Анализ состояния исследований в области управления экономическими конфликтами в эпоху цифровой экономики

Иванова С.А.
Analysis of researches in the economic conflict management in the digital economy era - View in English

 Скачать PDF | Загрузок: 1

Аннотация:
Представлен анализ современного состояния исследований в области управления экономическими конфликтами с точки зрения устойчивого развития общества в современной парадигме цифровой экономики. Выделены две исследовательские задачи – анализ состояния исследований развития экономической конфликтологии; определение влияния управления экономическими конфликтами на устойчивое социально-экономическое развитие общества в современной парадигме цифровой экономики. Акцентируется внимание на механизмах планирования противодействия конфликтам (конфликтно-резистентное проектирование), способствующих устойчивому социально-экономическому развитию общества. Обосновано, что устойчивое экономическое планирование в условиях цифровизации экономики является перспективным направлением экономической научной мысли. Необходимо научное обоснование, разработка и систематизация подходов к конфликтно-резистентному планированию и управлению экономическими конфликтами в условиях применения технологий цифровой экономики.

JEL-классификация:

Цитировать публикацию:
Иванова С.А. Анализ состояния исследований в области управления экономическими конфликтами в эпоху цифровой экономики // Креативная экономика. – 2020. – Том 14. – № 5. – С. 671-684. – doi: 10.18334/ce.14.5.110180

Ivanova, S.A. (2020) Analysis of researches in the economic conflict management in the digital economy era. Kreativnaya ekonomika, 14(5), 671-684. doi: 10.18334/ce.14.5.110180 (in Russian)

Приглашаем к сотрудничеству авторов научных статей

Публикация научных статей по экономике в журналах РИНЦ, ВАК (высокий импакт-фактор). Срок публикации - от 1 месяца.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241




Введение

Противоречивость интересов основных участников процессов производства, распределения и потребления благ предопределяет конфликтные ситуации. Нередко природу экономического конфликта рассматривают в узком смысле, обращая внимание на конфликты личных и закрепленных профессией интересов. Однако экономические и моральные ценности, принципы цифрового общества здесь важны в равной степени. Учитывая, что цифровая экономика способствует развитию новых моделей бизнеса и хозяйственных взаимоотношений, для общества становятся актуальными вопросы управления экономическими конфликтами в условиях цифровизации.

Анализ работ российских и зарубежных ученых продемонстрировал недостаточную проработанность вопросов, посвященных проблемам формирования и развития конфликтов, вызванных экономическими факторами, с учетом новых цифровых тенденций. Это позволило нам предположить, что в настоящее время отсутствует системное обоснование теоретико-методологических подходов к исследованию процессов управления экономическими конфликтами с точки зрения устойчивого развития общества в эпоху цифровой экономики.

В этой связи возникает необходимость постановки следующих задач исследования:

· анализ состояния исследований развития экономической конфликтологии;

· определение влияния управления экономическими конфликтами на устойчивое социально-экономическое развитие общества в современной парадигме цифровой экономики.

Научная новизна видится в обосновании необходимости стратегического подхода к экономической конфликтологии в условиях цифровой экономики.

В процессе исследования применялся системный подход к анализу негативных последствий социально-экономических конфликтов в условиях использования цифровых технологий. Методы анализа и синтеза позволили выделить основные конфликты интересов экономических агентов и их групп в условиях перехода к цифровизации экономики. Применение методов обобщения, анализа причинно-следственных связей и сравнительного анализа дало возможность определить влияние управления экономическими конфликтами на устойчивое социально-экономическое развитие общества.

