предоставление юридических, финансовых, информационных, технологических, маркетинговых и других услуг.

8. Создание правовых и организационных механизмов инновационной деятельности.

9. Финансирование инновационных проектов.

Отметим, что усиливающаяся дифференциация уровней инновационного развития территорий негативно влияет на скорость распространения технологий. Для повышения инновационного потенциала современных городов нужен переход к инновационному развитию экономики, что потребует не только разработки системы приоритетов, но и соответствующего изменения институциональной среды [34] (Kochetkov, Semenova, Budagov, Kochetkova, 2016).

Заключение

Одним из перспективных направлений развития современных городов является концепция умного города, технологической базой развития которой являются цифровые технологии. Важнейшим фактором успешной реализации данной концепции является институциональный механизм формирования умного города, способствующий реализации того или иного варианта развития проектов в области цифровизации городской среды, в зависимости от отдельных характеристик институциональной среды той или иной территории. Как показывает опыт реализации проектов в области цифровизации городской среды, одним из перспективных направлений для повышения эффективности проектов в области формирования умных городов является развитие инклюзивных институтов, способствующих вовлечению населения в процессы принятия решений в сфере развития городской среды.

Теоретическая значимость настоящего исследования заключается в развитии теории институционального анализа и инструментария управления современными городами в условиях формирования цифрового общества. Практическая значимость настоящего исследования заключается в возможности их использования органами государственного управления, муниципальными властями при реализации политики в области цифровизации городской среды. Кроме того, полученные результаты имеют большое значение для других заинтересованных сторон реализации проектов умных городов, включая технологические компании, научно-исследовательские организации и общество в целом.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Ojo, A., Curry, E., Janowski, T., & Dzhusupova, Z. Designing Next Generation Smart City Initiatives: The SCID Framework. // Transforming City Governments for Successful Smart Cities, 2015, p. 43–67. doi:10.1007/978-3-319-03167-5_4
2. AlAwadhi, S., & Scholl, H. J. (Jochen). Aspirations and Realizations: The Smart City of Seattle // 2013 46th Hawaii International Conference on System Sciences, 2013, p. 1695-1703. doi:10.1109/hicss.2013.102
3. Macke, J., Casagrande, R. M., Sarate, J. A. R., & Silva, K. A. (2018). Smart city and quality of life: Citizens’ perception in a Brazilian case study // Journal of Cleaner Production, 2018, 182, p. 717–726. doi:10.1016/j.jclepro.2018.02.078
4. Van den Bergh, J., & Viaene, S. Unveiling smart city implementation challenges: The case of Ghent // Information Polity, 2016, 21(1), 5–19. doi:10.3233/ip-150370
5. Lee, J. H., Phaal, R., & Lee, S.-H. An integrated service-device-technology roadmap for smart city development // Technological Forecasting and Social Change, 201, 80(2), 286–306. doi:10.1016/j.techfore.2012.09.020
6. Jin, J., Gubbi, J., Marusic, S., & Palaniswami, M. An Information Framework for Creating a Smart City Through Internet of Things // IEEE Internet of Things Journal, 2014, 1(2), 112–121. doi:10.1109/jiot.2013.2296516
7. Lee, J., & Lee, H. Developing and validating a citizen-centric typology for smart city services // Government Information Quarterly, 2014, 31, p. 93–105. doi:10.1016/j.giq.2014.01.010
8. Cardullo, P., Kitchin, R. Being a ‘citizen’ in the smart city: up and down the scaffold of smart citizen participation in Dublin, Ireland // GeoJournal, 2019, 84, p. 1–13. https://doi.org/10.1007/s10708-018-9845-8
9. Colding, J., & Barthel, S. An urban ecology critique on the “Smart City” model // Journal of Cleaner Production, 2017, 164, p. 95–101. doi:10.1016/j.jclepro.2017.06.191
10. Ahvenniemi, H., Huovila, A., Pinto-Seppä, I., & Airaksinen, M. What are the differences between sustainable and smart cities? // Cities, 2017, vol. 60, p. 234–245. doi:10.1016/j.cities.2016.09.009