Состояние исследований развития экономической конфликтологии

Проблемам управления экономическими конфликтами разного уровня, выявлению особенностей их формирования и развития посвящены работы известных зарубежных и российских ученых. Одним из первых специалистов, обративших внимание на тему конфликтов в экономике, был Ф.И. Эджуорт (конец XIX – начало XX в.) – английский экономист и статистик. На основе «кривых безразличия» он обосновал применимость математических приемов для анализа конфликтов в экономической сфере. С 1960-х годов ХХ века исследования конфликтов в экономическом поведении становятся регулярными (Й. Галтунг, Л. Козери, П. Бурдьё, Р. Дарендорф, К. Боулдинг, А. Турен и др.) и не теряют своей актуальности по сей день [1, 2, 3] (Burdyo, 1993; Darendorf, 1994; Glukhova, Timofeeva, 2016).

Один из основных методологических подходов (марксистская точка зрения) связан с анализом социальных конфликтов через призму «конкуренции» [4, с. 25] (Naugolnyh, 2014). В данном случае любое соглашение между сторонами сделки противопоставляется остальным заинтересованным участникам рынка, подталкивая всех к конфликтным стратегиям. Неоклассический подход основан на проявлении крайних форм конкуренции: от соперничества за ресурсы до угроз судебного разбирательства и грабежа.

С середины 1950-х годов прошлого века принятие решений в конфликтных ситуациях является объектом изучения теории игр [5] (Neyman, 1970). С позиции данной теории основными условиями конфликтной ситуации являются:

· наличие не менее двух игроков, экономические интересы которых не совпадают;

· действия игроков не являются совершенно независимыми.

В 2005 году Нобелевская премия по экономике присуждена американскому экономисту Томасу Шеллингу (Мэрилендский университет) и израильскому математику Роберту Ауману (Иерусалимский университет) «за обогащение нашего понимания природы экономических конфликтов и сотрудничества при помощи аппарата теории игр» [6, 7] (Belyanin, 2006; Shelling, 2007). Они сформировали направление исследований, позволяющее расширить представления о рациональном поведении человека.

Интерес отечественной науки к проблеме развития конфликтологии в целом пришелся на 1990-е гг. и обусловлен становлением демократических институтов в России (А.В. Глухова, А.В. Дмитриев, В.Н. Кудрявцев, В.С. Кудрявцев, Н.Ю. Лапина и др.) [8, 9, 10, 11] (Dmitriev, Kudryavtsev, Kudryavtsev, 1993; Glukhova, 2006; Glukhova, 2000; Lapina, 1998). В современном понимании экономической теории конфликта не допускается примирения интересов конфликтующих сторон. Конфликтное поведение комбинируется с другими кооперативными видами экономической деятельности, предвидится и учитывается сторонами как потенциальная угроза.

Экономическая конфликтология не ограничивается привычными границами экономики: экономические ценности и моральные принципы задействованы здесь в равной степени.

Вместе с тем важен не экономический конфликт сам по себе, а то, как, в чьих интересах, с помощью каких технологий он разрешается. Вопросы исследования процессов генерации и развития конфликтов интересов, поиска возможности их устранения широко обсуждались в начале нулевых в работах Дмитрия Ивановича Дедова и его современников, внесших большой вклад в развитие инструментальной части управления экономическими конфликтами [12] (Dedov, 2004). Ученые Института социологии РАН (А.Н. Чумиков и др.) продвинулись в осмыслении институциональных и организационных аспектов управления социально-экономическими конфликтами. По их мнению, четкая дефиниция общих правил и принципов их разрешения, легитимизация, а также структурирование конфликтующих групп могут снизить социальную напряженность [13] (Chumikov, 1995).

Теоретические и прикладные исследования в области экономической конфликтологии в рамках трансакций представлены в работах наших современников – сотрудников Института экономики Карельского научного центра РАН (В.В. Каргинова и др.) [14] (Karginova, 2014). Авторами не только проанализирована роль институтов в разрешении экономических противоречий, но и обоснована важность треугольника связей «конфликт интересов – институты – трансакционные издержки».

Большинство из обозначенных выше исследований сосредоточено на поиске оптимального поведения в рамках конфликтной ситуации. Перенесение проблем экономической конфликтологии на всю палитру конфликтов, возникающих в процессе создания материальных и нематериальных благ и услуг, порождает существенные противоречия, что указывает на отсутствие в отношении самой дефиниции экономического конфликта «академического консенсуса». Данное понятие рассматривают достаточно узко, с акцентом на межличностных и производственно-деловых конфликтах, а также на конфликтах, возникающих при выполнении противоположно направленных функций [15, 16] (Kilmashkina, 2012; Kilmashkina, 2017). Причина кроется в сложности отношений собственности: в желании обладать ее долей сочетаются потребности в социальном статусе, свободе частной жизни, безопасности, привязанности.

Узкая эмпирическая база, неоднозначность разработок и неопределенность методик выявления и управления конфликтами экономических интересов приводят к затруднению и осложнению реализации процессов социально-экономического развития общества, особенно в условиях внедрения новых цифровых технологий. Их внедрение меняет условия реализации материальных, а также человеческих ресурсов современного общества. Основным фактором развития сегодня является человек, его активность, способность профессионально интегрироваться, разрешать противоречия, преодолевать конфликтные ситуации. Поэтому управление не только экономическими конфликтами, но и выявление и нейтрализация социальных конфликтов, оценка конфликтно-устойчивых состояний электронно-цифрового общества являются инструментами повышения эффективности функционирования экономики [17] (Kulagina, 2019).

Влияние управления экономическими конфликтами на устойчивое социально-экономическое развитие общества в современной парадигме цифровой экономики

Цифровая экономика формируется в рамках четвертой промышленной революции и представляет собой переход общества к цифровой форме операций. Теория информационной экономики и информационного общества получила широкое распространение, в первую очередь в западной экономической науке, в частности в экономических исследованиях Х. Вэриан, Ф. Махлуп, Дж. Нейсбит, М. Спенс, Дж. Стиглер, К. Шапиро, К. Эрроу и др. Вызванные информационной революцией и глобализацией трансформационные процессы, их экономические и социальные последствия рассматривались также нашими соотечественниками: Е.Ф. Авдокушкиным, Р.С. Гринбергом, А.И. Колгановой, Р.М. Нуреевым, Д.Е. Сорокиным, К.А. Хубиевым и другими авторами [18] (Marsh, 2015). В узком смысле цифровая экономика представляет собой экономическую деятельность, построенную на основе электронной коммерции и электронного денежного обмена. В широком понимании – это система экономических отношений в сфере общественного производства товаров и услуг техноцифровой формы существования [19] (Vetrova, 2018).

В нашей стране основы цифровизации заложены в национальной программе «Цифровая экономика Российской Федерации» [20]. С одной стороны, цифровая эпоха несет в себе максимальный эффект для бизнеса и граждан. С другой, предполагает существенные изменения структуры работников, осуществляющих информационную деятельность, что ведет к трансформации всей системы социально-экономических отношений общества, возникновению новых форм зависимости и конфликтов [21, с. 486] (Orlov, 2019). Во-первых, возрастает потребность в реализации новых цифровых образовательных, научно-информационных ресурсов, повышается спрос на ИТ-специалистов, способных эффективно реализовывать цифровые услуги (в нашей стране их доля составляет 2,5%, что почти в два раза ниже, чем в США [20]), высвобождаются кадры, осуществляющие механический труд. Во-вторых, формируются новые социально-трудовые противоречия, происходит их количественный рост, что приводит к появлению новых социальных вызовов и усилению роли устойчивых социальных образований (социально-политических сообществ, клубов, общин, группировок и т.д.), требующих глубокого осмысления и научного обоснования [22, с. 30] (Kleyner, 2020).