11. Li, Y., Dai, W., Ming, Z., & Qiu, M. Privacy Protection for Preventing Data Over-Collection in Smart City // IEEE Transactions on Computers, 2016, 65(5), 1339–1350. doi:10.1109/tc.2015.2470247
12. Hashem, I. A. T., Chang, V., Anuar, N. B., Adewole, K., Yaqoob, I., Gani, A., … Chiroma, H. The role of big data in smart city // International Journal of Information Management, 2016, 36 (5), 748–758. doi:10.1016/j.ijinfomgt.2016.05.002
13. Van Waart, P., Mulder, I., & de Bont, C. A Participatory Approach for Envisioning a Smart City // Social Science Computer Review, 2016, 34(6), 708–723. doi:10.1177/0894439315611099
14. Snow, C. C., Håkonsson, D. D., & Obel, B. A Smart City Is a Collaborative Community // California Management Review, 2016, 59(1), 92–108. doi:10.1177/0008125616683954
15. Petrolo, R., Loscrì, V., & Mitton, N. Towards a smart city based on cloud of things, a survey on the smart city vision and paradigms // Transactions on Emerging Telecommunications Technologies, 2015, 28(1), pp. 2931-2933. doi:10.1002/ett.2931
16. Huston, S., Rahimzad, R., & Parsa, A. “Smart” sustainable urban regeneration: Institutions, quality and financial innovation // Cities, 2015, 48, p. 66–75. doi:10.1016/j.cities.2015.05.005
17. Shelton, T., Zook, M., & Wiig, A. The “actually existing smart city” // Cambridge Journal of Regions, Economy and Society, 2014, 8(1), 13–25. doi:10.1093/cjres/rsu026
18. Bergh, J. V. den, & Viaene, S. Key Challenges for the Smart City: Turning Ambition into Reality // 2015 48th Hawaii International Conference on System Sciences, 2015, p. 2385-2394. doi:10.1109/hicss.2015.642.
19. Попов Е.В., Семячков К.А., Файрузова Д.Ю. Социотехнологические драйверы развития цифровой экономики // Вестник УрФУ. Серия: Экономика и управление. 2019. Т. 18. № 1. С. 8-26.
20. Crivello, S. Urban Policy Mobilities: The Case of Turin as a Smart City // European Planning Studies, 2014, 23(5), 909–921. doi:10.1080/09654313.2014.891568
21. Ramírez de la Cruz, E. E. Local Political Institutions and Smart Growth // Urban Affairs Review, 2009, 45(2), 218–246. doi:10.1177/1078087409334309
22. Daron Acemoglu, James A. Robinson. Why nations fail: the origins of power, prosperity, and poverty. – N.Y., 2012.
23. Плотников В.А., Жигунов В.П. Институты и их влияние на экономический рост // Известия Юго-Западного государственного университета. 2014. № 5 (56). С. 170-178.
24. Shelton, T., & Lodato, T. Actually existing smart citizens // City, 2019, 23, 35–52. doi:10.1080/13604813.2019.1575115
25. Истомин С.В. Природа институционального механизма // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 1 (139). С. 46-52.
26. Залозная Г.М., Таспаев С.С. Роль институционального механизма в функционировании российской экономики // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2006. № 3 (11). С. 114-117.
27. Салыев В.Р. К вопросу о типологии и классификации институциональных механизмов // Вестник Белгородского университета потребительской кооперации. 2006. № 4 (19). С. 122-126.
28. Жук С.И. Институциональный механизм как инструмент координации хозяйственной деятельности // Социально-экономические и технические системы: исследование, проектирование, оптимизация. 2009. № 50. С. 16-23.
29. Лебедева, Н.Н. Институциональный механизм экономики: сущность, структура, развитие / Н.Н. Лебедева. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003. – 326 с.
30. Мигунов Р.А. Институциональный механизм как категория экономической теории // В сборнике: Научно-технический прогресс в сельскохозяйственном производстве Сборник докладов XII Международной научно-практической конференции молодых учёных. В 2-х томах. 2017. С. 161-166.
31. Закирова Э.О. Формирование институционального механизма управления инновационной деятельностью // Вестник ВЭГУ. 2011. № 6 (56). С. 133-137.
32. Попов Е.В., Семячков К.А. Инструментарий развития цифровых технологий в государственном секторе // Региональная экономика: теория и практика. 2018. Т. 16. № 7 (454). С. 1320-1337.
33. Подгорнова Е.В. Подходы к формированию институционального механизма инновационного развития регионов // Актуальные вопросы экономических наук. 2009. № 8-1. С. 99-104.
34. Кочетков С.В., Семенова Е.Г., Будагов А.С., Кочеткова О.В. Институциональный механизм экономики инноваций // Экономическое возрождение России. 2016. № 2 (48). С. 128-134.