Ключевые технологии, лежащие в основе цифровой экономики, генерируют новые направления экономического роста, создавая новые сферы экономической деятельности, стимулируя производственную эффективность и расширяя возможности потребления. В результате открываются новые возможности для развития новой модели управления процессами распределения экономических ресурсов [23] (Maksyutina, Golovkin, 2017). В то же время остается непроработанным и дискуссионным вопрос влияния цифрового фактора на изменение экономического поведения по поводу распределения данных ресурсов и контроля над ними, выявления его предпосылок, особенностей и последствий проявления. Теоретико-методологические основы исследования и обоснования направлений трансформации конфликта экономических интересов в цифровую эпоху находятся пока в стадии формирования. Апробированная методика оценки экономических конфликтов с учетом новых цифровых тенденций в настоящее время отсутствует.

При этом следует отметить особую потребность в исследованиях, сориентированных на совершенствование анализа тех сфер деятельности, которые более перспективны с точки зрения масштабов воздействия на экономику страны в целом. Учитывая то, что производства, завязанные на «Индустрии 4.0», полностью меняют привычные бизнес-процессы и хозяйственные взаимоотношения, вопросы устойчивого развития становятся особенно актуальными для обществ с использованием цифровых нововведений.

На Конференции ООН в 1992 году была принята Концепция устойчивого развития (Концепция), ориентированная на соблюдение баланса между решением социально-экономических проблем и сохранением компонентов природной среды. Более того, приоритеты инвестиционной и научно-технической политики, институциональные изменения, комфортная и безопасная среда увязаны между собой, призваны отвечать актуальным интересам современности и укоренять нынешний и формировать будущий потенциал для удовлетворения человеческих потребностей [24]. Содержание, инструменты реализации и институциональные условия Концепции неоднократно обсуждались российскими учеными и международным научным сообществом. В опубликованных работах таких авторов, как Андерсон М., Бегун Т., Гурьева М., Разгуляев В. и др., рассмотрены вопросы терминологии, цели, основные направления и задачи концепции устойчивого развития. Основные стратегии реализации инициатив устойчивого развития на макро-, мезо- и микроуровне исследовали Дроздов В., Кондаурова Д., Матросов В., Турова А., Панова С. и др. Проблемы оценки уровня устойчивости мезоэкономических систем на региональном уровне были исследованы Аганбегяном А.Г., Балышковым Н., Гранбергом А.Г., Иваницкой И., Лихачевой Т., Татаркиным А.И. и др., а также авторитетными учеными-регионалистами: Айзардом У., Будвилем Ж.-Р., М. Портером, Х. Ричардсоном и др.

Значительный вклад в развитие концепции устойчивого развития вносится коллективами российских научно-исследовательских организаций:

1. Институт системного анализа РАН ведет научные работы в сфере пространственного развития, развивает методологию и инструментарий системного анализа процессов формирования и развития макрорегионов.

2. Институт экономики РАН исследует проблемы глобализации и региональной интеграции, разрабатывает предложения по вопросам госрегулирования регионального развития.

3. ФГБУ «ВНИИ Экология» в рамках реализации целей устойчивости большое внимание уделяет изучению экологических проблем.

4. Институт проблем региональной экономики РАН изучает вопросы трансформации пространственного развития на региональном уровне в контексте инновационной составляющей.

5. Центральный экономико-математический институт РАН проводит исследования по вопросам социально-экономического развития и институциональных изменений региональных систем, моделирования процессов на мезоуровне.

За последние десятилетия концепт устойчивого развития учитывался при формировании законодательства правительствами разных стран, менялись институциональные основы, условия и правила ведения бизнеса. Революционизировали и приоритеты самой концепции. В 2015 году Генеральной Ассамблеей ООН обозначено 17 ключевых целей устойчивого развития, направленных на решение трех блоков проблем: экономические, социальные и экологические [25]. В рамках теории устойчивого развития проводились исследования по вопросам формирования институциональных условий сбалансированного пространственного развития, оценки эколого-экономической эффективности, экологической устойчивости городов [26]. Однако полномасштабная реализация концепции устойчивого развития стала возможна благодаря цифровым решениям, которые способствовали улучшению сотрудничества, обмена информацией и изменению процесса производства с акцентом на регенерации ресурсов. Это обосновывает значимость цифровой трансформации экономики в качестве жизненно важной стратегии для достижения цели устойчивости и роста уровня жизни в целом.

Несмотря на внимание исследователей к проблеме устойчивого развития экономики, регулирования социально-экономических процессов территорий, не определены единые концептуальные основы, способствующие интегрировать положения теории управления устойчивым развитием в эпоху цифровых технологий. В этой связи теория устойчивого развития в рамках парадигмы цифровой экономики и перехода к четвертой промышленной революции, анализ возможных социо-эколого-экономических эффектов, сопровождающих глобальную реализацию концепции цифровой экономики в долгосрочной перспективе, требует основательного осмысления. Это еще раз указывает на актуальность вопросов устойчивого развития в эпоху цифровизации и требует поиска новых форм и технологий управления экономическими конфликтами, адекватных современным условиям.

Более того, необходима не только методологическая проработка проблем формирования и развития управления экономическими конфликтами, идентификация факторов, условий и критериев генерации экономических конфликтов, но и систематизация и обоснование подходов в отношении синтеза и анализа механизмов планирования противодействия конфликтам (конфликтно-резистентного планирования). Конфликтно-резистентное планирование – системный документ программного характера, направленный на борьбу с экономическим конфликтами и их предупреждение.

Комплекс указанных научных проблем укладывается в предметную область новой научной дисциплины и оригинального научного направления – конфликтно-резистентное планирование с собственным специфическим подходом, методологией и наработанным инструментарием.

Заключение

Для российской научной школы устойчивое экономическое планирование в условиях цифровизации экономики – чрезвычайно перспективное направление экономической научной мысли, находящееся в русле магистральных тенденций развития современной мировой науки.

Исследование конфликтно-резистентного планирования при переходе к цифровой экономике носит междисциплинарный характер, включая пограничные области знания: философии, социологии, психологии, институционального направления в экономике, мезоэкономического развития и др. Например, с учетом целей устойчивого развития и появлением новых возможностей, обусловленных цифровыми решениями, зародилась экологически, экономически и социально эффективная модель циркулярной экономики [27] (George, Brian, Chen, 2015), теоретические и практические аспекты которой в России пока остаются недостаточно изученными.

К настоящему времени фундамент данного «молодого» для России научного направления находится в стадии формирования, содержание понятия «конфликтно-резистентное планирование» пока окончательно не оформилось. Назвать прямых конкурентов по данному научному направлению не представляется возможным.

В этой связи возникает необходимость всестороннего анализа, научного обоснования, разработки и систематизации подходов к конфликтно-резистентному планированию и управлению экономическими конфликтами в условиях применения технологий цифровой экономики, реализация которых обеспечивает приращение устойчивости и сбалансированности развития, создание новых центров экономического роста.



Издание научных монографий от 15 т.р.!

Издайте свою монографию в хорошем качестве всего за 15 т.р.!
В базовую стоимость входит корректура текста, ISBN, DOI, УДК, ББК, обязательные экземпляры, загрузка в РИНЦ, 10 авторских экземпляров с доставкой по России.

creativeconomy.ru Москва + 7 495 648 6241



Источники:
1. Бурдьё П. Социология политики. / Пер. с фр. - М.: Socio-Logos, 1993. – 336 c.
2. Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социологические исследования. – 1994. – № 5. – c. 142.
3. Глухова А.В., Тимофеева Л.Н. Российская политическая конфликтология: состояние и проблемы // Политическая наука. – 2016. – № 2. – c. 13-37.
4. Наугольных В.В. Взаимодействие власти и бизнеса на современном этапе: конфликтологический аспект // ПОИСК: Политика. Обществоведение. Искусство. Социология. Культура. – 2014. – № 6(47). – c. 15-23.
5. Нейман Дж. фон. Теория игр и экономическое поведение. - М.: Наука, 1970. – 707 c.
6. Белянин А.А. Томас Шеллинг, Роберт Ауман и теория интерактивных взаимодействий (Нобелевская премия 2005 г. по экономике) // Вопросы экономики. – 2006. – № 1. – c. 4-21.
7. Шеллинг Т. Стратегия конфликта. - М.: ИРИСЭН, 2007. – 366 c.
8. Дмитриев А.В., Кудрявцев В.Н., Кудрявцев В.С. Введение в общую теорию конфликтов. / Ч. 1. Юридическая конфликтология. - М.: ИНИОН РАН, 1993. – 212 c.
9. Глухова А.В. Политические вызовы перед глобальными конфликтами (к феномену «оранжевых революций»). / глава в книге: Региональные конфликты в контексте глобализации и становления культуры мира. - М.: Ставрополь: СГУ, 2006. – 24-40 c.
10. Глухова А.В. Политические конфликты: основания, типология, динамика (теоретико-методологический анализ). - М.: Эдиториал УРСС, 2000. – 280 c.
11. Лапина Н.Ю. Бизнес и политика в современной России. - М.: ИНИОН РАН, 1998. – 119 c.
12. Дедов Д.И. Конфликт интересов. - М.: Волтерс Клувер, 2004. – 288 c.
13. Чумиков А.Н. Управление конфликтом и конфликтное управление как новые парадигмы мышления и действия // Социологические исследования. – 1995. – № 3. – c. 52-53.
14. Каргинова В.В. Преодоление конфликтов интересов экономических субъектов: роль трансакционных издержек. / дис. … канд. экон. наук: 08.00.01. - С.-Петерб, 2014. – 197 c.
15. Кильмашкина Т.Н. Конфликтология. / Учебник. - М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2012. – 287 c.
16. Кильмашкина Т.Н. Сущность, содержание и преодоление экономического конфликта и экономического кризиса в современной России // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. – 2017. – № 3(43). – c. 122-128.
17. Кулагина П.Ю. Показатели оценки социально-трудовых конфликтов современной организации // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. – 2019. – № 1(75). – c. 164-167.
18. Марш П. Новая промышленная революция. Потребители, глобализация и конец массового производства. - М.: Изд-во Института Гайдара, 2015. – 420 c.
19. Ветрова М.А. Обоснование стратегических и операционных решений предприятий в условиях перехода к циркулярной экономике. / дис. … канд. экон. наук 08.00.05. - С.-Петерб, 2018. – 220 c.
20. Об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации»: Распоряжение Правительства РФ от 28 июля 2017 года №1632-р. Официальный сайт Правительства РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/docs/28653 (дата обращения: 14.04.2020).
21. Орлов М.О. Конфликтогенный потенциал социальной коммуникации в цифровую эпоху // Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология. – 2019. – № 3. – c. 485-496. – doi: 10.21638/spbu17.2019.308 .
22. Клейнер Г.Б. Интеллектуальная экономика цифрового века. цифровой век: шаги эволюции // Экономика и математические методы. – 2020. – № 1. – c. 18-33. – doi: 10.31857/S042473880008562-7 .
23. Максютина Е., Головкин А. Неоиндустриализация российской экономики на основе технологий четвертой промышленной революции и развития человеческого капитала // Научно-технические ведомости санкт-петербургского государственного политехнического университета. экономические науки. – 2017. – № 1. – c. 43-52. – doi: 10.18721/JE.10104 .
24. United Nations Conference on Environment and Development. The Earth Summit. June 3–14, 1992
25. Цели в области устойчивого развития. Un.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/sustainable-development-goals (дата обращения: 22.04.2020).
26. Доклад о человеческом развитии в Российской Федерации. Цели устойчивого развития ООН и Россия. Ac.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://ac.gov.ru/files/publication/a/11068.pdf (дата обращения: 24.04.2020).
27. George D., Brian C., Chen Y. A circular economy model of economic growth // Environmental Modelling and Software. – 2015. – p. 60-63. – doi: 10.1016/j.envsoft.2015.06.014.